monolit-zao.ru
Категории
» » В Раздевалке Сексуальная Блондинка Трейси Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

Найди партнёра для секса в своем городе!

В Раздевалке Сексуальная Блондинка Трейси Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П
Лучшее
От: Misida
Категория: Блондинки
Добавлено: 05.12.2019
Просмотров: 8204
Поделиться:
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

Сумасшедшая Русская Блондинка В Латексе Ебала Бисексуала Очень Огромным Черным Страпоном В Рот И Жоп

В Раздевалке Сексуальная Блондинка Трейси Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

Сиськи Смотреть Онлайн

Видео Порно Зрелые Жопы Соло

Порно Мама Блондинка

И какое же впечатление он, наверное, произвел тогда на Хуаниту? Другой молодой человек мучился бы этим молча, но Хиро никогда не сдерживала необходимость слишком тщательно что-то обдумывать, поэтому он пригласил ее на обед и после пары коктейлей она пила содовую просто задал вопрос: Прежде чем он осознал, что этот вопрос был, по сути, краеугольным камнем их отношений, прошло несколько лет.

Считает ли Хуанита Хиро придурком? Из этого проистекали сногсшибательные ссоры и сногсшибательный секс, драматические расставания и страстные примирения, но в конечном итоге такие бурные чувства оказались не по плечу обоим: Он был измучен попытками понять, что она думает о нем на самом деле, и растерян, осознав, что ее мнение так для него важно. А она, возможно, считала, что раз уж Хиро так глубоко убежден, что он ее не стоит, то, может быть, знает что-то, что ей неизвестно.

Хиро списал бы все это на классовые различия, вот только ее родители жили в Мексикали, в доме с земляным полом, а его отец зарабатывал больше, чем многие преподаватели колледжей. Хиро этого о себе не знал. У него не было даже местности, которую он мог бы называть домом, пока он не переехал в Калифорнию, что так же конкретно, как сказать, что живешь в Северном полушарии. Наверное, в конце концов их роман прикончило отсутствие у него жизненных ориентиров. После разрыва Хиро перебрал длинную последовательность пустых девиц, на которых в отличие от Хуаниты производило впечатление то, что он работает на хай-тек фирму из Силиконовой долины.

В последнее время ему приходилось искать женщин, произвести впечатление на которых еще проще. Хуанита некоторое время хранила целибат, а потом начала встречаться с Да5идом и в конце концов вышла за него замуж.

Он был из семьи русских евреев из Бруклина, которые вот уже семьдесят лет жили в том самом многоквартирном доме, в котором поселились по приезде из латвийской деревни, где жили до того пятьсот лет.

Положив на колени Тору, Да5ид мог проследить свою родословную до самых Адама и Евы. Он был единственным ребенком в семье, всегда и во всем был в своем классе первым, а когда получил диплом в Стэнфорде, основал собственную компанию, проделав это так же буднично, как отец Хиро нанимал очередной грузовик, когда их семья опять снималась с места. Да5ид всегда и во всем был уверен. Даже когда стопроцентно ошибался.

Хиро на свадьбе Хуаниты и Да5ида не присутствовал. Он прохлаждался в камере, куда его затолкали через несколько часов после репетиции в церкви. Единственный изъян в том, что владельцы бейсбольного меча могут неверно истолковать ваши намерения и вызвать полицию. Вышел он из тюрьмы, заплатив за все бейсбольные мячи и летающие тарелки, но с того эпизода уже не трудился спрашивать Хуаниту, считает ли она его придурком.

Теперь ответ известен даже Хиро. С тех пор дороги их окончательно разошлись. Хиро обычно продавал свои, как только получал. А у Хиро в некотором смысле не было выбора.

Когда его отец заболел, армия и Союз ветеранов взяли на себя оплату большей части счетов от врачей, но все равно родителям Хиро пришлось пойти на большие расходы, и мать Хиро, которая едва говорила по-английски, была не в состоянии сама зарабатывать деньги.

Каждый день она ездит играть в гольф. Поэтому когда мать навещает его в Метавселенной, такая загорелая и счастливая в окружении приятельниц по гольф-клубу, Хиро видит в этом свое личное богатство. Квартплату этим богатством не заплатишь, ну и ладно. Язык у него щиплет. Тут Хиро понимает, что в Реальности забыл проглотить свое пиво.

Это ведь она нашла способ заставить аватары проявлять подобие человеческих эмоций. Когда же хакеры закончили подсчитывать прибыли, сбывать сопутствующие программные пакеты и купаться в лести остальной общины хакеров, то осознали, что успех всему предприятию принесли вовсе не алгоритмы избежания столкновений, и не демоны-вышибалы, и не что-то иное. Успех ему принесли лица Хуаниты. Достаточно спросить бизнесменов Японского Квадранта.

Они приходят сюда поговорить начистоту с деловыми людьми со всего света и считают, что эти беседы ничем не хуже переговоров лицом к лицу. Слова они по большей части пропускают мимо ушей, в конце концов, многое ведь при переводе теряется.

Они обращают внимание на выражения лиц и язык жестов тех, с кем разговаривают. Хуанита отказалась анализировать этот феномен, утверждая, что это нечто невыразимое, нечто, чего нельзя просто объяснить словами. У этой радикальной католички, вооруженной четками, проблем с данным феноменом не возникло, а вот компьютерщикам не понравилось. Они говорили, дескать, это иррациональный мистицизм.

Поэтому она ушла работать на какую-то японскую компанию. У японцев нет проблем с иррациональным мистицизмом, который приносит им прибыль.

Отчасти она обижена на Да5ида и остальных хакеров, не оценивших ее труд. Что, как бы она ни была хороша, Метавселенная все равно искажает общение людей, а в своих отношениях она таких искажений не хочет.

Да5ид замечает Хиро, но подмигивает, показывая, что сейчас не самое подходящее время. Отвернувшись, Хиро медленно фланирует вдоль круглого бара. Большая часть шестидесяти четырех барных табуретов заняты типами от шоу-биза, разбившимися на кучки и занятыми тем, что они умеют лучше всего: У него есть этакий домик на пляже….

Деби была там на вечернике, когда он принадлежал Фрэнку и Митци. Смысл в том, чтобы, ну сам знаешь, показать, в каком он безнадежном положении…. А вот он хочет заменить это сценой, в которой малый шастает по пустыне с базукой, взрывая старые машины на заброшенных свалках. Просто помешался на этой идее. Ты только подумай, этот мужик хочет загнать в фильм базуку.

Ну, думаю, я его отговорил. Хиро останавливается ровно настолько, чтобы все это записать, а потом идет дальше. Позже он может покопаться в пресс-релизах шоу-биза, чтобы выяснить, над каким сценарием работает этот тип, и выудить имя режиссера, помешанного на базуках. Поскольку весь разговор попал к нему посредством компьютера, он только что записал беседу на аудио. Позднее он обработает запись, чтобы замаскировать голоса, а потом сгрузит в Библиотеку с перекрестной ссылкой на имя режиссера.

Сотня начинающих сценаристов может, выйдя по ссылке на этот разговор, слушать его раз за разом, пока не заучит наизусть, и при этом они будут платить Хиро за такую привилегию. А несколько недель спустя офис режиссера затопит поток сценариев с базуками. Квадрант Рок-звезд настолько ярок, что слепит глаза. У аватар рок-звезд такие хайеры, о каких реальные рок-звезды могут только мечтать.

Хиро быстро оглядывается в поисках друзей, но сегодня здесь в основном паразиты и бывшие. Знакомые Хиро по большей части будущие. На Квадрант Кинозвезд смотреть легче. И в отличие от бара или клуба в Реальности, чтобы попасть сюда, им не нужно покидать свой особняк, апартаменты в отеле, лыжный курорт, кабину личного самолета или что там еще.

Они могут охорашиваться и навещать друзей, не подвергая себя риску похитителей, папарацци, размахивающих сюжетами сценаристов, киллеров, бывших супругов, спекулянтов автографами, фэнов, психопатов, предложений руки и сердца или ведущих колонок сплетен.

Хиро сползает с барного табурета и возобновляет свой медленный обход, сканируя Японский Квадрант. Как обычно, тут полно типов в деловых костюмах. Кое-кто разговаривает с гринго от шоу-биза, зачастую именуемого попросту Индустрией. И значительная часть Квадранта в дальнем углу отделена временной ширмой. Прикинув, какие именно столики скрыты за ширмой, он начинает считывать имена.

Единственное имя, которое он узнает сразу, принадлежит американцу: Боб Райф, монополист кабельного телевидения. Громкое имя в Индустрии, хотя на людях он показывается редко. Райф, похоже, встречается с целой сворой больших японских боссов. Хиро приказывает своему компьютеру запомнить их имена с тем, чтобы позднее проверить их по базе данных ЦРК и выяснить, кто они такие. Сдается, большая и важная встреча. Перед ним стоит Хуанита, резко выделяющаяся на общем фоне в своей черно-белой аватаре, но все равно красивая.

Надеюсь, тебе не очень противно разговаривать с аватарой, похожей на факс? Сколько мы не виделись! Я как раз тот самый, который его и попробует.

У тебя рефлексы бойца на мечах. Это инстинкт, а не нечто заученное. Как только ты повернулся и увидел меня, твое лицо словно бы сказало: Она смотрит на него с теплой улыбкой.

Именно так, как смотрела, когда много лет назад он вошел в ее кабинет. Тут ему приходит в голову спросить себя, почему в его присутствии она всегда настороже. В колледже он думал, что она боится его интеллекта, но уже многие годы знает, что это последнее, что ее беспокоит.

Но и об этом теперь тоже не может быть и речи. На этой стадии своих романов он исхитрился выдумать новую теорию: Против ее же воли нравится.

Он именно тот соблазнительный, но крайне неподходящий романтический вариант, которого должна научиться избегать всякая умная девушка. Все же есть свои преимущества в том, что становишься старше. И даже если бы это было так, Лагос исключается. Даже пел в церковном хоре. В этом-то и проблема. Девяносто девять процентов всего, что происходит в большинстве христианских церквей, не имеет никакого отношения к религии.

Вот почему в сознании людей атеизм связан с рациональным мышлением. Хуанита с минуту смотрит на него задумчиво, потом вынимает из кармана гиперкарточку. Как только Хиро берет у нее гиперкарточку, та из подергивающейся двумерной фикции превращается в реалистичный, сливочного цвета и с отличной текстурой, листок дорогой писчей бумаги.

На глянцевой поверхности выведены черными чернилами два слова. Все вокруг на мгновение замирает и тускнеет. У тебя там, наверное, половина Библиотеки. Там много видеозаписей Л. Боба Райфа, они и занимают большую часть мегабайтов.

В отличие от Да5ида у тебя хватит ума извлечь из этого пользу. А тем временем держись подальше от Ворона. Не то чтобы я не радовался. Это было здорово — снова сидеть за столиком во Франции и, подняв голову от тарелки, видеть напротив своего брата, смотреть, как он радуется, не сдерживая своих чувств, купаться в нормальности, в уюте окружающего.

Из всех моих приключений это было самое… достойное, добротное. Рассеянность, растрачивание времени попусту, избыточность во всем, сопровождавшие все мои предыдущие предприятия, — ничего этого здесь не было. Так почему же я не наслаждаюсь? И я начал чувствовать свою ущербность, свой надлом. Как будто какой-то жизненно важный орган — может быть, сердце — съежился и отмер вместе с ороговевшими клетками мозговой и легочной ткани, будто мои душа и тело уподобились какому-нибудь большому белому гиганту — гостинице в Атлантик-Сити, которую закрывали-закрывали, крыло за крылом, пока не остались лишь фасад и вестибюль.

Сэм, Джеффри, Нэнси — все мои друзья — проводили то лето в Провинстауне. А меня заперли здесь. Как мне было хреново! Я был одинокий, ожесточившийся ребенок. В этом долбанном городишке даже работы было не найти….

А когда мы действительно были детьми, нам было хорошо здесь, ведь правда? Меня до сих пор тошнит от тех коротких штанишек. Так издеваться над детьми. Это все в прошлом. Больше нет никаких коротких штанишек. Не думай больше об этом.

Я подумываю, не позвонить ли маме. У меня накопилось… Эти короткие штанишки… И, может быть, пока есть кураж, выскажу ей все про тот случай с Пуччи. От него действительно так необходимо было избавиться? Честно говоря, у меня есть подозрения… И что вообще за имя для щенка?

Надо бы издать закон, запрещающий давать домашним животным такие клички… и не покупать детям шоколадных хлопьев! Видя, что его старший брат на грани психического срыва, Крис изо всех сил пытался разогнать сгустившиеся тучи и отвлечь меня от черных мыслей:. Может быть, тебе чего-нибудь выпить? Я видел в Аркашоне супермаркет. Можно пойти, купить коробку. Мы отправились к дюне Пила, самой большой в Европе песчаной дюне.

Когда-то это был наш любимый маршрут. Раньше мы с братом на наших молодых ногах легко преодолевали крутой склон, а теперь еле тащились вверх, поминутно увязая в песке и через каждые несколько ярдов останавливаясь, чтобы перевести дух. К тому же было холодно и ветрено. Пила — это пантагрюэлевских размеров куча песка, песчаный небоскреб в несколько миль длиной, поднимающийся над Бискайским заливом с одной стороны и постепенно переходящий в сосновый лес с другой.

Мы с Крисом стояли, а тонкая поземка песка мела по поверхности дюны. На зубах у нас скрипел песок, а мы все смотрели на серо-синюю воду, на казавшиеся бесконечными сосны и кустарник и о чем-то тосковали.

Наш отец тоже приехал сюда ребенком. Брат показал мне как-то старый, раскрашенный от руки стереоскопический слайд. На нем Пьер Бурден восьми или девяти лет, смуглый от загара, с победоносным видом стоит на вершине дюны, безусловно предвкушая самое лучшее для ребенка развлечение — спуститься бегом по склону дюны, разгоняясь все быстрей и быстрей, как будто инерция и гравитация сами переставляют твои ноги, и упасть вниз лицом, и докатиться в вихре песка до самого подножия.

А там, внизу, на стоянке, уже ждут тебя вафли. Во всяком случае, глядя на изображение моего отца, я именно так все себе представлял. Изо всех сил постаравшись снова стать десятилетним, я ринулся вниз, ввинчиваясь в пространство, разогнался, как только мог, упал и покатился, а Крис далеко отстал от меня. Никаких вафель у подножия не оказалось. Двое туристов в удобных скандинавских ботинках ошалело смотрели на двух скатившихся им под ноги американских придурков. Сувенирные киоски были закрыты.

Холодная тишина — только сосны шумят. Какая еда может быть совершеннее, чем устрица? Ее практически не надо готовить. Приготовить устрицы значило бы оскорбить их. Устрица остается живым существом всего за несколько секунд до того, как попадет к вам в пищевод.

Это чтобы вы знали, что она свежая. Она оказывается у вас на тарелке такой, какой создал ее Господь, — сырой, не приукрашенной. Выдавить на нее лимонный сок или каплю сероватого соуса красный винный уксус, молотый черный перец, немного мелко нарезанного шалота — это максимум, чем вы можете обидеть это великолепное создание.

Это пища в своем первозданном виде, ее не коснулось время и не испортил человек. Мы едим этих существ, потому что они питательны и вкусны, и мы употребляем их в пищу в том же виде, в каком употребляли наши предки. А еще, для меня, по крайней мере, они обладают дополнительной, мистического свойства привлекательностью — они были первой пищей, которая изменила ход моей жизни.

Моя первая устрица виновата во всем, что со мной случилось дальше: Во всем виновата та устрица. В хорошем смысле виновата, разумеется. Это была не старенькая пинасса моего детства. Времена таких лодок, объяснил нам Доминик, прошли. Пинассы, которые еще остались, используются, в основном, для прогулок или чтобы возить туристов на пикники. Это была длинная, плоская посудина без планширей, более подходящая для того, чтобы грузить на нее мешки с устрицами, — с лебедкой и рулевой рубкой на корме.

Было еще темно, хоть глаз выколи, когда мы отправились: Мы осторожно, мелкими толчками, выплыли на середину бухты. Вставало солнце, и на темном с пурпурными отсветами небе появились золотистые краски. Все в бухте изменилось с тех пор, как Сен-Жур в году взял нас с собой посмотреть свой крошечный устричный парк.

Тогда мы дождались отлива, и наша лодка оказалась на дне бухты, окруженная грубым, вручную выстроенным ограждением, обозначавшим границы его владений. Устриц высыпали прямо на дно лодки, их разбирали и сортировали на месте.

Несколько лет назад, рассказал нам Доминик, все здешние устрицы погибли. И такое не в первый раз приходится делать. Когда-то устриц находили на отмелях. В году они загадочным образом погибли. Теперь дела обстоят лучше. Молодых устриц отсюда поставляют в Бретань и в другие места. Здесь для них комфортные условия. Тем не менее количество вольных ловцов, таких, как наш бывший сосед, значительно уменьшилось, а более многочисленные и гораздо лучше снаряженные команды работают теперь на более обширных территориях.

Наводящие ужас нормативные акты Евросоюза, которые стерли с лица земли кустарей и независимых одиночек по всему континенту, очень осложнили жизнь скромных владельцев одной или двух лодок. Устричные парки сейчас тоже выглядят иначе. Теперь не обязательно ждать полного отлива.

Устриц сортируют на приподнятых платформах и укладывают в ячеистые мешки разных размеров. Сетки позволяют воде с питательными веществами омывать устриц, а хищникам к ним доступа не дают. Доминик оттаскивает лодку на несколько сот футов, и двое мужчин в болотных сапогах спрыгивают в холодную воду. Они работают в рубашках с короткими рукавами и в резиновых перчатках в которые немедленно набирается вода и, кажется, совершенно не чувствуют холода.

Мужчины сгружают на палубу тяжелые сочащиеся водой сетки с зазубренными раковинами, курят, болтают и вовсе не торопятся закончить работу и вылезти из воды. Устрицы, которых они грузят, еще молодые.

Их отнесут на берег, снова рассортируют, переложат в другие сетки, а на следующий день вернут обратно в воду. Мы с Крисом ежились в наших непромокаемых плащах, свитерах, шарфах и теплом нижнем белье, а двое полураздетых рыбаков безмятежно болтали о еде: Еще они говорили о гусиной печенке и о том, кто из них каких устриц предпочитает. У Жерома оказался родственник в Сан-Франциско, который пробовал тамошних устриц, но остался о них невысокого мнения.

Они таскали мокрые сетки по палубе около часа и в конце концов аккуратно их сложили. Потом показали нам место, где выращивают водоросли. Устрицы наиболее уязвимы, пока не развились полностью их раковины. Века тому назад ловцы обнаружили, что личинки устриц легко прилепляются к изогнутым поверхностям терракотовой черепицы для крыш после побелки и шлифовки , в основном изнутри. Такую черепицу нужно было правильно сложить и время от времени перекладывать.

Кстати, устрицы бисексуальны в том смысле, который и не снился звездам шоу-бизнеса. Дело в том, что они меняют пол от года к году.

Самцы каждого года распространяют свою репродуктивную жидкость в воде во все стороны, выпускают целое облако, оплодотворяющее те особи, которые в этом году являются самками. От кого вы беременны? От того толстого мужика с золотой цепочкой на шее и волосатой спиной? Или вон от того, похожего на Гуччоне, что торчит около вышки? Нагруженные приблизительно двумя тысячами фунтов молодых устриц, мы пошли обратно в порт. Доминик и Жером все курили и разговаривали о еде. Уже на берегу, в своей хижине, рыбаки продемонстрировали нам свой аппарат для чистки устриц, с помощью которого отчищали верхний слой ила и грязи, и оборудование для автоматической сортировки — многослойную решетку из крупноячеистых сит, которые, издавая невероятный шум и сильно вибрируя, прыгали туда-сюда на ленте транспортера.

Был еще бассейн для хранения и очистки, где устрицы отмокали в чистой, отфильтрованной воде из бухты — питательных веществ они не лишатся, но грязь и ил вымываются, — надо же очистить устрицу и от внутренней грязи.

Когда дневная работа была сделана, мы вернулись в домик, чтобы съесть несколько дюжин свежих аркашонских устриц и распить бутылочку белого бордо. Было восемь часов утра. В предыдущей книге я описывал свою первую устрицу, съеденную в лодке месье Сен-Жура, как весьма вдохновляющий опыт. Я навсегда запомнил эту минуту: Я так надеялся, что это чувство вернется, когда открывал одну из лучших раковин Доминика и Жерома.

Я знал, что слишком стараюсь. Очень мало вероятности, что жизнь поведет себя согласно вашим ожиданиям. Не знаю, чего я собственно хотел: И тогда, как по мановению волшебной палочки, Анна за одну ночь превратится из лягушки в царевну. В настоящее время Анна считала, что выглядит выше среднего уровня. Конечно, бывали дни, когда Анна Поттер выглядела жутко уставшей, ее волосы тускнели и висели сосульками, а поры ее кожи словно вбирали в себя всю пыль и грязь лондонского метро.

В такие дни почти все женщины в метро казались красавицами. Она чувствовала себя среди них изгоем и так низко падала в собственных глазах, что могла позволить себе спокойно позавтракать в вагоне поезда и оставить после себя кучу мусора. В такие дни Анна делала перерыв в своих исследованиях. В такие дни она считала, что объект еще не готов к изучению. И наоборот, случались дни, когда Анна насчитывала больше пятидесяти женщин, прежде чем встречала такую же симпатичную, как она сама.

В такие дни у нее был великолепный маникюр — ногти на изящных пальцах аккуратные, красивый лак Она презирала тех женщин, которые позволяли себе это непотребное действо — есть на людях, оставляя после себя горы мусора.

В такие дни Анна чувствовала, что еще чего-то стоит. Сначала они отправились во вторую спальню, бегло осмотрев по пути Сонину, одетую в хлопок и кашемир, сияющую чистотой. Здесь царил безупречный порядок — ни тебе неубранных постелей с бугрящимся стеганым одеялом, ни тебе трусиков, розовыми язычками торчащих из ящиков комода. Комната, которую предполагала снять Анна, оказалась в белых и желтых тонах. Из мебели там были только кресло, кровать да темно-коричневый гардероб.

Правда, очень милая комната. И гардероб такой большой. О, там даже есть полки под обувь. У меня никогда не было специальных обувных полок. Соня окинула взглядом ее одежду — по мнению самой Анны, слишком неказистую. Они заглянули в ванную. К удивлению Анны, здесь совсем ничем не пахло, даже освежителем воздуха или дорогими пенами для ванн, гелями для душа и прочей косметикой.

Может быть, это потому, что как быстро пояснила Соня туалет находился в соседней комнате, где не было ничего кроме обычной туалетной бумаги — в отличие от туалета Анны, напичканного всяким дешевым хламом вульгарного ярко-розового цвета. Весь туалет просматривался в огромном зеркале, из которого на Анну глянуло собственное отражение. Она не могла удержаться от того, чтобы не заглянуть в шкафчик в ванной, оценить его содержимое. Такой же шкафчик был у нее дома, и он мог многое рассказать о жизни своих хозяев.

Не соседка Мирна хранила там кучу всяких медикаментов, а Анна — такое же количество дневных кремов, проверенных в клинических условиях. В шкафчике Анна увидела только четыре вещи отнюдь не престижных торговых марок, купленные в обычном супермаркете. В эту минуту она поняла, что по возвращении домой первым делом выбросит из своей ванной весь ненужный хлам и оставит только зубную пасту, зубную щетку, зубочистку-нить, мыло без запаха, дезодорант и белоснежное махровое полотенце если у нее, конечно, еще найдется настоящее махровое полотенце.

А еще она обязательно начнет регулярно пользоваться зубочисткой-ниточкой. В прихожей был встроенный шкаф для щеток и швабр, в котором действительно оказались именно щетки и швабры, а не старая одежда, широкополые шляпы, бесполезные рождественские подарки и никуда не годные вещи, купленные на распродажах. День и ночь по сравнению с тем, что творилось в квартире у Анны. Она жаловалась, что от поднимаемой им пыли у нее начинаются приступы астмы. А когда они принимали ее на работу, она поставила условие, что не будет собирать валяющиеся на полу грязные чулки и прочее нижнее белье.

У Анны язык не повернулся бы просить постороннего человека о таких пустяках. Тем более что эта женщина, как сказала Мирна, и так натерпелась в своей жизни: Короче говоря, у бедняжки хватало забот и помимо Анны, ее пыли и грязного белья.

Она открыла дверцу холодильника. Внутри был целый продовольственный магазин. Анна скользила взглядом от полки к полке, чувствуя на лице дуновение холодного воздуха, и с наслаждением разглядывала яркие, как иллюстрации в детских книжках, упаковки. Все сверкало и притягивало взгляд: Но вместо того, чтобы закрыть дверцу, Анна наклонилась еще ниже и открыла ящик для хранения овощей. Еще в незапамятные времена ко дну контейнера пристала какая-то грязь, вместе с тремя засохшими головками чеснока, совершенно сгнившими, так, что даже Мирна боялась к ним притронуться.

Ножи висели на стене в порядке их потенциальной опасности и в полной боевой готовности к кухонным баталиям. Нож для разделки мяса начинал этот парад, а нож для чистки фруктов замыкал шеренгу.

А рядом с ними, на огромном пробковом стенде, висели фотографии Сониных друзей — людей поистине изысканной красоты. Если бы не Соня, Анна с удовольствием стояла бы перед стендом целый день, не в силах налюбоваться этими лицами. Обычно такие лица встречаются только в рекламе, но никак не на улицах города.

Она с легкостью могла представить себе, как эти люди рекламируют по телевизору какой-нибудь соус или йогурт. Люди на снимках располагались тесными группками, как будто боялись расстаться хоть на мгновение. Ее собственные друзья, подумала Анна, никогда бы не выглядели на фотографии так сплоченно. Если собрать всех их в одном месте, то получится странное сборище абсолютно непохожих типов, где каждый сам по себе.

Одни из них вели себя так, словно застряли где-то в семидесятых, без конца рассуждая о коммунизме будто бы он все еще продолжал существовать и процветать на территории нераспавшегося Советского Союза. Другие до сих пор жили где-то в середине восьмидесятых.

Они неустанно обсуждали убыточные предприятия, взлеты и падения цен на недвижимость — да так, что слушать их было противно. Интересно, а как бы смотрелась Ру на групповой фотографии? Уж она точно выделялась бы в толпе, как сельдерей в супе. Никто из ее друзей никогда даже не пытался стать душой компании. Фотографии были великолепны, Анна даже не предполагала, что при помощи фотоаппарата можно добиться такой глубины изображения.

Светотень была отретуширована таким образом, что снимки казались живыми. Вот бы и ее сфотографировал такой мастер, как Сонин коллега. А тогда мне захотелось, чтобы меня сняли вместе со всей компанией, поэтому нужен был кто-то, кто посмотрел бы на нас свежим взглядом. Родители чувствовали себя виноватыми за то, что не смогли подарить ей братика или сестренку, поэтому и согласились купить ей щенка.

К сожалению, щенка пришлось усыпить, потому, как мать Анны вечно забывала его покормить. Анна с трудом представляла, как ей удалось бы собрать всех своих друзей для общей фотографии.

Все они передрались бы из-за того, кому, где стоять, кому сидеть. И никто бы никого не обнимал. Каждый из них сам по себе был просто великолепен, но все вместе… И тем более у них не получилось бы сделать такую фотографию в местном пабе, где хозяин до сих пор не может запомнить ее имя, хотя Анна регулярно заходит туда вот уже десять лет. Я хочу сказать, все они нашли для этого время?

Она никогда не видела такой дружной компании с детских времен. Анна вообразила всех своих друзей, таких разных, собравшихся вместе для групповой фотографии. Все вели бы себя так, будто видят друг друга впервые.

Ру сразу же заноет, лишь бы скорей уйти: Мирна, соседка Анны, откажется фотографироваться. Она сейчас очень располнела, и ей, естественно, не захочется подтверждать это документально. Ру будет ворчать, что не может бесконечно ждать, пока явится бывший бой-френд Анны. И вообще, Анна должна постараться забыть его. Ей нужен мужчина, который будет ценить в ней не только внешность, но и душу, которого будет волновать, например, ее работа.

Конечно же, Ру знала, о чем говорит. Она уже дошла до финишной черты в своей личной жизни — была замужем, с двумя детьми.

Теперь там, где когда-то раньше висела ее одежда, стояли стройные ряды банок морковного пюре и сухого молока. Она сейчас занималась устройством ночного клуба в Сохо и не могла ни с кем встречаться днем. Вечером ей тоже было некогда, у нее вечно находились какие-то дела.

Как-никак они с Джастин знают друг друга еще с первых классов школы. Джастин шла под номером пять и в списке номеров на телефоне, который стоял в спальне Анны. Перед ней были только: Просто не верилось, что это живой человек, который может разговаривать. Анна представила своих самых близких друзей, собравшихся вместе. Ее соседка Мирна поздравила бы Ру с успехами на журналистском поприще.

Но сама Мирна никогда не могла бы использовать так других людей ради того чтобы заработать на жизнь. Ру сказала бы, что Мирна очень смелая девушка, раз не боится остаться безработной в такое время и в таком возрасте. Но сама Ру не смогла бы жить без работы, она чувствовала бы себя полнейшей неудачницей. Мирна бы восхищалась стройностью Ру. Но сама не могла бы морить себя голодом или часами пропадать в спортивном зале. Ру завидовала бы свободе Лиз.

Но как Лиз убивает свободное время? Лиз завидовала бы тому, что Ру замужем. Но чем же, интересно, Ру занимается с мужем по вечерам? Ру восхищалась бы самоуверенностью Лиз. И все-таки, как только Лиз не стыдно раздавать свой телефон налево и направо? Лиз тоже хотела бы иметь детей.

Но разве Ру не чувствует, что двое детей связывают ее по рукам и ногам? Ру хотела бы быть свободной, как Лиз. Но разве Лиз не боится, что у нее никогда в жизни не будет детей?.. Анна понимала, что до неприличия долго рассматривает фотографии, отнимая у хозяйки время. Но ей так хотелось расспросить Соню, пока они не сменили тему разговора, где ее друзья покупают одежду, где делают прически и почему все они такие загорелые.

Соня, стоя, сидя или опершись на что-нибудь, была в центре каждого снимка. Везде она была в одном и том же голубом кашемировом кардигане, который, казалось, вот-вот распахнется сам по себе. Анна внимательно посмотрела на Соню, пытаясь понять, шутит ли она или говорит серьезно. И, само собой разумеется, вместе с матерью обязательно явится ее низенький лысеющий отец.

Вернее, они наверняка приедут на разных машинах — он на своей, а она на своей. И почти не будут разговаривать друг с другом. Виктор, надевший головной телефон, помогал ему координироваться, пока он несся к солнцу, клонившемуся к Пэлисейдсу, словно стремясь укрыться от надвигавшейся бури.

В районе, где жили родители, Сантьяго остановился у заправочной станции на Дикман-стрит, наполнил бензобак, проверил уровень масла и давление в шинах. Следующие три дня, когда в городе ширились массовые беспорядки, Сантьяго жил в своем такси, а Виктор не снимал головного телефона. Айфон и полицейское радио говорили без умолку.

Он не знал, почему командир позволял делать ему то, что он делал: Регулярно связывался с Маккьютченом и уверял, что, даже если ему не поздоровится, он сделает все возможное, чтобы начальник не пострадал. Это были нелегкие три дня. В Инвуде Сантьяго был более или менее сам по себе, но округа объединилась. Суровые латиноамериканцы с впечатляющим набором оружия, легального и нелегального, стояли на страже своих домов и предприятий.

Сантьяго не винил дрянных братьев за то, что не помогали ему в бдении: Если не считать случайно проезжавших полицейских машин, никто не приближался к старому такси, за рулем которого сидел рослый хмурый латиноамериканец с громадным ружьем, торчавшим из водительского окошка. Сантьяго прикрепил свой полицейский значок высоко на левой стороне куртки, чтобы его не застрелил по ошибке какой-нибудь безответственный полицейский или спецназовец, и слушал сообщения о пожарах и грабежах, поступавшие из Восточного Нью-Йорка, Браунсвилла, Бушуика, Бед-Стея, Ист-Флэтбуша, Краун-Хайтса, Гринпойнта, Бороу-парка, Хантс-Пойнта, Мотт-Хейвена, Саундвью, Моррисании, Паркчестера, Тремонта, Фордхэма, Холлса, Джамайка-Эстейтс и Хиллкреста.

Когда буря утихла так же внезапно, как началась, количество смертей вдвое превышало те, что стали следствием массовых беспорядков в Лос-Анджелесе в тысяча девятьсот девяносто третьем году, сколько было раненых — неизвестно; ущерб собственности оценивался в полтриллиона долларов.

Сантьяго проехал по извилистому маршруту: Внимательно осмотрел все лестничные колодцы, спускающиеся на надземной Первой линии метро, все выходы на конечной станции линии А на Двести седьмой улице.

Он ничего не мог поделать на Бродвейском мосту и на мосту Генри Хадсона, хотя знал из сообщений по радио, что отряды из тридцать третьего и тридцать четвертого участков, а также команды из министерства транспорта установили двойные заградительные посты усиленные впоследствии подразделениями Национальной гвардии, вернувшимися из Ирака. Официально Сантьяго был наряжен в команду охраны мостов; неофициально — предоставлен сам себе.

Сантьяго не особенно задумывался о массовых беспорядках или месте их в истории города. Помимо безотлагательных мыслей о семье, он поймал себя на том, что вспоминает о службе в дорожной полиции задолго до перевода в ОАБ и о старой партнерше Берти Гольдштейн, высохшей старой еврейке из Саннисайда, озабоченной тем, какую пенсию сможет заработать к тому времени, когда ее отправят в отставку.

Сантьяго в те дни экономического подъема, до наступления краха кредитной системы и торговли недвижимостью, был веселым молодым человеком. Тогда город открывал ему свои безграничные возможности и доступные предметы вожделений. В те дни ему не терпелось приступать к работе, находить одну угнанную машину за другой, ловить лихачей, угонщиков и пьяных водителей. Тогда он научился собирать материал, быстро разыскивать истории криминальные, кредитные, служебные, медицинские , обнаруживать систему в как будто бы бессмысленном множестве данных, замечать олухов издали.

Это было очень просто. Он останавливался у ближайшей школы, дожидался, когда подъедет самая дорогая машина, и тормозил ее. Если увидишь какого-то олуха, только что начавшего бриться, за рулем новенькой дорогой машины, его нужно останавливать из принципа. В девяноста девяти случаях из ста тут либо подделка кредитной карточки, либо угон. Если нет, просто скажешь: Проверка займет несколько минут на твоем компьютере, а значки, которые мы носим, позволяют останавливать кого угодно и когда угодно.

В конце смены у нас больше задержаний, в городе меньше людей, использующих краденые или поддельные кредитные карточки, а управление может получить сколько-то долларов, продавая на аукционе арестованные нами машины. Все выигрывают, кроме олухов, которые все равно заслуживают проигрыша. Молодым приходится трудно, но когда на свете жилось легко? Берти Гольдштейн всегда была склонна к таким наставлениям.

Она ни разу никого не облила грязью, не повысила голос, не выругалась, и Сантьяго любил ее за это. Она представляла собой оазис теплой безобидности в городе, где у людей прорывалось все, кроме этого. Ему нравилось заключать ее в бережные объятия, тщательно рассчитанные для ее хрупкого телосложения иначе бы он ее раздавил.

Но при всей своей доброте Берти Гольдштейн в течение многих лет страдала целым набором недугов — вирусной пневмонией, артритом, желудочно-кишечным рефлюксом, тендинитом, запором, бурситом и шумами в сердце.

Однако никогда не жаловалась. Сантьяго понял, что ей особенно плохо, в начале их последней совместной смены, в один из дождливых нью-йоркских дней, когда тараканы заползают по трубам в квартиры, чтобы избежать потопа. Берти Гольдштейн вышла на смену, шатаясь от слабости, и в машине привалилась к пассажирскому окошку. Она всегда была утомленной при ее болезнях, но он почуял что-то неладное. Сантьяго повел, помчался, будто черт из преисподней, прямо к экстренному входу больницы Святого Винсента на Седьмой авеню теперь в который раз меняющей владельца , где пригрозил арестовать двух фельдшеров, если они немедленно не отгонят свою чертову машину от приемного покоя.

Крика его Берти Гольдштейн не слышала, она потеряла сознание, едва ее партнер отъехал от здания участка. Сантьяго подкатил прямо к двери, не заглушил мотор и бережно внес коматозную Берти Гольдштейн внутрь Господи, она ничего не весила, совершенно ничего, даже в полной форме , где яростно поскандалил со стервозной медсестрой, уроженкой Вест-Индии, почти его роста и сложения.

Потом медленно повернулся, посмотрел на примерно полдюжины сидящих людей с выражением страха и беспомощности на лицах. И, набравшись терпения, стал ждать. Сантьяго, хотя и смотрел на часы, не знал, сколько времени простоял там, ожидая вестей. Улыбающийся, веселый молодой врач с фамилией Цукерман на именной карточке словно бы материализовался перед ним и сказал с раздражающим добродушием, что количество лейкоцитов в крови у Берти Гольдштейн упало, у нее острая нейтропения, рак в последней стадии, и спросил, не сможет ли он связаться с ее родными.

Потом этот веселый молодой врач повернулся к встревоженной паре за спиной Сантьяго, бодро осведомил их, что злокачественная опухоль в печени их пятилетнего сына уже дала метастазы, ничего поделать нельзя, им не следует волновать ребенка, и попросил их пройти в эту дверь. И когда они уходили, доктор Цукерман повернулся к медсестрам за соседним столом.

Сантьяго стоял посреди приемного покоя, держа в огромных руках китель, шляпу и пояс Берти Гольдштейн, совершенно не представляя, какой из бушующих, неистовых эмоций уступить первой.

Видел, как минутная стрелка больничных часов совершила полный оборот однако не мог, а потом не хотел вспомнить, который был час. В какой-то момент он слегка успокоился и сам не заметил, как достал из кармана айфон. Третья, четвертая и пятая минуты прошли в обработке данных, на шестой они были отправлены. Берти Гольдштейн скончалась меньше чем через месяц.

Сантьяго встретился с единственной ее родственницей, какую смог разыскать, неприветливой, вечно ноющей старой девой из Милуоки, безумолчно жаловавшейся на цены, и она сказала:. Берти лучше всего оставить там. Нью-Йорк — единственное место, где ей жилось не так уж плохо. Сантьяго дал соответствующие ответы, словно бы исходившие не из его уст; впоследствии ему не хотелось их вспоминать.

После этого Сантьяго слегка сбился с пути. Напивался, путался спьяну с девками. На второй раз он пришел на ужин в родительский дом с ободранными в драке руками, мать взяла в ладони его лицо и произнесла:. В третью годовщину смерти Берти Гольдштейн Сантьяго, одетый в парадный мундир, разговаривал с самым безобразным, неряшливым, отталкивающим полицейским, какого видел, с тучным капитаном по фамилии Маккьютчен, откуда-то знавшим о Берти Гольдштейн и привязанности к ней Сантьяго.

Маккьютчен бросил его досье на стол, заставленный испорченными остатками всевозможной еды, пристально посмотрел на него водянистыми голубыми глазами, почти утонувшими в складах жира, и заявил:. И год спустя, в Декабре, Маккьютчен поручил ему ездить на неприметном такси с пришедшим из спецназа новым добровольцем по имени Эверетт Мор. Он все время читает до самого конца смены.

Когда мы на территории, ведет себя как нужно, говорит, если это необходимо, слушает людей и вроде бы подражает им.

То есть его не замечаешь. Можно сесть рядом с подобным человеком в автобусе или в поезде — и через пять минут не вспомнишь, как он выглядит. Виктор как будто обдумывал это, свернув с шоссе к воротам Длинного причала. Сантьяго видел огромный мост, изгибающийся над каналом, ведущим к якорной стоянке порта Нью-Хейвен, на фоне массивных танкеров. Обычно на этом месте он начинал слегка нервничать, хотя причину этого не смог бы толком объяснить.

Конечно, то, что они делали, вопиюще противозаконно, и если бы он попался, Маккьютчен, видимо, турнул бы его из полиции, но тут было нечто другое, противящееся в глубине души этой сделке. Словно зрелищу, как одна из опор заполненного машинами моста начинает шататься и на глазах у них рушится.

Виктор поехал по покрытому трещинами и выбоинами Длинному причалу ко второму ряду портовых кранов, потом у будки контролера свернул вправо, к высящимся нефтяным цистернам, за которыми железнодорожные пути как будто бы бессмысленно перепутывались хотя Сантьяго помнил, как они с отцом в первый раз ездили по этому маршруту почти год назад, и Виктор объяснил, что это одна из самых больших железнодорожных сетей в Новой Англии, перевозящая грузы по всему северо-восточному коридору.

Теперь Сантьяго видел склад — бесформенную бетонную коробку, покрытую копотью и граффити, рваный флаг Доминиканской Республики в окне с решеткой означал: В двери приспособленного под контору сооружения появился невысокий коренастый доминиканец в запятнанном комбинезоне и указал им на сложенные решеткой стальные балки, образующие громадный набор полок, где стояли сотни поддонов с упакованным в пленку грузом.

Примерно на полпути вдоль этой массы высился старый оранжевый трехколесный кран, а перед ним — укрепленный поднос из прессованного дерева. Поблизости одиноко замер электрический подъемник поддонов. Виктор объехал их, подал фургон задом к середине этой массы и включил медленный открыватель заднего борта. Сантьяго вылез из кабины, потянулся и в сотый раз пожелал, чтобы это происходило спокойно, хотя знал, что такому никогда не бывать.

Виктор и его друг, земляк-platano по имени Луис, которого Виктор знал бог весть откуда, были доминиканцами одного поколения, и вежливый разговор для него означал крик друг другу в лицо во всю силу легких. Сантьяго выругался под нос, пошел к задней части кузова и снял старый чехол с их груза, привезенного ими из мастерской в Инвуде.

Луис, когда не работал на грузовом причале, ловил рыбу на траулере, и теперь у него появится двигатель мощностью более двухсот лошадиных сил — этого достаточно, чтобы доплыть до рыбных мест значительно южнее Моррис-Ков.

В ближайшие недели семья Луиса будет хорошо питаться. Он был очень рад этому — скорее из жадности, чем за членов семьи. Он прекрасно знал врожденную восприимчивость своих родственников к определенным болезням.

Питался главным образом рыбными и овощными блюдами, которые готовил сам, и каждое утро без исключения делал серию упражнений для живота. Йогой он не занимался. Сантьяго помог вытащить мотор из фургона, и они совместно установили его на укрепленный поддон. Виктор достал из кармана исписанный лист бумаги, и отец с сыном подошли к стене поддонов.

За полчаса, в течение которых Сантьяго потел и постоянно глядел на часы, они погрузили в машину кубический акр сухих упакованных продуктов. Мешки со связками чеснока. Пластиковые упаковки тортилий с тремя разными привкусами. Завинчивающиеся коробки суповых концентратов. Пинты маринованного перца, смешанные сушеные грибы. Сухие полуфабрикаты из дробленого зерна, плитки гранолы с низким содержанием жира. Много чипсов, крекеров, печенья. И Сантьяго потел, сопел, ругался на трех языках по мешку риса весом пятьдесят фунтов на каждое хозяйство в семье.

Рукопожатия и объятия Виктора с Луисом означали конец обмена. Накрыв добычу чехлом, Сантьяго устало сел на пассажирское сиденье. На Манхэттене, на второй работе, ему предстояла восьмичасовая смена. Виктор ждал, пока Луис не выглянул наружу, и махнул им рукой, затем выехал на Длинный причал и направился к шоссе между штатами.

Совершенно никакой дрожи в его руках. Марти — мечта фотографа: Налаживает аппаратуру, заказывает помещение, берет напрокат оборудование, организует транспорт и не мозолит глаза, но всегда находится под рукой во время работы.

Мне нужно только появляться. В конце концов, одного из героев Кита, одного из его богов звали именно Ким. И Кит всю эту неделю жульничал крайне усердно, кидал, казалось, всех на свете, особенно свою жену. У парня были далеко идущие планы. Он мечтал пойти до самого конца; он отнюдь не лодырничал.

У Кита не было ни желания, ни намерения оставаться кидалой до конца дней своих. Даже ему это занятие казалось деморализующим. И простой кидняк никогда не доставит ему того, на что он зарится; не увидит он потребных ему товаров и услуг, пока не одержит, скажем, ряд решительных побед на скачках. А удача продолжала отворачиваться от него… Он чуял: Кит Талант призван сюда для чего-то не совсем обычного.

Справедливости ради надо отметить, что убийство не приходило ему на ум, пока не приходило, разве только как некая призрачная потенция, предшествующая любой мысли или действию… Характер — это судьба.

Но следовало ли из этого, что ему уготована невзрачная судьба?.. Проснувшись рано поутру из-за того, что Кэт, спеша к малышке Ким, неловко выбралась из постели, или же вклинившись в одну из автомобильных пробок, которые настырно и однообразно пакостили каждый из его дней, Кит в воображении своем видел нечто совсем иное — ему представлялись богатство, слава и нечто вроде блистательной неуязвимости для закона… хромированные ступеньки возможной будущности в чемпионате мира по игре в дартс!

Всю свою жизнь Кит был дартистом — или метателем дротиков — или лучником, начиная с некрашеной кухонной двери, которую он истыкал ножичком в детстве; но в последнее время он посерьезнел. Разумеется, он всегда выступал за свой паб и следил за событиями в любимом виде спорта: Теперь, однако, у него были кое-какие замыслы, простирающиеся и по ту сторону экрана.

В конце этого пути он мог быть обогрет счастливой случайностью выхода в транслируемый по ТВ финал, чеком на пять тысяч фунтов и участием в игре на выбывание, тоже транслируемой, с самим Кимом Твемлоу — его героем, образцовым дартистом, лучшим во всем мире… К тому же, да, к тому же его ждало ТВ.

А ТВ было едва ли не единственным, чего у него не было, и там кишели все те, кого он не знал и кем никогда не мог стать. ТВ было огромной магазинной витриной, слегка освещенной, о которую Кит расшибал себе нос.

Теперь же среди мечущихся пылинок и невероятных призов ему виделся дверной проем — или стрела — или зовущая его рука с дротиком , и все вокруг твердило: Чемпионат мира по метанию. Он уже много часов торчал в своем гараже и все не мог оторвать взгляда от несказанной, сердце разбивающей красоты новехонькой доски для игры в дартс, украденной им в тот самый день. Кит с пренебрежением относился к возможностям и преимуществам современного преступника.

У него не было времени на гимнастические залы, причудливые рестораны, миленькие бестселлеры и заграничные поездки. Когда отправился в Америку…. Он отправился туда с другом, который тоже был молодым жулио, тоже увлекался игрою в дартс и имя которого тоже было Кит: Самолет оказался переполнен, и двое Китов сидели в двадцати рядах друг от друга. Они укрощали свой страх убийственным пьянством, заигрыванием со стюардессами, похлопыванием по сумкам, полным беспошлинного добра, а также тем, что примерно каждые десять секунд орали: Тремя днями позже он сумел доковылять до лестничной площадки, чтобы перекурить, и встретил там Кита Дубля.

Теперь Кит Дубль занимается рекламой и частенько бывает в Америке. Наш же Кит не предпринял повторной попытки: Ни мир, ни историю невозможно переделать таким образом, чтобы из Кита вышел какой-то толк. Неподалеку от Плимута, штат Массачусетс, вверх по побережью, с незапамятных пор возлежит огромный валун, и о нем ходит слух, что это первый клочок Америки, на который ступили ноги отцов-пилигримов.

Так вот, чтобы осуществились чаяния тех, кто хотел бы надлежащего хода истории, этот первый образчик штатовской недвижимости, идентифицированный в восемнадцатом веке, следовало бы передвинуть поближе к берегу. Чтобы осуществился Кит, чтобы из него хоть что-то могло получиться, пришлось бы переделать всю планету — лишь повсеместная смена декораций могла бы обеспечить столь колоссальные преобразования на задворках его сознания.

И тогда утрамбованному лицу пришлось бы смяться и сморщиться. Кит не был похож на убийцу. Он походил на собаку убийцы.

Не в обиду Клайву, Китову псу, который появился у него задолго до описываемых событий и ни в малейшей степени не напоминал своего хозяина. Кит походил на собаку убийцы — близкого приятеля потрошителя, расчленителя трупов или гробокопателя. Глаза его излучали некое странное сияние: Его глаза, хоть частенько и наливались кровью, казалось, обдавали холодом. Собственно, из них так и хлестало светом. Но этот односторонний блеск не был ни привлекательным, ни ободряющим.

Глаза его были — телевидение. Шевелюра Кита — краса, так сказать, его венчающая — была густой и пышной; однако же всегда казалось, что он недавно ее вымыл, плохо прополоскал, а затем, все еще скользкую от дешевого шампуня, медленно сушил в каком-нибудь пабе — в парах алкоголя, в желтоватых клубах сигаретного дыма.

Его глаза — достаточно ли было в них крови для этого? Не теперь, пока еще нет. Где-то внутри у него был запрятан этот талант, но, чтобы дать ему раскрыться, необходима была жертва, необходима была та, чье предначертанье — быть убитой. И вскоре он найдет свою даму. До чего же неподходящее имя для прославленного громилы и сексуального маньяка! В Америке это Чак. А в Англии, как видно, Чик. Какая-то страна… Я, конечно, пишу эти слова в благоговейной тишине, наступившей после того, как завершил первую главу.

Пока что не осмеливаюсь ее перечесть. Интересно, осмелюсь ли хоть когда-нибудь. По причинам, пока не вполне мне понятным, я, кажется, взял этакий веселенький, слегка заносчивый тон.

Он может представляться несколько затхлым, подгнившим: Так или иначе, я полагаю, что смогу четко дать понять это. А вскоре я окажусь лицом к лицу и с жертвой, с той, чье предначертанье — быть убитой. Но давай не очень-то обольщаться. Все это происходит на самом деле. Откуда, к примеру, я знаю, что Кит работает кидалой? Да потому что он пытался кинуть меня — по дороге из Хитроу. Какое-то время спустя я проснулся. Мы приближались к Слау, и на счетчике значилась сумма: Взгляд его бдительно полыхал, устремленный на меня в зеркальце заднего обзора.

И все потому, что был я болен и вообще не в себе. В жизни не чувствовал себя храбрее. Силы меня так и переполняли — я это чуял нутром. Вроде как ищешь нужные слова — и они находятся, и от этого выправляется позвоночник. Я знаю, куда мне надо. Я сюда приехал вовсе не для того, чтоб повидать Хэрродз — или Букингемский дворец — или там Стрэтфорд-на-Эвоне. Я что, сказанул тебе: И за мной Трафальгарская площадь и все лондонские бары? Ежели это похищенье или убийство, то нам есть о чем поговорить.

А ежели нет, то доставь-ка меня в Лондон за ту сумму, о которой мы сговорились. Он стал неторопливо перегибаться через сидение. О господи, пронеслось у меня в голове, да это же и впрямь убийство. Когда он полностью обернулся, я увидел у него на лице доверительную ухмылку. Я увидел, что ты задрых, вот и подумал: Это на пользу, я знаю. Ты же не против, дружище? Я теперь видел, что мы находились в каком-то спальном районе, кое-где виднелись клочки зелени, а магазинов и учреждений не было и в помине.

Я на пять минуточек, идет? На самом деле, однако, ничего подобного не было. Чем он занимался на самом деле об этом он с гордостью поведал мне позже , так это кувыркался с едва одетой Энэлайз Фёрниш: Я держал в руках буклетик из четырех страниц, сунутый мне убийцей хотя, конечно, он пока еще не был убийцей, он был лишь на пути к этому.

Сзади там красовалась цветная фотография королевы и грубо надпечатанное изображение флакона духов: Ниже, в двойных кавычках, имела место надпись: Две страницы в середине буклетика были пусты. Я сложил его и сунул во внутренний карман, совершенно бесцельно; однако впоследствии он оказался для меня бесценен. Нетвердой походкой, по пути дважды невзначай поправив поясной ремень, Кит вернулся к машине по садовой дорожке.

На бесстыже лгущем счетчике значилось фунта 10 пенсов, когда машина наконец доехала и я опять проснулся. Чувствуя себя как после повторного полета в самолете, я медленно выбрался из сонного, трейлерного какого-то запаха, воцарившегося в салоне, и выпрямился перед домом — домом огромным, как старинный вокзал.

По лицу Кита было ясно, что он сейчас недоумевает по поводу трагического упадка спроса на викариев. Что ж, людям по-прежнему требовалось то, для получения чего викарии разного рода некогда служили посредниками. Но сами викарии были теперь не нужны. Не выказывая ни малейшего признака любезности, Кит втащил мой чемодан в огороженный сад, находившийся перед домом, и подождал, пока я возьму ключи у живущей на первом этаже привратницы. Скорость звука более привычна: Но, так или иначе, преодоление звукового барьера — явление довольно неожиданное, и именно оно заставило нас с Китом съежиться: Мы вошли во вторую парадную дверь и поднялись по широкой лестнице.

Думаю, мы были в равной мере впечатлены роскошью и благоустроенностью квартиры. В ней, должен признать, сочеталось все на свете. Кит окинул все, что там было, жестким, но профессиональным взглядом грабителя. Во второй раз за это утро я бесстрастно рассматривал перспективу быть убитым.

Через десять минут Кит выйдет отсюда, неся на плече мою сумку, полную самых разных дорогих вещиц… Но вместо этого он спросил, кто обитает в этой квартире и чем таким он занимается. Кит посмотрел на меня скептически. Вообще-то это и не было верным. Кит кивнул, и лицо его в значительной степени прояснилось. В нем даже появилось что-то смиренное, и, должен сказать, меня тронул этот его смиренный взгляд.

Конечно думал он , все телевизионщики знают друг друга; они летают из одного огромного города в другой и одалживают друг у друга квартиры. Я поверила — она вся серая, грудь вздымается, глаза навыкате. Хватаю телефон так резко, что роняю его на пол. Нет ничего более странного, чем звонить по номеру — до сих пор мне приходилось делать это всего однажды: Он вообще-то тоже, отсюда и икота.

Мы все перепробовали, чтобы ее унять: Сейчас — другое дело. В ожидании машины я держала маму за руку и умоляла не умирать. Самый ужас в том, что у меня даже не было отцовского телефона. Мама тяжело дышала и даже, можно сказать, хватала воздух — должна признать, зрелище жуткое. А еще меня добивало мое невезение. Подумай только — потерять за одну неделю обоих родителей! В воскресном гороскопе ничего такого не говорилось. Помнишь, как мы с тобой, что ни осень, записывались на всякие курсы куда дольше трех недель никогда не ходили?

Так вот сейчас я пожалела, что это были курсы йоги и испанского, а не первой медицинской помощи. Может, я бы там научилась чему-нибудь, что помогло бы мне вернуть мою мать к жизни. Я помнила что-то невразумительное насчет аспирина — он как-то связан с сердечными приступами, да? Не то его надо дать, не то, наоборот, категорически не давать….

Издалека донесся вой сирен, он приближался, потом сквозь шторы спальню озарили синие мигалки. Я рванулась вниз отпирать дверь, и уже через десять минут, когда я открыла все цепочки и замки, двое дюжих молодцев тебе бы они понравились вошли в дом, протопали наверх с носилками, пристегнули маму и так же быстро протопали вниз. Я с трудом за ними поспевала. Носилки пихнули в машину, я прыгнула следом, и маму стали подсоединять к всевозможным мониторам.

Мы мчались по улице, а парни следили за показаниями приборов, и вдруг, уж не знаю, как я это поняла, но атмосфера в фургоне сменилась с деловитой на какую-то неприятную. Парни загадочно переглядывались, а кол у меня в животе стал еще тверже. Никакого сердечного приступа нет. Все жизненные показатели в норме. Сходите к участковому, он вам выпишет валиум. Нас доставили домой и высадили перед воротами. Мы обе были в ужасе.

Парни, надо сказать, держались вполне любезно. Выбравшись из машины, я стала извиняться за то, что мы отняли у них время, а они говорят: Я вернулась в постель и, честное слово, сгорала от стыда, прямо-таки пылала.

Только сон накатит — тут же вспоминается этот срам, и я резко вскакиваю. Прочтешь во вложении текст с их сайта. С другой стороны, хоть тебя поразвлечь. Но скоро ты обзаведешься друзьями и перестанешь тосковать. Мне пора идти, потому что явился доктор Бейли опять.

Пожалуйста, напиши мне и расскажи что-нибудь хорошее о Сиэтле. Не стоило, конечно, тебя в это посвящать, но если тебе любопытно, то, по мне, кофейный вкус был слишком резкий, и вообще, он лучше сочетался бы с черным шоколадом, а не с молочным. Меня отпустили за лекарствами для мамы. Доктор Бейли прописал ей сильные транквилизаторы. Потом что-то черкнул в своем блокноте и произнес:. Я поехала в ту же аптеку, где была пару дней назад. Там и люди внимательные, да и вообще она ближайшая.

Дверь звякнула, и кто-то сказал:. Пока он копался за прилавком в поисках пилюль счастья для мамы, я обнаружила, что у них там масса всего замечательного, чего я в тот раз впопыхах не заметила. Не просто обычный для аптеки набор болеутоляющих средств и микстур от кашля, но еще и куча всяких недорогих кремов и, что меня больше всего удивило, лаков для ногтей.

К лаку для ногтей у меня особое отношение. Всю жизнь терпеть не могу свои руки. Господь наградил меня коротенькими ручками и ножками, а уж о пальцах и говорить нечего.

Что означает их наращивание, выпрямление и прочие диковинные манипуляции. Самое потрясающее во всем этом — они не смотрятся искусственно. Это просто очень хорошие ногти, хорошей длины, хорошего цвета. Меня бесит, когда ногти покрашены в демонический ярко-красный цвет — прямо роковая женщина получается. Теперь, когда ногти у меня в порядке, я ощущаю себя по-новому. Я более энергична, больше жестикулирую, мне лучше удается пугать подчиненных. Я могу выразить нетерпение, постукивая кончиками ногтей по столу.

Короткой дробью я могу закруглить совещание. Теперь я целиком завишу от своих длинных ногтей. Я без них — что Самсон без его волос. Я чувствую себя голой и бессильной. И я больше не смеюсь заодно с теми, кто потешается над девчонками, устраивающими трагедию из сломанного ногтя, поскольку для меня сломать ноготь — то же самое, что для Супермена — криптонит, то есть — смертельно.

Впервые в жизни я стала покупать лак для ногтей. Раньше в таких отделах я чувствовала себя не у дел, но теперь наверстываю упущенное, и лака у меня — на любой вкус. И матовый, и прозрачный, и перламутровый, и с блестками.

Единственная проблема — что делать, если на работе что-то не заладится, ногти-то я теперь грызть не могу. Можно, конечно, обзавестись муляжами и грызть их, заводят же люди себе фальшивые сигареты, когда бросают курить.

А действительно, может, курить начать? К тому моменту, как аптекарь появился с пилюлями счастья в руках, я уже выбрала себе лак: На небе этот цвет выглядит ужасно, но на ногтях, как ни странно, очень даже стильно. Транквилизаторы принимайте только в случае крайней необходимости, к ним очень привыкаешь. Надо полагать, он и сейчас думает, что все это хозяйство — мне.

Но как ему сказать, что это для мамы, я не знала. Купить шикарные колготки к свадьбе Давинии надо будет слиться с гостями, хотя на самом деле я буду вкалывать. Нет, надо точно потребовать надбавку на экипировку, столько вещей покупать приходится!

Шляпки, вечерние платья — много чего. В ту же секунду, как я поднялась с кресла, мама каким-то образом учуяла мои намерения и встревоженно спросила:. Почему бы тебе не привезти грязное сюда? Я бы тебе постирала. В животе у меня сидел страх, как мешок камней. Должен же быть хоть кто-то, кого можно призвать на помощь. Но, перебрав в уме все варианты, я пришла к выводу, что выбор невелик. Мама, как и я, была единственным ребенком в семье — судя по всему, у нас это традиция. Две сестры, но одна живет в Род-Айленде, а другая — в Инвернессе.

Был еще брат, Лео, но он умер семь месяцев назад от обширного инфаркта, когда покупал для своей дрели новое сверло. Это был страшный шок, который усугубился, когда через какой-то месяц умерла и его жена Марго, одна из маминых лучших подруг.

Вы, наверное, подумали, что ее свело в могилу разбитое сердце. А вот и нет — она просто, не затормозив, завернула за угол дождливым вечером и влетела в каменную стену. Жуть, тем более — следом за дядей Лео. Марго была забавная, и, хотя я с ней виделась только на свадьбах, на рождестве и прочих семейных торжествах, даже я по ней тосковала.

Лучший вариант, который я могла придумать, была зловредная миссис Келли. Осознание сего факта далось мне нелегко, поскольку всегда, сколько я себя помнила, наш переулок жил одной семьей; все семьи были примерно одного возраста.

Теперь же — и я этого даже не заметила — преобладали люди более молодые. Когда произошла эта перемена? С мистером Бейкером папа играет в гольф. Удачное ты выбрал время, чтобы нас бросить, Ноуэл Хоган, мерзавец этакий. Мне не давала покоя мысль: Что я буду делать, если мама начнет задыхаться всякий раз, как я ухожу? Как быть с работой? Как мне вообще жить? Утром в понедельник я, кровь из носа, должна была быть на работе.

Давиния попросила о личной встрече, а кроме того, нужно было съездить в Килдэр, проверить площадку и убедиться, что шатер возводят в нужном месте. Его свадебный шатер построили не на том поле, времени разбирать его и монтировать снова уже не оставалось, так что фермеру, которому принадлежала земля, пришлось отвалить астрономическую сумму.

Слава богу, это было не наше агентство, и все равно основы Организации торжеств в Ирландии оказались подорваны. И вот в воскресенье вечером, мучимая чувством вины и самозащиты, я отключила у телевизора звук и объявила:.

Она не ответила и продолжала смотреть на безмолвный экран так, словно не расслышала моих слов. День прошел ужасно, мама не пошла к мессе, и если вы не знаете, что такое Мама — Ирландская Католичка, то вам не понять всей серьезности этого события. Мама — Ирландская Католичка назовем ее МИ К ни за что не пропустит мессу, даже если у нее обнаружится водобоязнь и пена пойдет изо рта — она просто принесет с собой пачку бумажных платков и будет вытираться.

Если у нее отвалится одна нога, она прискачет на другой. Если отвалится и другая, она придет на руках, умудряясь при этом приветливо махать соседям, проезжающим мимо на машинах. В десять часов в воскресенье я прервала мамин увлеченный телепросмотр — она с безучастным видом сидела перед недельной сводкой биржевых новостей. Тут я внезапно вспомнила, кто была та четвертая Мэри, которая переехала. Все четыре глазных яблока пропитаны этим веществом, так что я склоняюсь к своей версии. Двое свидетелей видели, что в ночь ограбления возле дома шатался какой-то человек.

Сержант Стеммонс приказал мне обойти те дома, в которых ранее никого не было дома; одна старая леди сообщила, что она уже звонила в участок Уилшир, и еще мужчина — он тоже сказал, что видел его. Других примет нет, но я все равно позвонил в участок.

Пока безуспешно, и с того вечера в районе не было ни арестовано, ни допрошено по подозрению никаких белых мужчин. Зацепка — озадачим-ка ею Джуниора. Поищи те дела, которые я просил, и обойди первые три кафесьяновские прачечные из списка. Джуниор, провентилируй эту версию среди работников прачечных. Если кто и выдаст себя, не вздумай в него пальнуть. Припарковался рядом; выбегает чем-то озабоченный человек.

Эйб Уолдридж, приближенный Джея-Си. Они не знают об этом проклятом ограблении! Позвоните Дэну Уилхайту, и он даст вам эти, как их…. Да, у семьи есть враги. Нет, они не расскажут вам, кто именно. Вы можете спросить капитана Дэна, хотя я сильно сомневаюсь, что он вам расскажет. Для стирки и глажки мы нанимаем исключительно цветных, большинство из которых — досрочно освобожденные либо отбывают условный срок. Так что им вряд ли понравится, что вы задаете вопросы. В задней комнате кипит работа — гладильные прессы, баки для стирки и кипячения, чернокожие люди сворачивают выстиранное белье.

По стенам, на полках — емкости, бутылки. Потряс флакон — ффу! Поставил на место, осторожно оглянулся — если замешаны женщины, они могут выдать себя. Без толку — те же отведенные рабские глаза. Я вернулся к прилавку, истекая потом.

За прилавком — Люсиль, в руках — стопка рубашек. Туда-сюда — попка покачивается в такт музыке из радиоприемника. Я улыбнулся в ответ. Люсиль мигом сомкнула губы и выбросила воображаемый ключ. Позвонил в отдел административных правонарушений, оставил сообщение Джуниору: Вряд ли что даст: Джуниор тоже оставил сообщение — он навел справки и выяснил, что хлорид этой хрени — стандартное средство для химчистки, широко используемое во всем мире.

Знаете, включала сзади свет. И уточнила, что так бывает, когда ее родители и брат куда-нибудь уходят по вечерам. Эксгибиционистка Люсиль — вуайерист — грабитель — мучитель собак, каким-то образом связанный с семейством. Пока же останешься здесь, опросишь тех, кого ранее дома не было. Попытайся получить детальное описание того человека. Наш любитель глазных яблок? Мучителей собак — нет. Зато есть молодой белый мужчина, который подглядывал в окна борделей и джаз-клубов.

Ни задержаний, ни подозреваемых, ни протоколов допросов на местах: Он пришлет мне названия и местоположение клубов и мотелей, когда — и если — найдет. Звонки, звонки — проторчал у телефона три часа, за это время обзвонил все отделы Полицейского управления Лос-Анджелеса и Управления шерифа. Дело Кафесьяна УК Согласно вашему приказу, я проверил дела Центрального Бюро и Центрального управления шерифа в поисках случаев, сходных с нашим.

Я также проверил случаи Капитан Уилхайт назвал мне одно имя: Уорделл Генри Кнокс, негр, работавший барменом в различных джаз-клубах. Ни капитан Уилхайт, ни его подчиненные не смогли сообщить мне местонахождение Кнокса. Кнокс был недавно убит преступление не раскрыто. Это было убийство цветного цветным, и, вероятно, расследование проводилось с недостаточной тщательностью. Вернемся к капитану Уилхайту.

Если честно, я полагаю, что он солгал о том, что никаких записей не велось. Он выразил недовольство вашей ссорой с Джеем-Си Кафесьяном, а также сообщил, что ходят слухи о том, что федеральное расследование по поводу рэкета все же будет начато — объектом его станет наркоторговля Южного Централа Лос-Анджелеса.

Он выразил озабоченность, что о связи полиции Лос-Анджелеса с семейством Кафесьянов станет известно, и это повредит репутации как всего Управления, так, в частности, и Отдела по борьбе с наркотиками и лично сотрудников, непосредственно общавшихся с семейством. Джуниор — может ведь, сволочь, когда захочет. Оставляю ему записку — новости о стриптизе Люсиль и вуайеристе.

Морской пехотинец, трахавший немецких овчарок. Доктор Дог, пойманный на том, что колол свой собственной дочери гной гончих собак. Убийцы собак — ни один не подходит под описание.

Те, кто трахал псов, сосал у псов, избивал собак, поклонялся собакам; придурок, который зарезал собственную благоверную одетым в костюм Плуто. Любители нюхать дамские трусики, гадить в раковины, мастурбировать — забрызгивая исключительно нижнее белье. Возраст совпадает — но тот парень отрезал себе член, а потом покончил с собой и давно покоится на кладбище тюрьмы Сан-Квентин. Среди них нет ни одного мучителя собак — это по преимуществу народ пассивный — даже хнычут и трясут потными лапками, когда поймаешь.

Я буду протестовать против этой пародии на демократию, как частное лицо. Ехать особо некуда — так, проедусь. На юг — туда, куда тянет невидимый магнит.

Скажем, ОВР — приказ Эксли. Я прибавил газу — adios , предполагаемый хвост. Рай для вуайериста — ночные клубы, бордели. Боковые улочки — виляю туда-сюда — ровно в восемь шоу Лестера заканчивается. Мне звонит Гарри Кон [11] — киномагнат. Я знал, что это придется делать мне — без права отказа. Я позвонил Джеку — мол, дело выеденного яйца не стоит, чего возиться. Прижмите Лестера Лейка — зачем сразу убивать? Я поймал Лестера в его логове: Лестер — режьте, только, ради бога, побыстрее.

В комнату протискиваются братцы Веккио — Крутой держит наготове скальпель. Снотворные капли для Лестера. Анестезия — Лестер, хныча, зовет маму.

Я освободил из-под стражи провинившегося докторишку — маленькая операция, и его не привлекут за незаконные аборты. Гарри Кон нашел себе новую подружку: Голос Лестера из баритона превратился в тенор — теперь он поет исключительно в джаз-клубах для черномазых. Крутой приводил бойфрендов — послушать жалобные трели. Лестер сказал, что должен мне. Взоры обратились на нас. Как считаешь, что люди думают, глядя на нас? Я сам этим занимаюсь, поэтому знаю, что говорю. И кстати о Джеке, сегодня днем он собирал долги — оттого-то я и собирался звонить вам, пока со мной не сделали то же самое, что вон с тем беднягой.

Лерой Коутс, досрочно освобожден и уже сорит деньгами. Уэйн Лейн, профессионал, специалист по особнякам, притом заставляет жену торговать собой. Знаешь, когда я в последний раз слышал о белом грабителе в здешних краях?

Он порезал на куски двух доберманов-пинчеров, украл только столовое серебро, а затем испортил личные вещи домочадцев. Это тебе о чем-нибудь говорит? Мне не известен ни один подобный псих, разве что не надо быть Эйнштейном, чтобы догадаться, что он связан с семейством.

Уэйн Лейн любит наложить кучу в стиральные машины, он же — самый безбашенный взломщик из всех моих знакомых по этой части. Парни, которые кончают, стоит им позаглядывать в чужие окна. Мне приходилось читать сообщения о таковых — в районе моего ограбления, равно как и в южной части города.

Мотели, бордели и джаз-клубы. Он приторговывал марихуаной и работал барменом в джаз-клубах, предположительно в этих местах. Именно что работал, потому что несколько месяцев назад его пристукнули. Неизвестный или группа неизвестных — на случай, если ты решишь спросить, кто это сделал. Возмущенное бормотание негров — ну и хрен с ними. Кстати, я, кажется, знаю мотив убийства Уорделла. Уорделл был фанатом перепиха. Просто жить без этого дела не мог.

Трахал все, что движется. А если оно не двигалось, шевелил и все равно трахал. Врагов у него, должно, было не меньше миллиона. Он трахнул бы и связку дров, лишь на секунду заподозрив, что там затаилась змея. Он любил все, всех и сразу. А еще — что они торгуют исключительно с неграми и прочими, кроме тех, что называются добропорядочными белыми гражданами, поскольку так хочется шефу Паркеру. Он сказал, что открыл свое дело, когда учился на первом курсе колледжа.

Он бросил учебу, прежде чем закончился учебный год, и это вполне соответствовало тому, что произошло с тех пор. Ему вот-вот должен исполниться двадцать один, сказал он. И, честно говоря, мне наплевать, сколько тебе лет. Ты слишком великолепна, я не могу без тебя. Позже, прежде чем Макс опять стянул с меня шорты ой, только не говорите мне, что мне следовало пойти домой , мы решили немного поиграть.

На это он ответил, что, когда я училась водить машину, он сходил с ума по своей няньке моего возраста, которая уже вышла замуж и родила двоих детей. Макс начал целовать меня. Я открыла глаза и с облегчением обнаружила, что его глаза закрыты. Это дало мне возможность изучить его лицо или по крайней мере его верхнюю часть. Около ушей его щеки покрывал шелковистый пушок.

За окном начался дождь. Большие капли со стуком падали на асфальт, как будто небеса решили задать земле основательную порку, которую она заслужила. Через открытое окно в комнату проник удивительный запах обновленного мира — запах мокрой земли и чистой листвы.

Мои руки скользили по идеальному животу Макса, мускулистому, но не перекачанному, как у большинства двадцатилетних парней. Я почувствовала, как он прижался ко мне чуть пониже пупка. Это прикосновение не было настойчивым, он словно просил разрешения, поэтому я повернула колени в сторону, не пуская его. Я, завороженная, продолжала наблюдать за тем, как он целует меня. Интересно, каждый ли парень во время поцелуя с девушкой выглядит таким влюбленным?

Однако утром, когда, покинув теплую постель Макса, я ехала по улице и яркие лучи солнца разоблачающе освещали мокрый тротуар, мне показалось, что все не так уж здорово. Открывая дверцу машины, я испугалась, что Макс заметил морщинки у меня вокруг глаз, когда, стоя на крыльце, целовал меня на прощание. Раньше я и не думала о том, есть у меня морщинки или нет. Может, я не настолько хороша, как девушка, которая вот так же покинула его дом до меня.

Остановившись у Силвер-Лейк, я позвонила Кики с мобильного. После третьего гудка она сняла трубку. Весь ужас моего положения открылся в то мгновение, когда я ощутила, что ее беспокойство прямо-таки витает в воздухе.

Кики заявилась во всеоружии: Все это она разложила на стоящем во внутреннем дворике стареньком столике для пикника, который напоминал обломки судна после кораблекрушения. Бросив взгляд на номер солнцезащитного фактора на флакончике, я несколько раз щелкнула зажигалкой. Она закурила с помощью одной из тех огромных спичек, которыми мои соседи разжигают горелку для барбекю.

Я всегда боялась это делать, потому что там был газ и мне казалось, что я в ту же минуту взлечу на воздух. Живший в соседней квартире тощий парень, который непрерывно жег благовония, иногда готовил там овощные гамбургеры.

Я же использовала горелку в качестве пепельницы. И скоро он наконец повзрослеет и сможет свободно ходить по барам. Я пошла наверх за телефоном, принесла его и нажала кнопку с запрограммированным номером. Мне была просто необходима огромная пицца с колбасой и грибами в ближайшие тридцать минут или даже раньше. Ждать пришлось немыслимо долго, поэтому мне удалось поразмыслить над возможными последствиями переедания. Наверно, мне следует заказать салат и обойтись без пиццы, решила я, потому что мой новый парень еще совсем зеленый, и ему скорее всего не доставляет удовольствия видеть мое толстое, изможденное двадцатисемилетнее тело… Он вернулся.

Нет, все будет просто отлично. Все дело в чем? Он немного моложе, чем мы думали. Это не так страшно. Проблема только в общественном мнении. Ты бы только получила чертово повышение.

Знаешь, я всегда думала, что, как говорится, тот самый парень и есть тот, кто тебе нужен. И если бы он не мог заработать себе на хлеб и жил в лачуге, ты бы просто приняла его таким, какой он есть. Помни, на что-то всегда приходится закрывать глаза. На лысину, плохое воспитание, проблемы с наркотиками, уродливые родинки, скрытую агрессивность, плохую одежду, коллекцию марок… По-моему, тебе крупно повезло.

У него хорошая работа. У него хорошие волосы. Может, он моложе тебя, так вспомни Сьюзен Сарандон и Голди Хоун. Обе любят молоденьких, а ведь они знаменитости. Макс может стать для тебя идеальным партнером. В любом случае, я считаю, возраст не главное. Как бы там ни было, главное, чтобы он справился с ролью твоего парня. Я пыталась уяснить все, что сказала Кики. К тому же я оставила ему дурацкое сообщение: Она настаивала, что сказала именно то, что хотела.

Больше никаких мужчин и никаких свиданий. Я не верила своим ушам: Кики сменила больше парней, чем мамуля, что говорило о многом. Она заявила, что жаждет одиночества. И будет только работа и дом. Если мне суждено встретить кого-нибудь, так и произойдет. Откровенно говоря, я думаю, небеса вознаградят меня за аскетизм. После ухода Кики я стала слоняться по квартире, притворяясь, что навожу порядок.

Все эти разговоры о том, что она никогда больше не выйдет из дома, совсем мне не нравились. Казалось, Кики не шутит. Хотя всего пару месяцев назад она так же уверяла меня, что бросит работу, ударится в буддизм и откажется от материальных благ, чтобы перейти на более высокую ступень духовного развития.

Она таскала ко мне домой пакеты для мусора, набитые драгоценностями, кашемировыми свитерами и модельными туфлями, которые преграждали ей путь к нирване. Я хранила это в шкафу, а потом вернула Сидд-хартхе, когда к ней вернулся здравый смысл. Я помогала Кики отнести на помойку микроволновую печь, потому что она решила присоединиться к движению сторонников сыроедения.

И я помогала ей выбирать новую микроволновку, когда она съела так много моркови, что белки глаз у нее пожелтели. Каждый раз, когда Кики забивает себе голову подобными идеями, я подыгрываю ей, надеясь, что подруга все же не превратится в буддистку-вегетарианку, которая ест только сырую пищу и занимается благотворительностью.

Как бы там ни было, Кики каким-то непонятным образом удалось внушить мне, что все будет хорошо. Но, после того как она ушла, меня охватило чувство нарастающего беспокойства. Я внимательно изучила свое лицо в зеркале на предмет морщин, появившихся от солнца, а закурив сигарету, тут же разволновалась, что это уменьшит эластичность кожи.

Поставив галочку в клетке напротив каждого фактора риска, я обнаружила, что мне почти пятьдесят. Когда я чистила зубы, мне вдруг пришло в голову, что, согласно статистике, Макс входит в группу повышенного риска в том, что касается болезней. Мы еще не занимались сексом, но занимались другими вещами — насколько это было опасно? Как ни странно, смерть не так уж меня пугала. Я рано завалилась спать. Мне приснился бредовый сон, в котором я пыталась отыскать Макса в темном болоте.

Я набирала в легкие воздух и ныряла в вонючую зеленую воду. В конце концов я увидела его. Я схватила его за волосы и вытащила на поверхность. Но когда я захотела поцеловать Макса, то увидела, что держу в руках его отрубленную голову.

Я проснулась, дико брыкаясь и крича:. Я накрываю голову подушкой. Я сделала его после того, как проснулась от страшного сна. Я не высушила лак как следует, поэтому на каждом ногте остался узор от простыни.

Там были люди, которые умеют играть на гитаре. Я звонил тебе примерно в двенадцать тридцать, но тебя еще не было. Еще я звонил в субботу вечером. Но Эштон — это идея Кики. Мы познакомились на открытии галереи. Он спросил, люблю ли я искусство. Я сказала, что нет. Он попросил у меня телефон. Но когда он начал оставлять бесчисленные сообщения на автоответчике, мое мнение изменилось.

Я позвонила Кики на работу и сообщила, что собираюсь послать его. Всегда надо давать людям еще один шанс. Нет, правда, нельзя расставаться с потенциальным партнером, пока не займешься с ним сексом. Итак, я начала встречаться с ним. Он не был потрясающим, но не был и ослом. А больше всего мне нравилось то, что в самые важные моменты он всегда составлял мне компанию. Или будет свинством не пойти на свидание с другим парнем потому, что Макс пока не звонил? Я не могла заставить себя принять решение.

Что, если Макс позвонит, а вечер у меня уже будет занят? Я покормила Фрика, выпила диетическую колу, которую обычно пью по утрам, и проверила электронную почту. Вообще-то я надеялась получить письмо от Макса, но он не прислал ни строчки. В каком-то смысле это касается того, зачем мы здесь собрались, так что приступим. На следующей неделе мистер Галлодет должен избираться на первый срок.

Он сам в прошлом — полицейский и прекрасно нас понимает. Его полностью поддерживает Полицейское управление и кое-кто в муниципальном совете, но…. Он идет ноздря в ноздрю с Томом Бетюном на выборах члена совета от Пятого округа и не одну неделю треплет мое имя во всех газетах. Всем вам прекрасно известно, что пять лет я был простым следователем и как мне удалось выдвинуться — только после того, как Эллис Лоу подал в отставку.

Слышал, он некогда заигрывал с мистером Нунаном, с которым нам придется схлестнуться только на выборах года, а Бетюн — наш человек. Дискант честит нас с Томом, называя ультраправыми ублюдками, а население нашего округа на двадцать пять процентов — негры, большинство из которых — зарегистрированные избиратели. Пока голоса распределились пять к четырем, а окончательное голосование состоится только в ноябре — то есть уже после выборов в горсовет.

Если выберут Дисканта, все пойдет прахом. В тот самый день, когда он получил диплом юриста и вступил в республиканскую партию. А теперь аналитики утверждают, что ему быть окружным прокурором всего два года — в шестидесятом его выберут генеральным, а потом? Если откажешься от своей идеи легализовать игорный бизнес. Глупая шутка — вряд ли закон будет принят законодательными органами штата. Карты, автоматы, букмекеры — в пределах отдельных районов — большие налоги.

Правда, полицейским это очень не нравилось — полагаю, Галлодет придумал это дело рейтинга ради. Джонсон мертв, и теперь нет ни одного стоящего свидетеля, и у меня такое впечатление, что Руис нужен Нунану только из-за своей репутации. По слухам, Микки К. Меня попросил собрать вас мэр Поулсон, так что не будем тратить его время.

У меня есть идея — надо переманить Руиса на нашу сторону. Кажется, у него есть судимость — ограбление, если не ошибаюсь? Слышал, он был членом воровской шайки, а его братцы до сих пор криминалом промышляют. Ты прав — надо его использовать.

Посулим ему, что, если он согласится с нами сотрудничать, его семью никто не тронет. Значит, у него есть дружки-комми. Я найду их и прижму к ногтю. Они попадут на ТВ и заложат его как миленького.

Послушайте — прошлой ночью я прокололся. Дайте мне шанс исправиться. Тайком гуляет от жены. Особенно девочек из колледжа — юных, неиспорченных. Я могу попросить Пита Бондюрана сделать фото, а Фреда Турентайна — установить жучок. А наш отдел как раз на прошлой неделе накрыл бордель, и у меня есть на примете подходящая девчонка — ей светит срок.

В прошлом году Джонсон прошел трехмесячное обследование в психиатрической лечебнице Камарильо, и тамошние доктора сказали Нунану, что его состояние нестабильно. Шестеро фэбээровцев пытались найти свидетелей, но безуспешно.

С их стороны было бы глупо начинать расследование. Вы пока чисты, тем не менее мне не нравится, как это выглядит. Я дал вам со Стеммонсом это задание, потому что полагался на вашу компетентность, кроме того, мне хотелось получить ваше, как искушенного в юриспруденции человека, мнение, что задумали федералы в нашей юрисдикции. И что же вместо этого? Если расследование провалится, можно будет все свалить на полицию. Если же завершится успешно — Нунан первый объявит об этом: У нас есть шанс подготовиться.

Вы не могли бы предупредить его, чтобы он поубирал все автоматы? За исключением тех выстрелов, все отлично. Вы смотрите на меня так, будто хотите чего-то попросить. Я тут заходил в Отдел по расследованию краж и нашел на доске интересное дело. Украдены меха на миллион, никаких следов, а Джуниор Стеммонс как раз в прошлом году накрыл Сола Гурвица за игрой в кости. Он — конченый лудоман, так что у меня есть версия, что он это сделал сам — мошенничество при страховании.

Этим делом занимается Дадли Смит, и он исключает версию со страховкой. К тому же вы — командир подразделения, а не следователь. Преступление совершено три дня назад, и он уже назначен.

Кроме того, мне не хотелось бы искушать вас — ведь меха можно продать. Он метил на должность шефа Бюро, а досталась она вам. Или у вас на то особые причины? Если я начну расследовать тамошние дела, вы не станете корить меня за наличие подозрительных друзей. Никаких снов, обслуживание в номер — ровно в шесть утра завтрак и газеты. Эксли в чистом виде — его стиль общения с прессой, он сожалеет. На третьей странице — еще порция Эксли: Фред Турентайн, спец по жучкам — согласился за пятьсот, Пит Бондюран — тоже, но за штуку — фотографу он заплатит сам.

Главная надзирательница женской тюрьмы ходила у меня в должниках — я снимаю с нее долг в обмен на услугу: Беспокойно — когда кого-нибудь убиваешь, всегда так.

Беспокойство перерастает в напряжение — в машину. Сунулся было домой — толпа репортеров — некуда податься. Поворот на Малхолланд, зеленый свет — автомобилей почти нет — 60, 70, Резкий разворот, визг тормозов — и уже медленнее: Весна пятьдесят восьмого — новые улики показали, что он убил не тех. Дело было возобновлено, расследованием занялись он и Дадли Смит — самое масштабное расследование за всю историю Лос-Анджелеса.

Убийства — гнусные интриги — переплетения заговоров. Его отец — строительный магнат — покончил с собой при невыясненных обстоятельствах, состояние перешло к инспектору Эду. Тад Грин уходит в отставку с поста шефа Бюро расследований — шеф Паркер перепрыгивает через Дадли, назначая его преемника: Эдмунда Дженнингса Эксли, тридцати шести лет.

Моет посуду — быстрые движения рук, наверное, музыка. Улыбается — очень похожа на меня, только нежнее. Я легонько подтолкнул ее: Раз, два — оберточная бумага в клочья. Радостный возглас, к зеркалу — зеленый шелк, как раз по размеру. Втискиваю ее в платье, застегиваю молнию — как влитое. Мег целует меня, вертится перед зеркалом. Память переносит меня в тридцать пятый: Наш старик тогда сказал: Джуниор Стеммонс — да так, средне. Не дотягивает он до следователя — если бы его папаша не сделал меня начальником подразделения, я бы отправил его обратно в академию — студентиков гонять.

Вдобавок к этому чувствительный, как баба, что еще хуже, и вечно взвинченный, как будто наркопритон накрывать едет — тоже мне следователь Отдела по борьбе с наркотиками. Кстати, раз уж мы об этом заговорили…. По закону требование о выселении выписывается спустя три месяца, и исходя из этого назначается дата судебного разбирательства. Она уселась в кресло — зеленый шелк, зеленая обивка. И — ее волосы на фоне зелени.

Они черные — темнее, чем мои. А теперь еще раз скажи, что тебе понравилось платье, чтобы я мог спать спокойно. Если у тебя на примете есть кто-нибудь, кто не полицейский и не гангстер, можешь познакомить.

Не стоит спать с Джеком Вудсом, поскольку у людей есть утомительная привычка в него стрелять — это два, и вдобавок как-то вы начинали, но у вас ничего не вышло. Я, правда, знаю парочку окружных прокуроров, но, боюсь, с ними тебе будет скучно. Милый, мне достаточно того, что мы сделали. Я припарковался с той стороны, подобрался к окну спальни, достал отмычку — открыл, влез.

Шум — газетчики обсуждают мою историю. А вот о чем: Юридический факультет, подработки — на солдатское жалование в университете не проучишься. Вымогатель долгов, кассир Джека Вудса, Вышибала. Работа на Микки К. Предлагали сниматься в Голливуде — я высокий, обаятельный. Отказался — зато это принесло мне настоящую работу: Я сотрудничаю с Голливудом, работаю на Микки К.

Меня берут в Бюро расследований, я становлюсь сержантом, защищаю диплом, получаю лейтенанта. В прошлом месяце сравнялось 20 лет моей работы в Полицейском управлении Лос-Анджелеса — тоже правда. На деньги Вышибалы я приобрел домовладения в трущобах — и это правда. Я трахал Аниту Экберг [7] и рыжуху из шоу Спейда Кули — а вот это уже неправда.

Приподнял створку окна — газетчики рассосались. Телевидение — ничего интересного. Вырубаю, вспоминаю — МЕГ. Что-то всегда было не так — и мы слишком долго прикасались друг к другу, чтобы этого не заметить. Я запрещал старику бить ее, она запрещала мне его убивать.

Супер сексуальная блондинка, в красном нижнем белье, горячо мастурбирует в извращенной позе, что любой парень в секунде обкончает свои трусы. Watch Grupal SWINGERS SEX Uncensored online on monolit-zao.ru YouPorn is the largest Amateur porn video site with the hottest selection of free, high quality czech movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing!

Юная красотка пробует анальный секс / Hanna (Having Fun With Bf.) (2011) SiteRip

Watch This Honoka Av Debut. Add to playlist: Login to use this Description. monolit-zao.ru – Recently Added XXX Videos. We have more then free flash porn movies. Homemade and HD fuck clips. Share your own sex videos! (page 5).

Порно Видео Немецкий Массаж Мамаше

los angeles cars & trucks - by owner - craigslist CL los angeles los angeles bakersfield fresno hanford imperial co inland empire las vegas orange co palm springs san diego san luis obispo santa barbara santa maria tijuana ventura visalia-tulare yuma >. Nikita Kucherov Bio. Kucherov was a second-round pick (No. 58) by the Tampa Bay Lightning in the NHL Draft, but he has played like a first-round monolit-zao.ru: Jun 17,

Порно Зрелой Кончают В Рот

Evgeny Kuznetsov Bio. Kuznetsov is one of the NHL's most electric offensive players, as he showed throughout the Stanley Cup monolit-zao.ru: May 19, First workout of the new year and it was LEG DAY with the wife! Killed the workout doing all 8 sets of squats with the weight I increased to on set 5 last week and couldn't even hit 12 reps on the final 3 sets.

Анальнй оргащм

New Movies

Горячий Домашний Анал С Женой

SELECT A PLAN

Порно Видео Зрелых В Браззерс

Русское Зрелые Порно Фистинг Разврат

Блондинку В Чёрном Латексе Получает Удовольствие От Одного Парня - Смотреть Порно Онлайн

Порно Девушка Играет С Членом

Сперма Оргия С Блондинкой Итальянкой

Порно Видео Любительское Домашнее Большие Сиськи

Красивое Анал Порно HD 720

Оттрахал блондинку - Порно видео онлайн бесплатно без регистрации

Первый анал / Raquel (Asian Teen’s First Anal!) (2012) HD 720

Молодые Партнёры Занимаются Анальным Сексом И Снимают Всё Происходящее Крупным Планом На Камеру Смот

Порно Огромные Сиськи Мамки

Развратная поклонницы спермы на сиськах умело доводит страстного партнёра до оргазма смотреть

Порно Видео Пышные Зрелые Бабы

Тв Порно Каналы Для Взрослых Онлайн

Порно Фото Женщин С Членами

Две блондинки с вибрирующими игрушками - смотреть порно онлайн

Сисястая Блондинка Танцует Стриптиз На Сцене У Стула

Порно Трахнул Мамку Пока Та Спит

Блондинка с леденцом и в белых носках

Ограничение доступа к сайту

Зрелая С Дочерью Порно Видео

Молодая Членососка Алиса

Самец Хорошенько Поимел Блондинистую Крошку С Большими Сиськами В Душе

Блондинка Оказалась Хороша - Смотреть Порно Онлайн

Популярное на сайте:

В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mikajas 09.10.2019
Порно Галерея Толстушек
Tuktilar 09.10.2019
Просмотреть Порно Видео Молоденьких
Fenrinos 27.03.2019
Подглядывание За Толстыми Бабами При Дрочки
Kigal 30.03.2019
Девушки Студентки Желающие Секса
Fausho 21.07.2019
Молодой Человек Отдал Их Домашнии Порно Съемки
Akinodal 14.05.2019
Фото Онлайн Видео Порно
Tojarisar 23.02.2019
Порно Межрасовое Для Мобильного
Vokree 25.06.2019
Секс С Большими Сиськами Фото
Talabar 03.06.2019
Секс С Негром Ролики
В Раздевалке Сексуальная Блондинка  Трейси  Трахалась С Двумя Накачанными Парнями В Стиле Двойного П

monolit-zao.ru