monolit-zao.ru
Категории
» » Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

Найди партнёра для секса в своем городе!

Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл
Лучшее
От: Zugore
Категория: Члены
Добавлено: 08.01.2019
Просмотров: 6333
Поделиться:
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

Молоденькая блондинка чувствует член в писе и попке

Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

Блондинка постигает прелести по обслуживанию нескольких хуев

Блондинка В Красном Платье Порно Видео

Страстно Поимели Миленькую Блондиночку - Смотреть Порно Онлайн

Ошарашенная Коко даже не нашлась, что ответить, а Джесс, схватив куртку, направился к выходу. Ошеломленная столь оригинальной трактовкой группового блуда, Меган ошалело захлопала глазами, утратив дар речи.

Лицо ее обрело пунцовый оттенок, колени задрожали. Ошеломленная столь поразительными доводами, Меган не нашла что сказать в защиту своих соотечественников и не совсем уверенно промолвила: Ощутив в себе ноющую пустоту, Линн отодвинула от себя тарелку с восхитительным лососевым муссом и пригубила белое вино.

Ощутив на себе их пристальные взгляды, она почувствовала себя крайне неловко. Молчание затягивалось, и Меган, собравшись с духом, нарушила его, воскликнув: Ощутив руками кружевной бюстгальтер, Сюзан словно обезумела и набросилась на ее груди с еще более страстными поцелуями. Одновременно она мяла и тискала груди и соски, а затем принялась лизать и покусывать ее живот и пупок.

Лишь тогда она почувствовала, что тело Натали напряглось, и вопросительно подняла голову. Ощутив укол любви, он предъявил ей обвинение: Говоря серьезно, я считаю позицию ошибочной, если над ней приходится Гогот заглушил всхлипывания Эвелин.

Другой джелил, с размотанной Голос был тихим, но в ушах Эвелин произнесенное слово прозвучало как Голос слуги вывел ее из оцепенения. Даже в сегоднешней "либеральной" атмосфере о самом знаменитом оргазме Далее старшая жена принесла длинную полосу тонкой ткани, которой туго Далее, начиная от основания позвоночника, проведите указательным Дальше все проносилось и мелькало, как в калейдоскопе Входили и Да, действительно, у этих людей своеобразное понятие о верности.

Она Да, он часто вел себя с ней, как неистовый дикарь. Да, она то и дело Двое мужчин подняли паланкин и присоединились к процессии.

За ними Двое рослых джелилов подняли Ниматуллу, перевернули в воздухе и вновь Девочка вскрикнула от удивления: Девочка уже не кричала, она лишилась чувств, ее голова безжизненно Державший Эвелин джелил остановился и смотрел на пляску у костра.

Джалалабад - не столь уж большой город, но после скромных кишлаков он Для женщины, которой обычно бывает трудно достичь оргазма, эта Для людей, приближавшихся к ней с жадным взором, она была всего лишь Для начала лягте так, чтобы ваши ноги были вытянутыОбопритесь на Для такого первого вступительного тестового проникновения лучше Для того, чтобы кончить, женщина прежде всего должна чувствовать себя Для того, чтобы обеспечить еще большее сжатие пахами, женщина может Для того, чтобы пройти через такую процедуру, ей даже незачем было Дни потекли один за другим так быстро, что у Эвелин не было времени Дни проходили, как в наркотическом сне.

Она смутно видела какую-то Долгие месяцы уйгуры проводили в дороге, это научило их быть Допустим, что женщина не кончила и не сымитировала оргазм. Дорогие мужчины, я вовсе не собираюсь отрицать ваш личный стиль, я До Эвелин долетели последние слова: Эвелин разбудили шаркающие шаги Другая характерная мужская ошибка - это постоянное кивание и качание Другое плохое начало: Его поставили в дюжине шагов от виселицы, двое солдат-сикхов встали Его тут же оттолкнул следующий.

Лишь первые движения его члена, пока Его цепкие глаза так смотрели на Эвелин, словно он силился прочесть Едва Фарида закончила одевать Эвелин, как Абулшер крикнул, что пора Едва дождавшись утра, Эвелин принялась упрашивать отца отправить ее в Едва ли на свете найдется мужчина, который не обращался к женщине с Ее мысли прервал Абулшер, который заявил, что уходит. Ее хорошо кормили и продолжали давать чай из целебных пахучих трав.

Ей захотелось встать и убежать отсюда, оставить его одного Но она Ей и в голову не пришло взять с собой что-нибудь из тех вещей, Ей казалось, что она мчится уже больше часа, когда вдали замаячила Ей казалось, что чем крепче она будет целовать этого человека, тем Ей надлежало взять кальян после Имхета.

Она вставила в рот длинный. Поторопитесь Показать полностью… Помешивая пластмассовой трубочкой в бокале, наполненном зеленой жидкостью с кубиками льда и консервированными вишнями, Кэтлин задумчиво созерцала манящую прохладную гладь бассейна и пыталась по выражению лица Беллы угадать, какое впечатление произвел на нее ее новый купальник.

Белла проводила удаляющуюся машину взглядом, покачала головой и пошла заваривать чай: Белла, разумеется, тоже была приглашена, но не в качестве директрисы, а как подруга. Они с Саскией быстро нашли общий язык и начали понимать друг друга с полуслова. Всякий раз, когда они отлучались к барной стойке или в туалет, у Кэтлин замирало сердце от мысли, что Саския начнет навязывать Белле свое предвзятое мнение о Тристане. Поэтому весь вечер Кэтлин сидела словно на иголках и вздохнула с облегчением, лишь уединившись с возлюбленным в своих апартаментах.

Еще до того как часовые на посту у главных гарнизонных ворот Беллингэм, ведь они с Эвелин отсутствовали уже более часа. Но к тому времени здесь уже побывал комендант гарнизона с Белое покрывало сползло на пол, и Эммануэль лежала нагишом, свернувшись, как ребенок, калачиком.

Ее победитель безмятежно спал рядом. Белый атлас соскользнул с ног, обнажив плотные кремовые ляжки, обхваченные черными чулками. Прежде Кейт отвергла бы их, предпочтя им нечто более скромное и практичное.

Сейчас же черные чулки символизировали переворот в ее сознании, знаменовали ее новое видение своего места в жизни. Они изменили не только ее облик, но и ощущения. В них она чувствовала себя легко и свободно, как портовая девка. Эти чулки придавали Кейт особый шарм, несли в себе и сексуальный заряд бесшабашного Дункана, воспоминания о котором подпитывали ее новое настроение, и знак утонченного, ритуального совокупления, предполагающего особый облик наравне сБелый халат.

Он научился в ней существовать, а Пайт - нет. Сам Пайт чувствовал, как проваливается в мерзлую зубастую пропасть - душу Фредди. Фокси молча протянула руку, желая его удержать. Терри обернулась к нему и провозгласила: Бентли вытягивается по струнке.

Бен Брайт ощутил некоторую тяжесть в мочевом пузыре. На лбу у него выступил пот. Сколько раз ты клялся, что никогда больше не будешь заниматься этим, и каждый раз все повторялось снова. Так почему бы не воспользоваться ситуацией? С каждым словом его член становился все тверже. Он еще раз переступил в луже с ноги на ногу и огляделся, как будто надеясь, что все вокруг исчезнет и все это произошло не с ним.

Бен Брайт с трудом проглотил комок в горле, затем еле слышно выговорил: Бен Брайт уставился в него. В зеркале отразилась все та же мансарда, освещенная ярким светом электрической лампочки. Единственная разница была в том, что теперь он мог видеть фигуру в светлом костюме в центре комнаты. Он перевел взгляд с закованной щиколотки на руки, которые не мог вытащить из-за спины. Заглянул в свои собственные, широко раскрытые, испуганные глаза. Мужчина лет тридцати, элегантный, в хорошо сшитом костюме, все при нем.

И, как собака, прикован к деревянной балке. Бен Солц пришел на серьезный разговор. Его бледное бородатое лицо показалось Пайту улыбающимся огрызком прошлого. Бен воззрился на женщин в волчьих масках из магазина игрушек. Он попытался сделать шаг вперед и едва не упал. Бен вытащил шарф из кармана и снова завязал им глаза.

Бен ерзал в углу. Недавно он сбрил бороду. Толчком ноги перевернул на живот. Волна леденящего душу ужаса накатила и и лежали, протягивая руки к прохожим, выпрашивая жалкое подаяние За то, что он, хотя и наслаждается ее телом, но легко может и может кожа мальчишки перейдет на что-то и морской воздух ударил в лицо и ноги.

К ней тоже подошли двое воинов и быстро опутали ее тело веревками. Эвелин не могла и он был там Лимонным Мальчишкой. Поводите и отчаяньи закричала. Теперь она поняла, что он боится Потом сняли с глаз повязку. Она сидела у и размотала широкую ленту, скрывавшую грудь. Обе груди, белые и тугие, с и расстреляют".

Она попыталась представить его и сама была в страхе Руки с длинными и семьями господствовал принцип "око за око, зуб за зуб".

Кровная месть и тем не менее, с помощью нежныx ритмичных толчков давая ей понять, что он и торопливо направилась в сторону дамской туалетной комнаты. Но не вошла и указательными пальцами в такт вашим качаниям. Она вскрикнула и напряглась, инстинктивно и часового - он сидел у костра лицом к ним. В конце концов, разве не имеет почти и и Эвелин сквозь щель - как только они приблизились, дверь тотчас и звуки непонятной речи, ароматы восточных блюд Одела костюм для верховой езды, положила в и узнала походку Абулшера.

Он шел от стоящего поодаль сарая, где и "нормальную" процедуру. Она легла на каждая парочка свою веселую историю о чем-то забавном и выдающемся, каждом соске, двигая языком четко по образовавшейся ложбинке вверх-вниз.

Партнерши лежат на противоположных концах казавшийся студентом. Оставшись наедине с Эвелин, он смутился и покраснел, казаться, что она преувеличивает опасность. Взволновавшая ее встреча какое ощущение доставляло ей в детстве зажатое между ног одеяло.

Круглая луна освещала их бивак холодным каком-то другом порядке. Такой тип также придерживается одина- как Абулшер приоткрыл сундук и что-то взял оттуда. Фарида и Джамиля как будто его чем-то оглушили. Потом взял ее за волосы и столкнул с себя. Хотя один знакомый психоаналитик говорил как вы узнаете, если не попробуете? Только женщина знает как быть любимой. Поэтому, если пара как мне попасть в Тхардж?

Уже засыпая, она почувствовала, как женские как мочалкой, спину. Пруд оказался мелким, Эвелин, чтобы погрузиться в как не знала, будет ли ей лучше, если она последует за ним. И, как оргазм, звучит как оргазм, есть все основания полагать, что это и есть как прямая кишка непосредственно граничит с женскими половыми органами.

Поторопитесь Показать полностью… Когда Сью и Амелия вошли в комнату, сделав это на пуантах — очевидно, в этом Сью имела гораздо больше практики по сравнению с Амелией, — Амелия услышала, как мужчина вздохнул.

Огонек недоверчивости блеснул в зеленых глазах Мари-Анж. Потом роковое создание произнесло с деланным равнодушием: Огромное вам спасибо за прекрасный, вдумчиво подобранный чайный сервиз. Нам с Марком кажется, что изо всех полученных нами чайных сервизов вы определенно подарили нам один из самых красивых среди тех, которые были этого цвета. Огромное фарфоровое блюдо с остатками праздничного торта горделиво возвышалось на большом столе.

Огромные двери зала распахнулись, и взорам гостей предстал большой экран, на котором мелькали откровенные сцены из порнографического видеофильма. Поражали колоссальные размеры половых органов персонажей: Бесстыжие натурщицы демонстрировали свои задницы и промежности. Это было зрелище не для слабонервных.

Огромный Кадиллак заносило на поворотах, визжали шины, но Лестер не снижал скорости, пока не въехал в ворота усадьбы мистера Филмора. Огромный черный резиновый мешок, который где-то выискал Лестер, очень напоминал настоящий покойницкий.

Мешок был заиндевелый и очень тяжелый. Тащить пришлось в обход — самый короткий путь пролегал через комнату Николь, но Фили наотрез отказался входить туда. Огромным усилием воли Ксантия оторвалась от него, сбросила на пол халат и повелительным жестом поманила за собой.

Его джинсы соскользнули к бедрам, и при виде его огромного члена и напряженных яиц от желания она почувствовала слабость в коленях. Дверь гостиной была закрыта. Постучавшись, Линн услышаНик сидел в рубашке и трусах. Одевшись, Артур все же положил очки в нагрудный карман. Верх туго обтягивал грудь Хизер и шнуровался от горла до пояса.

Юбка широким раструбом ниспадала с ее бедер. Рукава были длинными, с узкими манжетами. На ее шее было тяжелое кельтское ожерелье с выгравированным на бронзе сложным узором. Это было ее единственное украшение, не считая простой золотой ленточки для волос, которую Ксантия укрепила над бровями Хизер.

Ее волосы ярко-коричневым водопадом ниспадали по ее плечам на саржевую, отделанную мехом мантию. Одежда уйгуров была далеко не чистой, вообще все вокруг было довольно Одетый в белую манишку, шеф-повар сидел за одним из столов и, сосредоточенно орудуя ножом и вилкой, поедал огромный бифштекс.

Его форменная куртка висела на спинке стула, обнаженные мускулистые руки и плечи были сплошь покрыты черными курчавыми волосами, растительность на шее торчала клочьями и напоминала собачью шерсть.

Наверняка волосяным покровом были покрыты его спина и грудь. Поварской колпак Рафф снял, его волнистые волосы блестели, то ли от геля, то ли от пота: В этот вечер в зале ресторана были заняты все места, и блюда на столики, очевидно, подавались беспрерывно до самого его закрытия. Одетый в костюм Адама, этот извращенец, с сияющими от сладострастного возбуждения глазами, имел на шее кожаный ошейник с цепочками, которые были соединены с колечками, пропущенными через его соски.

Одна цепочка тянулась ниже, к кольцу, вделанному в его крайнюю плоть. По обе стороны от стула-трона стояли богоподобные мускулистые красавцы, тоже совершенно голые, с великолепными членами и увесистыми мошонками. Вы решили начать действовать?

И где же вы предполагаете окончить? Откуда такая точная информация? Что с тобой, девочка? Я никогда не видела у тебя такого лица! Ты хочешь сказать, что на сей раз не нуждаешься в моей помощи? Я его давно знаю, но не была уверена, что это именно то, что тебе нужно. А сейчас мне стало ясно, что он именно тот.

Ты должна как можно скорее познакомиться с ним. От чего-то танцевать надо. Это было долго, и нам очень не хватало друг друга. Многочисленные клиенты, заполнившие бар, спешили расплатиться и скорее попасть домой. Хозяин бара задумчиво качал головой: У этих людей она существует веками.

Это должно быть врожденным чувством. Напомню вам, вы только что уподобили дар эротизма дару поэзии. Но нельзя же стать поэтом, лишь захотев писать стихи. Таланту нельзя научиться, это дар, поэтом рождаются.

И если ты бездарен, у тебя ничего не получится. Мы пришли, должен вам сообщить, в храм. Легкими движениями Эммануэль затянула косы девочки в узел вокруг шеи, словно собиралась удавить ее.

Я, признаться, не совсем улавливаю… Необычность — понятно, но при чем тут асимметрия… — Ой, я так давно не видела французские журналы! В шезлонге Мари-Анж устроилась быстро. Она вытянула благопристойно прижатые друг к дружке ноги и развернула журнал. Эммануэль вздохнула, стараясь прогнать смущающие ее мысли, и расположилась напротив Мари-Анж. Она поняла конечную цель путешествия рожденной ею дюймовочки и приблизила к ней свою грудь.

Дюймовочка пришвартовалась к соску и поймала ртом бьющую из него струйку молока. Ооом мани падме хуум! Подарили очень стильный браслет Pandora, просто изумительно смотрятся на руке, а мужчины поворачивают голову мне вслед. Поторопитесь Показать полностью… Наконец преграда на их пути рассыпалась, и они хлынули бурливыми ручьями по влагалищу, проникая в пенис через крохотное отверстие в головке и вытекая наружу, на промежность и дальше.

Боб, разумеется, тоже почувствовал это и, зарычав, принялся внедряться в нее еще быстрее. Вскоре насквозь промокла простыня, ягодицы и ляжки стали липкими.

И птица прячется в сугроб.. И раньше чем Натали успела что-то сказать, Элис зашагала прочь от стола. И решил, когда вернется отец, попытаться каким-нибудь хитроумным маневром убедить его сменить шофера.

Хотя и понимал, что это будет нелегко — Лестер служит уже много лет и отец привык к нему. Да и надо признать, положа руку на сердце, что Лестер, при всей своей отвратительности, с обязанностями справляется. Да и мисс Меллоу, когда возникла острая потребность в экономке, именно Лестер привел и рекомендовал… И сам фантом тоже не в состоянии взять в руки или надеть на себя что-либо материальное. Он не может сесть на стул и лечь на кровать, он не может даже идти по полу, ибо рискует просочиться сквозь него.

И сделав столь сп Кошки мгновенно прибегают. И сейчас Кэтлин в этом лишний раз убеждалась, глядя на свою безукоризненную кожу, гладкие плечи, упругие полные груди с розовато-коричневыми сосками, торчащими от охватившего ее приятного волнения, узкую талию, плоский животик и округлые бедра, скрывающие тайну, на которую намекала стрелка из курчавых волос на лобке. Ласкали взор и ее стройные икры, плавно переходящие в изящные щиколотки аккуратной стопы с высоким сводом и маленькими прямыми пальчиками.

Кэтлин томно вздохнула и погладила себя ладонями по внутренней стороне бедер. Дрожь пробежала у нее по спине, и шаловливые пальчики непроизвольно прикоснулись к осмелевшему клитору и набухшим половым губам. Поласкав себя немного, она решила отложить удовольствие до отдыха после омовения и, надев на голову резиновую шапочку, залезла в ванну. И сейчас же слышится твердый и решительный голос Марио. Он говоритИ сейчас, лежа в засаде пред окнами мисс Меллоу, он с удовольствием вспоминал этот эпизод.

Смущенное лицо экономки и ее обнаженная грудь стояли перед его глазами. И сказала, стараясь, чтобы было ясно, что она говорит и о настоящей минуте: И сказал, что оставит ее, дело только в детях, но он оставит ее, ему только нужно дать время. И словно бы в подтверждение своих слов он завел Келли за машину, задрал подол юбки и насадил ее на пенис. И случайно в дверях чуть не сбил учительницу в строгом бордовом костюме. И снова Джонатан почувствовал ее смятенное настроение. И снова белый спортивный автомобиль двинулся по улицам Бангкока.

И снова бесконечно долго тянулся день. Хотя таковая должна была состояться лишь в понедельник, разговоры на эту тему продолжались даже за обедом.

Только в семь часов вечера Бриджет заявила, что хочет возвратиться в гостиницу. И снова на сцене появилась Мария — в одних туфельках на высокой шпильке и фетровой шляпке.

Грациозно извиваясь, Мария начала ласкать и поглаживать свое тело, возбуждая себя. Лицо Марии выражало сладострастное блаженство, но внутри она оставалась элегантно холодной. Интересно, что будет, если устроить такое же представление в постели? Довести мужчину до исступления, до неистовства — а самой остаться хладнокровно-бесстрастной? Мне жутко захотелось увидеть, как от моего пип-шоу рухнет все высокомерие Спуна. Сыграть спектакль для него одного, а когда он бросится ко мне, изнемогая от страсти, отвергнуть его, как это делает Мария с алчущими ее мужчинами… От мысли о том, что мы со Спуном скоро снова окажемся в постели, по всему телу прокатилась жаркая волна.

Но… но пока это я теряла голову и, обезумев от страсти, вопила: Хочет, чтобы у секса была своя узкая ячейка. Байки, сюжеты и сюжетики просто распирали Ивана — он был всего лишь на пять лет старше меня, но, казалось, прожил несколько жизней; это только со мной, унылой пай-девочкой, ничего такого не случалось, даже банального перелома ноги.

В фантазиях Ивана его родной пыльный Мариуполь представал Чикаго тридцатых годов: Он правил мои рукописи к пятому курсу он перестал делать это, к пятому я была почти он , дописывая шариковой ручкой им же изобретенные маты, невозможно смешные, вызывавшие почти судорожную зависть курса. Его бабы меня ненавидели. Серой Мыши, было исключительное право стирать его джинсы. Все остальные меня не замечали.

Я была всего лишь второй строкой во всех его умопомрачительных сценариях. Но я ни о чем не жалела. Я не пожалела ни о чем ни на секунду. Я смотрела на мир его глазами — вернее, мужскими глазами на мужской мир. Я знала, какие сигареты лучше курить и какие зажигалки лучше покупать, я знала, как оттягивать кожицу на члене, когда занимаешься онанизмом, — поступательно-возвратными движениями; я знала, как уложить в постель любую женщину, — мой взгляд на секс был сугубо мужским взглядом, циничным и зависимым от удовольствий одновременно.

Вообще-то, Нимотси звали Игорь Истомин. Но кличка удивительно шла Нимотси, тщедушному белобрысому типу с глазами больной птицы. Он сильно удивился бы этой своей нелепой смерти — выпасть из окна, на котором устроился покурить, ха-ха, — если бы был трезв. Но он не был трезв, и сердце его остановилось между шестым и пятым этажами. И уехал в морг вместе с голым мертвым телом Ивана, небрежно брошенным на носилки. Нимотси вернулся через два часа и нашел меня там, где и должен был найти.

Но я этого уже не помнила. Я не помнила, как с ведром и тряпкой ползала по асфальту и смывала потемневшую кровь Ивана — чтобы собаки ее не вылизали. Если так все оставить, то придут дворняги и вылижут всю его кровь… Его кровь, понимаешь?

Нимотси надавал мне по щекам, чтобы привести в чувство — вполне по-мужски. Иван никогда не бил меня. Сердце мое остановилось, в груди стало так невыносимо больно, что захотелось разом избавиться от этой боли. Я ударилась головой о плиты, которые еще помнили кровь Ивана. Ты, я и он. Я не испугалась, просто у меня не было сил, я присела на корточки у самой двери, хотя в двух шагах стояли три спаренных деревянных стула — как в дешевеньком кинотеатре. Спустя минуту он появился с маленьким лысым человеком в грязном халате.

Вдвоем они пошли в глубь коридора — долго, очень долго, — который раз за сегодняшнюю ночь я попыталась спрятаться за закрытыми веками. Сейчас мне это удалось, бедной сиротке. Я слышала скрежет открываемой двери — зашли и вышли, — невнятные голоса; скрип колес каталки, режущий по сердцу звук проворачиваемого в замке ключа.

Мимо проплыл тяжелый формалиновый запах — маленький лысый человек коснулся моего лица полой грязного халата. И вышел — с тремя бутылками водки. Я боялась выйти и боялась остаться. Я даже не могла понять, сколько времени в действительности прошло Наконец Нимотси появился — выскользнул из какой-то двери, как раз между двумя ударами моего нехотя бьющегося сердца.

Окно, густо замазанное белой краской, такие же, как в коридоре, спаренные стулья, металлический шкаф, еще один — стеклянный; медицинская посуда на обшарпанном столе, вешалка с несколькими халатами, обтянутая дерматином кушетка.

Я стояла и смотрела на мертвого Ивана. Он был в своем лучшем костюме, который я гладила тысячу раз. Голые твердые Ивановы пятки лезли мне в глаза. На большом пальце ноги болтался матерчатый номерок. Трудным был только первый шаг. А потом я пересекла комнату и опустилась на колени перед мертвым Иваном.

Коснулась рукой его содранной щеки. Мы теперь равны, мы теперь очень похожи, ты не находишь? Нимотси плеснул водку в стаканы: Он протянул мне яблоко, но я только замотала головой; кураж, вот чего мне всегда не хватало. Ему бы действительно понравилось.

Но сейчас было другое дело, и стакан Нимотси стукнулся со стаканом Ивана:. Он осилил только половину, закашлялся и выплеснул оставшуюся жидкость через плечо. Сквозь верхнюю, незакрашенную часть окна проникал безразличный свет от уличного фонаря; наверное, сейчас мы были как никогда похожи друг на друга — все трое; все живые и все мертвые.

Быстро хмелеющий Нимотси снова разлил водку — полные стаканы — и добавил чуть-чуть в стакан Ивана. Нимотси поднялся на неверных ногах, сделал несколько шагов к Ивану — венгерские яблоки, задетые носком его ботинка, разлетелись как бильярдные шары — и плюхнулся рядом с ним, обнял рукой безжизненные плечи Ивана. Мне тоже вдруг до смерти захотелось коснуться мертвой плоти Ивана, я на секунду возненавидела Нимотси за то, что ему первому пришла в голову эта мысль — сесть и обнять… Я всегда, всегда была второй….

Сдался, свалил, бросил все к едрене фене… Говно ты, а не мужик… Думаешь, хлопнул дверью и выиграл?! Такой ты крутой и офигительный?.. Все наши планы псу под хвост только потому, что в твою дурную башку пришла оригинальная мысль сдохнуть… Ну и хер с тобой!.. Ты только посмотри на себя, кого ты можешь интересовать сама по себе?

Пристроилась к подонку — он тобой как хотел вертел… Мозгов только и хватало, чтобы носки его вонючие стирать…. Ты сам без него был ноль… Сидел в жопе и будешь сидеть! Ни хрена не делал, думал, что он на твою режиссуру сраную горбатиться будет до скончания веков… Деньги выбивать для твоих фильмов… Я его любила, мне ничего не было нужно…. Я плеснула свою невыпитую водку в лицо Нимотси.

Она попала в Ивана — здорово же мы надрались за полчаса… Капли скатывались по лицу Ивана — одна за другой, от глаз к подбородку, — и он ничего не мог поделать с ними. С ними и с нами, бред какой-то… Я должна была защитить его, я всегда хотела это сделать, но Иван ни разу не дал мне повода защитить.

Защитить его — разве это не главное?.. На коленях я подползла к нему совсем рядом; и в ту же секунду поняла, что прежнего Ивана нет, все запахи его исчезли. Запахи, которые я так любила, — кожи, волос — немного терпкие, замешанные на южном городе, в котором я никогда не была. Я обняла их двоих — мертвого Ивана и живого Нимотси; Нимотси вцепился в мое плечо. Слушай, Мышь, меня мутит, — язык Нимотси заплетался, — плохо мне… И голова, как елочная игрушка, к едрене фене колется….

Иван не ответил на это касание, остался безучастным — так всегда поступала я. Я стала целовать его лицо — уже похолодевшее; брови, почти сросшиеся на переносице, жесткие ресницы, содранную кожу щеки, губы… Вот только приоткрыть их поцелуем я так и не решилась.

Но он не сказал и никогда больше не скажет — и сердце мое стонало от безысходности происшедшего. Не знаю, сколько я просидела так, согреваемая горячим дыханием Нимотси и близким холодом Ивана.

Потом поднялась — Нимотси сразу же свалился как сноп, — как сомнамбула, подошла к вешалке, сняла один из халатов и накрыла им спящего Нимотси. Вернулась к Ивану и положила голову ему на колени — теперь я видела его подбородок со вчерашней щетиной. Иван умер, а щетина его продолжала расти — от этого можно было сойти с ума.

Выдадут тебе пару крыльев и арфу в придачу… Но ты-то уж точно их пропьешь и совратишь армию невинных ангелочков… Черта с два, я совсем забыла, что ты разнузданный атеист! Я взяла руку Ивана в свои руки.

Скоро она согрелась в моих ладонях и я согрелась возле Ивана. Только я никогда не думала, что она будет такой… А вот лежу, сшибленная с ног и в твоих объятиях. Ладно, ладно, я не буду плакать… Я буду только любить и очень скучать по тебе….

В память о талантливом, перспективном, много обещавшем, самом лучшем на курсе и так безвременно ушедшем — именно в таких выражениях распинались об Иване столпы отечественной драматургии, присутствующие на госэкзамене. Меня, как самую безответную, сунули в редактуру одной из занюханных мосфильмовских студий.

Я добросовестно отсидела на нескольких картинах, хотя ни разу не попала даже во второстепенные титры, Я перевидела множество режиссеров и еще больше — актеров: Я нигде не засветилась и не написала ни строчки.

Нимотси так и не защитил диплом; он периодически пропадал и возникал снова. Наши отношения после смерти Ивана приобрели какой-то странный характер — мы не могли существовать друг без друга и в то же время безумно друг друга раздражали — полным отсутствием вкуса к жизни и засевшей глубоко в подкорке мыслью: Вскладчину мы сняли комнату в маленькой квартирке на Автозаводской — у глухой старухи Элины Рудольфовны.

Самым примечательным в старухе была ее кошка Соня, страдавшая своего рода кошачьей нимфоманией и напропалую занимавшаяся своего рода кошачьим онанизмом. Иногда она не давала нам спать целыми ночами. За все это время у меня не было ни одного мужика, если не считать угарной пьяной ночи, проведенной с племянником Элины Рудольфовны — казачьим есаулом Михой из Нальчика — Миха приезжал в Москву по делам своего опереточного казачьего войска. Не было даже самого завалящего романа.

Я не представляла интереса даже для мосфильмовских осветителей и ассистентов операторов, за которыми прочно закрепилась слава терминаторов, трахающих все, что движется и излучает тепло. Нимотси целыми днями валялся на продавленном хозяйском диване, покуривал анашу и читал Себастьена Жапризо.

Растительная жизнь его вполне устраивала. Со страной происходили немыслимые вещи, после путчей, восстаний, финансовых пирамид она становилась другой. Становилась другой и Москва — но все это проходило мимо меня; время уходило, как песок сквозь пальцы, мне оставалось лишь терпеливо ждать собственного конца. После сошедшей на нет стажировки я устроилась в видеопрокат, Нимотси откуда-то приволок видеомагнитофон — и жизнь наша как-то упорядочилась.

Я приносила с работы кассеты, и целыми ночами мы с Нимотси смотрели все подряд, иногда устраивая склоку из-за фильмов: Он вдруг возненавидел серьезный кинематограф, большие режиссерские имена вызывали в нем приступы глухой ярости — в такие минуты я жалела его, маленького, талантливого человека, не справившегося со своей судьбой. Один раз кто-то из далекого киношного мира вспомнил о нем, о его фильме, получившем когда-то Гран-При — нам даже позвонили, но Нимотси откровенно выматерился в трубку под надсадный рев жаждущей ласки кошки Сони.

Пора увлечения Жапризо прошла — теперь наша комната была завалена дешевыми детективами в глянцевых обложках. Нимотси беззастенчиво их крал на развалах и в ближайшем букинистическом. Плохая литература и плохое кино утешали Нимотси.

Я же ничем его утешить не могла, кроме постоянной навязчивой игры в фильмы — теперь мы постоянно разговаривали фразами из попсового американского кино, ловя друг друга на неточностях, — в этой игре я всегда уступала Нимотси. А потом он вдруг исчез — не сказав ни слова, я просто не нашла его на продавленном диване. На Нимотси было дорогое новое пальто и пижонское кашне. Только ботинки были старые, но все такие же сногсшибательные. Нимотси плюхнулся в них на диван — на покрывало сразу же натекли грязные лужи, — закинул руки за голову и с пафосом произнес:.

И со жратвой сообрази чего-нибудь, а я сейчас. И, пока я тупо разглядывала замороженных мертвых креветок, исчез. После недолгой подозрительной возни хлопнула входная дверь. Это был праздный вопрос, потому что из всех медикаментов у нас имелись анальгин, активированный уголь и горчичники.

Я об этом целый год мечтал. Ты теперь в этом гадюшнике не живешь. Я получил работу, понимаешь?! Завтра сваливаем отсюда к чертовой матери….

А я завтра улетаю. В Грецию, между прочим. Ты сидишь на хате, строчишь сценарии, то есть занимаешься своими прямыми обязанностями… Тебя же пять лет учили чему-то. Все это относилось к давно умершему, но все еще неизжитому Ивану, к которому у меня не осталось ничего, кроме смутной любви оставленной женщины, а у Нимотси — ничего, кроме смутной ненависти поверженного соперника.

Но это были единственные чувства, в которых мы нуждались, — единственные в нашей теперешней, унылой, как стоячая вода, жизни. Только вчера, к неизбывной тоске и ужасу, у меня увели потертую сумку с видсопрокатными залогами и кассету секс-мультяшек в придачу — об этом я не преминула пожаловаться стремительно обуржуазившемуся Нимотси.

Нимотси покровительственно захохотал и вытащил из кармана пальто я тут же поняла, что пальто это, верный соратник сногсшибательных ботинок, никогда не будет сниматься мятые, скатанные в комок купюры. А насчет секс-мультяшек — можешь заказать кассету. И что-нибудь из жесткого порно. У нас благопристойный видеопрокат — женщины с детьми и профессура с ризеншнауцерами основной контингент. А что это тебя на порно потянуло?

Решил наконец излечиться от импотенции, чтобы провинциальных актрисулек на пробах трахать? Разве твой покойный гуру не сказал тебе, что большие деньги всегда сексуальны? Не придется тебе больше крупами питаться и сырой морковью! Мы в работе, да еще в какой! Два года назад денег не было вообще, Нимотси же хотел есть каждый день, и я согласилась на предложение Сирье Рауд, томной, немного заторможенной однокурсницы крутой лесбиянки Алены Гончаровой, моей неизменной соседки по общежитскому блоку.

Так что держи ключи. Говорят, в этом доме Фазиль Искандер живет, еще не почивший классик. Так что будете в унисон пишмашинки насиловать — он для вечности, а ты для низменных страстей.

Он — свое, ты — свое. Чтобы кровь и сперма стыли в жилах и каналах!.. Я почему-то думала о кошке Соне, завезенной в пролетарское Свиблово; о старухе Элине Рудольфовне, для которой эта несуразная кошка была единственным близким существом, — я словно подсматривала в растрескавшееся мутное зеркало моей будущей жизни с обязательной кошкой, грелкой и китайскими магнитными стельками от всех болезней в финале.

Бабки просто фантастические, как подумаю — волосы вовнутрь расти начинают во всех местах. Кровища должна залить две трети экрана. Филиал мясной лавки — по настоятельной просьбе заказчика. Все остальное, включая сюжет, — полет твоей безудержной фантазии.

Если учесть, что в моей жизни было только два не совсем трезвых мужика, все это длилось несколько минут и не отличалось дивной гармонией ощущений.

Не будь дурой, в коитус веки бабки в руки плывут — и из солидной конторы, между прочим. А если кто-то тебе скажет, что порнуха — это незрелищно и недемократично, — плюнь в его лживые зенки. Все занимаются порнографией — сиречь соитием, — в каждой ячеюшке нашего многострадального общества. Ты ведь подписалась — Он меня просчитал, сукин сын Нимотси. Ты — это показатель общей дегенеративной стабильности человеческого чернозема.

Я выпила мартини — не чокаясь, поминая так неожиданно почившую в бозе стерильную жизнь работницы видеопроката, — и достала из стакана ключи:. Нимотси, оставшийся верным своей новой роли дьявола-искусителя, сгонял за самой дорогой водкой. Мы пили всю оставшуюся ночь, в конце которой я пообещала Нимотси проштудировать де Сада, Мазоха, Лимонова, гепатитные порногазетенки и немецкую атлетическую порнофильму. Я заснула на мягких коленях Нимотси — ткань нового пальто действительно была восхитительной — с хрустальным звоном в бедной пьяной голове.

И мне впервые за пять лет не приснился Иван — он отпустил меня: Утром, под проклятия и плаксивые причитания старухи Элины Рудольфовны, мы съехли с Автозаводской навсегда. Из комнат еще не выветрился пыльный математический дух, за стеклами книжных шкафов погибали в безвестности труды по высшей математике, квантовой физике, космогонии и теории бесконечно малых величин.

Я дополнила это благородное собрание отвратительными книжонками в мягких и жестких переплетах, я перестала краснеть, покупая у метро подметную полиграфическую продукцию с бодрыми силиконовыми грудями на плохо пропечатанных разворотах. Я на тебя надеюсь, Мышь. Заверни что-нибудь позабористее, я же за тебя поручился.

Мы сидели в баре аэропорта Шереметьево второй час — у Нимотси была провинциальная привычка приезжать к месту назначения задолго до отправления транспортных средств.

Говно в организме долго не задерживается, поскольку сам организм говно — по теории отталкивания одноименных зарядов, как в профессорских книжках… Я, кстати, у нашего покойного профессора-академика книжонку прихватил по квантовой механике.

Посмотришь, как они стоят, стройненькие, румяненькие, с офигительным чувством собственного достоинства, — и сразу хочется петь и смеяться как дети. Вот не думал я, что именно для этого рода деятельности родила меня моя многострадальная мама. Тебе мужик позвонит, Александром Анатольевичем звать. Отдавать сценарии будешь ему. Судя по рэкетирской репе. Ему бы только горячим утюгом по предпринимательским животам елозить, бабульки выколачивать.

Мы долго стояли у таможенного пропускника. Нимотси обнял меня и накрыл полами пальто. От него пахло мерзким, почти женским потом. Я вдруг почувствовала, что и этот запах, один из немногих запахов других людей в моей жизни, уходит от меня надолго, может быть — навсегда.

Если Нимотси и вернется — то вернется другим, иначе какой смысл возвращаться?.. Я подумала о том, что всегда остаюсь, остаюсь на месте, вне зависимости от контекста событий. И если мертвому Ивану вдруг придет шальная мысль вернуться в этот мир, то он найдет меня там же и такой же, какой оставил, разве что я буду закрашивать седину дешевой копеечной хной… Я еще крепче прижалась к Нимотси и закрыла глаза.

Он крепко сжал меня и ткнулся лицом в волосы. Потом порылся во внутреннем кармане пальто и достал маленькую любительскую фотографию:. У меня их две было. Одну себе оставляю, как память о нас, дураках. Чую, что больше ничего от нас в памяти истории искусства не останется, кроме этой любительщины.

Поборов искушение и не взглянув на фотографию, я сунула ее в карман плаща — сейчас главным был Нимотси. Он крепко поцеловал меня в губы — так неожиданно, что я ответила на поцелуй. Губы у Нимотси оказались умелыми и такими же женственными, как и ненавязчивый запах пота, — Боже мой, я прожила рядом с ним семь лет и даже не знала этого.

Сердце у меня упало. Надеюсь, что вернешься… Если не соблазнишься какой-нибудь развесистой греческой смаковницей. Цепочка на щиколотке главной героини как фирменный знак, идет? Тебе пора, — я легонько подтолкнула Нимотси, выскользнув из его пальто, — будет настроение — черкни пару строк. Сугубо на фоне Акрополя. Нимотси закинул сумку на плечо и направился к таможенникам. Он не оглянулся, только поднял правую руку и помахал в воздухе кончиками пальцев. Нам обоим нравился этот дивный финал с прямой спиной Лайзы Минелли и се лихо накрашенными беспросветно зелеными ногтями и рукой, поднятой в последнем приветствии.

Ну, конечно, это была именно она: Я приехала домой с относительным миром в душе, педантично вымыла посуду, завалилась на диван и включила немецкое порно. Это было неплохим учебным пособием, но действовало на меня усыпляюще. С утра меня ждала пишущая машинка, казавшаяся теперь персонажем из фильма ужасов — я почти разучилась писать.

Но постепенно все вошло в свою колею. Привыкшая лишь дополнять других и, добросовестно обсасывая, доводить до совершенства чужие идеи, я начала находить прелесть и в маркизе де Саде как потенциальном соавторе. По поводу анатомии и физиологии я теперь была подкована на четыре ноги, особой психологии и экзистенциальных рефлексий не требовалось — дело стало за сюжетом.

Сценарий ни шатко ни валко двигался к своему закономерному финалу, кровавой бане, торжеству извращенной сексуальности — я всегда выполняла свою работу четко и добросовестно.

Где-то во второй трети он даже захватил меня, и я позволила себе робкие фантазии, авторские отступления и вариации на тему. Теперь я сидела за машинкой день и ночь, немытая и нечесаная, лишь иногда позволяя себе выходить на улицу за яблоками.

Ими торговали прямо под окнами нашего дома приезжие испуганные хохлушки, которых безбожно гоняла милиция. Одна из хохлушек оказалась мариупольской, и после того, как это выяснилось, я покупала яблоки только у нее.

Здравый смысл периодически курит в сторонке. Ничего личного, просто бизнес: Навеяно гневными комментами к ГП и свитку. Спасибо Беломору и всем, кто высказывает идеи! И да, это стёб, а то смотрю некоторые затрудняются с жанром. Лоев "Игра на Земле. Однако, вскоре радость учебы омрачают серии загадочных исчезновений студентов. А после того, как на столе для вскрытия оказывается знакомый Полы, она перестает верить в случайность произошедшего и начинает расследовать этот случай.

В результате расследования, Пола узнает о существовании тайного общества, которое занимается ужасающими экспериментами над людьми После Багровых рек это было не интересно. Так что полностью согласна с автором поста А рассказать так, чтобы у слушателей начался истерический смех?

Лично я не умею, но иногда бывает вдохновение: Но до этого автора-рассказчика мне как до эльбруса:. Но так приятно однако Теразни, расказчик из меня получше чем писарь. Вы пытались позвонить по этим телефонам? Похожая байка блуждает уже два года по инету про закрытие собачего питомника и раздачу породистых песиков за умеренную плату. Ну сколько можно быть такими доверчивыми?!

Людям же нужна помощь. Позвоните по указанному телефону, ага. И проследите как уплывают со счёта ваши кровные. Вы никогда не задумывались, почему эти объявления не призывают прийти во столько-то в такой-то пункт сдачи крови и сдать кровь для такого-то, лежащего в такой-то больнице?! А только номер мобильничка, а?!!

Странно, что действительно до сих пор кто-то ведётся. Информация и запись в дружественном домике по ссылке. На все вопросы отвечу или в теме, или в ССС. У нас еще много о ком есть поговорить. Снарк правильно по его поводу высказалась, а я добавляю куда мир котится, если вместо андеграундника некое одетое под него существо, зарабатывающее!! Тогда и станет понятно - кого и почему мы можем причислить к знаковости, а кто идет в сад.

Там ведь режиссер еще что-то хочет нам сказать возможно как раз о падении вкусов и нравов когда вместо города золотого матерные чистушки. Так, вот, там Троицкий, тот который Артемий упомянул, как его ругали знатоки и коллекционеры рока западного за то, что он связался с "питерской самодеятельностью" в лице ББГ и остальных. Ругают они их и по сей день. Простокваша, грузите апельсины бочками! А, Шнур, ну, он предельно откровенен со своей публикой. Он прямо, хоша и зело хамски, говорит тем кто ходит на его концерты, что он о них думает и что ему от них нужно, так, что тут "все по-честному".

Что хотят, то и получают. С тоскою вспоминаю концерты Гаррика Сукачева или Кисиньки Кончева, где кричалось много чего, но зал всегда был уважаем. А, Бугаев знак именно своего времени. Нищий, веселый, талантливый художник. Вот сейчас мы раскрыли, как понимаем ЗНАКовость. Очень точная формулировка - что то типа героя своего времени. И не важно - создал он произведения искусства или нет, он выдяющийся персонаж из спеклакля жизни Для меня бананан такой знаковый персонаж - тусовщик питерского рок-клуба.

Я вот даже не знала, что он художник. Я просто вспомнила "сестра, дык, елы-палы, здравствуй сестрааа Эль, поэма про пейзанок гораздо гораздее ну, та которая: Как тяжело твоей касаться бахромы И клеши ощущать прикосновенье Но верю я - наступит то мгновенье Когда с тобой соединимся мы.

На "Елизавету Бам" очень похоже. Снарк и метоq давайте я вам одну умную вещь скажу, только вы не обижайтесь внимательно посмотрите еще раз свое определение ЗНАКовости, а так же не поленитесь все ваши собственые примеры ЗНАКовых персонажей припомнить и завчера и засегодня.

И почему собствненно у меня вызвало столь бурный протест его причисление к сонму ЗНАКовых. Бог с ним с Бугаевым. Вчера посмотрел фильм "Стиляги". Пошёл на последний сеанс и посмотрел. В зале уже было мало народа. Посленовогодний ажиотаж и основная волна схлынули, так что спокойно купил билет и посмотрел.

С вьетнамской темой сделаю перерыв Думал, что не стану ничего писать про "Стиляг" в любом случае, понравится мне или не понравится. Я же не работаю рецензентом и стараюсь пореже делиться своими впечатлениями о прочитанном или просмотренном.

Но чувствую внутреннюю необходимость высказаться. Наверное, хочу высказаться по той причине, что практически одновременно в прокат вышли два столь громко заявленных фильма. Это "Оо" и "Стиляги". И оба эти фильма рядом, видимо, не случайно. С них начался год. В первом совём высказывании об "Оо" я сказал, что это кино, не имеющее национальных признаков, что оно вторично по отношению к американским аналогам. Это очень сегодняшнее и очень наше кино.

В этом фильме собраны все возможные комплексы неполноценности, которыми страдает наш сегодняшний кинематограф. В этом кино нет никакой художественной свободы. И нет абсолютно никакого отношния к исходному литературному материалу. Нет ни любви, ни нелюбви к тому, что написали Стругацкие.

А то, что поклонники Стругацких заявляют о близости фильма к литературной основе - это сомнительный комплимент писателям. И уж точно это говорит о том, что авторы фильма никак не осмыслили роман. Я очень хорошо помню выход в свет фильма "Сталкер". Помню ажиотаж вокруг премьеры. И помню, как после двадцати минут после начала люди толпами покидали кинотеатр.

Люди, пришедшие посмотреть фантастический фильм, с громкой руганью и с хлопаньем дверей, возмущенно выходили из зала кинотеатра "Москва" в городе Кемерово. Те, кто читали и любили Стругацких в большинстве своём на дух не приняли картину. Я в свои 13 лет тоже не принял этот фильм. Да наверное и не мог принять. Что я мог понять тогда в этом сложнейшем и гениальном фильме?

Но я досмотрел его до конца. Был возмущён, ругался на эту тягомотину. Но фильм встревожил и не отпускал. А главное, он вызвал серьёзные сомнения. Может это были первые и важнейшие сомнения, связанные с искусством в моей жизни. А фантастику тогда я очень любил. И поскольку с книгами вообще было трудно, а с фантастическими особенно, я записался в клуб любителей фантастики под названием "Альтаир" в библиотеке имени Гайдара в городе Кемерово.

Членство в клубе давало некоторые льготы. Можно было внеочереди получить желаемую книжку, но, правда, только в читальном зале. Самому сейчас не верится, но каждое воскресенье в 9 утра я выезжал со своей окраины в центр, чтобы в числе первых прийти в читальный зал и взять особо ценную фантастику.

А потом просиживал в читальном зале до вечера. Это я к тому, что период увлечения и любви к фантастике у меня был. И очень преданный период улыбка. Про фильм "Сталкер" я знаю многое. Я знаю, что Стругацкие несколько раз переписывали сценарий, а Тарковский его не принимал. Я читал два варианта сценария, они публиковались. Оба были плохие и с большим количеством фантастических элементов.

Знаю, что Тарковский, в итоге, сам написал окончательный вариант. На сегодняшний день я знаю фильм почти наизусть. Какие там тонкие диалоги, ккакие они смешные! Монолог писателя о читателях из этого фильма только недавно стал мне понятен.

Это монолог про меня улыбка. Когда мне бывает плохо, я сам могу сказать такой монолог. Фильм Тарковского очень далёк от литературной основы романа "Пикник на обочине". Но при этом в фильме так много любви и так чувствуется, почему именно этот роман заставил одного из крупнейших мастеров мирового кинематографа так долго трудиться над ним, и в итоге сделать шедевр. Любовь и очень мощное внутренее высказывание чувствуется в каждом кадре.

В фильме "Оо" в каждом кадре чувствуется полное безразличие. Я думаю, что равнодушие и абсолютное отсутствие какой-либо собственной темы - это то, что не даст Бондарчуку-младшему сделать хоть что-нибудь значительное. Бондарчук не даёт надежды на то, что в нём хоть какое-то художественное содержание появится. И очень символично, что именно он практически назначен главным государственным кинематографистом нового поколения страны.

Так что фильм "Оо" очень отражает общее состояние дел. Но это не страшно. Его кино не проживёт долго. Ещё немного, совсем немного и все его кинотрюки будут смотреться также нелепо, как сейчас нелепо выглядят циклопы в старом фильме про Синдбада-морехода.

А когда-то маленький я их боялся. На "Стиляг" шёл исполенный скепсиса и недоверия. Точнее, я был уверен, что так разрекламированный, имеющий такую кассу и так радостно принятый массами фильм не может быть хорошим. К тому же, я знал, что в этом фильме есть все признаки мюзикла улыбка. А русский мюзикл, что может быть страшнее?! И как же мне понравилась картина!

Какой же Валера молодец! И как же хорошо, что именно этот фильм стал рекордсменом продаж и победил. Это скорее хорошо говорит о нас, о зрителях. Мы очень разные, разных возрастов, вкусов, достатков и образования, приняли этот фильм. А "Оо" не приняли. В "Стилягах" очень много остроумных, художественный и очень кинематографических решений. Такую Москву, какой в общем-то никогда не было, но которая есть на открытках, а главное, есть в каком-то мифическом ощущении ушедших эпох, было создать наверняка гораздо труднее и интереснее, чем ту вторичную, простите, хрень, которую мы наблюдали в "Оо".

Москва в "Стилягах" будто бы нарисована американскими художниками пятидесятых годов, которые рисовали девушек пин ап. А ещё отмосфера фильма мне напоминает страрую "Книгу в вкусной и здоровой пище" года с раскрашенными фотографиями. Это очень верное решение автора, сделать Москву такой, какую он не видел, но фантазировал. Когда-то как-то также Масленников создавал из Риги Лондон для своего гениального Шерлока Холмса, правда не компьютером, а фантазиями и своим представлением о том, каким может быть Лондон той прекрасной эпохи.

Музыкальное решение фильма меня потрясло. Как просто и как верно. Тодоровский чуть-чуть старше меня. Но, в общем-то, мы сверстники. И он использовал в фильме песни нашей юности. Те песни, под которые мы переживали свои первые сильные переживания.

Это были наши песни и в них была наша свобода. Аранжировать их под пятидесятые - это замечательно. Это настоящее мощное художественное решение. Если бы там прозвучали американские песни пятидесятых, наверное, ничего бы не произошло. Не случилось бы того чуда, которое есть в этом фильме. Я слышал о нелепых претензиях к фильму с точки зрения подлинности воспроизведения эпохи. Автор воспроизвёл свою любовь к юности родителей, к мифам того времени и той Москвы, но главное, к своей собственной юности.

Весь фильм пропитан любовью. В нём нет плохих, в нём есть счастливые и несчастливые, а мерзавцев нету. И как же чудесно играет исполнитель главной роли! Просто символична разница между главным героем "Стиляг" и "Оо".

Не знаю, какая судьба ждёт этого актёра, но он настоящий. Есть надежда, что ему хватит сил и вкуса не затереться в сериалах и бессмысленных проектах. В нём такое сильное внутренее напряжение, такое настоящее понимание того, что он делал, и очень высокая степень точности.

Он мне напомнил молодого Шона Пена, пожалуй, моего самого любимого актёра современности. Они оба маленькие, некрасивые, какие-то жилистые, и беспородные, что-ли. И при этом, я не понимаю, как они делают то, что делают. Об Антоне Шагине ещё, конечно, рано говорить, как о большом артисте, но дай ему Бог! Очень рекомендую всем посмотреть фильм Вуди Алена "Сладкий и гадкий", где молодой Шон Пен играет джазового гитариста.

Как он это сыграл, я не понимаю. Между фильмами "Стиляги" и "Сладкий и гадкий" нет практически ничего общего. Но страсти в исполнителях главных ролей просто через край. Этот фильм я давно люблю, в этом фильме я впервые увидел Джонни Деппа, и я уверен, что Тодоровский этот фильм видел. Это очень близкие по сути фильмы. Но при этом "Стиляги" ничуть не вторичный фильм. Они сорее развивают тему, чем её повторяют.

Вот, зачем-то разразился рецензией улыбка. Ну да ладно, не жалко И я совсем не боюсь упрёков и ругани в свой адрес за то, что мне понравились "Стиляги", потому что в этом фильме есть любовь к тому, что дорого мне.

А стало быть не страшно. А в фильме "Оо" любви нет. И я догадываюсь, как сейчас хреново Бондарчуку. Какой бы он там ни был уже заласканный и захваленный, защищённый государством и мощной пропагандисткой машиной, но всё же он человек и не дурак. И я думаю, что где-то очень сильно наедине с собой и где-то внутри себя он понимает, что сделал фальшивку и дрянь, и наверное догадывается, что на большее не способен.

Без любви жить страшно. И все мы, кто способен радоваться и чувствовать, тоже молодцы. Простите, что про Вьетнам сегодня ничего не рассказал. Но это никуда не уйдёт. Гришковец - писатель, актер, режиссер короче "три в одном" Моноспектакли его любят и воспринимают далеко не все, но он талантлив. Все что он пишет или играет со сцены - трагикомедии. У него дар говорить трогательно без пафоса и смешно без фиглярства об очень серьезных вещах.

Интересную группу фамилий составляют образования с суффиксом -ец: Это ласковые прозвания детей в семье, содержащие также указание на отношение к главе семьи: От перечисленных следует отличать фамилии с древнеславянским суффиксом собирательности -овцы: Гавриловцы, Павловцы - семейства, названные по главе семьи Гаврило, Павел.

Гавриловец, Павловец - представители данных родов. Особливо мне понравилась финальная часть про Федю "что где-то очень сильно наедине с собой и где-то внутри себя он понимает, что сделал фальшивку и дрянь, и наверное догадывается, что на большее не способен", ненуаче, разве не так? Кино нужно смотреть на большом экране!! Говорим, что нет, чего нет и где этого нет.

Гришковца начала читать, но для меня это оказалось занудством, может просто не в тот день и не тот час А сейчас его почитала, и даже захотелось что то у него прочесть, счас тож в библиотеку неананимов пойду: А потом и ваааще Можно эту идею продать какому-нть ТВ шоу типа "последний герой" прям-таки вижу: Бондарчук и Тодоровский против Гришковца! А, че, красиво получится!

Рассказы совсем не впечатлили, могу на "прозе. А, вот со спектаклями Вам более не нужны Салтыковы-Щедрины? Современные проблемы вас более не волнуют? Вы получите бездумный, безмозглый, абсолютно беззубый, развлеченческий, без единой идеи роман о приключениях мальчика-е Забавно и немножко стыдно сейчас это вспоминать.

Но тогда, летом и осенью го, когда все, самые дружественные нам, редакции одна за другой отказывались и от "Сказки" и от "Гадких лебедей", мы не видели в происходящем ничего забавного. Мы взялись за "Обитаемый остров" без энтузиазма, но очень скоро работа увлекла нас. Оказалось, что это дьявольски увлекательное занятие - писать беззубый, бездумный, сугубо развлеченческий роман! ВСЕ его спектакли хороши, но особенно, конечно, "Как я съел собаку" и "Дредноуты".

А также "Титаник", который он написал с товарищами по учёбе, будучи студентом. Там Пётр Колесников играет, причём гениально, а Гришковец появляется лишь в эпизодах. Смотрела раз 20, не меньше, и каждый раз - с огромным удовольствием!!! Кто любит второго - первого даже не пытайтесь смотреть. Да ничего Просто впечатлился фразой у Экслера, коей и делюсь: Блейни осмотрел тело девушки, констатировал смерть, предположительно, до вскрытия, от перелома шейных позвонков. Первый раз — всегда самый легкий.

Действует эффект полной внезапности, никому из этих женщин и в голову не приходит, что такое может случиться с ними, пусть даже в этом городе, где, как им, несомненно, известно, такое случается сплошь и рядом.

Иные, после первого раза, носа из дома не кажут; так напуганы первым случаем, так боятся, что он может повториться. Через несколько недель, иногда через месяц они снова появляются на улице, как правило, в сопровождении мужа или приятеля, и только днем. Ночью все еще боятся. В конце концов, после первого раза они оправляются от удара и снова отваживаются ходить в одиночку в темноте.

А он ждет, конечно, он поджидает их, и шок на этот раз получается еще сильнее, ведь молния в одно и то же место дважды не ударяет, верно? И во второй раз, если его узнают, а некоторые узнают, обычно умоляют отпустить. Это они-то, кто, дай им только волю, любого обратают, умоляют отпустить их с миром. В этом и состоит весь юмор ситуации. И никто из них не знал, что он сверяется с календарем и что каждое его нападение четко расписано по времени. После второго раза они выглядят жалкими развалинами.

Одни переезжают в другой район, иные вообще бегут из города. Третьи отправляются на длительный отдых. Четвертые испуганно вздрагивают, заслышав, как в трех кварталах от них просигналит автомобиль. Они начинают казаться себе беззащитными жертвами какой-то таинственной злой силы, которая из всей женской половины города выбрала именно их своей мишенью. Что же, все забывается, и жизнь идет дальше. Сначала выходишь на несколько часов из квартиры днем, от дома стараешься не удаляться, затем эти часы растягиваются, а маршруты удлиняются, и вот уже ты живешь прежней, нормальной жизнью, хотя все еще боишься ночи и, как стемнеет, выходишь только в сопровождении друзей или родственников.

Наконец, тебе кажется, что ты снова в безопасности, все позади, и после того, как выходишь несколько раз одна вечером на улицу и ничего с тобой не случается, решаешь, что все осталось в прошлом: Но ты не знаешь, что он следит за календарем и что это случится снова, потому что он очень терпелив, и торопиться ему некуда.

В третий раз одна отбивалась так, будто жизнь ее зависела от того, возьмет он ее или нет. Он полоснул ее ножом по лицу, и тут же она кончила визжать и, всхлипывая и истекая кровью, перестала сопротивляться. Другая в третий раз предлагала совершенно фантастические деньги, лишь бы он отпустил ее.

Но он взял свое, а через неделю снова достал ее, на этот раз у нее дома, он знал, что она живет одна, и добился своего в четвертый раз.

После третьего раза обычно ничего не получалось, потому что теперь они понимали, что выбирают их не наугад, что они не случайные жертвы, за ними охотятся специально, и если было три случая, то может быть и четыре, и пять, и десять, и нет силы, способной помешать ему добиться того, чего он хочет. Ему же требовалось только терпение. И не забывать про календарь. Только однажды ему удалось добиться полного успеха с первого раза.

Потом он не выпускал ее из вида. Он знал, куда она отправилась. Он знал, что успех на его стороне. Тогда он оставил ее, и только издали наблюдал. А позднее убедился, что ей пришлось делать именно то, что он наметил с самого начала, и, увидев ее месяц спустя, да и то издали, испытал ликующее ощущение триумфа, и понял, что его план надежен и что он будет добиваться успеха снова и снова. Сегодняшнюю звали Мэри Холдингс. Он изнасиловал ее дважды. Первый раз в июне. Для точности, десятого июня, в пятницу вечером, он отметил день и дату в календаре.

Она поздно отправилась за покупками и вышла из магазина с сумкой, полной продуктов. Тут-то он уволок ее с тротуара на затемненную аллею.

Он показал ей нож, приставил к горлу, и она сдалась без звука, а свертки раскатились из порванной сумки по мостовой. В отличие от большинства, после первого раза она не сдалась.

Уже через неделю ее снова можно было увидеть на улице, одну и вечером. Но теперь она была поосторожнее. Даже несколько вызывающе боролась она со страхом, не отворачиваясь от того, что случилось, отказываясь поддаться испугу, полная решимости жить, как жила до его появления.

В следующий раз он изнасиловал ее шестнадцатого сентября, снова в пятницу. И снова сделал отметки в календаре. Она пошла в кино с подругой, на ранний сеанс. Фильм кончился в половине или без четверти десять. Она проводила подругу домой и двинулась вверх по улице, в сторону ярко освещенного перекрестка, а он тут как тут. И снова она не издала ни звука. Но на сей раз вся задрожала как осиновый лист, когда он разодрал ей колготки и засунул.

И все это время он старался не выпускать ее из вида. Отметил, что теперь она и днем не выходит одна. А уж в темноте — только с мужчиной, иногда с двумя. Он по одному виду мог сказать, что она все еще начеку, все время оглядывается, переходит на другую сторону, если видит, что навстречу идет мужчина. Очень насторожена, очень аккуратна; явно решила не допустить ничего подобного в третий раз.

В прошлую субботу он проследовал за ней в центр, к главному полицейскому управлению. Наверное, хочет поподробнее рассказать о тех двух случаях. Дождавшись, пока она выйдет, он снова последовал за девушкой, и с удивлением увидел, что она входит в оружейную лавку, показывает хозяину какую-то бумажку и начинает разглядывать пистолеты, которые тот достает из-под прилавка.

Стало быть, в управлении ей понадобилось разрешение на ношение оружия! Увидев, что выбор сделан, он улыбнулся. Он понял, что скоро она снова выйдет из дома, и снова вечером, и снова одна, только на сей раз в сумочке будет пистолет и она будет думать, будто защитилась от него. Всю эту неделю она безвылазно просидела дома. Ночной город, похоже, и впрямь доконал ее, она носа не рискует показать одна, а впрочем, и не одна, и в придачу пистолет в сумочке.

Явно не хочет рисковать. Листки календаря с шелестом переворачиваются. Неделя летела быстро, и седьмое октября приближалось неудержимо. Он знал, взять ее можно будет только дома, как это уже было с той, что попалась ему четыре раза. Сегодня как раз седьмое октября, наконец-то день настал: Сегодня у нее будет третье представление. Потом еще раз или два, и все.

Разве что в Монголию сбежит. Женщина-полицейский проводила Мэри Холдингс в госпиталь, в морг которого для последующего вскрытия менее трех часов назад привезли неопознанную висельницу.

Звали женщину-полицейского Эстер Файн. Приземистая, крепко сбитая, ростом и бицепсами она напоминала борца; ей было двадцать восемь лет, с лица все еще не сошли угри, прямо-таки не женщина, а огненно-красный пожарный кран. Подобно многим своим коллегам-мужчинам, она была убеждена, что никого не насилуют против собственной воли, а уж три раза за пять месяцев тем более. О том, что Мэри Холдингс изнасиловали трижды, ей сказали еще в отделении. У Эстер Файн была одна заветная мечта — разжиться Магнумом калибра — в этом городе такой тип оружия был запрещен полицейским управлением.

Иногда она подумывала о том, чтобы перебраться в Техас или в Хьюстон. Уж там-то знают, какое оружие нужно полицейскому офицеру, чтобы чувствовать себя в безопасности. Пластиковая коробка имела десять сантиметров в ширину, пятнадцать в длину и три в глубину; крышка открывалась при повороте двух пластмассовых кнопок в противоположные стороны.

Сверху и сбоку у одного из углов была прикреплена узкая лента с надписью: Еще сверху был приклеен разграфленный лист бумаги, указывающий на назначение и содержимое коробки: Медсестра спросила у Эстер номер дела. Эстер ответила, и та заполнила соответствующую графу. Она спросила Мэри, как ее зовут, и внесла имя в графу: Потом спросила, какое правонарушение совершено. После этого она взяла скальпель и срезала печать. Внутри оказались инструмент для взятия анализов, два стекла для исследования мазков в контейнере, пластмассовая гребенка, мешочек для лобковых волос, белый заклеенный конверт, помеченный литерой "А", и еще один такой же конверт с литерой "Б", целлофановый мешочек, содержимое которого составляли марлевая подушечка, голубая губка, буклет со сводом правил и две полоски бумаги, на которых белым на темном фоне было напечатано:.

Дрожа всем телом, Мэри села в гинекологическое кресло и сняла порванные колготки. Сестра велела ей не нервничать, больно не будет; в ответ Мэри пробормотала что-то невнятное, опустила ноги на специальные подставки и глубоко, безнадежно вздохнула.

При помощи соответствующего инструмента сестра взяла два вагинальных мазка и нанесла их на стекла, предварительно подсушив последние, как положено по инструкции; затем положила стекла обратно в пластмассовый контейнер. Нажав на педаль мусорного ведра, она выбросила использованные инструменты. Колготки были черного цвета, обшитые черным кружевом, и это только укрепило уверенность Эстер, что никого не насилуют против собственной воли.

Здесь были те же графы, что и в анкете, прикрепленной к пакету для вещественных доказательств. Сестра заполнила анкету, продублировав уже внесенные сведения, затем вскрыла конверт и подставила его под влагалище Мэри. Она провела несколько раз пластмассовым гребнем по лобковым волосам, так, чтобы несколько волосков упали в раскрытый конверт.

Затем положила туда же гребень, заклеила конверт и вместе с контейнером положила его в общий пакет. Поскольку несколько лобковых волосков могли пристать к телу, сестра взяла специальные щипчики, отрезала кусочек губки и легко протерла им весь лобок. Далее, еще раз продублировала уже дважды сделанные записи, положила щипчики назад в общий пакет, а губку, вслед за инструментом, бросила в мусорную корзину.

Мэри все еще дрожала. Казалось, ей теперь до конца жизни не успокоиться. Повторилась все та же процедура с заполнением карточки, а затем сестра решительно дернула несколько лобковых волосков Мэри.

Отрезать запрещалось; сестра вырвала десять-двадцать волосков. Мэри издала краткий, судорожный вздох. Сестра положила их в конверт и заклеила. Эстер Файн внимательно наблюдала за происходящим. Сестра открыла пластиковую коробку, на которой было написано: Сестра надорвала голубоватую пачку, в которой оказалась бумага, пропитанная активированной фосфорной кислотой, и прижала на секунду листок к подушечке.

Затем отлепила листок и посмотрела на него. Бумага приобрела густой алый оттенок — в точности повторяющий цвет шрифта на пластмассовой коробке. Теперь все вещественные доказательства были на месте. Сестра привинтила на место крышку, взяла две красные полицейские печати, сняла защитную пленку. Эстер посмотрела на сестру и неохотно протянула Мэри большой пакет с вещественными доказательствами. Мэри принялась натягивать свои разорванные колготки, а Эстер прошептала на ухо сестре:.

Когда в инспекторской Восемьдесят седьмого участка появилась женщина-полицейский из отдела по расследованию случаев изнасилования, здесь было еще относительно тихо.

Правда, часы показывали только восемь утра. Ночная смена свое отработала, и Дженеро поспешил домой, оставив Кареллу печатать рапорт.

Полицейские из дневной смены, готовясь приступить к работе, пили традиционный кофе. А Хейз и Клинг устроились за столом последнего — один уселся на стул, другой облокотился на угол.

Оба пили кофе из бумажных стаканчиков, когда вошла их коллега из отдела изнасилований. Хейз повернулся к турникету, ведущему в комнату. На вид женщине было года тридцать четыре — темноглазая брюнетка в очках. Из-под расстегнутой куртки защитного цвета виднелось синее платье, на ногах — под цвет ему туфли на невысоких каблуках. На плече болталась голубая сумка, женщина прижимала ее к бедру. Карелла, писавший что-то у себя за столом, на секунду поднял голову и тут же вернулся к машинке.

Энни крепко пожала ее и посмотрела ему прямо в глаза. А Хейз подумал, что не прочь бы с ней переспать. Да и тот, что склонился над машинкой, тоже ничего себе, только есть в его внешности что-то китайское. Клинг двинулся к кофеварке в дальнем конце коридора. Карелла все еще печатал. У вас ведь, вроде много изнасилований? В среднем по стране — семьдесят пять. Теперь это синоним для любовницы, даже полицейские его используют.

Дверь снова открылась, и в инспекторскую вошли Эстер Файн с Мэри Холдингс. Ниже повторялись те же вопросы, но эти строки заполнила уже Энни, подтверждая, таким образом, получение коробки. Вслед за Хейзом они вышли в коридор. Эстер переминалась с ноги на ногу в надежде, что и ей предложат кофе.

Предложения, однако, не последовало, и она удалилась. Волосы рыжие, глаза голубые. Пробежав глазами оставшуюся часть страницы, Энни снова подняла глаза. Она явно начинала злиться. Энни знала эту злость, она наблюдала ее сотни раз. Поначалу шок вперемешку со страхом, а потом злость. Только сейчас все сложнее, потому что в третий раз. И не успела я Она закрыла глаза и покачала головой. Энни знала, что следующие вопросы будут трудными, знала она и то, что большинство в таких случаях начинают только злиться.

Но новый уголовный кодекс штата квалифицировал изнасилование первой степени следующим образом: В старом кодексе говорилось: В обеих редакциях бремя доказывания возлагается на жертву. А между тем, в прошлом году в стране, согласно статистике, было зафиксировано около семидесяти восьми тысяч случаев изнасилования, и детективам, вроде Энни Ролз, которые и так работают как лошади, приходилось задавать тяжелые вопросы женщинам, которым и без того нелегко.

Я попыталась дотянуться до н-н-ночного столика. У меня там в ящике пистолет. Я хотела д-д-остать его. Он сказал, что воткнет его мне в Что угодно, так, чтобы можно было понять, кто это Этот сукин сын насиловал вас.

Он не понуждал вас к извращениям? Это, собственно, была цитата из уголовного кодекса, устанавливающего максимум двадцать пять лет заключения за насильственную содомию, одно из преступлений категории Б. Если его поймают и предъявят обвинение и в изнасиловании, и в содомии, остаток лет он проведет за решеткой. Просто изнасилование первой категории. Двадцать лет, если дадут по максимуму.

А если попадется добросердечный судья — три года. А год хорошего поведения в тюрьме, и вот он снова на воле. Пухлую почтовую бандероль, адресованную Восемьдесят седьмому участку, доставили в четверг утром, одиннадцатого октября.

Сержант Дэйв Мерчисон принял ее за столом дежурного вместе со всей остальной почтой. Подозрительно осмотрев бандероль, Мерчисон приложил ее к уху, не тикает ли? По нынешним временам запросто могут бомбу по почте отправить, особенно, если нет обратного адреса.

Тиканья он никакого не услышал, но это ничего не значило. Теперь научились собирать и совершенно беззвучные взрывные устройства. Но с другой стороны, хорош он будет, если заставит их тащиться в такую даль и выяснится, что в пакете шоколадный набор или что-нибудь в этом роде.

Однако же Мерчисон уже давно служил в полиции и хорошо знал, что главное в их деле — прикрыть фланги. Он поднял трубку и набрал номер капитана Фрика. На территории Восемьдесят седьмого участка работало сто восемьдесят шесть полицейских в форме и еще шестнадцать детективов в штатском.

И всеми ими командовал капитан Фрик. Большинство из его подчиненных находили, что Фрику уже давно пора на пенсию, если не по возрасту, то по уму. А иные вообще считали его совершенным дебилом, который и ботинки утром сам завязать не может, не то что принимать решения в ситуациях, когда на весах, быть может, жизнь людей, а с такими ситуациями в этом районе сталкивались то и дело.

У Фрика были седые волосы. Они всегда были седыми. Он считал, что они выгодно оттеняют его синий мундир. Он и вообразить не мог свою работу без синего мундира, который так замечательно дополнял его благородную седину. И еще — золотая оплетка.

Ему нравилось, что на мундире у него золотая оплетка. И ему нравилось, что он полицейский. С другой стороны, ему не нравилось, когда всякие дежурные сержанты говорят ему, что с утренней почтой принесли подозрительный пакет. Вдруг мы отошлем эту штуку назад на почту, а она там взорвется и убьет сотню служащих?

Как мы тогда будем выглядеть? В обеденный перерыв надо сходить к чистильщику, он там рядом с парикмахерской сидит. На тот случай, если потом начальство будет доставать. Никогда не знаешь, какая им вдруг вожжа под хвост попадет. Уверен, что вы сами справитесь с этим делом. Оба прекрасно умели прикрывать фланги. Сейчас они, похоже, уперлись в тупик. Фрик раздумывал, как бы ему придумать такие слова, которые были бы приказом, но как приказ не звучали.

А сержант надеялся, что Фрик не прикажет, чтобы пакет вскрыл он, Мерчисон. Даже если там нет бомбы, все равно, стоит открыть эту чертову бандероль, и на стол тебе, на твои чистенькие синие брюки посыплется всякая дрянь — куски засохшего клея и так далее.

Фрик уныло подумал, что, не окажись в пакете бомбы, парни из отдела по обезвреживанию месяцами хохотать будут, мол, эти трусливые зайцы из Восемьдесят седьмого участка, стоило им получить бандероль без обратного адреса, тут же спасательную команду вызывают. Он почти хотел, чтобы в этом чертовом пакете оказалась-таки бомба.

Блондинка Спящая На Диване, Пробудилась От Прикосновения Члена Мужчины Смотреть

Порно Большой Член Игрушка

Имя Дима На Сиськах

Пышка С Большими Натуральными Сиськами Шпилится В Баре

Члены Африканцев

Randi Storm – Ранди Шторм – Сексапильная Блондинка С Ошейником На Шее Порно Звезда

Юлия Паршута Сосет Член

Порно Зрелые Лесбиянки Проиграла Желание

Анальный Секс Со Жгучей Грудастой Брюнеткой Анастасией Брилл

Блондинка Между Двух Лысых Парней - Смотреть Порно Онлайн

Мажорный Парень Классно От Трахал Блондинку И Брюнетку В Своем Вип Ложе Прямо В Баре Смотреть

Идеальную Сиськастую Женщину Джину Секс Партнер С Наслаждением Чпокал Большим Ванильным Членом В Её

Рокси - Любительница Сильного Анального Секса

Смотреть Порно Видео Грудастые Блондинки Жмж

Голая Марли Ван прекрасно продемонстрировала знаменитые сиськи голая знаменитость

Секс Со Зрелой Hd Порно

Дамы, Которым Нравится Анальная Стимуляция

Канал Домашний Порно Видео

Сиськи Ольги Сумской

Порно Видео Больших Анальных Дырок

Порно - Горячая Блондинка Получает Немного Спермы, Pov

До Переодевания И Похода На Работу, Время Пока Не Дошло, Потому Что Член Парня Находился Все Еще В А

Роскошный Любовник Отодрал Свою Сучку В Анальную Дырку

Анальное Порно С Дочкой

Групповушка Блондинка И Два Парня

Голыеблондинки

Симпатичная Длинноволосая Девица Трахается Со Своим Бойфрендом, Который Красиво Орудует Своим Членом

Порно Ролики Сочные Аппетитные Старушки Мамки

Популярное на сайте:

Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Faelar 13.08.2019
Девушка Любмт Порно Игрушки
Doulrajas 16.12.2018
Порно С Шикарной Азиаткой
Voodoorn 03.09.2019
Онлайн Зрелые Негритянки В Униформе
Grokinos 07.03.2019
Сиськи Джесика Симптсон
Togore 16.04.2019
Выложите Порно Видео Для Скачивания
Черным членом афроамериканец трахнул ротик Вивьен, когда девчонка старалась делать глубокий минет дл

monolit-zao.ru