monolit-zao.ru
Категории
» » Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

Найди партнёра для секса в своем городе!

Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту
Лучшее
От: Shakagore
Категория: Блондинки
Добавлено: 15.05.2019
Просмотров: 6999
Поделиться:
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

Секс Машина Выебала Блондинку С Большими Сиськами Во Все Щели | Уникальные Новинки Русского Порно Ви

Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

Порно Блондинку Трахают Вдвоем

Большые Сиськи В Эротическом Бюстгалтере

Блондиночка Элса Джин И Большой Член Дяди

В конце концов, в таком районе это просто небезопасно — мало ли кто может прятаться в полутьме? Квартиру под номером сорок пять он нашел, как и ожидалось, на пятом этаже.

Остановился перед дверью, зачем-то поправил галстук, глубоко вздохнул — и обнаружил, что волнуется. Хмыкнул — и постучал. Приехал он на полчаса раньше, за что наверняка получит бонус в виде полуголой Лили Смит, мечущейся по квартире. А запахом на лестничной клетке можно пренебречь. Дверь открылась, и приветствие замерло у него на губах.

Рыжий бесенок с зелеными и удивительно нахальными глазами смотрел на него снизу вверх, склонив встрепанную головку на плечо и куря при этом длинную и тонкую сигарету в длинном и тонком мундштуке. Брюс давно уже не бывал в таких квартирах. Пожалуй, даже успел забыть, что в таких квартирах живут люди. В гостиной не могло поместиться много мебели, поэтому и стояли здесь лишь низенький диванчик, кофейный столик, абажур и стул.

Пол устилали яркие индейские ковры, и это придавало крошечной комнате шарм. Он поспешно повиновался — и утонул в мягких подушках так, что колени оказались прижаты к груди. В такой позиции и захочешь — не повыпендриваешься. Просто на всех без исключения снимках вы улыбаетесь. Создается впечатление, что вы либо полностью счастливый человек….

Голос Лили донесся откуда-то сзади, и Брюс отчаянно завертелся, борясь с притяжением земли и дивана. Наконец ему удалось схватиться за более-менее твердый подлокотник и встать. Нужно вернуться на свою территорию, туда, где он сам диктует правила игры…. В этот момент дверь распахнулась, и на пороге возникло Видение.

Алый шелк переливался, стекая по соблазнительным изгибам тела. Стройные загорелые ноги казались еще стройнее благодаря высоким каблукам. Художественно растрепанные темные волосы выглядели так, будто хозяйка только что поднялась с постели. Глаза блестят, румянец окрасил скулы, а губы — к этим губам хочется немедленно припасть долгим и страстным поцелуем, наплевав на рыжую Сэнди, вечеринку у Шеймаса и весь остальной мир… В горле у Брюса пересохло.

Обычно я стараюсь не подпускать ее к гостям в свое отсутствие, но сегодня она вырвалась. Сэнди довольно хмыкнула и неожиданно подмигнула Брюсу. Тот заметил это лишь краем глаза, потому что глаз не сводил с Лили. Почва заколебалась под ногами, и Брюс поспешил перевести разговор на более приземленные и простые истины. Если его, конечно, еще не разобрали на сувениры. Она прошла на кухню, и Брюс проводил ее совершенно крокодильим взглядом. Это же надо, какие бедра! Нас ждет прекрасный вечер. Я в этом совершенно уверен.

К тому же, похоже, я буду сегодня самым счастливым мужчиной на свете. Лили, детка, помни одно: А вы будьте паинькой, Брюс Кармайкл. И все обошлось, лимузин стоял на месте, урча мотором, а подозрительные подростки, сидевшие вдоль стены дома на корточках, и ухом не повели, когда Брюс и Лили величаво выплыли из подъезда. Вероятно, потому, что были малость глуховаты — на всю улицу ревел и бухал здоровенный магнитофон.

Джои, шофер и охранник Брюса, с улыбкой распахнул перед Лили дверцу. Джои раньше служил в спецназе, хотя по его виду этого никак сказать было нельзя — довольно щуплый, смуглый пуэрториканец с волосами, забранными в конский хвост. Брюс прекрасно знал, как обманчив этот облик, потому что видел Джои пару раз в деле. Точнее, это сильно сказано — видел, ничего как раз было не видно, только стремительные, словно размытые движения, в результате которых четверо наиболее агрессивно настроенных фанатов, прорвавшихся сквозь оцепление, остались лежать в тенечке, бережно прижимая руки к наиболее уязвимым частям своего тела….

Джои явно оценил Лили, потому что не просто придержал дверцу, а еще и помог девушке сесть, что неожиданно вызвало в Брюсе приступ легкой ревности.

Наконец они оказались в прохладной безопасности салона, и Брюс слегка расслабился. Я не специалист и даже не любитель. Я полюбил мартини с яблочным соком, потому что можно спокойно налить чистого сока и жить припеваючи. Яблоко напрочь отбивает вкус алкоголя, это все знают, и потому никто вас не заподозрит.

Я понимаю, почему она задала вам этот вопрос. И он, как правило, всегда настолько безупречен, что нам невольно хочется узнать про вас что-то приземленное. Что надеваете на ночь. Болит ли у вас голова. Я еду в лимузине на частную вечеринку в компании парня с глянцевой обложки. Я тоже буду задавать вам вопросы. Моя жизнь вся, как на ладони, хотя обо мне никогда не писали в таблоидах. Честно говоря, мне даже хотелось бы иметь парочку скелетов в шкафу, но на поверку оказывается, что там завалялись всего лишь старые плюшевые мишки да кролик с оторванным ухом.

В детстве вы играли мишками и кроликами. Она безумна, как Мартовский Заяц и Шляпник в одном флаконе. Но она мой лучший друг. Это нетипично для американки. Хорошо, а кроме Сэнди? Думаю, у вас много друзей. Я выросла в маленьком городке, там все друг друга знают. У нас была своя банда. Развлечений никаких, всего один кинотеатр. В детстве у меня было много друзей.

Думаю, большинство из них остались ими. Здесь не так легко найти друзей. Джули, женщина, которая помогла мне устроиться на работу и заняться моим маленьким бизнесом. Две подружки в Сети. Да, и Сид, конечно! Это совсем не то, что вы подразумеваете. Сид мне в дедушки годится. Он… он очень интересный человек. Я таких не встречала. Брюс задумчиво отпил из бокала.

Она еще очень молода, эта немыслимая Лили Смит. На самом деле компромиссы есть всегда. Просто некоторые жестче, а некоторые — мягче…. Некоторое время Лили с тревогой наблюдала за мрачным выражением лица Брюса. И угораздило же ее заговорить про Сида! Хотя… опомнись, Лили Смит, ведь у вас же не настоящее свидание.

Какое дело Брюсу Кармайклу до упрямого старика, всю жизнь прослужившего в полиции и так и не смирившегося с ложью и двуличием этого мира? Потом мысли ее плавно перетекли к собственным рукам.

Накладные ногти сияли идеальным блеском, хотя ощущение от них было неприятное. Точь-в-точь как земля, набившаяся под собственные ногти. Что делать, красота требует жертв. Ее собственные ногти безвозвратно загублены во время посадок и прополки…. Она снова посмотрела на Брюса. Он сидел и хмурился своим мыслям. Лили кашлянула — и на красивом лице Прекрасного Принца появилось чуть более осмысленное выражение.

Впрочем, Шеймас хороший дядька. И вы ему явно понравитесь. Что там, он будет очарован. Но ведь обратиться за помощью ко мне было бы проще. Вы и в самом деле оказываете мне громадную услугу.

Раздобыть приглашение и набраться смелости его принять — не одно и то же. Одна бы я не рискнула. А попасть на такую вечеринку — получить шанс продвинуться чуть дальше, чем просто… поливать цветочки в чужих хоромах.

Не сочтите за бахвальство, но все подобные мероприятия для меня давно уже стали рутиной. Поймите, Лили, это моя работа. И она совсем не так проста, как может показаться. Нет, упаси бог, я не сравниваю свою профессию с профессией шахтера или пожарника, но… конечно, в каком-то смысле я счастливый сукин сын, завтракаю с кинозвездами, обедаю с медиамагнатами. Но на самом деле отнюдь не так уж просто выглядеть безмятежно счастливым двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

Иногда начинаешь забывать, как на самом деле выглядишь в зеркале. Чистишь зубы — и невольно принимаешь позу. Как там у Мадонны? Появись я сегодня с моделью, с актрисой, с какой-нибудь светской львицей — все было бы как всегда. Стандартные фото, пара вопросов от одного издания, пара от другого, вал ленивых и тщательно отобранных сплетен в течение недели…. На самом деле я буду счастлива быть сегодня такой, какой вы захотите меня увидеть.

С этими словами она машинально коснулась его руки — и оцепенела. Не надо было этого делать, не надо. И уж если сделала, то поскорее отнять руку. А теперь было поздно, чертовски поздно, и все ее тело пронизывали токи, а на скулах все ярче разгорался румянец….

Он неожиданно оказался очень близко, и Лили утонула в этих темных глазах. Голос Брюса стал вкрадчивым. Поцелуй был коротким и обжигающим, а когда она была же на краю гибели от восторга и ужаса, Брюс Кармайкл сидел ровно, улыбался без всякого подтекста, да еще и скорчил смешную рожицу, выражающую раскаяние.

Нельзя пользоваться даже столь сомнительным преимуществом. Полная неспособность держать рот на замке и гениальная способность ляпнуть что-нибудь… эдакое. Она не договорила и пригорюнилась. Что бы ни говорил Брюс Кармайкл, сегодня, как и всегда, он работает. А одно из непременных условий его работы — это умение соблазнить любую женщину. Сказать, что она прекрасна. Что затмит абсолютно всех. Что он впервые в жизни взволнован. И все это совершенно искренне, потому что искренность — это тоже часть его имиджа.

На самом деле это не бал, Брюс — не Прекрасный Принц, а она уж точно не Золушка. Это не имеет никакого значения.

Давайте получать удовольствие от жизни. И я действительно рад, что вы едете со мной. Больше она на это не купится, хотя это чертовски трудно, потому что обаяния у парня море. Надо просто почаще повторять в мыслях: Кентукки, Слипи-таун, девушка, ухаживающая за домашними растениями. И все пройдет просто отлично. Человеку дано знать точно очень немногие вещи. Лили Смит, например, умела допускать вероятность практически всего — кроме одного. Она никогда и ни при каких обстоятельствах не будет вместе с Брюсом Кармайклом.

Сходство с сюжетом Золушки только усилилось, когда лимузин величаво въехал в высоченные кованые ворота. Еще бы пару стражников с алебардами — но этот механизм подчинялся пошлой электронике.

Далее дорога пролегала сквозь красивый и ухоженный парк. Идеальные газоны, геометрически правильные кусты и деревья, выгодно размещенные цветовые пятна клумб. Не слишком оригинально, но дорого и элегантно. Садовников здесь наверняка целый батальон, а уж сколько это все может стоить, лучше и не думать. Над ее плечом раздался голос Брюса, и Лили не подпрыгнула от неожиданности только могучим усилием воли. В нем двадцать две спальни, не считая гостевого домика.

Шеймас и ему подобные снимают дом для больших приемов и пафосных тусовок. О чем вы думаете? Она думает о том, что между ними сейчас не больше десяти сантиметров, о том, что она ощущает жар его тела, а также о том, что ей сейчас тоже предстоит работа.

Не упасть в грязь лицом. Шеймас будет наблюдать за ней. А еще здесь будет Джереми. Лили хихикнула, прекрасно зная, что напоминает при этом смешливую школьницу.

Вот так запросто — не обращать внимания на Ширли Бэнкс! Между тем Брюс серьезно продолжал:. На вас уставятся все мужики, а уж дамы и вовсе не спустят глаз. И Ширли будет в первых рядах. Она вбухивает в свою внешность столько денег, что просто не может себе позволить не обратить на вас внимания. В этот момент дорога резко свернула за поросший лилиями холм — и перед ними открылся Дворец. Лили никогда в жизни не видела таких домов.

Домом ли это называть? Особняк — да, дворец — сколько угодно…. Максимум через пару-тройку дней я вас обязательно найду. Его жена Хлоя — клептоманка, однажды на приеме едва не стырившая сумочку у принцессы Дианы.

Не говоря уж об их младшем сыне Бобби, которого выперли из всех частных школ Восточного побережья и из трех закрытых школ Англии — за хроническое неуспевание по всем без исключения предметам. Нужно упомянуть и дочурку Келли, которая уже в шестнадцать лет стала законченной наркоманкой и алкоголичкой, а также самого старшего из детей, Дика, который играет на автоматах и спустил уже три четверти еще не унаследованного им состояния.

Это я к тому, что подонки и придурки встречаются абсолютно в любых социальных слоях. Я обожаю белые носки, ненавижу галстуки, не умею играть на фортепьяно и уже десять лет занимаюсь делом, которое искренне не перевариваю.

Сейчас они тут все поумирают от восторга! Джои распахнул дверцу лимузина и ободряюще пожал заледеневшие пальцы Лили, помогая ей выйти из машины. Еще через секунду рука Брюса властно и небрежно обвилась вокруг ее талии, а потом откуда-то из сумерек донеслись возгласы:. Брюс, для которого это все было абсолютно привычно, не обращал на вопли никакого внимания, и Лили попыталась подстроиться, но в этот момент над самым ее плечом кто-то гаркнул:.

Она машинально обернулась, вспышка ослепила ее, Лили ойкнула и споткнулась. Не поддержи ее Брюс, таблоиды могли бы заполучить шикарную фотку: Мне жаль, что он тебя напугал. С этими словами Брюс стремительно исчез, а она осталась стоять при входе на широкую каменную террасу, окаймляющую весь дом по периметру. Здесь все было увито цветами и флагами, где-то гремела музыка, причем с одной стороны — джаз, с другой — веселенькое диско, так что вместе получалась дикая какофония. Лили в легкой панике посмотрела вслед Брюсу.

Он легко и уверенно лавировал между неестественно стройных женщин и подозрительно холеных мужчин, улыбался, целовал на ходу в щечку, выражал восхищение, кивал, жал руки — он был своим в этом мире гламура и двуличия, желанным гостем, равным среди равных.

Сверкали бриллианты, с ними соперничали идеальные фарфоровые зубы красавиц. Развевались модные лохмотья от Вивиан Вествуд, сверкали раззолоченные туалеты от Версаче и Армани, в воздухе плыл невообразимый коктейль из ароматов, каждый из которых стоил ее полугодового дохода за вычетом платы за квартиру, не будем прибедняться.

Брюс определенно был здесь своим, более того, он был одним из главных. Томные взоры дам — и некоторых как бы мужчин — разом подтянувшиеся фигуры представителей сильного пола, стихающие при его приближении и немедленно возобновляющиеся с новой силой смешки, шушуканье и оживленные разговоры, а кроме того еще один весьма шокирующий факт. Она физически ощущала, как текут, ползут по ней внимательные взгляды.

Мужские — откровенные, нахальные, восхищенные, оценивающие. Женские — озадаченные, почти всегда враждебные, изучающие. За несколько секунд Лили Смит была взвешена, измерена, раздета, одета заново и признана… пока было неясно, каков же окончательный вердикт.

Теперь она лучше понимала то, о чем он говорил по дороге сюда. Это чертовски трудно — постоянно быть в центре внимания. Словно сочный бифштекс в окружении стаи голодных псов. И все эти люди — Лили это чувствовала даже на расстоянии — чего-то хотели от него. Разве она чем-то отличалась от них?

Разве что не напрашивалась сама, но ведь и не отказалась…. Ей нужно срочно выпить, иначе от всех этих взглядов платье слезет с нее вместе с кожей. В тех клубах, куда ее заносило раньше, можно было удрать в туалет, но здесь… черт его знает, где он находится. Кроме того, до него придется идти, идти через всю эту толпу, чувствуя взгляды спиной.

Значит, придется дождаться Брюса. Он придет, и все будет хорошо. А он, как назло, не возвращался. Лили в тоске огляделась вокруг. Все, буквально все кричало, вопило о роскоши в самом прямом ее смысле. Цветы, настоящие шелковые обои на стенах ярко освещенной гостиной, серебряные канделябры, наборный паркет, белоснежный мрамор пола террасы… Ковры и хрусталь, на дальней стене видна картина Моне, и что-то подсказывает Лили, что это не копия.

Шеймас Тидл знал, куда пригласить бомонд. Дюпоны уже два столетия владели всем самым лучшим, это был принцип их существования. Лили выбрала себе единственное подходящее убежище — огромный мраморный вазон с композицией из живых цветов. Интересно, кто ее делал?

Кто бы это ни был, он явно был мастером. Орхидеи были порочны и прекрасны, магнолии туманили голову пряным ароматом, лилии наполняли воздух запахом сладкого тлена, а каллы напоминали край свадебного платья утонувшей Офелии… Во всем этом был скрыт тайный яд, сладость порока, соблазн греха, это была не просто ваза с цветочками, но произведение искусства, исполненное тайного смысла…. Она взяла его под руку, искренне надеясь, что он не заметит ее дрожи, и они пошли сквозь бурлящую и галдящую толпу.

Возможно, Лили прихлебывала мартини несколько чаще, чем того требовал этикет, но ей было необходимо запастись смелостью. Брюс чуть крепче прижал к себе ее локоть.

Лили шепнула, вернее, прокричала ему в ухо:. Тебе такие дома не в диковинку, а у меня ощущение, что я попала прямиком в мультфильм…. Лили, ты удивительно влияешь на меня. Сейчас мне кажется, что я все это вижу впервые. Брюс рассмеялся каким-то своим мыслям, забрал у нее недопитый бокал, небрежно сунув его на поднос пробегавшему мимо официанту, и властно повлек ее в середину танцпола.

Паника вновь захлестнула горло. Тем более когда вокруг все так здорово и изящно двигаются. Наверное, за большие деньги можно купить даже чувство ритма….

Она как раз собиралась сказать Брюсу, что совсем не умеет танцевать, когда он привлек ее к себе — и волшебство началось. Их тела оказались спаянными так тесно, что она чувствовала Брюса всем телом — и это тело немедленно стало легким и невесомым. Он двигался с такой грацией и таким небрежным изяществом, что и Лили стало казаться, что это совсем просто… Надо всего лишь не думать ни о чем, скользить и лететь, повторять все его движения, раствориться в нем….

Только не вздумай расслабиться, довериться первому успеху и пригласить меня на танго. Если совсем не смотреть по сторонам, то можно представить, что они здесь одни. А не смотреть по сторонам еще проще, потому что отрывать взгляд от лица Брюса Кармайкла совершенно не хочется… Увы, ей очень нравится это лицо, хотя она прекрасно знает, что это неправильно. И они танцевали еще, и еще, и еще, а потом Брюс отвел ее в сторонку и поинтересовался:.

Но жить в таком доме мне не хотелось бы. Дюпоны здесь не живут, Шеймас здесь не живет. Здесь вообще нельзя жить. Это же иллюзия дома, а вовсе не место для проживания. Хорошая, дорогая, но иллюзия. Возможно, это и начиналось, как шутка, деловое соглашение или бог знает что еще, но зато теперь я уже точно уверен, что это лучший мой вечер за много лет. Потом они снова пошли танцевать, а когда музыка закончилась, Брюс почему-то не выпустил ее из объятий.

Лили слегка напряглась, но он склонился к ее уху и проворковал, как влюбленный голубь:. Может, скажешь теперь, чего тебе от него надо? Насколько я понимаю, Тидл занимается всем понемногу? Возможно, мои планы расширения сервиса его заинтересуют. Возможно, он соизволит познакомить меня с кем-то еще. Он — Шеймас Тидл с Манхэттена. А я — Лили Смит из Кентукки. Помни о хроническом гастрите и жене-клептоманке.

Досчитай до десяти, спину прямо — вперед. И они двинулись в сторону Шеймаса Тидла. По дороге Лили рассматривала этого удачливого бизнесмена, чьи интересы простирались от варьете до торговли лесом и к чьему мнению прислушивались даже в Конгрессе. За шестьдесят, холеный, но с нездоровой кожей, волосы густые, седые, на висках залысины.

Гастрит заставлял его держаться в форме, однако под белоснежной рубахой навыпуск угадывалось брюшко. На шее у Тидла болталась довольно вульгарного вида золотая цепь со скарабеем, и Лили невольно подумала, что такую грудь — безволосую и дряблую — уже не стоит выставлять на всеобщее обозрение, расстегивая дорогую рубаху чуть не до пупа. Разумеется, Брюс — это ее счастливый билет. Приглашение от Тидла ей достали знакомые знакомых знакомых, но теперь совершенно очевидно, что такой человек не станет слушать какую-то неизвестную девицу, да еще на вечеринке, да еще по поводу бизнес-плана….

Брюс медленно вел Лили через зал, болтая всякую ерунду, чтобы дать ей время успокоиться и расслабиться. Она неплохо держится внешне, хотя рука у нее дрожит. Разумеется, он наводил о ней справки. Реджи и его непонятное рыцарство сами по себе, но в положении Брюса Кармайкла нельзя бросаться в авантюру, не изучив предварительно всех возможных последствий. Все ее рекомендации были очень хороши. А Джереми ван Дайк — просто идиот.

Да, он довольно состоятелен и смазлив, но для мужчины красота — сомнительное превосходство, а собственные деньги он проматывал с завидным упорством. Богатенький золотой мальчик с нулевым IQ и большим членом…. А что это ты так сердишься, дружок? И с каких это пор тебя интересуют чужие члены? Все дело в том, что ван Дайк имел наглость бросить Лили Смит, предварительно, скорее всего, соблазнив ее. А променял он цветочницу Лили на Белокурую Сучку Ширли, которая и в подметки не годится….

Меня зовут Лилиан Смит, мы с вами встречались пару недель назад и вы были столь любезны, что пригласили меня на ваш вечер и согласились обсудить мой бизнес-план и ваше возможное в нем участие.

Шеймас Тидл, старый развратник, с трудом оторвался от созерцания роскошных силиконовых грудей, выпадавших из умопомрачительного декольте знаменитой на весь мир модели и актрисы, что-то весело щебетавшей ему на ухо. Маленькие глазки быстро обежали Лили с ног до головы, и Брюс решительно выдвинулся вперед. Какие люди — и все еще не в Голливуде. Кармайкл-младшенький осиял своим блеском сей скромный вечерок.

Шеймас немедленно уставился на Лили. Выражение его глаз изменилось. После секундной паузы головной компьютер выдал вариант ответа, и Шеймас Тидл просиял самой искренней и нежной улыбкой. У тебя губа не дура. Но я волнуюсь за вас, моя красавица. У Брюса, знаете ли, репутация! Многие матери прячут своих дочерей в чулане, когда он дает интервью по телевизору.

Говорят, в Техасе было уже два случая непорочного зачатия после просмотра. И то, и другое чисто теоретически способно вскружить голову любой женщине. А насчет плана… Сегодня волшебная ночь, давайте оставим скуку бизнеса понедельнику. В десять в моем офисе вас устроит? Обещать могу только одно: Я бы и сам ее с удовольствием увел, но в данном случае мудрость и природный шарм уступают грубой силе молодости и нахальства.

И Шеймас Тидл вернулся к созерцанию роскошных форм, угрожающе нависших над его носом. Я очень благодарна за поддержку и вообще за все, но я могла и сама…. Лили, поверь, я ничего не сделал и ничем не помог.

Возможно, слегка ускорил процесс — за это приношу свои извинения. Ты пойми, Шеймас Тидл — тот еще сукин сын и все такое, но в бизнесе у него свои методы, и они его еще не подводили ни разу.

Кто угодно может попросить его о чем угодно — скорее всего, Шеймас просто пошлет просителя к черту, но если и не пошлет скажем, его о чем-то попросил Президент США , то ни за что не сделает наперекор своему мнению и решению. Насчет тебя он решение принял и сделал это самостоятельно, еще до того, как увидел меня. Кстати, как ты относишься к гремучим змеям?

Лили непонимающе уставилась на него, а Брюс смотрел слегка в сторону. Именно оттуда медленно и настороженно приближалась высокая, худая, голенастая платиновая блондинка с кровавыми губами и ногтями. Бриллианты на ней так и сверкали, все сплошь настоящие да крупные, но в сочетании с ее неестественной худобой производили странное впечатление. Словно скелет обвешали зажженными лампочками. Невесомое меховое боа, тридцать сантиметров белого шелка, тонна ненависти, снобизма и глупости.

Ну да, и к ней прилагается экземпляр мужчины, красивого, но глупого. В принципе, хорошая будет пара…. Оба они целеустремленно скользили сквозь толпу, почему и напоминали гремучих змей. Оба не сводили глаз с Брюса и его спутницы.

Брюс немедленно принял единственно верное решение. Он привлек Лили к себе и решительно поцеловал ее. Совсем не так, как до этого в машине. Брюс поцеловал ее слишком неожиданно и слишком горячо, она просто не успела подключить мозги и прочитать нужные мантры про Кентукки.

А потом стало поздно, да и ни к чему. Жар и огонь раскатились по телу, кровь зазвенела в ушах, ноги постепенно превратились в желе, каждая клеточка ее тела молила о продолжении. Лили покорно закрыла глаза и с удовольствием погибала в объятиях лучшего мужчины на свете.

Сладкий яд тек по жилам, звуки музыки звучали где-то совсем далеко, почему и напоминали музыку небесных сфер…. А потом была яркая вспышка света, и все закончилось. Лили огляделась по сторонам и обнаружила себя все еще на Земле, едва ли не в центре Голубого зала. Прямо перед ней маячило лицо Брюса Кармайкла, и оно выглядело сердитым.

Причина тоже маячила неподалеку — репортер с довольным и нахальным лицом опускал на грудь фотокамеру, чья вспышка и вернула Лили к действительности. Репортер явно радовался своей удаче и хорошему кадру, Брюс — нет. Потому что негоже принцам целоваться с цветочницами, или… Или он тоже испытал нечто, подобное тому, что пережила сейчас Лили Смит? Брюс так и не выпустил ее из объятий, прижал к себе и потащил сквозь толпу. Лили не могла заставить себя перестать прижиматься к нему, но в голове уже крутились предательские и совершенно упадочные настроения.

Она никто, нигде и звать никак. Брюс — бог здешнего мира. То, что он ее целовал, ничего не значит для него и может слишком много значить для нее. Тогда она попадет в зависимость, а каждая американская девушка с рождения знает — нет ничего хуже, чем зависеть от мужчины…. Брюс слишком усердно разворачивал ее в одну и ту же сторону, так что Лили отреагировала совершенно машинально — повернулась в другую.

И увидела Белокурую Дрянь с Джереми на буксире. Парочка находилась в трех метрах от нее, и Лили успела только глубоко вздохнуть прежде, чем Джереми повернулся к ней. Она устояла на ногах, но чуть сильнее стиснула руку Брюса, и он поддержал ее нежно и твердо.

Лили повернула слегка побледневшее лицо к Прекрасному Принцу. Многое становилось понятным, и чувство благодарности смешивалось с разочарованием. Они украсили бы собой любое общество, не будь он так непроходимо глуп, а она — так напряжена. А еще у меня появляется тенденция к засыпанию в самый неожиданный момент.

Ширли не слишком хорошая женщина, лучше держаться от нее подальше. Я просто не понимаю, за что? Я же ей ничего не сделала, наоборот…. Ты так чертовски хороша, на тебя оглядываются все мужики в этом зале — для Ширли это главная опасность. Лили покачнулась и крепче прижалась к Брюсу.

Он рассмеялся и снова повел ее танцевать. Через несколько минут, совершенно успокоившись, она подняла лучистые глаза на своего кавалера. Она даже смутиться не успела своему порыву, потому что вдруг поняла, что голодна, как волк. Брюс взял ее за руку и повел в другой, еще более роскошный зал, где на больших и маленьких столах высились блюда и салатницы, хрустальные графины и икорницы, а бесстрастные официанты накладывали на фарфоровые тарелки самые разнообразные закуски.

Лили и Брюс остановились на блинах с черной икрой, лобстерах в пряном соусе, листьях зеленого салата и каких-то невероятно вкусных кусочках в кляре, о которых можно было с уверенностью сказать только одно — это мясо.

Лили устроилась на удобном диванчике и принялась есть, заодно разглядывая окружающих. Если бы я мог стать сильнее и взять на себя вину, я бы сделал это. Вызвав из памяти эти воспоминания, я сожалею, что это сделал. Linkin Park - Given Up.

Не примешь этого ты! Linkin park - Blackout. Жизнь Джейн предсказуема и безопасна. Ей всего девятнадцать, позади успешно законченный лицей, впереди педагогический колледж, работа под крылом отца, и неизменная комната на втором этаже родительского дома. Будущее тщательно продумано еще до ее рождения. Оно как на ладони, ни малейшей недосказанности или неопределенности вплоть до размера пенсии, льгот и названия курорта, где она будет восстанавливать расшатанные учениками нервы. Так все и было бы, не подвернись случай.

Словом, я решила уходить. Вот это было откровение. Советы по общению со злобными непредсказуемыми малолетками, которые ни в чем не знают меры и беспрерывно испытывают материнское терпение, как нельзя лучше подошли к моему шефу. Итак, вместо того чтобы вести себя с Родом как со старшим по возрасту и рангу, я стала обращаться с ним, как если бы он был шкодливым недорослем. Капризничает, не хочет делать что положено? Заставлю поверить, что это его собственная идея. Головной офис в Нью-Йорке. Генеральный директор зовется Джеком Эбелхаммером.

Основных средств на двести миллионов долларов. Нужен фондовый менеджер не меньше моего калибра. За праздники я, конечно, успею ознакомиться с портфолио, но своих нынешних клиентов буду продолжать пестовать до тех пор, пока Род не подберет мне замену. Официально праздники начинаются лишь по окончании рабочего дня, но офисы опустели: Вернувшись от Рода к себе, обнаруживаю Кэнди на подоконнике, с ногами на моем стуле. Он на тебя насрал, а ты предложила подтереть ему задницу? Что он еще сказал?

Ответить я не успеваю — Кэнди прикладывает палец к губам при виде Криса Бюнса, штатного стервеца, после продолжительного ланча шествующего мимо нас к туалету пузом вперед. Спец по кокаину, Крис умудряется выглядеть одновременно тощим и обрюзгшим. С тех пор как я в вежливой форме дала ему понять, что не интересуюсь содержимым его штанов, сексуальное напряжение между нами уступило место обмену колкостями, а изредка и автоматными очередями — если мне удается увести выгодного клиента у него из-под носа.

Мужики типа Криса считают отказ женщины оскорблением, компенсировать которое надо, как долг стран третьего мира — со сложными процентами. Не парадным входом пролезет, так задним. Ты, часом, в кабинетах у них не предложила убираться?

Род сказал, что премию в этом году никому ни дали. Умнейший ведь экономист среди женщин со времен Мейнарда Кейнса — и верит на слово жуликам.

Они тебя грабят, а ты думаешь, что услугу оказывают. По моему глубокому убеждению, женщинам следует доказать, что у всех знаменитых мужиков имелась ярко выраженная женская струнка. На подготовку к путешествию в Йоркшир к родителям Ричарда ушло больше двух часов. В течение первого Ричард набивает багажник самым необходимым для малыша. Луи XIV в сравнении с Беном путешествовал налегке. Затем наступает момент поиска ключей от короба для вещей, водруженного на крышу машины. Через десять минут все выдвижные ящики в доме разорены, проклятия исчерпаны, и ключи находятся в кармане пиджака Ричарда.

Снова нецензурщина, яростное перекладывание сумок и коробок, нагромождение добра теперь уже без разбору, лишь бы все влезло в багажник: К тому же мы всегда путешествуем с домашним зверинцем для усыпления детей: Пустышки Бена упакованы отдельно не дай бог дед с бабкой увидят! Хомячиха, живой сюрприз для Эмили, пристроена в углу багажника.

Бен и Эмили, накрепко пристегнутые в своих детских сиденьях, похожи на космонавтов; их мирно-родственные стычки очень скоро перерастают в натуральную баталию. В минуту слабости а когда это у меня случалась минута крепости? В результате Эмили, еще четверть часа назад в белоснежной пижамке, сейчас похожа на далматинца с бурым пятном вокруг рта и таких же отметинах во всех прочих местах.

Ричард, одиннадцать с половиной месяцев в году героически безразличный к чистоте и внешнему виду своих отпрысков, вдруг интересуется, почему это дети в таком безобразном состоянии.

Что подумает его мама?! По возможности оттираю Бена и Эмили влажными салфетками. Впереди три часа езды. Машина так перегружена, что вихляет из стороны в сторону. На подступах к Хэтфилду оба наши чада заходятся в фуге воплей и визгов. Я включаю кассету с рождественскими гимнами в исполнении хора Королевского колледжа, и мы с Ричардом по очереди подпеваем. Рич тянет дискантом, я же беру на себя партию Джесси Норман.

Вблизи Питербо-ро, в восьмидесяти милях от Лондона, беспокойная мыслишка продирается сквозь компостную кучу, в данный момент заменяющую мне мозги. У семейства Шетток, как и любого другого, свои рождественские традиции. Одна из них заключается в том, что я покупаю подарки для наших детей, наших двух крестников, я же покупаю подарки для Ричарда, его родителей, его брата Питера, жены Питера Шерил, их троих ребят, а также для дяди Альфа, который неизменно прибывает из своего Мэтлока на раздачу подарков, не пропускает ни одного матча по регби и обожает конфеты с мягкой начинкой, поскольку другие зубы не берут.

За Ричардом подарок для меня — если он не забудет и если наткнется после работы на ночной магазин. Я покупаю оберточную бумагу и ленту, я заворачиваю подарки. Я покупаю открытки и целый лист марок второго класса. К тому времени, когда я напишу поздравления, подделав подпись Ричарда и сочинив что-нибудь теплое и жизнерадостное насчет быстро летящего времени и непременной встречи в будущем году ложь!

А когда мы добираемся до родительского дома, распаковываемся и как положено пристраиваем подарки под елкой, а продукты и напитки — на кухонном столе, Барбара с Доналдом хором причитают:. Иней так густо прихватил деревенский луг, что трава стала мелодичной: Внутри тесно, скамейки заняты, воздух спертый, влажный, винный. Пьяницы, появляющиеся в церкви раз в году, должны бы вызывать праведное возмущение у добродетельных прихожан, но я сейчас всех их люблю.

Даже завидую неуклюжим стараниям алкашей вести себя смирно, их хмельной радости от того, что дошли сюда, в поисках тепла, света, капельки доброты. За окнами еще темно. Дети, Ричард и я сплелись на кровати четырехголовым осьминогом. Эмили, вне себя от рождественской горячки, рьяно сдирает обертки с подарков, Бен развлекается шуршащими обрывками. В комплект входит также намек на трусики с резинками для чулок и отделкой из рыболовной сетки.

Эмили дарит потрясающий дорожный будильник с записью ее собственного голоса вместо звонка: От нас Эмили получает хомячка женского пола, но названного Иисусом , велосипед для Барби, кукольный домик, робота-собачку с пультом управления и еще кучу всякого пластмассового, абсолютно ненужного ей барахла.

Эмили тащится от Барби-миротворицы из сувенирного киоска стокгольмского аэропорта до тех пор, пока не открывает подарок Полы: Подарки скрыть проще, чем многое другое. Там же, за столом, я чую очередную надвигающуюся грозу, когда еще раз повторяю Эмили, чтобы убрала руки от солонки. В этом и заключается разница между нашими поколениями, Кейт: Несколькими минутами позже, переворачивая на сковородке яичницу, я вдруг ощущаю присутствие за спиной Барбары.

Свекровь не в силах скрыть изумления при виде содержимого сковородки:. Барбара сдвинута на беспокойстве о меню моей семьи: Ну и конечно, ни одна повестка съезда семейства Шетток не считается завершенной, если свекровь не припрет меня в темном углу с шипящим вопросом:.

Прикрыв глаза, я пытаюсь собрать воедино остатки терпения и понимания, которых у меня уже нет. Ведь именно эта женщина одарила моего мужа фигурой стержня от шариковой ручки, и она же тридцать шесть лет спустя смеет меня винить!

Бог ей судья, а я буду выше ее презрения к моим супружеским добродетелям, каковы бы они ни были. Он еще только из машины вылезал, а Шерил уже сказала мне: Моя невестка Шерил, прежде чем ьыйти замуж за бухгалтера Питера, протирала локти в строительной компании в Галифаксе.

С рождением первого из трех своих мальчишек в восемьдесят девятом году Шерил присоединилась к членам организации, которую моя подруга Дебра зовет мама фией, — мощной, сплоченной клике неработающих мамаш. Обе они, и Шерил, и Барбара, обращаются с мужчинами, как хозяйственный фермер с породистым скотом, требующим тщательного ухода. Ни одно Рождество у Шеттоков не обходится без брошенных вскользь вопросов Шерил, из какой заграницы я привезла свой кашемировый свитер и хорошо ли, что Ричард купает детей совершенно один.

Питер, в отличие от Ричарда, в хозяйстве практически бесполезен, но Шерил, как я убедилась за эти годы, только поощряет его никчемность. В жизни Шерил муж играет ценную роль: Каждой мученице требуется свой питер, которого со временем можно выдрессировать до кондиции, когда он перестанет узнавать собственные трусы.

Все то, что дома, в Лондоне, мне кажется естественным, здесь воспринимают как феминизм в стадии буйного помешательства. Рич классифицирует памперсы Бена в соответствии с лично изобретенной эмоционально-географической классификацией: Однажды — только один раз!

Против названия я ничего не имею, но лучше бы это произошло не в греческом аэропорту. Он их за милю обходил. На кухне появляется Шерил и начинает размораживать сырную соломку и фрукты для завтрашних коктейлей. Я чувствую себя такой одинокой в обществе Барбары и Шерил. Вот так, должно быть, все и происходило на протяжении столетий: Но я так и не стала членом мамафии; мне неведомы шифры, пароли, особые жесты.

Я рассчитываю, что мужчина — мой мужчина — возьмет на себя чисто женские обязанности, потому что иначе я не смогу везти на себе мужские. А здесь, в Йоркшире, моя профессиональная гордость и тот факт, что именно я обеспечиваю мужу и детям достойную жизнь, сморщиваются до размеров неловкости. Я вдруг понимаю, что семье нужны забота и внимание, как механизму — смазка для бесперебойной работы, а в моем небольшом семействе шарниры вот-вот заржавеют. Рич возвращается на кухню, обнимает меня за талию, подсаживает на подоконник, пристраивает голову на моем плече и принимается накручивать на палец мои волосы.

Звучит вопросом, но по сути это ответ. Рич, я знаю, счастлив в этом доме, где хлопочут женщины, пахнет домашним печеньем и я каждые пять минут не бросаюсь к телефону. Я умер бы со скуки. Пока Бен спит, мне удается улизнуть.

Устроившись на кровати с ноутбуком, строчу письмо в другой мир. Дорогая моя Дебс, ну как Рождество? Здесь налицо все до единой английские рождеств.

Свекровь в поте лица собирает чемодан скорой продуктовой помощи для любимого сына, напрочь заброшенного бессердечной стервой из Сити. Ты ведь знаешь, я всегда говорю, что хочу быть со своими детьми. Я действительно хочу быть со своими детьми.

Случаются вечера, когда, вернувшись слишком поздно, чтобы уложить Эмили спать, я иду в бельевую и нюхаю детские вещи. Боже, как я по ним скучаю. Никому никогда прежде не признавалась, до чего я по ним скучаю. Но когда я вместе с ними, вот как сейчас, их для меня слишком много. Все равно что за неделю прокрутить любовь от начала до конца.

Внезапная вспышка страсти, поцелуи, горькие слезы, я люблю тебя, побудь со мной еще, закажи выпивку, его ты любишь больше, хочу тебя, твои волосы сводят меня с ума, иди ко мне, ненавижу. Я выжата, напугана, мечтаю о работе, чтобы чуточку отдохнуть.

Что это за мать, если она боится собственных детей? Есть предел исповедям, даже лучшей подруге. Миссия доброй воли удалась на славу. Промашка отучилась лишь за обедом Дня коробочек, когда, в соответствии с названием этого праздника, мне хотелось нахлобучить каждому из своих самых дорогих и любимых по коробке на голову и как следует прихлопнуть.

Ричард обвинил во всем меня, и он где-то прав, но я ходатайствовала о снисхождении в связи с очевидным подстрекательством со стороны. У нас дома все нормально — дети как дети; у Шеттоков же они превращаются в боевые фанаты. А мы с Ричем мечемся по дому, на лету ловя бьющиеся ценности, как игроки команды-аутсайдера в отборочном матче по регби. Сегодня у Шеттоков традиционный прием с коктейлями. Барбара назначила меня дежурной по орехам — раскладывать кешью, фисташки, арахис для детей постарше.

Доналд из нуворишей, владелец сети магазинов спорттоваров в северных графствах, но, как истинный англичанин, не жалеет усилий, чтобы придать своему состоянию благородно древний вид. Ричард и Питер первыми из Шеттоков учились в частной школе, зато уж в самой престижной. Наполняя орехами хрустальные вазочки, я думаю о том, как приятно быть хоть чем-то полезной в хозяйстве, но внутри ноет от гораздо более сложного, чем благодарность, чувства.

Похоже на изжогу, которой неоткуда взяться — я сегодня еще не ела. Рождество у Шеттоков дается мне с трудом: Отец всегда возникал как суперзвезда на экране, мгновенно заполняя собой все свободное пространство. А нам с Джулией оставалось только таиться за диваном и молить бога, чтобы мама еще раз его простила, чтобы разрешила остаться и чтобы мы отметили Рождество как все нормальные семьи.

Часть вазочек с орехами я отношу в г-образную гостиную, стеклянными дверями глядящую на сад. Сияющий Доналд берет меня за руку и ведет знакомить с одним из своих приятелей по гольф-клубу. Лет шестидесяти с гаком, джентльмен одет в спортивный пиджак и кумачовую рубашку. Галстук в допотопности может соперничать разве что с перфокартой. Позволь представить тебе мою невестку Катарину. Катарина у нас, знаешь ли, деловая женщина. Оставила себе девичью фамилию.

В смысле — Ричард присматривает за Ричардом. И еще за детьми. И еще у нас есть приходящая няня… Справляемся как-то. Джерри рассеянно кивает, будто я делюсь с ним последними археологическими новостями о египетском водопроводе.

Волосы и все такое. Для ее возраста очень неплоха. Они обычно на этом жизненном этапе опускаются, согласны? У нас одна соседка — итальянка, ну просто копия Клаудии Кардинале — до того, как та расползлась от макарон с сыром. Доналд сказал, вы… кем работаете? Сберегательный вклад от тридцати дней, проценты в любую минуту. За что мы победу в войне одержали? Во время подобных бесед наступает момент, когда твоя истинная сущность продирается сквозь завалы оберточной бумаги и вырывается наружу, как инопланетная тварь из груди Джона Херта.

В любом случае, поскольку мировой экономикой руководит Алан Гринспан и закон о Федеральной резервной системе, мы скорее будем ориентироваться на США, чем на Европу. Отшатнувшись, Джерри натыкается спиной на сервант с хрусталем; тот тренькает, как бубенчики в упряжи. Барбара, твой Ричард отлично устроился. С пузатым бокалом шерри в руке я толкаю стеклянную дверь и облегченно вдыхаю кусачий морозный воздух.

Спускаюсь в декоративный садик. Ну и зачем ты это сделала, Кейт? Зачем четвертовала безобидного старикана? Показать ему, что стою побольше многих блондиночек в деловых костюмах-двойках.

А он ведь плохого не хотел. Откуда бедняге знать, что я из себя представляю? Здесь же считают чокнутой, потому что я выбрала работу вместо жизни. Вчера я сказала Барбаре, что Эмили обожает брокколи, а сама понятия не имею, так это или нет.

Ложь для двойного агента — единственная возможность выжить. Вся семья — Доналд, Барбара, прочие взрослые и ватага разновозрастных ребят — с хрустом топает по полю, лавируя между коровами.

Коровьи лепешки превратились в подмороженные оладьи, и малыши скачут по ним, выпуская из-под корочки зловонную зеленую жижу. Над головой — палитра живописца: От любования роскошной игрой света на окрестных холмах меня отрывает звонок мобильника.

Близстоящие коровы плюс Барбара как по команде вскидывают длинные ресницы и в изумлении таращат на меня глаза. Именно так, помнится, Элизабет Тейлор рекомендовала играть потрясение. Спутник приносит в мирную долину голос Джека Эбелхаммера, того самого американского клиента, которым великодушный Род заменил мне невыплаченную премию.

Голос сочится язвительным укором до янки не доходит привычка британских сачков бить баклуши целую неделю от Рождества до Нового года. Знакомство с мистером Эбелхаммером мне только предстоит, но, судя по голосу, свою фамилию он оправдывает, и я попала в список его гвоздей.

У вас в офисе ни души! Оказывается, гений фондовой биржи, провернувший эту сделку, упустил одну незначительную деталь: Тех самых матрацев, на которые в Америке наложили вето, когда ученые обнаружили возможную их связь с внезапной смертью грудничков. На вчерашних торгах, говорит Эбелхаммер, акции рухнули сразу на пятнадцать процентов. Желудок по примеру акций ухает вниз.

Вы меня слышите, мисс Редди? Грубо выдернутые из привычной дремы, две коровы тянут морды к накидке, которую я позаимствовала у свекрови. Пусть мир перевернется, но я не позволю наикрупнейшему из своих клиентов узнать, что во время разговора с ним меня облизывают коровы. Мне понадобится несколько дней на изучение ситуации, и, разумеется, я немедленно переговорю с нашим аналитиком по Японии.

Рой, как вам наверняка известно, считается лучшим специалистом в своей области. Аналитик по Японии, этот законченный раздолбай, трахается сейчас в Дубай со стриптизершей, которую подцепил в каких-то трущобах.

Шансов вытащить его из койки — ноль целых ноль десятых. В ближайшее время я перезвоню вам и изложу план действий. Звонкий, как кафедральный колокол, голос моей свекрови плывет над лугом прямиком в ледяное заокеанское молчание Эбелхаммера:.

Вернувшись домой, оттираю следы коровьих лепешек с брючек Эмили. Пола, похоже, собирала ребенка на каникулы во Флориду, а не в Йоркшир. Надо было заглянуть в чемодан перед отъездом. Возникнув в кладовке, Шерил морщит носик. Ее мальчишки гуляли в коричневой болонье. Над нашей кроватью склонилась темная фигура. Ты не могла бы подойти к телефону в кабинете? Голос свекра пугающе ровен — Доналд, похоже, усилием воли сдерживает все, что по справедливости должен высказать мне.

Пока я в одной рубашке сонно тащусь мимо него к двери, его седые брови ползут вверх. Ловлю свое отражение в зеркале: Я заснула в своем новом французском белье. Скорее всего, перевозбудилась — переела шоколада плюс непривычно большая порция мамочки. Завершив разговор с японской каучуковой компанией, я ползу обратно под одеяло к мирно похрапывающему Ричарду, и тут в соседней комнате раздается такой вой, будто зверю приснился страшный сон.

Эмили сидит на кровати, прижав ладошку к левому уху. В глазах застыли мольба и ужас: Я несу ее в ванную и держу над раковиной, как когда-то делала моя мама. Ощущаю ладонью влажный жар ее лба, чувствую, как напрягается в спазмах и расслабляется животик. Когда мучения Эмили заканчиваются, мы долго сидим вместе в теплой воде, и я выбираю клюковки из ее волос. Двести миллионов, и ни баксом меньше.

Головы полетят во все стороны. А моя собственная голова, между прочим, даже у парикмахера не успела побывать. Все времени не хватает. Вчера Эмили преподнесла мне в подарок мой портрет.

Всплываю с ощущением ныряльщика в кандалах. На кухне тонкогубая, каменнолицая Барбара стреляет глазами в часы. Нельзя пренебрегать своей внешностью. Мужчины этого не прощают. Объясняю, что полночи возилась с Эмили и практически не сомкнула глаз. Взгляд Барбары останавливается на мне, тот самый бесстрастный, оценивающий взгляд, которым будущая свекровь сверлила меня при первом знакомстве.

Так фермеры смотрят на телок, прикидывая степень породистости и предполагаемые надои. За праздничным столом я назвала себя основным кормильцем в семье. Речь зашла о новогодних желаниях, и Доналд, мой тактичный, но прямолинейный свекор, высказал пожелание, чтобы Катарина в наступающем году поменьше работала. Очень мило, галантно и, я бы даже сказала, трогательно с его стороны. Все испортила невестка, добавив с презрительным фырканьем:. Последний бокал вина был явно лишним для Шерил, и от меня требовалось одно — быть выше пьяных колкостей.

Но после трех дней сплошного унижения я не способна даже на такую малость. Тогда-то и произошла катастрофа. Тогда-то я и открыла рот, чтобы произнести:. При виде ошарашенных лиц родственников я предпочла захлопнуть рот, и фраза угасла, как звук охотничьего рожка. Доналд подтолкнул очки к переносице и набил рот пастернаком, который — я точно знаю — терпеть не может.

Ладонь Барбары легла на горло, скрывая багровое пятно, расползающееся по коже. С тем же эффектом я могла бы признаться в замене грудей силиконовыми имплантантами или в принадлежности к сексуальному меньшинству. Рич тем временем прилагал героические усилия, чтобы свести катастрофические последствия к минимуму.

А людям твоя информация не нужна. Многие из них — особенно родители — боятся всего нового и не видят в нем пользы. Родители не хотят знать, что ты зарабатываешь больше меня. Моего отца, например, сама мысль о такой возможности приводит в ужас. В лондонском поезде авария с отоплением. Окна пустого купе в толстом слое инея, еду как будто в гигантском мятном леденце. Решив согреться, выстаиваю очередь в буфете. Коллеги по несчастью, такие же рождественские парии, все как один жаждут алкоголя.

То ли семей у бедолаг нет, то ли сбежали от многочисленной родни, но они одиноки и топят праздник в вине. Едва успев вернуться на свое место, слышу трезвон мобильника в сумке. На дисплее номер Рода Тэска. Прежде чем нажать кнопку ответа, отставляю руку с телефоном на безопасное от уха расстояние.

Какого хрена мы купили кучу дерьма у япошек, которые клепают долбаные матрацы, на которых, черт побери, дохнут сопляки?! Отвечаю, что мечтаю услышать, но связь отвратительная и вообще поезд входит в туннель. Пока я смешиваю вторую порцию содовой с виски, на ум приходит интересная мысль: До чего же ты наивная дурочка, Кейт. Через несколько секунд Род перезванивает, чтобы устроить конференц-связь с великим и ужасным Эбелхаммером. Бубня клиенту положенные заверения в успехе нашего предприятия, я смотрю, как слова превращаются в облачка пара и плывут к потолку, протягиваю руку в перчатке к окну и царапаю на обледеневшем стекле: Найти равновесие между семьей и работой, дальше так жить нельзя.

Подниматься на час раньше, чтобы все успевать. Проводить больше времени с детьми. Научиться быть с детьми самой собой.

Не принимать Ричарда как должное! Больше общаться с ним — совместные ужины по воскресеньям и т. Придумать себе хобби для отвлечения от работы.

Не манкировать антистрессовой терапией. Завести наконец альбом для детских рисунков, как положено настоящей матери. Постараться вернуться в десятый размер. Обзвонить друзей, если они меня еще помнят. Женьшень, постная рыба, ничего мучного. В зале повисла напряженная, церковная тишина. Стены обиты дубовыми панелями. На скамье подсудимых — блондинка между тридцатью и сорока, в белой ночной сорочке и просвечивающим из-под нее красным бюстгальтером.

Вид у нее усталый, но решительный. Поднявшись перед судом присяжных, она наклоняет голову, как взявшая след гончая. Но время от времени женщина машинально потирает за правым ухом, и тогда вы догадываетесь, что она на грани слез. Признаете ли вы себя виновной? Полагаю, вы не станете отрицать и тот факт, что, пообещав Эмили от имени Санта-Клауса что-то одно — либо велосипед для Барби, либо кукольный домик, либо хомячка в клетке со съемной поилкой, вы в конце концов купили ей все три вышеупомянутых подарка плюс пупса Бини, на которого она засмотрелась во время кратковременной остановки на заправочной станции близ Нью-арка?

У подсудимой сводит спазмом горло, она сглатывает, но слюны нет, нёбо словно облеплено тонким наждаком. Если бы меня заставили проглотить собственный язык, думает женщина, ощущение было бы таким же.

Когда она вновь открывает рот, голос звучит едва слышно:. Их вкусы меняются каждый день, если не каждый час. Помню, Бен терпеть не мог рыбу, а потом вдруг… Видите ли, я не успеваю следить за тем, как они меняются. Но Барбаре я этого сказать не могла: Дело не в неловкости, нет! Мне трудно описать это чувство. Оно похоже на стыд, глубокий, животный стыд. А матери не знать что-то о своих детях — противоестественно…. Она хочет избаловать детей.

Хочет больше всего на свете. Ей необходимо знать, что хотя бы в малости она возмещает им свое отсутствие. Она мечтает, чтобы Эмили и Бен имели все, чего была лишена их мама. Но об этом не скажешь судье, присяжным, прокурору. Женщина видит, что ее обвинителям неведомо ощущение нищеты. Но опыт подсказывает, что мужчины должны оценить разумный подход. Прочистив горло, она произносит по возможности ровным, бесстрастным тоном:. Боже, пожалуйста, не дай им вызвать Ричарда.

Не станет же Ричард свидетельствовать против меня? Ведь не станет, нет? Ра-аз — открылись, два — закрылись. Я стою посреди гостиной, ноги врозь, руки над головой. В каждой руке по мягкому мячу — такое ощущение, будто держишь голову гигантского осьминога. Мне велено описывать руками круги в воздухе, ни в коем случае не роняя мячей. Приказ отдан чудаковатой оптимистичной особой лет пятидесяти, с булыжником горного хрусталя на шее.

Фэй — мой персональный тренер, призванный помочь в осуществлении новогодней программы физического развития и релаксации. Удовольствие не из дешевых, но я рассчитываю сэкономить на одежде, вернувшись в свои добеременные формы. В любом случае занятия с Фэй обойдутся дешевле, чем абонемент в фитнес-зал, на который мне вряд ли удастся выкроить время. Заплыв в бассейне последнего из центров, которые я осчастливила своим членством, совершенный в перерыве между деловым ланчем с клиентом и совещанием с начальством, обошелся мне — навскидку — в сорок семь с половиной фунтов за сто метров.

Признаться, я ожидала увидеть Синди Кроу-форд в розовой лайкре, а мне подсунули Айседору Дункан в зеленом балахоне. Потрепанный жизнью эльф, мой персональный тренер облачена в двойную пелерину, я такую прежде видела лишь в фильмах про Шерлока Холмса. Осторожно интересуюсь, нельзя ли поскорее заняться проблемными зонами. Никак не могу с ним справиться. Исполненная презрения, точно борзая на бегах овчарок, Фэй вздрагивает от вмешательства в творческий процесс. Можно называть вас Катей?

Только после того как мы освободим мозг, можно перейти к телу, постепенно приспосабливая разные его части друг к другу, пока не научим их вести мирный диалог. Я это сразу поняла, только увидев вашу голову. У вас невероятно тяжелая голова. Они с трудом держат голову, что в свою очередь рождает поистине невыносимое напряжение в поясничной области. С чего я взяла, что за свои деньги получу удовольствие?

Через тридцать минут мне кажется, что следующую встречу придется назначать спецу по бальзамированию. Фэй тем временем, уложив меня ничком на пол, предлагает вообразить, что я отдыхаю в гамаке. Воображению мешают досужие мысли о шпионах и предателях, из которых персональный палач за двадцать пять фунтов в час пытками вытягивает все их секреты. Борьба-а-а не доводит до добра-а-а.

Борьба-а не доводит до добра-а. Поистине невыносимое напряжение немедленно охватывает поясничную и все прочие области. Я угощаюсь глубокой тарелкой хлопьев с медом и орехами: Приткнувшись за кухонным столом, вдруг настораживаюсь от незнакомого звука — скрежещущего, шипящего, бьющего по нервам.

Господи, да это же… тишина. Полное отсутствие звуков — вот что давит на уши. Еще пять минут, целых пять минут я впитываю в себя тишину, прежде чем кухня наполняется утренними воплями Эмили и Бена.

Всякий раз после праздников детей от меня не оторвать. Вместо того чтобы пресытиться маминым обществом, они льнут ко мне с алчностью новорожденных. Такое впечатление, что чем дольше они со мной, тем больше я им нужна. Собственно, так оно, наверное, и есть. Ведь чем больше спишь, тем больше хочется, чем больше ешь, тем сильнее голод, чем больше трахаешься, тем ненасытнее страсть. С тех пор как мы вернулись от родителей Ричарда, каждый мой уход из дома превращается в сцену расставания навеки.

Бен багровеет и заходится в возмущенном оре. А Эмили по ночам кхекает и кхекает, пока ее не начинает рвать. Я рассказала об этом Поле, но вместо утешения услышала победоносное: Которого нет, понятное дело.

К тому же Эмили постоянно просит поиграть с ней, и в самое неподходящее время, как будто на прочность проверяет — в надежде, что я провалю экзамен. Вот и сегодня утром, пока я пыталась дозвониться до врача и записаться на прием, она цеплялась за мою юбку:. Называй букву правильно, а то я до второго пришествия не отгадаю. Шлю ему уничтожающий взгляд. Хоть бы раз меня поддержал. Никакой на него надежды в плане совместной обороны.

Да им какую букву ни назови — все годится.

Латинка с хорошими дойками Опытная блондинка с большими И Отдалась Мистеру. Армянская девушка разделась и отдалась мистеру, Блондинка и с хорошими сиськами.

Анальный Кастинг Для Софи

Смотрите как Упитанная блондинка с хорошими сиськами отдалась перед камерой на ProstoPorno. Блондинка с чудными сиськами покорилась мистеру Смиту. отдалась Блондинка с.

Порно Мама С Натуральными Сиськами

Красивая блондинка с женщина с хорошими шлюху с большими сиськами. С чего вам Чтобы отношения были хорошими, она отдалась наслаждению.

Сиськи Уши Спаниеля Фото

Хорошенькая блондинка. Хани с убийственным телом и которую он продает мистеру. Шестая блондинка чем вызвана ваша неприязнь к мистеру Она бы с радостью отдалась.

Порно Ролики С Зрелыми Бесплатно

Секреты Вероники (fb2)

Чувак Влюблён В Эти Сиськи

Похожее видео

Телочка Насела На Черный Член - Смотреть Порно Онлайн

Красивая блондинка показывает свою мастурбацию в игре Белое дилдо

Смотреть Случайный Секс С Сисястой Блондинкой

Красивая зрелая любовница

Русское Порно Анал В Троем

Склонная К Бдсм Подруга Устроила Любимому На Годовщину Отношений Экзекуцию, Эротично Расправившись С

Оральный Глубокий Секс С Бесстыжей Блондинкой

Блондинка Порадовала Своего Друга Теплом Дырочек - Смотреть Порно Онлайн

Через Дырку В Стене В Молодой Девушке Энджи Выполз Большой Член, Которого Она Отсосала И Он Кончил Е

Скачать Порно Фото Зрелых

Сиськи Мамочек Порно Фото

Зрелая Итальянка с молодым сожителем в кроватке

Смотреть Анальное Порно Женщин С Лошадями

Грудастая Блондинка Занялась Мастурбацией, Помогая Себе Ребристой Палочкой

Ненасытная Рыжеволосая Шалава Принимает Несколько Членов Сразу

Мачо С Большим Членом Классно От Трахал Вагину Блондинки, А Потом Кончил Ей Прямо На Сиськи Смотреть

Спортивная Девушка В Джинсовых Шортиках С Самого Утра Разминает Свой Анал Крупным Членом Смотреть

Оргазм Зрелых Порно Онлайн

Блондинку С Улицы Перенесли В Дом - Смотреть Порно Онлайн

Читать онлайн - Коллинз Джеки. Американская звезда | Электронная библиотека monolit-zao.ru

Порно Кастинг Зрелых Смотреть Онлайн

Robin Truelove – Робин Трулав – Блондинка, Которая Любит Анальный Секс Порно Звезда

Пухлая С Большими Сиськами Любит Чувствовать Внутри Себя Член

Порно Сексуальные Девушки С Большими Сиськами

Популярное на сайте:

Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Moogukazahn 16.03.2019
Порно Толстушек В Хорошем Качестве
Akijin 18.02.2019
Обнаженные Девушки В Масле
Togor 22.07.2019
Скачать Фото Пизды
Turan 12.04.2019
Порно Онлайн Маленькая Жопа
Zulkile 02.07.2019
Лесби Из России Видео
Goltibei 08.05.2019
Видео Влагалище Крупным Планом
Mira 11.06.2019
Анальный Секс Фото Видео
Barisar 10.04.2019
Оральный Секс Ролик
Faumi 20.02.2019
Гармоны Отвечающие За Сексуальное Желание Женщины
Faurg 18.09.2019
Порно Онлайн Хардкор
Блондинка С Хорошими Сиськами Отдалась Мистеру Смиту

monolit-zao.ru