monolit-zao.ru
Категории
» » Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

Найди партнёра для секса в своем городе!

Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире
Лучшее
От: Sakus
Категория: Блондинки
Добавлено: 11.02.2019
Просмотров: 9785
Поделиться:
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

Фото Большие Сиськи Русских Женщин

Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

Velvet A – Велвет А – Яркая Блондинка Опытная Стройняшка Порно Звезда

Сара Скачет На Большом Чёрном Члене

Порно Зрелая Мамка Дала В Анал Раком

Ее поистине преследовал злой рок. Так, в июне года актер Виктор Морроу и двое ребят погибли на съемках другого ее фильма, после чего Голливуд вынужден был установить жесткие правила безопасности в кинопроизводстве. Как выяснилось, после гибели Брендона Ли эти меры оказались не столь жесткими.

Но судебная тяжба длится до сих пор. Как же сложилась дальнейшая судьба фильма, где Брендон успел сняться в половине материала? Оставшиеся сцены с участием Брендона спустя три месяца удалось отснять с помощью компьютерной графики.

Для этого продюсер Прессман выложил еще 8 миллионов долларов. В мировом прокате фильм собрал 43,3 миллиона долларов, установив тем самым своеобразный рекорд: Причем без всякой рекламы! Не считая, конечно, смерти Брендона Ли….

Кстати, у Брюса Ли, как мы помним, был еще один официальный ребенок — дочь Шеннон. Она стала оперной певицей. Однако в году, вопреки желанию матери и отчима, Шеннон бросила оперную карьеру и ушла в кино. Стоит отметить, что большинству приемов кунг-фу, которыми так виртуозно владели ее отец и брат, Шеннон выучилась за два месяца до съемок. И хотя ее дебют не стал настоящей сенсацией, главного Шеннон все-таки добилась — вновь привлекла внимание публики к своему семейству.

Сумеет ли она стать вровень со своим отцом и братом, и, главное, удастся ли ей избежать проклятия, наложенного когда-то на их семью злыми духами, покажет ближайшее будущее. Тем временем в году Америку потрясло очередное убийство — была зверски убита жена некогда популярного спортсмена, а ныне киноактера Орентэла Джеймса Симпсона или Оу-Джея, как зовут его в Америке.

Власти обвинили в этом преступлении самого Симпсона, и в январе следующего года в окружном суде Лос-Анджелеса состоялся судебный процесс над ним, за которым наблюдало более 80 процентов населения страны, чего в Америке давно уже не происходило. Однако прежде чем рассказать о перипетиях этого процесса, стоит хотя бы кратко познакомиться с биографией главного обвиняемого — Симпсона.

Орентэл родился в году в черном гетто Сан-Франциско. Его детство было безрадостным. Мать работала в больнице за нищенскую зарплату, отец сбежал еще до рождения ребенка.

Однако судьба оказалась к нему более благосклонна, чем ко многим его сверстникам из черного гетто. В середине х Симпсон поступил в Университет Южной Калифорнии и стал выступать за его футбольную команду.

В году он был ее ведущим игроком, и во многои именно его игра позволила этой команде завоевать тогда первое место в чемпионате высших учебных заведений США. В том же году Симпсон устроил и свою личную жизнь, женившись на Марксрайт Уитли.

С этой женщиной он проживет 12 лет, в этом браке родится трое детей правда, один из них погибнет в результате несчастного случая в возрасте 1 года и 11 месяцев. Ранняя женитьба и рождение детей не помешали Симпсону продолжить свою успешную спортивную карьеру. Карьера Симпсона в профессиональном спорте была стремительной и принесла ему не только любовь и обожание миллионов американцев, но и огромные деньги.

В году он стал лучшим игроком сезона, пробежав более 2 успешных ярдов. Однако в конце х Симпсон почувствовал усталость и решил покинуть большой спорт: В году Симпсон познакомился с летней белой красавицей Николь Браун, которая сначала была его любовницей, а в году стала официальной женой. В этом браке у них родились двое детей: Завершив футбольную карьеру, Симпсон работал спортивным комментатором на двух телеканалах, а также весьма успешно снимался в кино.

В — годах Симпсон снимается в двух комедиях: Помимо кино, Симпсон также снимался в рекламных роликах и самую большую популярность приобрел, рекламируя апельсиновый сок, за что был удостоен от соотечественников прозвища Джуйс Сок. Однако в безоблачный портрет всенародного любимца пресса периодически выплескивала черные краски. Например, газетчики утверждали, что в доме Симпсонов не все ладно и Оу-Джей частенько поколачивает свою красавицу жену. Таких случаев было насчитано восемь, однако ни разу Симпсона не удалось привлечь к ответственности.

Девятый случай произошел в конце года и имел самый большой резонанс. В новогоднюю ночь года в полиции Лос-Анджелеса раздался телефонный звонок из фешенебельного района Брентвуд там же ушла из жизни Мэрилин Монро , с улицы Банди-Драйв.

Звонила Николь Симпсон, которая взволнованным голосом сообщила, что муж грозит ее убить. Полиция выехала на место и, как оказалось, поспела вовремя, так как Симпсон был в невменяемом состоянии и уже успел сильно избить свою жену. Состоявшийся вскоре суд приговорил Симпсона к двум денежным штрафам долларов он должен был заплатить за дебош, а долларов пожертвовать в пользу приюта для женщин, пострадавших от бытового насилия и заставил его отработать часов на общественных работах.

Несмотря на огласку этого скандального события, семья Симпсонов не распалась и продолжала существовать еще три года. И только в году Николь наконец подала на развод и вскоре стала свободна. Как выяснилось, сам Симпсон считал этот развод досадным недоразумением и даже после него продолжал добиваться благосклонности своей бывшей супруги. Связующей нитью между ними оставались дети, с которыми Николь никогда не запрещала ему видеться и участвовать в их воспитании.

Был момент, когда людям, которые наблюдали за Симпсоном и Николь со стороны, казалось, что эта семья имеет все шансы вновь воссоединиться — так близки были их отношения. Однако, как оказалось, это было мнимое благополучие. Николь была красивой женщиной и даже в бытность свою женой Симпсона не испытывала недостатка внимания со стороны других мужчин. А после того, как она оказалась свободной, это внимание стало особенно назойливым.

Но Николь это только льстило, она флиртовала направо и налево, как бы пытаясь наверстать упущенное. Многие, знавшие ее, отмечали такую деталь: Ее лучшая подруга Кора Фишман позднее расскажет, что Николь и ее знакомая Фэй Резник чуть ли не каждый день приглашали к себе мужчин для занятий групповым сексом.

Финансовые дела обеих женщин обстояли не самым лучшим образом, а постоянный прием кокаина требовал немалых денег. Вот они и завлекали в свои сети похотливых мужиков, а затем обирали их.

Однако весной года Фэй Резник угодила в реабилитационную клинику, и Николь осталась одна. Симпсон догадывался о вольном образе жизни своей бывшей жены и, как ни странно, продолжал ее ревновать. Причем сам он отнюдь не являлся образцом добродетели и имел новую любовницу — летнюю топ-модель Полу Барбьери. И хотя никаких прав на Николь он уже не имел, его желание обладать ею было столь сильным, что порой он просто не находил себе места.

Так продолжалось до рокового дня 12 июня года. В тот день в шесть часов вечера Симпсон вместе с Николь посетили школьный концерт, в котором выступала с танцами их дочь Синди.

Видимо, он знал, что у Николь с одним из официантов этого заведения начался роман. Вполне вероятно, что она сделала это специально, чтобы таким образом вызвать к себе своего любовника Рональда Гольдмэна.

Позвонив ему по телефону в ресторан, она попросила его привезти злополучные очки. И парень, несмотря на предупреждение своего хозяина, отправляется в свой последний путь. Больше никто не видел живым ни его, ни Николь, так как в тот же вечер оба были зверски зарезаны прямо на парадных ступеньках дома Николь. Копы в свою очередь первым делом допросили Симпсона. На вопрос полицейских, что он делал в период с Однако вечером того же дня в руках полиции появились первые серьезные улики, ставящие под сомнение показания Симпсона.

На месте преступления и на дорожке, ведущей от автомобиля к его дому, были обнаружены пятна крови, которые по своей группе были идентичны группе крови подозреваемого. Кроме этого, в саду возле дома Симпсона была найдена окровавленная перчатка на правую руку, а ее левая пара была обнаружена на месте преступления. После этого сыщики тотчас могли предъявить Симпсону обвинение в убийстве, но они решили повременить и в течение трех последующих дней собирали дополнительные улики. Наконец 17 июня адвокату Симпсона Шапиро сообщили, что все собранные улики указывают на участие в этом убийстве его клиента.

Полицейские бросились в погоню. Эта погоня длилась около полутора часов. Предварительное следствие по этому делу продолжалось более полугода и за это время было собрано достаточно доказательств вины Симпсона. Эти доказательства были предъявлены суду присяжных, который открылся 23 января года в Лос-Анджелесе. Перед его началом Симпсон сделал беспроигрышный, по его мнению, ход, заявив, что заплатит тысяч долларов тому, кто наведет следствие на след истинного убийцы своей бывшей жены.

Среди 12 присяжных их выбирали из претендентов оказалось 9 чернокожих граждан США, 2 белых и один латиноамериканец десять человек из них были женщины.

Этих людей, как и полагается, отбирали очень тщательно и долго. Суду требовалось, чтобы они не имели в прошлом никаких контактов с участниками процесса и не успели составить собственного мнения по этому делу.

Буквально за несколько недель до начала суда всех их наглухо изолировали от внешнего мира, поселив в гостинице, название которой было строго засекречено. За исполнение гражданского долга им платили символическую сумму в 5 долларов, поэтому уличить их в денежной корысти было невозможно. Со стороны обвинения на процессе выступили 9 человек во главе с заместителем окружного прокурора Масией Кларк.

Со стороны защиты — 8 человек во главе с главным защитником Джонни Кохрэном. Как писала в те дни американская пресса, в отношении своих защитников Симпсон не скупился на затраты и платил им по 20 тысяч долларов в день. Сначала со стороны обвинения выступил шофер Алан Парк, которого Симпсон вызвал в тот роковой день 12 июня к себе на дом для того, чтобы тот отвез его в аэропорт Симпсон собирался улететь в Чикаго.

Шофер рассказал, что он приехал к дому Симпсона в Однако ему никто не открыл. Шофер обратил внимание, что в доме погашен свет. Все говорило, что хозяина дома нет. Однако уезжать, не выполнив заказ, Парк не решился и продолжал периодически звонить в дверь, надеясь, что ему кто-нибудь откроет. Так продолжалось до 11 часов вечера. Именно в это время шофер увидел, как с другой стороны к дому крадущейся походкой приблизился мужчина, разглядеть которого он не сумел.

Однако, как только Парк вновь позвонил в дверной звонок, дверь отворилась и на пороге появился Симпсон. Он извинился перед шофером и сообщил, что крепко спал, поэтому не слышал звонков. Однако защита тут же предъявила собственные аргументы против этого обвинения.

Убийство произошло в Далее, по словам соседа Симпсона актера Като Кэлина, с Правда, ели они их порознь. Однако Кэлин заявил, что, расставшись с ним, Симпсон ушел к себе домой.

Кроме этого, защита имела на руках еще одно доказательство: И хотя в тот момент ее дома не оказалось, однако телефонная станция зафиксировала этот звонок. После этого неудачного звонка Симпсон взял клюшку для игры в гольф и несколько минут играл во дворе. Именно в это время на Банди-драйв происходила резня, поэтому быть там Симпсон никак не мог.

Следом за этим сторона обвинения сообщила, что перчатки, найденные возле дома Николь и возле дома Симпсона, являются одной парой. А на той, что была найдена на месте преступления, имеются следы крови, которая идентична по группе крови Симпсона. Более того, эта же кровь найдена на бедре Николь и под ногтями на ее руках. Эти аргументы были бы убийственными для любого другого подсудимого, но не для Симпсона. И этой экспертизой нельзя пренебречь, так как ее делал известный в мире генетик Юрий Верлинский из Чикагского университета.

По мнению защиты, полицейский, взявший пробы крови, полдня в июньскую жару носил ампулы в кармане, а это могло существенно исказить результаты анализов. Тем временем обвинитель предъявляет еще одно доказательство: И вновь защита парирует: Но ведь Симпсон когда-то жил в этом доме, спал в нем и, вполне вероятно, укрывался именно этим одеялом.

Еще одним аргументом попытался воспользоваться черный обвинитель Крис Дарден. Он предложил прямо в зале суда померить Симпсону найденные на месте преступления и в его доме перчатки.

Тот согласился, стал их надевать, но они хоть и налезли на его руки, однако с большим трудом. Следом выступил другой обвинитель — детектив Марк Фрумэн, который первым прибыл к месту происшествия 12 июня и нашел злосчастную перчатку. Однако сразу после его выступления защита вдруг заинтересовалась: Как оказалось, именно такого ответа от него и ждала защита.

Едва это произошло, как суду были предъявлены аудиокассеты с записью одного интервью, которое Фрумэн дал несколько лет назад некой преподавательнице колледжа Лоре Мак-Кини. В нем он признавался, что не любит чернокожих и порой избивает их при арестах. Можно сказать, что именно с этого момента весь процесс круто изменил направление и инициатива перешла в руки защиты. Джонни Кохрэн произнес пламенную речь в защиту Симпсона и заявил, что все это дело подстроено полицейскими-расистами.

И хотя разумные головы утверждали, что подобная фальсификация, имей она место на самом деле, потребовала бы координированного участия двух десятков людей и добиться их абсолютной слаженности в такой короткий срок практически невозможно, их доводы были как глас вопиющего в пустыне.

Между тем во время выступления Кохрэна одна из присяжных даже разрыдалась. Стоит отметить, что в те дни в Америке мнения по поводу виновности Симпсона разделились по расовому признаку: А ведь, как мы помним, в числе 12 присяжных, решавших судьбу Симпсона, 9 человек были чернокожими. Поэтому многие наблюдатели еще в самом начале процесса высказывали предположение, что Симпсона вполне могут оправдать. У всех на памяти еще были события года, когда в том же Лос-Анджелесе несколько полицейских избили негра Родни Кинга за нарушение дорожных правил.

Жюри присяжных, в котором 10 человек были белыми, оправдало полицейских, и в городе тут же вспыхнули негритянские бунты. В результате погибло и было ранено около сотни человек. После этого полицейских судили повторно и на этот раз приговорили к различным срокам тюремного заключения. Симпсон был гордостью чернокожего населения Америки, и если бы его осудили после зажигательной антирасистской речи Кохрэна, это могло вызвать новую вспышку недовольства среди негров.

И вот наконец было оглашено решение присяжных: Симпсон не виновен по всем пунктам обвинения. Причем это судьбоносное решение было выработано ими за 4 часа, хотя сам процесс растянулся на долгих 8 месяцев. На нем выступило свидетеля, было предоставлено 1 вещественных доказательств, протоколы суда уместились на 45 тысячах страниц.

После оглашения этого вердикта белая Америка впала в шок, черная наоборот ликовала. Семья убитого Рона Гольдмэна разрыдалась в зале суда, Гольдмэн-старший заявил: Уже на следующий день многие американские газеты вышли с заголовками типа: Какой простой американец, вопрошали газеты, мог бы позволить себе подобное? Тем временем в фешенебельном Брентвуде, куда Симпсон вернулся после суда, все дома и заборы были увешаны плакатами с надписями: Симпсону дали понять, что его пребывание здесь нежелательно.

Он тут же съехал из своего особняка и временно поселился в другом аристократическом месте — Беверли-Хиллз, на вилле своего старого друга, шефа телекомпании Эн-би-си Дона Олмейера. Там он и прожил, как в заточении, две недели, после чего решил наконец выйти на люди. Однако, прежде чем это сделать, он с помощью одного голливудского гримера изменил свой облик: Только после таких мер предосторожности Симпсон решился выйти на улицу и остаток ночи провел в одном из дорогих ресторанов.

Стоит отметить, что в начальный период заточения Симпсона в тюрьме его любовница Пола Барбьери верно ждала его, нося ему передачи. Но в мае года они поссорились во время очередного свидания и Пола сошлась с голливудским магнатом Ионом Петерсом. Однако Симпсон буквально одолел ее телефонными звонками из тюрьмы, и сердце Полы дрогнуло: Поэтому, когда Симпсона оправдали и он вышел на свободу победителем, многим казалось, что его союз с Полой должен вполне закономерно завершиться законным браком.

Пола прознала про эту связь и тут же указала Симпсону на дверь. Мол, та хотела убрать какого-то свидетеля, но перепутала адреса и в результате порешила невиновных. Однако даже не слишком разборчивые телекомпании отказались рекламировать этот видеофильм, полагая его неправдоподобным.

Зато выход другого произведения, также посвященного этому громкому преступлению, вызвал в США небывалый ажиотаж. Книга была названа так отнюдь не случайно: По версии Дардена, в тот роковой вечер Симпсон тайком пробрался к дому Николь и заглянул в окно. Его бывшая жена хлопотала по дому, явно ожидая гостя. Николь зажгла свечи, а Симпсон прекрасно знал, что это верный признак того, что его бывшая супруга собиралась заняться сексом.

Приступ звериной злобы нахлынул на Симпсона, и он уверенным шагом двинулся к входной двери дома. Услышав его трель, Николь, как была в легком черном платьице, бросилась открывать, твердо уверенная, что это пришел ее любовник.

А когда она осознала свою ошибку, было уже поздно. Едва дверь отворилась, Симпсон ударил женщину кулаком в лицо, а затем, не давая ей опомниться, выхватил заранее припасенный нож и полоснул им по лицу жертвы. Все сидящие за соседними столами смотрели на него, как на клоуна, невзирая на серьезность его намерений, - Мое влияние тебя выпустит!

К тому же, я уже обо всем договорился! Побежденные Сплавом, Невидимка и Сабля выслушали условие: Ханк не привык церемониться, ходил возле связанных беглецов Экстреума и размахивал мечом: Имейте в виду, я вам не Бэннери - и выглядел, как всегда, очень внушительно: Молния и Шторм нашли связанного Крэйта.

Сплав увидел вдалеке суетящегося Гранда. Молнию не убедили так называемые аргументы мутанта. Это одна и та же ошибка, дважды допущенная. Я-то думал, на ошибках надо учиться, а не повторять их. Какой от нас, от героев, толк, если мы не можем прийти к общему консенсусу?

Какие мы герои, в конце концов, если не Молния вынужденно перебила напарника: Ты и зверь и человек одновременно - гипнотический взгляд девушки не полюбился воину еще с первой их встречи в морозной Одессе, - Но сейчас в тебе говорит только зверь.

Неужели твоя темная половина одерживает верх над той, что разительно светлее? Пока напарники спорили, Ханк молниеносно двинулся к мерзавцу, чтобы свести счеты без одобрения Эллен. Богатей осклабил клыки, не испытывая ни капли страха. Ой, я не могу Гранд, точнее цифровая голограмма, исчезла после взмаха ханковского меча.

Воин повернулся к друзьям, сделал типичный жест неуверенности, заметил за ними довольно странное поведение - все без исключения устремили взор вверх, на палящее солнце. На фоне единственной звезды Солнечной системы появилось несколько человекообразных фигур. Минутой позже эти неизвестные объекты стали приближаться, но очертания приобрели только через три минуты. Поверьте, неофициальный захват и последующее конструктивное переосмысление позиции без насилия, пыток и прочего лучше неоправданной гибели!

Следовательно, отдавшим приказ был Гнев, ее напарник по опасным операциям. Девушка ответила тихо-тихо, почти шепотом: Ровно одну на то, чтобы решить - умереть или продолжить жить - и Гнев, и Сапфир, и их помощники, Имба и Герк, умели летать, в мирах, где был воздух.

А Земля, как никакой другой мир, лучше всего подходила для роли их полетной площадки, - Не успеете, или не решите вовремя, пеняйте на себя! Мы со своей стороны предприняли все ради избежания кровопролития. Как ни странно, живые существа, ценящие жизнь превыше многого другого, выказали стальную непоколебимость. Право же, ответить убийцам осмелился лишь Ханк, чьи глаза, фигурально выражаясь, пылали от кипящего внутри гнева.

Мы ни за что не пойдем на сделку с бесчестными отбросами вроде вас. Ханк поразил не только друзей, но и самого себя: Я с самого начала, как узнал о вашем нестабильном сборище неуступчивых, грубых, криптофашистских, извращенно этнических одиночек, не верил в ваше благоразумие. А посему отказываюсь от переговоров, бесполезно мутить воду, приказываю прелестной леди Сапфир, дорогим Герку и Имбе уничтожить потерявшую значение статую, а вместе с ней и вас Двое чудаков, переодетых в рыцарские костюмы первой половины одиннадцатого века, прицелились в голову каменной богини и открыли огонь из плазмометов.

Три точных попадания и некогда могучий символ труда и воли государства обзавелся несколькими трещинами. Молния не стала медлить и выпустила в Герка усиленный заряд энергии, впоследствии задевший и неловкого Имбу, чуть не задевший Сноу и Сапфир.

Сноу полетел вперед, чтобы наладить связь с разумом жертв. Первым существом из настоящего времени, которое утеряет механизм регуляции, будет крошка Эллен. Совсем нежданно, в процессе разыгравшейся битвы между сверхлюдьми у Молнии начала болеть голова. Характер боли - сдавливающий, сжимающий. С каждой секундой становилось все труднее стоять на ногах.

А позже появились голоса. Гнев указывал, что нужно делать во имя прекращения страданий. Способность провоцировать головные боли Сноу обнаружил у себя в восемь лет, нечаянно доведя до инсульта обижавшего его хулигана. Зато потом, когда способности были полностью изучены, отпрактикованы и многократно применены, появился кое-кто другой, заменивший Сноу на посту ангела зла. И имя ему - Гнев. Человек-Шторм призвал смерч и снес двух греков, после отвлек Сноу.

Эллен высвободилась из оков, сжимающих волю. Но силы девушки были серьезно подорваны. Попытавшись проделать ту же самую фишку, только уже с другим противником, Гнев допустил роковую ошибку: Какое-то время мозги Шторма, действительно, стонали.

Чтобы не сгинуть, пришлось вспомнить древнее ученье, прошедшее в храме Урдурбу. Мудрецы, преподававшие религию, нередко сравнивали веру с физикой, и регулярно, приблизительно по одному уроку за три, учили защищать душу, сердце и мозг от внешних воздействий.

На планете Шторма фокусы, подобные тем, которые демонстрирует Сноу, считались запрещенными, но нередко встречающимися. В мире жрецов ветра число существ, наделенных чем-то поистине могущественным, превышало количество таких индивидов в земной цивилизации. Парящий, ожидающий от противника очередного подвоха, Гнев переоценил свои способности.

Через три минуты бесцельных полетов в Сноу попала гроза. Пораженное тело отбросило вниз, к ногам заждавшегося Ханка. Злодей, чья задача - ликвидация супергероев в настоящем времени, привык видеть своих жертв слабыми, не имеющими четкого плана, потерянными в постапокалиптическом мире.

Но из-за того, что другого мира доселе он не видел, мира, в котором герои действуют более уверенно, чем в будущем, он и просчитался. Если есть какие-то претензии, ты мне их выкажешь позже, а сейчас не мешай. В первый день знакомства с Ханком Эллен мечтала, что когда-нибудь воин без страха разделит ее нравы, согласится с ней, и они оба сойдутся во мнении о недопустимости казни. Но, увы, существенное генные отличия затронули и сознание Ханка, вынеся на передний план его звериное начало.

В ситуациях, где допустимо убийство, мутант почти всегда не брезгует расправой. Эллен отошла на шесть метров от места запланированного убийства, чтобы не видеть, как ее лучший друг, ее спаситель, в очередной раз лишает жизни. Она предпочла не смотреть. Аналогичные ощущения я испытываю в моменты чужой жестокости, в моменты, когда тебя спасает лишь мысленное отчуждение.

Увиденное ударяет с такой силой, что дух на время теряет ориентацию в пространстве. Ощущение, словно лечу сразу во всех направлениях. Сердце обливается кровью из-за наступающей тревоги.

Вы принимаете мир таким, каким хотите его видеть, а я таким, какой он есть! Лишившись части тела, в которой находится мозг, органы зрения, вкуса, обоняния, слуха и рот, злодей маленько поконвульсировал и затих.

Или у этой дружбы есть шанс восстановиться? Пока одолевшие лишь одного из убийц герои выясняли отношение, Сапфир вернулась в будущее доложить боссу о смерти Гнева, а Имба и Герк выполнили приказ - выпустили в статую еще несколько зарядов плазмогана.

Богиня не выдержала еще одной атаки и начала потихоньку рассыпаться. В особенности те, которые не умеют летать и не обладают быстрым восстановлением тканей. Данное относилось к Крэйту и Молнии. Ханк, не обделенный быстродействующей регенерацией, выполнил прыжок веры: Вниз головой, выставив верхние конечности вперед! То же сделал и Сплав, чья пуленепробиваемая оболочка способна пережить падение с любой высоты.

Шторм обратился к обеспокоенным Паттерсону и Эллен. Я вас вытащу из эпицентра! Через силу, учитывая груз. Главный символ свободы Соединенных Штатов - детище французских мастеров. Именно в Париже Статуя появилась на свет. Затем ее разобрали на части и переправили через Атлантический океан. Остров свободы, на котором расположена статуя, является федеральной собственностью на территории штата Нью-Йорк.

Остров располагается ближе к берегу Нью-Джерси, из-за чего некоторые ошибочно относят его к штату Нью-Джерси. Идея о создании Статуи свободы появилась в тысяча восемьсот шестьдесят пятом году у академика Эдуарда де Лабулайе.

Автором самой Статуи свободы является скульптор из Эльзаса, Фредерик-Опост Бартольди, в то время еще молодой и никому не известный мастер. За несколько лет до этого Бартольди задумал постройку огромного маяка на Суэцком канале. По его планам этот маяк должен быть в виде женской фигуры. В руках скульптура должна была держать факел, свет от которого должен был освещать дорогу морякам. Но в свое время затею с маяком на Суэцком канале отвергли.

Именно поэтому молодой скульптор отозвался с большим энтузиазмом на идею Эдуарда де Лабулайе. Богиня много лет поднимала патриотический дух репрессивного общества И склонен считать, что ей никогда не были предоставлены условия полномерной свободы.

Полет Ханка занял пятьдесят секунд. Приземление превратило его в обезображенный кусок мяса. Разорванная окровавленная футболка не скрывала огромную дыру в туловище с торчащими внутренностями. Сплав же отделался мелкими незначительными ушибами, которых не видно на уникальной органической стали. По глубокой несправедливости отныне и впредь человечество обязано принимать мои новации. И вот, спустя годы интеллектуального напряга, я решил, что Америка должна пожертвовать свободой добровольно!

Шторм высадил Крэйта и Молнию рядом с неудачно приземлившимся товарищем. Ханк не дышал, он С моим лидерством Штаты обретут безраздельную власть! Сколько раз сегодня плакала Эллен? У зеддерианца есть такая способность, как суперслух. Он мог бы услышать, как сильно бьется сердце - сказал Шторм, с трудом наблюдая за попытками Джейн оживить Ханка. Попытки привести Ханка в чувства себя не оправдали. И Эллен осталась плакать на запятнанной кровью поврежденной груди уходящего Сплав попросил остальных оставить девушку в покое, говоря, что ей желательно побыть одной.

Через десять минут на месте трагедии скопился народ. Йорковцы выходили из машин, хватались за сотовые, за устройства фиксации, охали при виде разрушенной статуи, предлагали женщине, облаченной в резиновое трико, какую-то сомнительную помощь По прибытии полиции толпа подразошлась, уступив место недовольным фараонам. Эллен все продолжала реветь.

Было ясно, что Ханка, который многократно выручал ее, советовал, как поступать, хоть и настойчиво порой, оберегал и заботился о ней, как о родной сестре, иногда засматриваясь на нее, как на потенциальную любовь, больше нет. Район оцепили и приказали нескольким сержантам охранять его от любопытных горожан. Йорковцы чуть не устроили бунт, узнав, что разбившийся входил в Супергеройскую Лигу, а уничтожение статуи - не что иное, как результат безответственной потасовки ряженых на острове Либерти. В непричастность супергеройской команды к недавней катастрофе, которая без сомнений войдет в историю, как североамериканского континента, так и мира, поверил только главный офицер.

Остальные выдвигали вариант ареста и даже казни девушки в трико. Эллен, эта нехрупкая и непростая дева, ни за что не позволит нацепить на себя наручники.

Скорее уничтожит всю полицию Нью-Йорка. Но чтобы попытаться отплатить Гранду за все беды, которые он принес ей, ее друзьям, Америке, планете, она согласилась кооперировать. Коль я хорошо знаю, как устроена жизнь, я не удивлена. Я знаю, что она, в первую очередь, несправедлива.

Не всегда удается привлечь даже мелкого воришку, случайно застрелившего хорошего человека. Что говорить о богачах. Против людей, способных похвастаться высоким статусом, законным путем идти вообще невозможно. Сегодня я потеряла ровно столько же, сколько Нью-Йорк, сколько наша дорогая страна.

Она лишилась своей основы - мнимой Свободы. После случившегося правительство осознало свою главную ошибку - введение обязательного акта регистрации супергероев.

Все, чего добился президентский совет - гибель нескольких десятков, случайно поучаствовавших в стычках героев со злодеями граждан, и основательный подрыв народного доверия. Американец Скотт Леннон провел в социальных сетях своеобразный опрос.

Обращаясь к группе чернокожих тинэйджеров, которые только проходили через ворота, символизирующие взросление, наступление новой жизни, начало новой жизни. Мистер Леннон садится за стационарник, вооружается беспроводной клавиатурой и набирает текст: Вы еще очень молоды, но, как и в случае с вашей учебой, ваша жизнь когда-нибудь закончится. Как вы ее проживете, зависит не только от вас, но и от тех, кто вас окружает.

Наша страна не идеальна, нужно признать. Многие судят людей лишь по цвету кожи, стало быть, для расистов афроамериканцы всегда будут предметом ненависти и поводом для агрессии. Что происходит сейчас, когда, по идее, ситуация стала налаживаться? Наш дорогой президент, уважаемый Гарри Никмунд, лишил вас привилегий безопасности, введя провокационный акт регистрации.

Тем самым он уничтожил мечту страдающих и пострадавших от расизма. Ведь супергерои, против которых он выступил, по моему скромному мнению, с чьей-то подачи, могли реально обеспечить защиту от расизма.

Они действовали беспристрастно, защищая всех нуждающихся. А теперь им самим, боюсь, придется защищаться. Определись, молодежь, нужен ли тебе такой президент. Президент, который не дарит надежду, а отбирает ее. Кэйл Бэннери пришел на могилу Ханка спустя сутки после похорон. На дружеском свидании с Эллен он попросил ее не отчаиваться, пообещав постараться вернуть друга из других частей временной оси.

Из прошлого или будущего. Он не был уверен, что получится. Речь шла о самом сложном из механизмов. Но попытаться было надо. Так считали все, кто по-хорошему помнил Ханка. Героймен провожал мутанта без своего цветастого костюма, когда-то выданного ему генералом Сайксом. И ведь не только из-за высшей доброты, если подсчитать все плюсы и минусы борьбы. Сколько себя помню, не припоминаю моменты, когда бы я не боялся перейти черту.

Не требуется объяснять, почему Бэннери, прежде чем выйти из Вудлон и совершить прогулку по ночному Бронксу, повторил: Доказано, возникшие помехи можно использовать, чтобы воскрешать умерших. Посмотрев на пришельца, Джейн выразила кипящие опасение: Выходя из кладбища, подходя к вратам, она подумала вдруг: Там столпилась кучка студентов, смотрящих на темно-синее небо. Тинэйджеры без стеснения ликовали, хором выкрикивая имя того, кто сплотил их и научил держаться как можно дольше.

Мир, естественно, не должен был слышать от Дилана и любимые словечки Рейчел: Мистер Память, Капитан Туман, Вендльмашина. По утрам в субботу Вендльмашина сидела наверху, в то время как Дилан выносил мусорный пакет с тошнотворными отходами и заменял его новым.

Сама Изабелла была не в состоянии поднять наполненный разной гадостью мешок, и он ждал Дилана целых семь дней, распространяя по дому жуткое зловоние. Понаблюдать за мальчиком являлся бесшумно двигавшийся, здоровущий рыжий кот. Его голова напоминала башку монстра. Дилан никак не мог определить, презирает этот котяра его и Изабеллу или ему вообще все равно.

Не знал и насколько кот понимает, какую он, Дилан, играет в этом доме роль. Может быть, кот думал, что от него нет никакого толку. Возможно, ему казалось, что все люди должны быть такими же согнутыми, как его хозяйка, и поэтому Дилан — уродлив.

Так или иначе, за работой мальчика наблюдал в этом доме лишь он. Казалось, кот только и ждет целую неделю того момента, когда настанет время выносить мусор и кухня наполнится вонью заплесневелой кофейной гущи, сгнивших апельсинных корок и прокисшего молока.

Рыжий кот сидел в пятне желтого света у окна и намывал лапу, ритмично двигая своей головой монстра. Проезжавший по Дин-стрит автобус тряхнуло на выбоине, служившей основной базой местным бейсболистам. К миссис Багги на Берген. Магазином на перекрестке Берген и Бонд владела толстая белая женщина с маленькими глазками, норвежская эмигрантка, миссис Багги.

Ты что, стырил пирожное у Багги? Изабелла опустила на тумбочку тонкую руку. Ногти тихо стукнули по дереву. Дилан подошел ближе, входя в аквариумный сумрак спальни Изабеллы, чтобы взять с тумбочки несколько купюр. На улице никого не было, кроме нескольких подростков на углу возле дома Альберто. Дилан понятия не имел, чем занимаются остальные. На дворе стоял октябрь, холодало, люди одевались в теплые куртки.

Генри мог отправиться играть в футбол к школе на Смит-стрит, а Эрл, наверное, вообще сегодня не выходил. На крыльце заброшенного дома кто-то оставил пакет с бутылкой. Несколько дней назад там ночевал местный бродяга и пьяница. Дилан направился к Бонд-стрит, раздумывая о том, насколько странно устроен их квартал. Все это было нижней частью айсберга и скрывалось под толщей воды.

Дилан годами ходил по этим дорожкам, таращась на них, словно на листы для спирографа, разложенные на полу, и до последнего не замечал, что все они сворачивают на Бонд-стрит и Невинс, а затем уходят в неизвестность. Идти на угол к Багги у него не было ни малейшего желания, он бы лучше еще раз сбегал с письмами Изабеллы на Атлантик-авеню. Берген-стрит не вызывала у него доверия. Тротуар там был неровный, наклоненный вбок. На крыльце магазина Багги сидел Роберт Вулфолк, почти в той же самой позе, как перед дракой у дома Генри.

Согнутые в коленях ноги, хоть и опущенные на две ступеньки ниже, возвышались над плечами. Дилан остановился, будто по команде. Шум машин доносился издалека приглушенным гулом. Дилан посмотрел на автобус, остановившийся на Смит-стрит, и прислушался к звону церковных колоколов. По сотне разных причин Дилан хотел ответить отрицательно.

Он думал об утонувшей в своей постели Изабелле, о Багги и ее овчарке и о том, что в случае чего сможет ударить рукой по окну, чтобы позвать женщину и собаку на помощь. Вот только в забитом продуктами магазине было темно, как в пещере. Наверное, если бы Багги выскочила оттуда на солнце, тут же ослепла бы. Роберт с насмешливой неторопливостью склонил набок голову и поднял свободно свисавшую с колена кисть руки, будто внезапно обнаружив, что может шевелить ею, но с места не сдвинулся. Дилан почувствовал, что оба они что-то репетируют, к чему-то подготавливаются.

Слова Роберта прозвучали как философское размышление. Дилан ощутил нечто похожее на благодарность, уловив в предупреждении Роберта скрытый смысл. Начиная с этого дня оба они отправлялись навстречу тому неизвестному, что ждало их впереди.

Немецкая овчарка Багги возле прилавка заскулила, рванула вперед, насколько позволяла цепь, и многозначительно гавкнула. Из двери, ведущей во внутреннее помещение, тут же появилась и подплыла к кассе похожая на раздувшийся маринованный помидор Багги.

Прошла неделя, наступило воскресное утро — и только тогда Дилан собрался с духом. Авраам как обычно работал наверху, Рейчел ковырялась в клумбах, а Дилан томился один в своей комнате, медленно одеваясь. Выйдя, он заглянул на кухню и задержался там, снова обдумывая свои шансы. Затем поплелся к лестнице, ведущей на задний двор. Мать сидела на корточках меж голых деревьев, выкапывая что-то из холодной земли.

Во рту торчала дымящая, перепачканная грязью сигарета. Зелено-коричневая куча выкопанных растений на глазах съеживалась от холода.

Открывая рот с намерением начать рассказ, он уже твердо знал, что Роберта Вулфолка упоминать не станет. Во дворе заброшенного дома играли в мяч мальчишки, которым Изабелла никогда не предлагала работать у нее. Двое стояли на площадках-базах и перекидывали друг другу сполдин, четверо других — Эрл, Альберто, Лонни и еще один пуэрториканский мальчик — бегали между базами, пытаясь перехватить мяч.

Эти четверо то и дело сбивались в кучу, сталкиваясь и пихая друг друга, как мыши в мультике, а Генри дурачил их — делал вид, что вот-вот бросит мяч, и не бросал. Он крепко сжимал сполдин и резко выкидывал руку, крутил мячом перед мальчишками, будто показывая язык, опять имитировал бросок, заставляя измотанных бедолаг снова бежать к его базе, тянуться вверх, поднимая руки, а потом в отчаянии крутить головами и рассыпаться в стороны.

Издевательства и превосходство Генри сводили их с ума. Может, никто и не видел появившегося на улице Дилана. Если мальчика сопровождала мать, его обычно не замечали. Просто не смотрели в его сторону, не желая втискиваться в пространство между ним и его родителями.

Неожиданно Эрл поднял руку и помахал, а может, просто показал на облако или птицу в небе. Вместо того чтобы ответить на приветствие, Дилан посмотрел вверх, делая вид, что заметил там что-то интересное — например, человека, собравшегося броситься с верхнего этажа или перепрыгнуть через Дин-стрит.

Черные волосы на его голове и на бровях имели одинаковую длину. Мы пьем кока-колу, у нас ее хоть отбавляй. Похоже, Изабелла вычислила, когда к ней явятся с разбирательством, и пригласила на это время гостя. В воскресенье утром она обычно никого не принимала — дремала в кровати или сидела, согнувшись над письменным столом, вздыхала и смачивала языком очередную печать.

Когда бы ни пришел к ней Дилан, она всегда была одна. Но сегодня Изабелла нарушила свои правила, чтобы не дать ему возможности продемонстрировать матери, в какое царство мрака он регулярно вынужден погружаться. Занавески в большой, обычно затемненной гостиной сейчас были раздвинуты, углы, в которые ранее заглядывал только Дилан и рыжий кот, доступны солнечному свету, а пыльные стулья отодвинуты к стенам. В центре комнаты лежал простенький зеленый спальник и туристский рюкзак, набитый скомканными, как использованные салфетки, футболками и прочей одеждой вперемешку с книгами в мягких обложках: Как ни странно, сегодня в доме Изабеллы даже не воняло помоями.

На столе стояла кока-кола, лежали другие газеты и целый ворох убийственно-ярких комиксов. Дилан не понимал, к кому именно обращается Крофт, пока Рейчел не взяла один из комиксов и не принялась рассматривать обложку. А про Каманди слышали? Дилан прошелся взглядом по обложкам комиксов.

Человек из камня, из огня, из резины, из металла, коричневый пес в маске — здоровенный, как гиппопотам. Картинки в пятнах света и тени расплывались перед глазами, как уходящие вдаль фигуры на последних кадрах Авраама.

Ее страстное намерение высказать все, что она думает насчет Изабеллы, искусно нейтрализовал Крофт, подсунувший им свои комиксы. Он явился сюда с матерью, чтобы сообщить, что больше не желает мне помогать. Я сразу это поняла, Крофт, когда увидела, что его нисколько не интересуют твои комиксы. Он смотрит сейчас на меня, да, Крофт? Горящий взгляд Изабеллы устремился на Дилана.

Я сам был таким. Так и закончился этот разговор, а вместе с ним и работа Дилана у Вендльмашины. Крофт отправился на кухню, вернулся с несколькими стаканами, и они с Диланом и Рейчел принялись выдавливать в колу сок лимона и рассматривать комиксы.

Человек-факел был младшим братом женщины-невидимки, жены Мистера Фантастика, а Существо звали Бен Гримм — оно любило слепую девушку, скульпторшу, которая искренне восхищалась им, огромным и ужасным. Серебряный Серфер был шпионом Галактуса, а Галактус пожирал планеты.

Серебряный Серфер тайно помогал фантастической четверке охранять Землю, а Черный Гром не мог и рта раскрыть, потому что если бы произнес хоть один-единственный звук, то уничтожил бы весь мир. Крофт и Рейчел рассказывали все это Дилану, читая надписи в контурах возле красочных фигурок.

А Вендльмашина беззвучно шевелила губами и, в конце концов, задремала прямо на стуле. Воскресный день конца октября плавно перетек в вечер. Авраам все сидел в своей студии, нанося на целлулоид краску, обнаженные тела на стенах гостиной не сияли, потому что уже не было света, ящички на окне, выходившем на задний двор, и пожарная лестница чернели на фоне закатного неба с красной полоской на горизонте.

Сгустились сумерки, и дети на улице уже не видели, куда летит сполдин, и не могли уворачиваться от него. В какое-то мгновение Дилан уснул на своем стуле, и около минуты они с Изабеллой смотрели один и тот же сон. Но, проснувшись, оба тут же позабыли его. Им всегда хотелось взглянуть на пачку бейсбольных карт, на пластмассовый водяной пистолет — то есть взять в руки, но что за этим могло последовать, не знал никто.

Ты владел вещью лишь до тех пор, пока никому ее не давал. Дилан крепче вцепился в руль. Авраам лишь вчера сменил на велосипеде колеса. Дилан еще не умел ровно ездить, то и дело кренился вбок и, тормозя, упирался ногой в асфальт. Я хочу только прокатиться, парень. Поезжу и верну тебе твою машину, не бойся. Только объеду вокруг квартала. Роберт Вулфолк знал, как поставить Дилана в тупик. А безлюдная улица словно подыгрывала Роберту и шептала Дилану: Вулфолка окружал вакуум, или, быть может, он своим присутствием разряжал на Дин-стрит воздух, появляясь в те моменты, когда средь бела дня никто ничего не видел и не желал видеть, когда весь квартал тонул в солнечном свете, как заброшенный дом — в тени деревьев.

Обращаться к нему за помощью не имело смысла. Роберт говорил монотонно и с мольбой — это не укладывалось в голове Дилана, потому и отвечать было нечего. Глаза Роберта светились жестокостью, а на лице лежала тень скуки. У него были слишком длинные ноги, поэтому, когда он взгромоздился на сиденье, уперев колени в руль, то напомнил Дилану клоуна на трехколесном велосипедике.

Роберт тут же поднялся, встав на педали, и расставил локти в стороны. Велосипед покачнулся и покатил в сторону Невинс. Сколько времени потребуется Роберту на объезд всего района? А если он надумает сделать еще один кружок? Мимо проехал автобус, и похожая на человеческий язык задвижка на решетчатой калитке перед домом Дилана с лязгом подпрыгнула. В конце Дин-стрит, рядом с Невинс, деревьев не было, но в сточную канаву откуда-то набились бурые листья.

Довольно глупо, если хорошенько подумать. Дилан торчал у калитки в ожидании Роберта, а вокруг, словно огромный воздушный шар, разрасталась дневная суета. Старик Рамирез больше не смотрел в его сторону — не на что тут было смотреть. Дилану казалось, он стоит голый, завернутый лишь в медленные минуты, безразлично сменявшие одна другую на часах башни Вильямсбургского банка. Этот день походил на неотвеченный телефонный звонок, бессмысленный сигнал, никем не услышанный.

Невинс-стрит будто превратилась в глубокое ущелье, в котором, как мультяшный койот, бесследно исчез Роберт Вулфолк — в безмолвии, окруженный клубами пыли. Когда к Дилану подошел Лонни с мячом в руках и спросил: Ему казалось, что у него никогда не было велосипеда. Авраам убил на поиски велосипеда целый день.

Он ходил по Уикофф, Берген и Невинс, неотступно преследуемый мыслью, что Рейчел разыскала бы пропажу за полчаса. Она знала Бруклин так, как Авраам никогда не смог бы его изучить. Разрисованные стены домов из белого кирпича отбрасывали на дорогу мрачную тень.

Казалось, эти здания уже на стадии проектировки были как развалины. Авраам заглянул в клуб пуэрториканцев на Бондстрит — небольшой ангар, заполненный картежниками. И тут же вышел, успев заметить стол для пула, увешанные синими коврами стены и резкий запах пробки, пропитанной кислым вином. Никто за весь день даже не пытался с ним заговорить. Вечером наконец-то судьба улыбнулась ему. Какая-то женщина с младенцем на руках вышла на крыльцо, явно злясь на Авраама за то, что он тут болтается.

Его семью — трех глупых белых — в Бруклине, по-видимому, знали все. Отнеся ребенка обратно в дом, женщина повела Авраама во двор, огороженный забором, заваленный хламом, заросший молоденькими побегами, которые разрастаются так же быстро, как трещина на лобовом стекле машины, если на него надавить пальцем.

Авраам увидел гору из разбитых детских колясок, прогнивших деревянных брусьев с кусками штукатурки, дырявых жестяных листов и прочей гадости. На верху этой кучи — Аврааму пришлось задрать голову — лежал велосипед с искореженным крылом.

Еще бы пара деньков, и ветви ближайшего деревца проросли бы сквозь спицы. Авраам залез на изгородь и скинул велосипед на землю. Никто из собравшихся поглазеть даже не шелохнулся, чтобы помочь. Отвоевывать у вора велосипед не потребовалось. Ведь его украли не для того, чтобы кататься на нем, а чтобы выбросить на свалку в знак протеста, неприятия семейства Эбдусов. Двор утопал в тени, и этот мрак вполне соответствовал настроению спрыгнувшего с ограды Авраама. Велосипед был найден, нужно было только отнести его домой и отремонтировать.

Но Авраам сомневался, что Дилан осмелится теперь выехать на нем за пределы заднего двора их дома. Марилла играла с подругой в фишки у крыльца Эбдусоз, напевая тонким голоском: Игра шла внизу крыльца, Дилан сидел на третьей ступеньке и наблюдал. Велосипед стоял в студии Авраама — с выпрямленным крылом, на котором теперь красовалось выведенное отцовской рукой имя Дилана.

Вскоре он будет спущен вниз и поставлен, как чучело животного, в коридоре. Слепой хромированный скакун, оседланный родительским ожиданием и страхами Дилана. Сидя на корточках, едва не касаясь задом асфальта, она схватила малюсенький красный мячик, сдвинула в кучу фишки и пропела: Я просто сказала, что слышала.

У тебя, случайно, не найдется доллара на конфеты, а, Дилан? Дилан дернул головой, запрещая себе оглядываться по сторонам, и нащупал в кармане две монеты по двадцать пять центов, крепко сжав их в кулаке. Он собирался купить на них сполдин — этот резиновый пропуск.

Будет бросать его в стену заброшенного дома, чтобы привлечь к себе внимание других ребят. Ловить отпрыгнувший от стены мяч у Дилана хорошо получалось только тогда, когда он тренировался один, когда вокруг никого не было. В конце концов его умения каким-нибудь странным образом могли перейти в гениальную ловкость, как у Генри. Но в последнее время у стены никто уже не играл в мяч — наверное, и этому искусству Дилан зря учился. Все больше и больше игр предавалось забвению, как имена побежденных в войне, не попавшие в анналы истории.

Никто не задумывался о том, где взять деньги. Снято скорее всего на ХД камеру, а потом специально состарено , чтоб было похоже на киноплёнку.

Он весь таким образом заретуширован. Сюжет и динамика спи: В целом , если не обращать на полную неправдоподобность происходящего, и принимать это как индийский ответ Голливуду, смотреть можно.

Но там тотальное "не верю"! Есть пару твистов, но надо быть полным профаном. И , да, фильм с названием "Оператор" - это худшая услуга тем, кому это добро продавать. Назвали бы ещё "Оператор Колл-Центра". ЗЫ из комментов ИМДБ "I even felt sorry for the prop designers who had to make all those fake dollar bills in the back of the vans": Люк Госс и кО. Там походу новый тандемчик образовался, Люк Госс, который уверенно обходит всех конкурентов по кол-ву ролей даже Денни Трэхо уже раз десятый играет с Мишой Бартон, при чем большую часть картин поставил Тимоти Вудворд мл..

А те , где этой бабы нет - ставит КРистиан Сесма, который "прославился" парой конченых опусов с Джейсоном Мьюзом и Дэнни Трэхо, опять же.. Блядь, как скорпионы в банке. Одни и теже одно и тоже..

Последнее десятилетие в Б-сегменте, это вот такие локальные пиздецы - дорывается какой-нибудь Киони Ваксман до пульта , или как там происходит.. Может продюсеры нанимают его на проектов для Сигала , и начинает он строгать.. Я не всё смотрел ещё. Сегодня начну знакомство с устареллой от Люка Госса "Оператор". Ролик выглядит неплохо, умилила комп. Дело угандийских трешовиков живёт и здравствует. Хотя , лично я "за!

Зрелищно, экологию не портят, актёры не ранятся, ну и что , что не по настоящему. Там , в кине, кстати, опять Миша Бартон кто её шпилит?

Вот ролег, зацените https: Ах, да, забыл отметить, что Там ещё Майкл Паре, который года два назад, видимо по ошибке подписал контракт. При чем , Надя выглядит лучше. Скоро грядёт эпик alexod December 27th, Dr. Victor Frankenstein and Egyptologist Naihla Khalil are both professors at a leading medical university.

When the two monsters face-off in an epic showdown, no one is safe from the slaughter. И снова про "Большой переполох в Маленьком Китае" alexod April 5th, Просмотрел весь диск, все бонусы, и даже ещё раз фильм с комментариями Карпентера и Рассела.

Для начала хочу отметить безобразный перевод некоторых допов, в частности интервью с Эдлундом - Prompt чистой воды.. С комментами дела получше, по крайней мере о чем речь ясно И так по порядку.

Сейчас имеет смысл смотреть, в каком угодно качестве, но не в Аш Дэ - иначе он превращается в суровый факин трэш. Декорации, грим, драки - всё картонное. Когда смотрел на кассете, выглядело нереально круто, именно из за его кичевой, крикливой стилистики. На DVD тоже нормально смотрится. В остальном - кино, конечно уникальное.. Это, реально, дурацкий фильм, с ахинеей про хуй знает каких-то китайских духов итд.

Но в то же время - по нему можно учить, что из себя представлял голливудский махровый кич в х. Вот прям кадр за кадром можно разбирать. От вступления, до финала, он забит хрестоматийными признаками своего времени.

Этакий дуболомный америкосовский летний блокбастер для попкорновой публики. Знаете - есть такой типаж , здорового американца-жизнелюба, который жует бургер, пьёт пивас и довольно рогочет. Ему до пизды всякие там тонкости про Китай, он знает что есть карате, все китайцы его мощно исполняют, что есть китаянки-проститутки, китайская магия с молниями, и что всё это херня полная супротив дальнобойщика-wasp-style. Ну вот - это квинтэссенция такого взгляда на жанр..

Я когда его первый раз посмотрел, мне чан снесло. Хотя я даже тогда был расстроен, что Рассел в фильме какой-то мудила, ничего не может и только хвастается, и драки там были дурацкие, но вот сам антураж, где заехав в квартал попадаешь в другой мир, где нихера не понятно, кто зачем и откуда, но зато есть подземные монстры, летающий глаз, и три духа-стихии - , сука, это было круто.

Когда пересмотрел с комментариями, выяснилось, что это был студийный проект, в плане какой-то творческой значимости - ничего особенного, и для Карпентера, и для Рассела.

Студия хотела одно, сценарист писал вообще про другое, Крапентер же снял третье. Ну а Рассел резвился. Пол фильма они нахвалилвали чуть ли не всех парней что трудились в фильме. Интересно было узнать про Джеффа Имаду, и что начальный эпизод, был доснят студией отдельно, так как им не нравился настрой картины я бы не сказал, что он лишний, настраивает на лад он хорошо. Карпентер, надо отдать ему должное, владеет большей инфой о всем,что касалось съемок и участвовавших в нем людях.

К тому же больше эрудирован. Рассел, же в натуре, как гопник. Бу-га-га, ничего не знаю, о, бля круто! Зато поведал, что "Подержаные автомобили" были провалом, как и все ленты кроме "Побега из Нью-Йорка" и поздних блокбастеров.

Так например "За бортом" только потом оправдал себя, а изначально тоже был записан в неудачи Что касается экшн-составляющей,то как я уже писал, Карпентера нельзя пускать в фильмы, где будет много действия. Это вообще не его. Ему вообще не интересна динамика. Какой-то хаос, типа пусть пиздятся в кадре, раз по сценарию у нас драка. Есть пара неплохих моментов, когда Имада укладывает Рассела в аэропорту, и когда главных героев чуть не сбивает машина на парковке.

Ещё прикольный момент хоть и бестолковый , когда троица китайских властелинов стихий синхронно укладывает в разборке стрелявших по ним бойцов одной из группировок.

В здании, очевидно, размещалось какое-то учреждение. Его великолепие наводило на мысль о безбедном прошлом, а жалкое состояние, в котором оно содержалось, указывало на нищенское и куда менее цивилизованное настоящее. Под ногами хрустело разбитое стекло. У меня разыгрался нешуточный приступ паранойи: Нашей вины здесь не было, однако косвенные улики могли натравить на нас беспринципную шайку злобных чиновников коррумпированного режима, каким в большей или меньшей степени является всякий режим.

Я последовал его примеру и закинул свой за плечи. Два белых прошли прямо рядом с нами, полностью проигнорировав наше присутствие. Я уже начинал питать надежды, что, может быть, мы невидимы, но тут Сэнди взревел:. Я, бывалый исследователь и профессиональный футболист, требую, чтобы меня приветствовали как подобает! Пытаясь утешить друга, я положил ему руку на плечо. Этот возглас, естественно, способствовал тому, что нас наконец заметили, что, впрочем, выразилось лишь в том, что некоторые из присутствующих граждан стали вести себя враждебно, в особенности банда молодых головорезов, которые стали бросать на нас оценивающие взгляды.

Сейчас я чувствую, как в руку мне вонзается клюв, кто это, если не Аист Марабу; это мой укол, химические препараты, но не те, что затуманивают и успокаивают мой мозг, не те, от которых я забываюсь, нет, от этих я вспоминаю….

Не должен никто обосраться; в конце концов, эта шлюха сама напросилась. Как она себя вела, какой шум создавала вокруг своей задницы, не мы, так другие ее бы выебали. Ну да, потрепали сучку немного, но ведь нас оправдали, британское правосудие и все такое. Ну, не повезло, выбрала не лучшее место, не лучшее время, в конце концов, это все Лексо виноват…. Я должен охотиться на Аиста, он олицетворяет весь ужас, всю испорченность. Если я убью Аиста, я задушу испорченность в себе.

Тогда я буду готов выйти отсюда, проснуться, занять свое место в обществе, ну и все такое. Они будут в шоке, когда увидят, как этот полутруп, горсть разлагающейся плоти и костей, вдруг встанет и скажет: Ну, как вам фокус?

Слыхал, мы вышли в финал. После того, что с тобой случилось два года назад, мы даже не приближались к финалу, но хватит проигрывать. Мы вышли в финал! Сам-то я не ходил, а Тони был. Я собирался пойти, но так и не достал билет. Даррен Джэксон, красивый гол, ну да. Тони записал комментатора на пленку, вот те на, записал, знаешь-понимаешь.

Даже, наверное, не япошка, а китайка, или что-нибудь в этом роде. Я ж говорю, просто медсестра. Да, Рой, правда ведь, сынок? Ты сегодня получше выглядишь. Вет, смотри, Рой как будто посвежел. Ты когда-нибудь видел японца, больного СПИДом? У нас болеют, в Штатах болеют, в Индии болеют, в Африке болеют. Наш Бернард тоже, может, болеет. А они нет — они не заражаются. Они вывели эту заразу, чтобы потом завладеть всем миром!

Пришла к Рою — а порешь всякий бред! Ты же не знаешь, что он слышит, и как это на него подействует! Ты совсем сдурела, что ли? Я тебя спрашиваю, знаешь-понимаешь! Нам как-то удалось свалить от недовольной черни, и в результате мы оказались на краю трущобного района: Некоторые из них подошли к нам и стали попрошайничать, не особо рассчитывая на успех.

Мальчуган диковатого вида, с кожей цвета темного шоколада уставился на нас и смотрит пристально, не отводя глаз. Кроме грязных потрепанных синих шорт и стоптанных ботинок без носков, на нем ничего нет. Мальчуган громко рассмеялся, после чего выпалил целую речь, из которой я не понял ни слова.

Я взглянул на слепящее солнце. Весь день оно безжалостно палило, но скоро уже спрячется за зелеными холмами, возвышающимися над Изумрудным лесом. Красивое местечко, этот лес… мои мысли рассеяли какие-то крики и резкие звуки: Сэнди умело уводил кока-кольную банку от гибких конечностей детей племени банту. Трогательно было наблюдать, как тянется Сэнди к тренерской работе и развитию юношества, однако более насущные проблемы требовали решения.

Наше средство передвижения осталось в присутственном месте, и никто из нас не отважился бы продолжить путешествие на такой непредсказуемой машине. Сэнди подал знак, и ребята разошлись. Один малыш, тот смешной заморыш, сверкнул на меня исподлобья своими черными глазенками.

Я сам был не рад, что испортил такой футбол, но у нас были неотложные дела. Сэнди решительным движением забросил жестянку в захламленное озеро, потом посмотрел на меня и грустно покачал головой. Этот вопрос заставил меня притормозить и поразмыслить о мотивах своего поведения.

Конечно, я мог начать разглагольствовать о духе охоты, мог бы нагородить о чудовищной резне, которую эти презренные твари совершают над другими представителями дикой природы; о том, как они могут повредить экологии всего региона, как они распространяют чуму и другую заразу по окрестным деревням.

Конечно, это задело бы нужные струны, и в Сэнди взыграли бы и гуманистические принципы, и жажда приключений.

Проблема лишь в том, что это было бы неправдой. Более того, Сэнди понял бы, что я лгу. Я прочистил горло и отвернулся от слепящего солнца. Мне не хватало дыхания, я чувствовал, как слова буквально испаряются у меня во рту, пока я готовлюсь что-нибудь сказать. Я прокашлялся, чудом нашел в себе силы и начал: Знаю только, что мы с этим Марабу уже встречались, может быть в прошлой жизни, и что он — само зло, и что мне важно его уничтожить.

Сэнди смотрел на меня несколько секунд, на лице его застыло выражение сомнения и страха. Лицо моего друга озарилось роскошной улыбкой, он крепко обнял меня, и я заключил его в свои объятия. Разнявшись, мы ударили по рукам. К нам подошли еще двое негритят из футбольной команды. Они были одеты в лохмотья. Он взъерошил ему волосы, и мальчишка убежал вприпрыжку по тропинке, ведущей в поселок.

Мы продолжили путь пешком, с рюкзаками за плечами, из деревни на другой берег озера. Ветер поменял направление, отчего мусорная вонь стала непереносимой в маревой жарище. Вокруг нас роились отвратительные насекомые разнообразного калибра.

Сэнди, как профессиональный спортсмен, имел передо мной значительное преимущество по выносливости и физ-подготовке и мог бы, наверное, продержаться по— дольше. Мы разбили лагерь на тенистой поляне, расположенной на более живописной стороне озера, и закатили пир, изучая содержимое наших съестных пакетов. Понюхай, Сэнди, и ты вгрызешься в него не раздумывая!

Тут Сэнди неожиданно посетила мысль, он повернулся ко мне и сказал: Нам нужно найти спонсора: Я знаю, кто снабдит нас всем необходимым. Несколько миль вдоль по западному берегу озера — и мы там. Он заботится о своей популярности. Тут я вспомнил, Сэнди как-то говорил, что раньше он работал на Доусона.

Сейчас он собирался расширить владения своего парка, взяв под контроль прилегающую зону отдыха. Он нажился на застройке земельных участков, а для земли в этом районе были значительно более выгодные применения, нежели устройство сафари-парка.

Тем не менее Доусон мог быть нам полезен. Пронзительные крики, слившиеся в неистовый хор, внезапно прервали наш разговор. Я обернулся и увидел их. Можно было различить одну или две социальные группы, однако по большей части они стояли в отдалении друг от друга на мусорных кучах по берегу озера. Некоторые уселись, поджав под себя длинные ноги, другие медленно прохаживались туда-сюда.

Огромный чертина, с размахом, наверное, не меньше метра и весом килограммов девять, повернулся к солнцу и расправил крылья, обнажив черный волокнистый подшерсток. На выгнутой шее виднелась красноватая заплатка, на большом, конусообразном клюве коростой застыла кровь, белые пятна засохших экскрементов покрывали ноги.

Это был крупный хищный падальщик, известный как Аист Марабу. Более того, это был как раз тот, что нам нужен. Темная сила, исходившая из мертвых глаз твари, пронзила нас до спинного мозга. Сэнди с тревогой посмотрел на меня.

Его клюв острее бритвы и содержит трупный яд разлагающихся туш: Давай встретимся с Доусоном. Его земли одно время были зачумлены этими тварями, но он нашел способ расправиться с ними. Мы уходим, сынок, твоя мама и я. Это мы, твои папа и мама, желаем тебе скорейшего выздоровления. Как он всегда орет, мать его. Да я не глухой, мудила! Иногда я чувствую, что легче будет просто открыть глаза и крикнуть: Знаешь, ведь музыка бьет по другой части мозга.

Вот почему мы принесли сюда эти записи. Я просто подумала, что это больше понравится нашему мальчику, ну, вроде как живое выступление. Это и музыкой-то не назовешь, Вет. Это не совсем музыка, знаешь-понимаешь. Я могу все устроить. Уверен, мама расстроилась, и они опять затеяли ругань.

Когда они ушли, я почувствовал облегчение, пиздец, какое облегчение. Даже теперь они мешают мне, даже здесь сбивают меня с толку. Мне нечего им сказать, я о них ничего не думаю, да и не задумывался никогда.

Кроме того, мне не терпится вернуться к Сэнди, чтобы продолжить нашу погоню за Марабу. Но теперь я слышу другой голос, такой мягкий женский голосок, и принадлежит он Патриции Дивайн:. Голос у нее приятный, в меру сексапильный. Может, в мире грез мне удастся завести любовную интрижку, немного фака в повседневность, нет-нет-нет, фака не будет, потому что именно из-за него и началось все это слюнтяйство, и я стал превращаться в разлагающийся полупроводник между этим светом и другим; я чувствую прикосновение Патриции Дивайн.

Чувствую ли я его на самом деле, или мне только кажется, слышал ли я своих родителей, или это игра моего воображения. Не знаю и знать не хочу. У меня есть только входящая информация, и мне не важно, идет ли она от органов чувств, из памяти или из воображения. Не важно, откуда она, важно, что она есть. Единственная реальность — это образы и тексты.

Старшая сестра бросила на Патрицию недовольный взгляд за критическое замечание в присутствии овоща. В свое время я весил под девяносто кг, конечно.

Однажды я уже чуть было не отправился в ад для толстых Фэтхел, Мидлотиан, население , с толстой женой, толстыми детьми и толстой собакой, туда, где худые только кошельки. Вот я слышу, как уходит старшая, оставляя меня наедине с просто Божественной Патрицией. Может, она и старая корова, но мне нравится думать, что она молода и красива. Возможность представлять выводит мое существование на более качественный уровень.

Других возможностей у меня не так много. Я определяю качество, высокое или низкое, по своему усмотрению. Если бы они только отъебались от меня и дали мне возможность разрулить все самому. Мне не нужны их представления о качестве, их гребаный мир, который сделал меня тем уебищем, которым я был.

Здесь, в глубине, я — овощ, и мне хорошо в тайном мирке своего воображения: Все равно этот мир для меня вполне реален, и я останусь здесь, внизу, где им меня не достать, во всяком случае до тех пор, пока я во всем не разберусь.

Последнее время это не так-то просто. События и действующие лица вторгаются в мое сознание, незваные гости вламываются на мою частную ментальную вечеринку, навязывают мне свое общество.

Например, Джеймисон, а теперь еще этот Локарт Доусон. Так или иначе, это дает мне ощущение движения к цели: Я здесь, чтобы уничтожить Марабу. Зачем — не знаю. Зато знаю, что мне нужна помощь, и что в этой охоте Джеймисон и Доусон — единственно возможные мои союзники.

Мои родные, среди которых я вырос, это не семья, а генетическая катастрофа. Большинство людей живут с ощущением, что дома у них все нормально, я же с раннего детства, практически с тех пор, как начал соображать, стеснялся своей семьи, стыдился ее. Осознание это пришло, думаю, из-за тесного в буквальном смысле общения с соседскими семьями, наполнявшими отвратительный кроличий загон, в котором мы жили. Будучи прижаты друг к другу, люди, как ни старались, не могли уберечься от постороннего взгляда.

На лестнице, на общих балконах и в сушилках, через матовые стекла и решетчатые двери я ощущал нечто, чем, казалось, обладали все, но чего нам, похоже, не хватало. Элементарная нормальность — вот чего нам не хватало. Иногда о нашем районе писали в газетах. Скучные статьи на целые страницы рассказывали о бедности жителей окраин.

Да, мы были бедны, но я всегда считал, что беспросветная скука больше, нежели нищета, характеризует наш район, хотя, конечно, связь между ними очевидна. Я лично предпочитал стерильную скуку, окутывающую мой дом извне, истеричному хаосу, в нем царившему. Старик мой — клинический случай: Мамец — и того хуже. Они были обручены давным-давно, но, когда пришло время пожениться, с ней случилось психическое расстройство, то есть первое из череды подобных расстройств.

Это случалось с ней периодически на протяжении всей жизни, пока она не дошла до нынешнего состояния, когда уже нельзя с уверенностью сказать, в нормальном она состоянии или нет.

Короче, в психушке она познакомилась с санитаром-итальянцем, с которым и сбежала к нему на родину. Через несколько лет она вернулась с двумя малышами, моими сводными братьями, Тони и Бернардом. Старик уже собирался жениться на другой. Это доказывает, что в Грантоне начала х были как минимум две безумные женщины. Как потом это часто рассказывал отец: Вет сказала Джону, что с путешествиями она завязала, что он единственный, кого она всегда любила, и попросила на ней жениться.

Он взял на себя опеку над двумя итальянскими бамбино, которые, как позднее призналась Вет, были от разных отцов. Я родился примерно через год после свадьбы, еще через год на свет появилась моя сестренка Ким, а потом и Элджин, унаследовавший имя от городка в Хайлэнде, где, как считал отец, он был зачат.

Да, красивое семейство — это не про нас. Я на лифте поднялся на седьмой этаж. Метасознание все еще удовлетворенно вибрировало. В нем было не более двадцати умов, перевитых и связанных узлами не беспорядочно, а в гармонии и безупречности плетения персидского ковра. Оно было прекрасно и ужасно, и я чувствовал, как жадно оно набросилось на следующую жертву.

Я вошел в коридор с роскошными синими коврами, декорированный стеклом и блестящим металлом. Здесь стоял холод и запах страха. Люди сбились тесной кучкой, испуганно округлив глаза. Несколько полицейских пытались взломать одну из двустворчатых дверей в коридоре. Крупная женщина в красном платье, всплеснув руками, истерически выкрикнула:.

Я застыл, сосредоточившись, пытался успокоиться. Через мое сознание словно прокатилась колонна грузовиков. Я подумал о Санкаране, глубоко вздохнул и сосредоточился на роспуске метасознания. Я скользнул в него, как змея скользит в болоте, не задев ни травинки, и начал распускать его нить за нитью, разум за разумом. Изысканный симметричный узор был творением мастера.

Мне было жаль уничтожать такую прекрасную работу. Оно распалось, словно кто—то повернул выключатель. Я перевел дыхание, колени у меня дрожали. Меня всего трясло, и ручейки пота стекали по лицу. Я и не сознавал, как много сил ушло, чтобы распутать это плетение. Я бессильно привалился к стене, сдерживая подступающую панику. Между тем истеричная женщина умолкла и ошалело озиралась по сторонам. Из глаз у нее покатились слезы. Дверь внезапно открылась перед полицейскими, и из нее выглянул мужчина с застывшим, как спросонья, лицом.

Полицейские оттолкнули его и ворвались в помещение. Из—за стола поднимались люди. Они терли глаза, встряхивали головами, как будто выходя из ступора. В открытое окно лился солнечный свет, осколки стекла на полу сверкали алмазами. Один из встававших взглянул на окно, на полицейских и спросил:. Я побрел к лифту; через каждые несколько шагов мне приходилось останавливаться и прислоняться к стене. Вокруг шумели, кричали, суетились, и на меня никто не обратил внимания.

Ввалившись в кабину лифта, я сообразил, что только один человек мог создать метасознание такой мощи. Теперь я распознал и знакомое течение, увлекавшее меня к нему. Я, спотыкаясь, пересек вестибюль и, свернув за угол здания, увидел синий фургон с тонированными стеклами. На руке, открывшей дверцу, сверкнуло золотое кольцо. Я чуть ли не с облегчением опустился на пассажирское сиденье и обмяк. Рахул Може снял темные очки и с улыбкой взглянул на меня. Он подавлял меня величиной, хотя был всего лишь среднего роста и сложения.

Видеть его целиком, тело и разум вместе, было все равно что глядеть на огромный корабль из—под носовой фигуры. Глаза на смуглом лице горели лесным пожаром. Руки протянулись ко мне. Я услышал, как щелкнул ремень безопасности. Много позже, придя в себя, я увидел его лицо, склонившееся надо мной. Мы находились в номере дешевого отеля. Мне запомнилась, какой жесткой была кровать, на которую он меня уложил, и солнечные пятна на зеленом ковре.

Я закрыл глаза, но он остался в моем сознании. Щупальца его разума удерживали меня, эта близость меня ужаснула. Пальцы его разума открывали все двери, раздвигали все преграды моего ума. Он входил в мои воспоминания, в тайники, в неведомые глубины моего сознания.

Он вбирал меня в себя, и горячие тиски боли сжали мою голову. Ты не знаешь, кто ты, не знаешь, как давно ты мне нужен. Вместе мы выстроим метасознание, перед которым то, последнее, покажется ребенком. Позволь, я научу тебя, расскажу, как пользоваться своей властью.

Но сперва позволь мне рассказать, кто ты. Хватка его разума ослабла, когда он принялся ласкать меня. Я так устал, я так долго сопротивлялся. Теперь я мог отдохнуть. Доселе я не знал, что значит — преодолеть пустоту, разделяющую людей, и встретить руку, протянутую навстречу твоей…. Я ударил его, собрав остатки сил. Я попал прямо в горло — он скатился с кровати и хрипел, задыхаясь на полу.

Мысленно оттолкнув его, я вскочил на ноги. Он лежал, зажимая руками горло. Моя рука уже нащупала дверную ручку, когда стрела боли вонзилась мне в голову. Он уже сидел, растирая шею, сконцентрировавшись. Помимо воли я развернулся, пошел обратно и беспомощно сел на кровать. Он подсел ко мне, притянул за плечи. Эта сука Джанани забрала твои воспоминания. Она забрала то, чем ты был. Я бы исцелил тебя, если бы мог. Но я могу только поделиться с тобой…. В глазах у меня потемнело.

Я падал в темноту, в тишину, в которой беспрерывно звучало эхо моего вопля. Я вместе с ними падал к бледному световому кругу, открывавшемуся внизу жерлом колодца. Потом я потерял сознание.

Когда я очнулся, моя голова лежала на плече у Рахула Може, а он подносил ложку мне ко рту. Я едва не подавился глотком куриного бульона, потом облизал растрескавшиеся губы и попытался вырваться из его лап. Все кружилось перед глазами. Тусклая лампа освещала комнату. Я увидел, что уже ночь. Я был слаб и измучен. Исправлять причиненный вред придется долго.

После этого он дал мне уснуть, и за все время моего пленения я ни разу уже полностью не приходил в сознание. Я переживал короткие моменты пробуждения, но большую часть времени пребывал в смутной полудреме, не отличая действительности от осаждавших меня кошмаров. В жестокой хватке Рахула Може, прижимавшегося ко мне щека к щеке, я, помнится, слышал знакомые голоса. Раз мне показалось, что рядом со мной лежит женщина — ее болезненно тонкое тельце прижималось к моему плечу, и говорила она голосом Дулари.

В другой раз мне почудилось, что со мной рядом сидит Санкаран. Я решил, что наконец спасен, но он лишь держал в руках звездную карту и, указывая на нее, что—то увлеченно говорил. Старые друзья — мальчики, с которыми я играл подростком, Манек — призраками проходили через мое сознание.

И неизменно в нем оставался Рахул Може, нашептывавший на хинди, на английском и на незнакомых мне языках. Мужчина — женщина, тело — разум… Если бы те, кого ты зовешь друзьями, увидели тебя таким, каков ты есть, они бы с ненавистью отшатнулись от тебя.

Я твой единственный друг, любовь моя. Мы обязаны хранить верность иной звезде…. Я вновь увидел себя падающим к бледному солнцу, окруженным подобными демонам призраками, тянувшими ко мне длинные пальцы. Его ногти расцарапали мою голую грудь. Проглотив крик боли, я увидел — его разум открылся передо мной, как рассвет нового мира.

Я увидел его силу, красоту, беспощадность — горные хребты, отвесные скалы, огромное пространство, словно с рисунков Эшера. Он впустил меня к себе в душу. И я обратился к нему, протянул руки, исследуя эту бескрайнюю страну. Мы лежали рядом, и его тело становилось другим: И тогда, словно кошмарное соитие достигло кульминации, он ворвался в меня, питая и питаясь, терзая и раздирая….

Когда, тысячу лет спустя, я открыл глаза, я был слаб, но мог думать. Рахул Може лежал рядом со мной, спал, забросив руку мне на грудь. Сквозь зеленые пластмассовые жалюзи лился вечерний свет. Я с ужасом увидел на одеяле, прикрывавшем меня, пятна крови. Я обшарил свой разум, отыскивая его, но он ушел. Медленно, бережно я собирал себя заново.

Так раненый зверь зализывает раны. И тут я увидел женщину с оливковой кожей. Она стояла в дверях с кипой чистых простыней, приоткрыв рот от изумления.

Женщина попятилась и захлопнула дверь. Или она мне приснилась? А если нет, почему я не ощутил ее разума? Почему Рахул Може не шевельнулся, не почувствовал ее присутствия? Я догадался, что она — пустышка, одна из тех, чье сознание для меня недоступно. И для него тоже, понял я. Должно быть, я, обессилев, задремал, потому что, когда проснулся снова, в комнате было темно и звонил телефон. Рахул Може шевельнулся рядом со мной, выругался и зажег лампу.

Схватив трубку, он несколько минут вел разговор на хинди. Его разум дрожал от возбуждения. Я на несколько дней оставлю тебя. Но не думай меня предать.

За тобой присмотрит работник этого отеля — мой слуга. Я снова уснул, а когда проснулся, увидел в комнате незнакомого темноволосого пожилого человека, одетого в бело—зеленую ливрею. Его разум напоминал разум запуганного животного.

Может быть, без меня ты быстрее поправишься. В тот вечер меня кормил бульоном Одильо. Заговорить со мной он не пытался. Я был слишком слаб, чтобы играть с его сознанием, да и вряд ли моего скромного искусства хватило бы, чтобы исправить то, что сделал с этим человеком Рахул Може. Може не было рядом, и мысли мои понемногу прояснялись. Я начал подумывать о побеге, хотя это и казалось невозможным.

Должно быть, в бульон добавили наркотики — я был неестественно слаб. Я беспомощно лежал, просматривая сознания проходивших за дверью людей, но не в силах был даже позвать на помощь. А на следующее утро, после завтрака, дверь открыла горничная с оливковой кожей.

Она принесла кипу полотенец. Бросив на меня испуганный взгляд, она стала пятиться к дверям. Я сумел приподнять руку и хрипло каркнул:.

Она медленно, широко раскрыв глаза, вошла в комнату. Оглядела меня и сказала что—то на непонятном языке. Положила полотенца, сняла трубку телефона и, задыхаясь, быстро заговорила. Должно быть, на португальском.

Я всю жизнь боялся и избегал пустышек: Полиция доставила меня в больницу: Полиция не поверила моему рассказу. Регистратор отеля уверенно заявил, что номер снимала и брала от него ключ молодая белая женщина, Мари Гренье из Батон—Руж, Луизиана. Никто не видел никакого индуса. Я так и не узнал, что рассказала полиции горничная и поверили они ей или нет. В ту же ночь я сел на больничной кровати и вытащил иглу капельницы.

Моя одежда была аккуратно сложена в ногах кровати, и я не без труда переоделся в нее. Грудь у меня была перевязана и болела при каждом движении. Я тащился по коридорам под слепящими флуоресцентными лампами и задыхался от запахов антисептиков, пока не набрел на боковой выход.

Холодный ночной воздух привел меня в чувство. Из последних сил я отыскал неподалеку станцию подземки и сел в поезд. Не помню, как я доехал, а потом дошел до своей квартиры. Ключей при мне не было — пришлось найти управляющего, который вовсе не обрадовался, что я разбудил его в четыре часа ночи. Я упал на кровать и проспал до полудня. Проснувшись, я с облегчением ощутил, что мой разум принадлежит только мне. Я уволился с работы, объяснив коллегам, что нашел место во Флориде. Я забрал из банка свои сбережения и снял комнату в трущобном районе Кембриджа.

Я попросил не вносить в справочники мой телефонный номер, снял почтовый ящик под чужим именем и сразу же написал Джанани, как со мной связаться. Если бы не Санкаран, я бы сбежал на край света. Думаю, Може этого не понимал. Наверно, моя уловка удалась именно потому, что, по его расчету, я должен был покинуть Бостон, бежать от него, как бежал прежде. Но я больше не хотел убегать. Через несколько недель я нашел работу в медицинской компании — место рядового компьютерного техника.

Жалованья хватало на жизнь и на содержание машины. Последнюю посылку от Джанани я получил за несколько дней до того, как впервые вышел на новую работу.

Она подтвердила, что видения в номере отеля не были бредом.

Смотрите как Брюнетка высокого роста трахается с соседом по квартире на ProstoPorno Брюнетка высокого роста трахается с соседом по квартире (81) Спасибо! Уже голосовал! Изящная блондинка в. Смотрите как Горячая блондинка Лесли Фокс трахается в квартире на ProstoPorno. Горячая блондинка Лесли Фокс трахается в квартире Лили трахается в квартире Майка.

Онлайн Фильм Анал Первый Раз

Блондинка Эльза Джин осталась анально не обесчещенной, несмотря на наличие нового члена у жопы Красивая блондинка весь месяц трахается в попу с мужиком на курорте. Русская блондинка на новом месте работы занимается с коллегами групповым сексом с двойным проникновением Украинская блондинка поутру по примеру Клеопатры трахается с .

Порно Фото Между Зрелых

Горячая мулатка втайне от мужа трахается с его другом с огромным членом Риэлтор по работе жарит симпатичную клиентку в квартире на широкой кровати Милая блондинка трахается . Изящная блондинка в розовом платье для высокого самца Горячая блондинка Лесли Фокс трахается в квартире.

Выебал в анал на пляже свою кошечку - смотреть порно онлайн

Янтарный Линн и Джон Лесли в разговоре грязно для меня Саманта Фокс в классическом порно видео молодая блондинка трахается в машине. Так же вы можете скачать порно бесплатно без ограничений на скорость и обязательного просмотра рекламы в различных форматах: порно видео 3gp, порно видео mp4. Cреди собранного видео вы можете.

Классная азиатка подставила свой анал, для европейского парня с большим членом смотреть

Лиза Де Лиу, Джон Лесли в ретро порно звезда стучит рыжей цыпленок

Парень Устроил Своей Любовнице Отличную Анальную Порку

Найдено 44 бесплатных порно видео роликов

Очень Большие Сиськи Мастурбация

Порно Секс Очень Огромные Члены

Узбечка С Большими Сиськами Порно

Смотреть Русское Порно Запретное Зрелых

Скачать Порно Видео Анал

Анал с сисястой шлюхой / Interview with my Asshole (2010) SiteRip

Порно Самые Маленькие Сиськи

Возбужденная блондинка с маленькими сиськами получила двойной трах

Шеф насадил секретаршу на свой член

Анал Беременных Порно Фото

Смотреть Порно Анал Со Сквиртом

Частное Порно Фото Зрелых Лесбиянок

Заводящая Развратная Жена Блондинка - Смотреть Порно Онлайн

Порно Онлайн Зрелые Извращенки

Порно Зрелых Кончают В Писю

Знойная блондинка всегда рада заняться безбашенным сексом

Просмотреть Порно С Большими Сиськами

Трахал горничную на кресле, вставил член в попку и кончил внутрь смотреть

Блондинка Решила Насладиться Своей Подругой - Смотреть Порно Онлайн

Смотрите порно видео Горячая блондинка Лесли Фокс трахается в квартире - на ProstoPorno

Зрелая с большими сиськами в восторге от двух членов

Блондинка с волосатой писечкой сидит на кресле - смотреть порно онлайн

Парень грубо отымел блондинистую сучку в дорогой машине и обкончал всю грудь

Опытная и взрослая блондинка сосёт член парня а затем встаёт рачком и принимает член с презервативом

Популярное на сайте:

Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Guran 06.02.2019
Порно Смотрет Без Смс
Daktilar 28.05.2019
Бесплатное Русское Гиг Порно
Faebei 03.06.2019
Сперма В Жопе Сборник
Meztirr 06.10.2019
Смотреть Порно Крупным Планом Пезды
Kashakar 12.10.2019
Порно Маленькие Жопы Фото
Yozshukinos 03.02.2019
Порно Оргии Винтаж
Arashizil 17.09.2019
Смотреть Порно Бесплатно Джиллиан Янсон
Shakinos 04.05.2019
Рука В Жопе Рука В Анальном Отверстии
Doujora 11.09.2019
Скачать Фото Девственниц
Vukus 14.09.2019
Смотреть Порно Новинки 2018 Бесплатно
Горячая Блондинка Лесли Фокс Трахается В Квартире

monolit-zao.ru