monolit-zao.ru
Категории
» » Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

Найди партнёра для секса в своем городе!

Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет
Лучшее
От: Vonos
Категория: Члены
Добавлено: 03.02.2019
Просмотров: 6377
Поделиться:
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

Анальное веселье с горячей сучкой в туалете

Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

Крутые Сиськи Онлайн Порно

Качественные Порно Фото Зрелые Шалят

Африканские Большие Сиськи

Веном ты сука ебало закрой сам девственик закомпкликсованный порно супер пар выпустил: BLACK 28 августа в Аноним 8 августа в Чурчина 16 июля в Аноним 16 июля в Аноним 2 июля в Кристина 2 июля в Аноним 24 июня в Реальный 13 июня в Створки разъехались, мы вышли на площадку.

Выход на обе стороны перекрыт бронированными дверьми, Лариска быстро нажала нужную кнопку звонка, за секунду до этого успев принять обложечное выражение лица перед глазком телекамеры.

В динамике послышался хрипловатый голос: А то и все сто, для него это просто. Настоящая гора колыхающегося мяса, но любит бороться на локтях, хотя, конечно, для такой массы дурной плоти ни отжаться от пола, ни подтянуться на перекладине. Да что там подтянуться — повисеть не сможет. Он гостеприимно распахнул толстые, как окорока, руки, Лариска с готовностью подставила ему щеку.

Он с удовольствием звучно чмокнул оладьями губ, эхо прокатилось по всей лестничной площадке. Со мной обменялся привычно вялым интеллигентным рукопожатием, моя ладонь на мгновение утонула в его лапище, как щепочка в сырой глине.

Захлопнув дверь и дважды повернув ключ, он прогудел укоризненно: Подталкивая нас в спину, Люша втеснил в прихожую, дверь за нами захлопнулась с хищным щелканьем множества стальных зубов. Бабушка говорила, что в Греции есть все. Даже отели такие… будто это их, а не Филиппины процунамило. Она сделала вид, что намеревается разуться, Люша запротестовал, не в Джапии живем, рука об руку прошли в большую комнату. Музыка, веселый гам, стол ломится от обилия яств: Я остановился на пороге, охватывая взглядом комнату и гостей.

По ту сторону стола, в самом центре, на двух стульях царствует непомерно широким задом Василиса, Люше по габаритам уступает совсем немного. Ее подруги, Татьяна и Ольга, обожают ходить по вещевым магазинам и перемерять всевозможные шортики, Василиса предпочитает мясной и рыбный рынки, они вблизи дома, все продавцы ее знают, приветствуют ликующе: Василиса хоть и отчаянно торгуется, но берет много, а когда приходит на рынок с Люшей, у продавцов праздник.

Стоит посмотреть, как закупают продукты, эти Гаргантюа и Пантагрюэль в действии. В комнате я улыбался, пожимал руки, давал себя похлопывать по спине и плечам.

Почти все знакомы, только одну женщину вижу впервые, да еще двое мужчин, возраст средний, животики свешиваются через ремни, щеки на плечах, но до Люши далековато. Они поприветствовали меня с дежурной сердечностью, Василиса объяснила, что это однокашники Люши. Однокашники кивали, улыбались, я видел, как блудливо следят за Лариской, мысленно раздевают и ставят во все позиции.

Лариска царственно улыбается всем, лямка с плеча вот-вот соскользнет, но не соскользнула: Из просторной кухни лязг, перестук каблучков, веселые голоса и смешки пополам со звяканьем посуды, шипением масла на сковородах. На боках, увы, намечаются солидные валики, а ведь мне только двадцать семь, должен быть стройным, аки лань.

Изобилие обрушилось подобно лавине. Миллионы лет человек голодал и привык набрасываться на еду, едва та мелькнет на горизонте, потому любой праздник — это прежде всего жрачка до отвала. Но если раньше в самом деле до отвала только в самые большие праздники, да и то стол не бывал таким… чрезмерным, то теперь еды всегда от пуза. А таким накрытым столом отмечаем каждый пустячок. И одновременно горстями жрем пилюли, что гробят печень, только бы не допускать полуметровых отложений сала на боках и пузе.

Пили, ели, потом по одному, по двое начали вылезать из-за стола, кто в туалет, кто на площадку покурить. Лариска куда-то исчезла, я направился к балкону, из второй комнаты вышла с толстенным альбомом в руках Ольга, подруга Василисы, сердечно поцеловала меня в щеку. Хорошая и милая молодая самочка, как говорится, женщина на любителя: Они на той неделе к Симовичам ездили в их загородный дом!

Если Симович в самом деле шишка. Татьяна и женщина, имя которой я не запомнил, хоть и знакомили, сидя на диване в гостиной, с жаром обсуждают, кто и куда поедет в этом сезоне от-ды-хать. Не просто отдыхать, а то ли с прописной буквы, то ли вразбивку, но это слово у них выговаривается, как в Индии говорят о священных коровах, Индре и шестигрудой Лакшми. И хотя сейчас конец апреля, хоть и рекордно жаркий, до отпусков еще месяца три, но уже покупают кремы для юга, примеряют странно сузившиеся купальники и решают, что в этом сезоне пора взять на размер больше.

А то и на два, с чего себя мучить диетами? Один раз живем, надо жить в свое удовольствие. Ольга села к ним на диван, на коленях Татьяны разместился огромный глянцевый альбом. Не только обложка отсвечивает жидким стеклом, но все страницы глянцевые, заполненные изумительно красочными фотографиями отелей, стоянок для автомобилей, полос пляжа, накрытых столов с экзотическими блюдами и дорогими винами. Я не видел, чтобы хоть один Эрмитаж или Лувр был издан так роскошно, хотя, если честно, мне эти нотр-дамы до лампочки, это я так, из чувства справедливости, как говорят, хотя на самом деле из понятного ехидства.

Все элегантно, клопов нет, горячая вода всегда, представляете? Когда ни поверни кран — вода!.. Как у нас в Москве. А какие слуги вежливые! Все улыбаются, улыбаются, улыбаются. Как у них эти мордовые мускулы не болят… Или им специальную пластическую операцию делают, чтобы улыбались?..

Шлепнув меня по заднице, в комнату прошла Лариска, женщины посмотрели на нее ревниво-оценивающе, взгляды тут же погасли. Лариска села возле них на подлокотник дивана, так можно изогнуться красивее, линия высокой груди становится такой вызывающей, что трудно отвести взгляд. Шкура снималась лоскутами, представляете?.. А он смуглый от природы, а таким обгореть — надо постараться. Кто такой Гена, подумал я рассеянно и, конечно, беззлобно. Явно что-то одноразовое, как шприц. Лариска из тех, кто голову не теряет.

Мы с нею больше приятели, чем сексуальные партнеры. Я не из тех, с кем она захотела бы связать судьбу чуть крепче, чем мы уже есть: Не певичку, что озабочена, как бы еще эффектнее показать публике сиськи. Вслед за Лариской притащились те два типа, что школьные приятели Люши. Сдержанно-раскованные в манерах, каждым движением напоминающие, что они чиновники не самого низкого звена и что с удовольствием бы расслабились по самой полной, если тут соблюдается секретность. Пришел солидный и немногословный Константин с женой Валентиной, та подсела на диван к Ольге и Татьяне, а незапомнившаяся женщина ухватилась за пультик и начала перебирать каналы, приговаривая: Ноги у нее длинные, хоть и чуточку полноватые, но красивой формы зрелой женщины, когда так и хочется куснуть хотя бы за тугую голень.

Она одевается по последней моде: В последнее время это стало самым писком. К обтягивающим полупрозрачным майкам глаза уже привыкли, глубокие декольте перестали казаться чем-то со времен пушкинских дам-с, остались только юбчонки, что не закрывают ягодицы целиком, а только верхнюю половину. Конечно, при малейшем наклоне все, кто сзади, видят, какого цвета ее трусики. Это, конечно, любопытно, тем более что женщины для таких вот любителей… а они, если честно, мы все… тут же придумали стринги, которые и не трусики даже, а какие-то символические ниточки.

Но самые сметливые тут же стали вообще обходиться и без стрингов, тем самым на полкорпуса опередив соперниц, а женщины — все одна другой соперницы, даже близкие подруги. Татьяна остановилась у окна, но не осталась торчать столбом, а наклонилась, опершись локтями о подоконник. Короткая юбочка задралась, обнажив тугие ягодицы.

Не знаю, как она этого добивается и в какую сумму влетает, но ни следа целлюлита, кожа чистая, гладкая, словно два гигантских очищенных от кожуры яйца. Мужчины заинтересованно начали присматриваться, но Татьяна выпрямилась, спина прямая, крикнула в дальнюю комнату: Ольга фыркнула, незнакомая женщина поморщилась, только мужчины разом приободрились.

Константин взял было пульт, но забыл щелкать кнопками, а смотрел на Татьяну очень заинтересованно. Лариска взглянула на меня, но, боюсь, на моем лице такое же выражение, что и у других мужчин, Лариска только мягко улыбнулась, она из мира шоу-бизнеса, где в порядке вещей то, что в быту пока что считается ух как круто.

У Люши квартира двухэтажная: Спальни, туалет и ванная на втором этаже, а здесь гостиная, кабинет и, конечно, туалет и ванная комната для гостей. Татьяна начала восхождение на второй этаж.

Перила ажурные, уже на пятой ступеньке мы увидели ее пышные ягодицы и, главное, вздутые половые губы. Татьяна чуть замедлила шаг, задницу чуть подала назад и ноги начала ставить на ступеньки не так уж близко одна к другой, чтобы между ними приоткрылось, и высунулся красный дразнящий язычок, распухший и влажный. Люшины однокашники шумно вздохнули, а Константин ухватился обеими руками за свою промежность, простонал, закатывая глаза.

А то испачкаешь трусы. И попадешь, как кур в ощип. Татьяна наконец исчезла наверху, разговор возобновился, местами более раскованный, местами, напротив, сдержанный. Мужчины то и дело посматривали на лестницу, и, как только Татьяна показалась на самом верху, все взгляды прикипели к низу ее подбритого живота, который ну никак не закрывает ультракороткая юбочка.

Сдержанно улыбаясь и делая вид, что не замечает наших взглядов, Татьяна медленно и царственно спускалась, ставя ноги таким образом, чтобы нам и с этой позиции рассмотреть накачанные гелем половые губы. В последний год, как я читал в новостях, эта операция обогнала по количеству подсадку грудных имплантатов и даже подтяжку лица. Ольга приняла из рук Татьяны диск, ящик компа с ее стороны дивана, выдвинулась стойка дисковода, через минуту на экране появились бегающие с палками в пастях собаки, мельтешащие люди.

Все начали хохотать и указывать пальцами, узнавая себя. У Лариски лицо несчастное и донельзя встревоженное, я решил, что переживает, раз уж другая женщина сумела перехватить внимание, но Лариска наклонилась ко мне и жарко шепнула в ухо: Если уже в быту такое начинают, то мы на сцене можем опоздать. Тут и групповушку можно, а это пока еще не совсем легитимно. Она покачала головой, горячий шепот жег мне ухо: Мы не должны отдавать инициативу.

Иначе люди искусства потеряют влияние на массы. В этом деле вели массы именно вы, творческие люди. Она гордо вскинула голову, но лицо оставалось озабоченным. Правда-правда, я читала у одного! За что его и не любят. К ее жаркому шепоту начали прислушиваться, Константин возразил с неудовольствием: На самом деле потому и катится в ту сторону, что такие вот когисты-баймеры… или как ты его обозвал, напредсказывали! Но Валентина взяла его за уши и повернула лицом к экрану.

Константин умолк и стал смотреть, как люди отдыхают. Я, поддерживая шутливый настрой, спросил у Лариски деловито: Летит, а не идет. Я читала давно, еще маленькая была, не верила, а теперь вижу, все ускоряется, будто с горы летит. Как только у Кэрри Минетс вроде бы нечаянно сползла бретелька и зрители на концерте увидели ее грудь, на следующий концерт было не достать билетов!

И на ее сайт ломились так, что сервер рухнул. И уже через месяц другая певица, ее соперница, Кэйт Солсу, тоже освоила трюк с бретелькой.

Ее тонкие красиво вычерченные брови озабоченно сдвинулись над переносицей, голубые глаза потемнели, в них появился синеватый блеск легированной стали. Ее кулачок больно ткнул меня в бок. В дверном проеме появилась Василиса, роскошная и раскрасневшаяся, двести кило нежной розовой плоти, что колышется от малейшего движения, весело постучала ложкой по косяку.

Гости встрепенулись, женщины деловито начали перегонять мужчин из этой комнаты в ту, где стол. Нас с Лариской рассадили по разные стороны стола, неча тут разбиваться на пары. Возле нее с двух сторон поспешили занять места однокашники Люши, никак не запомню их имена, у меня с этим туго, зато рядом со мной села Татьяна и сразу начала хихикать, задевать то локтем, то грудью, поглядывать обещающе: А ты почему так мало себе положил?..

Танечка, милая, положи Славику побольше грибочков. Он еще не знает, что ты сама их готовила! Я с вымученной улыбкой смотрел, как полные холеные руки перегружают в мою тарелку треть грибов из общего блюда. А он настоящий ценитель. Василиса засмеялась, призывно колыхая грудью, щеками и складками на боках. Легкая закуска, так сказать, перед решающим боем!

Однокашники Люши уже ели, и я, глядя на них, кое-как жевал эти скользкие и отвратительные грибы, как их только и едят, щупальца какие-то, но сейчас любую гадость едят, мир совсем сдвинулся. Я старался не думать, что ем, смотрел на колыхающиеся телеса Люши, на покачивающуюся плоть Василисы, на толстые валы и валики на боках Татьяны, в этой квартире только Лариска и держит форму, хотя и она далека от стандартов тощих манекенщиц.

Люша время от времени поднимался и говорил тост, все дружно вздымали бокалы и рюмки, у кого что, чокались над серединой стола, пили и снова ели, ели, ели. Хотя если вправду, то и у меня разгорелся аппетит: Я поднялся, Лариска спросила одними губами: Оба дружка с облегчением вздохнули, а тот, который и без того жмется к Лариске, задышал чаще.

Я вышел на балкон, прохладный воздух как сухой тряпочкой провел по раскаленному лицу, капли пота тут же исчезли. Закат полыхает на полнеба, торжественно и ярко, как подсвеченный мощными прожекторами красный занавес из плюша. Люшин однокашник прижался к Лариске, его толстые губы шлепают по ее уху, втолковывает что-то, а рука уже не на талии, а ниже, много ниже.

Под столом не видно, но, похоже, убедился, что Лариска трусики не носит, вон как весь воспылал, морда красная, сопит, а Лариска, к моему удивлению, принимает эти знаки внимания с поощряющей улыбкой, словно он режиссер или продюсер. Ей в самом деле надо спешить, подумал я с сочувствием. Если женщины выйдут на улицы голыми, исчезнет последнее сладкое чувство нарушения запретности. Сейчас, когда все хоть как-то да прикрыты, преимущество у тех, кто умеет показать вроде бы нечаянно сиськи или тщательно подготовленные к просмотру половые губы.

На Тверском бульваре, между Литинститутом и Некрасовской, открылась фирма, где быстро организовали курсы, как женщине умело подать себя в быстро меняющихся современных условиях. Энергичные преподаватели объясняют, что внимание мужчин нужно приковывать не только, когда поднимаетесь без трусиков по лестнице или наклоняетесь, чтобы завязать кроссовки.

В современной жизни для успешного продвижения по службе просто необходимо освоить двадцать четыре способа сидения в кресле… Кстати, при возможности выбора нужно садиться в самое низкое, тогда не придется даже изощряться, чтобы показывать сидящему напротив интимную прическу или красиво приподнятый лобок.

А если сочтете нужным, то, меняя положение ног, можно умело демонстрировать не только губы, но и клитор — это в зависимости от значительности собеседника, степени расположенности к нему и массы других факторов, ну вы понимаете… В этом квартале, учтите, дамы, к пластической коррекции клитора прибегли на триста семьдесят процентов больше клиенток, чем в прошлом, учтите это со всей серьезностью!..

Если такие деньги вложены в пластические операции половых органов, то, как вы понимаете, эти женщины горят понятным желаниям демонстрировать результаты… Спешите, спешите! Когда, спустя минуту кто-то зажег свечу, она увидела приоткрытую дверь, прокралась к выходу, стремглав спустилась с лестницы, выскочила из подъезда и что есть сил, помчалась по черному городу.

Она прибежала домой, обхватила Рики своими костлявыми руками, и, закусив губу до крови, зарыдала. Он чувствовал опасность, о которой старуха, правда, не произнесла не слова. Он посмотрел в ее глаза, оттолкнул ее, освободившись от цепких старушечьих рук, встал, подарив ей холод своих век, и ушел.

Утром старуха проснулась, и увидела на простыне желтое пятно. Она крикнула Слону, чтобы тот открыл, а, когда обернулась, увидела колдунью и стоящего рядом с ней карлика и села на стул.

Когда вы приходите в ресторан, и заказываете лангустов по-малазийки, вы не думаете над тем, достаточно ли они хорошо прожарены, вы их кушаете, а потом запиваете их холодным соком или вином.

А утром вы понимаете, что это было безумно вкусно, ваш желудок ликует от удовольствия, и просит еще. Давайте не будем играть в кошки-мышки. Вы должны понимать, что бутылка, которую вы принесли вчера, и которую вы хотели вернуть, - лишь грубый жест с вашей стороны.

Никто ничего не может сделать, если лангусты съедены, а вино выпито. И даже, если бы вам захотелось вернуть наш товар обратно, то вы бы заплатили большую неустойку, и вынуждены были бы опять прийти к нам. Таковы законы этого бизнеса. В вашем возрасте можно только со всем соглашаться. Старуха, словно окаменевшая от страха, пошевелила пальцем. Или нет, он - кажется в ванной.

Но постойте, - прервала его колдунья, - вам тоже следует кое-что знать. Запомните, что всякий раз, когда он будет получать треть, вы будете терять половину.

Из ванной вышел Рики. Рики смотрел на свою прабабку, полагая, что к ней заглянули гости из цирка. Старуха решительно встала, словно сбросила с себя цепи, указала пальцем Рики на дверь, позвала Слона, и, когда тот вошел, проводив взглядом юношу, произнесла, глядя в мутные глаза колдуньи: Теперь убирайтесь вон, и не смейте впредь сюда приходить. Достала из кармана своей длинной юбки засохшие листья черемши и бросила их на пол.

Иначе, черт знает, что из всего этого выйдет Колдунья ткнула крюком карлика, тот поклонился, и парочка покинула квартиру. Старуха побежала закрывать дверь и обнаружила взломанный замок. Она взглянула на Слона и попросила его заказать новую входную дверь. За завтраком, старуха долго не могла решиться, что ей делать с черемшой, но Рики, достав засохшие листья из чашки, куда бросила их его прабабка, покрошил черемшу ножом, посыпал ею дымящуюся глазунью, которую подал на большой тарелке Слон, добавил оливкового масла и быстро съел.

Вечером привезли новую дверь. Ее установили в течение часа. Она поражала своими размерами. Выполненная из металла, она напоминала сейф-дверь банковского хранилища.

Над ручкой был вмонтирован сенсорный кодовый замок. Чуть выше темнел домофон. Как только входивший набирал гостевой код, в домофоне раздавался голос Слона, который спрашивал, кто и зачем пришел, рассматривая гостей на экране компьютера, установленного на кухне. Предполагая, что гостей будет много, Слон заказал в фирме, где покупал дверь, дополнительный замок, который можно было бы быстро открыть, бросив туда, монету.

Этот замок установили через пару недель, и он во многом облегчил кассиру работу. Очень многие, приходившие в Рики, пользовались этой хитростью. Но всякий, кто опускал в дверь монетку, опускал вместе с ней и свои отпечатки пальцев. Светодиоды считывали их, передавая сигнал на компьютер, там проверялись данные и, если они соответствовали необходимым параметрам, дверь открывалась автоматически.

Каждый, кто опускал монетку, не догадывался о повышенных мерах безопасности, которые разработал Слон совместно с одной из фирм, занимающихся производством входных дверей. Это было поистине фантастическое изобретение, которое, кстати, существенно пополнило казну предприятия, главным объектом которого был несмышленый Рики. Шлите письма в бумажных конвертах.

Виртуальная переписка банальна и скучна. Неужели, действительно, когда-то из писем Сэма летело сусальное золото?

Да, да, в них была некая магия слов, которая околдовывала, раскрывая при повторном к ним обращении все больше смысла, но даря при этом все меньше трепетных минут. От этого у меня всякий раз было ощущение непреходящей взрослости: Ты ускоряешь шаг, обгоняя дыхание морского прибоя, расправляешь спину, и ощущаешь спокойствие и мудрость своих лет. Ботинки не намокли, а вечером, сидя на диване даже забываешь, что утром гулял по побережью. Сэм был, как, впрочем, остается, наверное, и сейчас интеллектуалом, любящим быть умнее и независимее всех.

Но его скромные физические данные - невысокий рост, тонкие руки и впалая грудь, были, и, может быть, остаются до сих пор, причиной его комплексов, делающих его непостоянным, и порой даже злобным. Когда-то он был просто Сэм - с учебниками под мышкой, немного испуганным выражением лица.

Я не знаю, как он выглядит теперь, потому что за эти десять, - нет уже двадцать лет, он не прислал ни одной своей фотографии. Может быть, у него появился шрам через все лицо? Или он превратился в чудовище?

Нет, скорей всего, он не прислал своего фото по другой причине - из-за слишком большой любви к самому себе. Что с ним сейчас? Как он там, в Порнополисе? Говорят, этот город очень сильно меняет людей. Не знаю, но тогда, много лет назад, казалось, что Сэм пребывал в вечном соперничестве с самим собой. Он говорил себе, наверное, что-то такое: Но это он первым садился на самолет, исчезал в голубых небесах, нежился на жарких пляжах, в чем мать родила, умирая от тоски и злости на самого себя, так как в этот момент никто не мог понять силы его поступка - а ведь он был первым.

Это он, Сэм, первый приходил к ней, чтобы поцеловать ей ручку, потом плечико, шейку и потом увести под венец, оценивая, как она выглядит в свадебном платье. Поправляя бант, наверное, он говорил ей о том, что соседка сверху умудрилась заляпать зеркало жирными пяльцами. Это он, да, да, именно он, был беспощадным критиком человеческих чувств, потому что не мог, да, скорее всего и сейчас не может, осознать, что кто-то, раньше него, уже пришел к финишу первым.

Что кто-то, раньше его уже победил, и этот кто-то, не парень с далекой планеты, а, может быть, и даже, скорее всего - его вчерашний дружок, нашедший смысл в иных ценностях. Ах, да, эти ценности никто не ценит Всякие разговоры о них часто - не уместны. Поэтому его вчерашний дружок так легко и просто разменял их на мелочь. А вдруг они обретут-таки смысл, если скудность быта плавно перетечет в бурлящую жизнь Порнополиса, - города площадью на километров, в котором живут четыре миллиона человек, и где горстка небоскребов подпирает длинную косу белых пляжей.

А вдруг - и нет. У барной стойки стюардесса готовит кофе, повернувшись спиной к экрану телевизора. Нелепо вспоминать последние часы перед полетом, потому что они никак не связаны с теми стремлениями, которые всегда владели мной. Это я всегда стремился к благополучию, душевному спокойствию, самоуважению, успеху, и в тоже время видел, как все это последовательно и стабильно получает Сэм.

Бог дает ему это, как пилюли, чтобы он не болел, а я смотрю на Сэма и делаю вид, что радуюсь, ах, какой он молодец, как хорошо он умеет лечиться.

Жаль, что я не болею, а то меня тоже следовало бы пичкать всей этой гадостью. Всему всегда есть оправдание. Даже тому последнему звонку, разбудившему Сэма в три часа ночи.

Хотя, этот звонок ни о чем не говорит, так как это был звонок циркового клоуна, в блестящем котелке, перемотанном новогодним серпантином, с очаровательными подружками на шеи.

Даже, если бы я узнал голос Сэма, я бы не нашел что сказать. Я был сражен наповал акцентом и глухим спокойствием человека, который словно сидел на кровати в пижаме в соседней комнате, в то время как я, держа в руках бокалы с шампанским, и смахивая с губ конфетти, кричал в трубку, требуя уменьшить звук магнитофона.

Жаль, что я не болею, а то меня тоже следовало бы лечить таким же тихим безмятежным счастьем, которое просто сочилось из телефонной мембраны, словно откуда-то из глубины космоса.

Что заставило меня пойти на работу в кондитерский цех? И это - тоже. Но, наверное, что-то еще: Эта злость вдруг настигла меня, как смерч, вырвала почву под ногами, перевернула с ног на голову, но пощадила, дав новую, более крепкую и благодатную. Так что я не в обиде, Сэм.

Я нашел эту работу по объявлению в газете. Кондитерский цех располагался на каком-то заводе, на отшибе. Попасть туда можно было только по пропускам, которые выдавались на определенный срок. Когда я заходил, двери закрывались, и ровно восемь часов я не мог никуда выйти. Помню, как одного паренька выгнали за то, что он заснул. Тогда ворота открылись, первый раз раньше времени, и я увидел за ними зияющую пустоту и непроглядный мрак.

Мастер заприметила его, когда он футболил пустую коробку. Она посмотрела на него, достала рваный листок, сделала пометку и ушла. Через час этот паренек был обнаружен спящим, за мешками с мукой. У него нервно дрожало веко, он что-то шептал, а, когда его стали будить, он даже не шевельнулся, так сильно устал. Его выгнали с работы, выставив за ворота и пакет с его грязной робой.

С тех пор ворота открывались в срок, и там всегда были толпы людей, лица которых, как не пытался, я не мог разглядеть. Но однажды, когда мы переносили коробки с пряниками, ворота открылись, и в цех вошел морячек. Яркий свет ослепил меня.

Я поставил коробку на пол. За морячком шли какие-то люди. Они держали в руках толстые папки. Все они поднялись наверх, а через двадцать минут, линию остановили. Это произошло впервые за многие месяцы непрерывной работы. В это не возможно было поверить. Все эти месяцы приходили и уходили сотни новых и новых людей, кто-то из них болел, - о да, болел, но не так как Сэм, - женился и рожал детей, а линия работала, выдавая тысячи и тысячи новых пряников.

Она пыхтела даже тогда, когда эти люди спали, мылись в бане или гуляли по городу. Иногда я ловил себя на мысли, что, даже тогда, когда тихим осенним днем я катаю на качелях свою дочь, и она весело смеется, пряники ползут по трясущейся ленте, как вечная неизбежность бытия. Зима сменит осень, весна - зиму, а линия будет работать, как год и пять лет назад, и по ее трясущейся ленте будут медленно плыть ароматные пряники.

Когда линия встала, Рики, засунув руки в карманы, отправился в раздевалку пить чай. По пути он встретил Сашу, обняв его по-дружески, они спустились по лестнице, разбудив дремлющего вахтера. Тот ойкнул, зашелестев газетами. Первый этаж наполнялся голосами рабочих, и вахтер, протирая глаза и пытаясь сосредоточиться, вглядывался в темные коридоры. Они шли пить чай, а вахтер, пребывая в замешательстве, бегал по этажам, пытаясь отыскать мастера.

Рики смачно жевал, запивая пряники, и, улыбаясь, смотрел в глаза своему напарнику. Тот стыдливо опускал голову, пряча взгляд и, покрасневшие до ушей, щеки. За стенкой хихикали укладчицы. Одна из них, маленького роста, с рыжими волосами и веснушками на носу, заглянула в мужскую раздевалку, показала на нагреватель, и сморщила лицо.

Ей не понравился запах пота и вид грязной одежды. Она схватила нагреватель и быстро исчезла за дверью. За ней исчез и Рики. Его не было минут двадцать. Саша, ходивший по раздевалке, как загнанный зверь, все время спрашивал меня, почему его нет так долго. Потом, пряча в карман радио и наушники, он выходил в коридор, и возвращался через минуту, с набухшими на глазах слезами. Он взволновано дышал, снимая кроссовки, и бормотал себе под нос, что больше не будет здесь работать.

Но садился на стул, скулил как щенок от своего бессилия и ждал, когда вернется Рики. Я говорил этому юнцу, что нужно быть очень наивным человеком, чтобы доверять такому - как Рики.

Фактически, он - есть не кто иной, как первый встречный, и, если бы ему не понадобились деньги, так же как и нам, то, вероятно, никто из нас друг с другом бы и не встретился. Так, для чего стоит так переживать? Нет, Рики - это не тот человек, которому, вот так просто и по-дружески, следует подарить свое сердце, это, скорее, легенда, и для него каждый миг существования, где бы он ни находился, лишь - прелюдия к длинной и страстной истории с коротким названием "секс".

Секс владел им, он был смыслом его существования. Он спал для того, чтобы проснуться утром и понять еще и еще раз, как сладко поет соловей. Чтобы утром опять и опять понять, как густа зелень на деревьях, и как таинственен дождь, сбивший пыль с сухих газонов.

Во всем этом он видел одно - наслаждение женским телом, поджидающим его где-то: Он пил и ел лишь для того, чтобы ощутить крепость своих мышц через легкие прикосновения к его телу робкой женщины.

Он мылся в душе с закрытыми глазами, воображая тепло ее тела. Он реагировал на женщину, как паук на стрекозу, попавшую в его сети. Спастись было не возможно, а не спасаться было так приятно. Но каждая из его жертв была и солнечным утром, и песней соловья, и теплым дождем, и зеленью листы, и не была никем. Он не знал, и не пытался узнать ее имени, так как нет имени у одного листа, и нет имени у одной дождинке, а есть природа, которая хороша тогда, когда ты ощущаешь ее полноту и свежесть.

Ведь, думая об этом, наша жизнь будет лучше и легче. Famous 2 января в Аноним 9 декабря в Аноним 18 ноября в Шокир 3 ноября в Ник 19 октября в Аноним 20 сентября в Анальный мастер 17 сентября в Веном ты сука ебало закрой сам девственик закомпкликсованный порно супер пар выпустил: BLACK 28 августа в Да и вообще все, что касается нашей одежды, я знаю от и до. Но с экономической точки зрения нашу компанию не разглядывал ни разу. Вот и ищу теперь, что тут мне отец оставил.

Может отчеты какие-нибудь последние. А то этот Файтон будет вводить меня в курс дела, и не хотелось бы выглядеть совсем уж "не в теме". Ничего, дайте мне недельку, и я так вольюсь в работу, что сами будете стонать. Через некоторое время дверь в приемной хлопнула, и кто-то зашел. Утро началось весьма экстремально - я банально проспал. Уж не знаю, с чего так получилось Так что на работу я помчался быстрее ветра, проскакивая в почти закрывающие двери в отъезжающем транспорте, вбегая вверх по эскалатору в метро, скользя на полированных полах контрольно-пропускного пункта на первом этаже здания.

Мой забег остановил охранник, чудом успевший подхватить меня у турникета, в который я чуть не врезался. Алекс, спасибо что поймал Он поставил меня на пол обратно, и бдительно проследил, чтобы я зашел, как положено, посредством прикладывания магнитной карточки к считывающему устройству.

Пока ехал, успел привести себя в порядок, причесавшись перед зеркалом на стене и вытереть раскрасневшееся лицо влажной салфеткой. Когда через пять минут подходил к своему рабочему месту, кожа вновь стала нормального оттенка, кондиционеры в помещении работали хорошо, и я освежился. Повесив пальто в подсобке, я включил кофеварку, потыкав в кнопки, как это обычно делала Элька.

Судя по фоновым шумам, она была еще в дороге, наверняка стояла в пробке на своей любимой Феррари, которую подарил ее последний богатенький ухажер. Когда чашечка заполнилась, я ее выпил почти залпом, пробуя. Подумал, что чего-то не хватает и, в следующую порцию добавил чуть-чуть корицы, самую малость, почти незаметно.

Теперь оставалось самое сложное, донести чашку на подносе до Джеймса и не разлить, не упасть, споткнувшись об ковер, или что-то в этом духе не сделать. Я ведь бываю порой рассеян и неуклюж, поэтому предпочитаю больше сидеть и что-то делать, чем носиться как Элька туда-сюда. Вздохнув глубоко, я осторожно пошел к двери кабинета начальника, в одной руке чашка кофе на подносе, во второй материал по работе компании.

Тому, что ее створки открывалась вовнутрь, я был несказанно рад, толкать легче, чем тянуть с занятыми руками. Войдя в кабинет, сразу же заметил отсутствие личных предметов мистера Мелиона-старшего, и наличие вещей нынешнего шефа. Но в этом нет ничего странного, так что я прошел к его столу, и умудрился аккуратно положить документы на край, поставив перед Джеймсом его кофе. Он поднял на меня свои нереально зеленые глазищи и улыбнулся как довольный кот.

Он растянул губы в издевательской улыбке, но все же поздоровался: Это будет через неделю, го. Дизайнеры и модельеры свою часть работы сделали, сейчас по фигурам моделей подгоняют одежду. На тот случай если Вы не знаете, то он ненавидит креветки, любит острую пищу, красное вино и Он резко поднял на меня взгляд и как-то странно протянул: Тот удивленно поднял брови, окинул меня взглядом и усмехнулся: Неужели так трудно запомнить что я "ФайтЕн"?!

А мой начальник опять зарылся в бумаги и когда я уже закрывал дверь, то успел заметить как он морщит нос, вглядываясь в документы. Я разбирался с документами, а сам возвращался мыслями к недавнему разговору. Я неоднократно слышал о нем от шлюшки моего друга. Тот его просто обожествлял и постоянно рассказывал, какой Айсен прекрасный специалист и как Никитке нравится с ним работать, когда пиарщик привлекает его иногда к своим проектам. А я и не знал, что он любит мальчиков.

Теперь-то понятно, почему этот беспринципный маленький гаденыш говорил о нем с таким придыханием. Наверняка, тот ему вставляет, вот моделька и крутит хвостом.

И как мне теперь смотреть в глаза Мику? Я вздохнул и отхлебнул немного кофе. И когда только этот паренек успел узнать мои вкусы? Немного корицы как я люблю, добавил. Ну, самому себе стоит признать, что он вроде бы хороший работник, трудолюбивый.

Пришел вовремя, кофе приготовил, бумаги эти дурацкие принес. Не зря отец его хвалил, но от осознания этого становилось еще больнее. Почему папа замечает все, кроме того, что творится под его носом?

В упор не видит. Разбираясь с бумагами, я слышал, как хлопнула дверь в приемной и раздался женский щебет. Это наша рыженькая кукла явилась. Ненавижу опоздания, но так и быть, пока прощу. Недельку посмотрю за ней. И если она будет постоянно опаздывать, то О, я ее вовсе не уволю, нет. Пусть кукла сидит за своим столом без премии и с пониженной зарплатой. Когда я просмотрел все документы, то нажал кнопку на селекторе и произнес: На щеке виден едва заметный след от поцелуя, очевидно секретарша успела хорошенько его потискать при встрече.

Секретарь зашел, прикрыв дверь, и сел в предложенное кресло. Потом потер щеку, стирая след от поцелуя и при этом забавно смущаясь. Я ухмыльнулся, ну до чего же это недоразумение смешное. Отвык я от такого, все больше шикарные девушки и не менее шикарные мальчики. А потом принялся мучить его отчетами и пояснениями к кое-каким непонятным моментам.

Через два часа я понял, что мучили, оказывается, меня. Этот парень заливался соловьем, объясняя чуть ли не каждую запятую и цифру, иногда даже свой вопрос сложно было вставить.

Наконец-таки мы закончили с этими дурацкими цифрами, и я удовлетворенно откинулся на спинку кресла, окидывая парня оценивающим взглядом. А он очень даже ничего. Тут некстати вспомнилась его хорошенькая попка, и я поспешил отогнать от себя эти мысли. Если захочу, то сегодня же на мне будет висеть хорошенький мальчик, так что не стоит на секретарей заглядываться.

Курсивом набраны гости второй степени важности, а синим те, кого видеть не желательно. Я подчеркнул, кому можно только позвонить, а с кем устроить личную встречу и передать пригласительные.

Прозвон можете оставить нам с Элеонорой, а вот на личные встречи придется Вам самому съездить. Здесь немного, всего десять человек, за неделю успеете Я нахмурился, замечая среди личных встреч имя Айсена. И начну, пожалуй, с этого Варески. Файтон, сделай мне, пожалуйста, еще кофе. Я глянул на него и жестко ухмыльнулся: Элька проводила меня удивленным взглядом и снова уткнулась в монитор, подпирая рукой щеку и играя в пасьянс на компьютере. Потом тщательно размешал ложечкой, скрыл все под шапкой молочной пены и понес к Джеймсу.

Прежде чем он сделал глоток, я, сославшись на срочные дела, упорхнул из кабинета. К удивлению, начальник больше не вызывал меня к себе, не грозился увольнением, а просто в конце рабочего дня собрался и ушел, кинув напоследок: Надо же, он оказывается и на такое способен. Я зашел в кабинет, забрать чашку. Она стояла на столе, полная содержимым моей мести до краев. Может, он вообще к нему не притрагивался, раз ничего не сказал? Пожав плечами, я вылил остывший кофе в раковину, вымыл чашку и пошел собираться домой.

Оттого, что я разговаривал часа два почти без остановки, объясняя Джеймсу про отчеты и прочую документацию, голос сел и я слегка охрип, до завтра пройдет, конечно, но некомфортно как-то. Намотав на шею теплый шарф, я застегнул пальто и, перекинув ремень сумки через плечо, вошел в вызванный лифт.

Все мысли вертелись вокруг вкусного ужина, о том, как куплю по дороге жареную курицу и пакет мороженых овощей. Разогрею, сяду перед телевизором и поем. То, что надо после рабочего дня. Люди предполагают, а боги располагают.

Все мои планы о хорошем вечере были нарушены знакомым стуком тяжелого ботинка в весьма хлипкую дверь. Я вздрогнул и выключил звук у телевизора, погасил свет и тихонько сел обратно на стул. Я мысленно взвыл и нервно принялся обгрызать мясо с куриной ножки.

Черт, Стэна снова выпустили после очередного трехмесячного тюремного заключения. И почему его не посадят хотя бы года на два?! До сих пор корю себя за то, что связался с этим уголовником, нет, трахается он, конечно, отпадно, но вот его поведение перечеркивает все возможные плюсы.

Я даже несколько раз менял место жительства, переезжая с одной квартиры на другую, но он меня всегда находил. Шел по следу, словно кобель за текущей сучкой. Тоже мне "жених" нашелся на "свадьбу". Фиг тебе, не открою, хоть всю ночь ты там проторчи!

Прошел час, но Стэн никак не желал уходить, похоже он там еще и пиво пьет у меня под дверью. Тон его голоса менялся то на умоляющий, то на угрожающий, то на весьма развязный. Мне чуть ли не всю камасутру пересказали, убеждая, что все это сотворят со мной как в случае того, если я открою, так в случае если дверь останется запертой.

Было уже пять утра, а он все не уходил. Район у нас с плохой репутацией и полиция заглядывает сюда не часто, даже если им и сообщат о возмутителе спокойствия, приедут только когда рассветет.

Так и не выспавшись, я сходил в душ, сменил одежду и совершил весьма рискованный поступок: Слава богу, этаж второй и если упаду, то на пышные кусты или в сугроб. Спрыгнув с последней ступеньки на асфальт, я перевесил сумку удобнее и быстро пошел к автобусной остановке. Похоже на работу приеду часа на два раньше, может, хоть там досплю. С этими мыслями сел в подошедший автобус, в котором я был единственным пассажиром. Заспанный напарник Алекса вяло поздоровался со мной, ворча на тему "чего это сотрудники нашей фирмы с каждым днем все раньше и раньше приходят, уж лучше бы тогда и ночевали здесь".

Добравшись до своего рабочего места, я устало плюхнулся в кресло и улегся головой на стол, подложив под щеку шарф. Ведь есть же еще два часа до прихода начальства, верно? Я уже хотел отпить, приготовленный секретарем кофе, как завибрировал телефон.

Отставив чашку в сторону, я глянул на экран. Это мне Мик прислал смску: А потом вспомнил про этого Айсена и поморщился. Надо будет приготовить ему встречу поинтереснее.

Потом я набрал отца. Тот сразу снял трубку: Еще не было эксцессов? Вот вечно он мне гадости говорит. Чертовски приятно, хотя, если бы он хвалил одного меня, было бы лучше. А я на волне энтузиазма опять взялся за отчеты. От этих цифр меня отвлек звонок. Глянув на экран мобильного, понял, что звонит Мик. Я быстро оделся и вышел, попрощавшись со своими секретарями. Мик ждал меня в холле.

Я быстро цапнул его за локоть и потащил к своему автомобилю. А мой друг принялся заливать соловьем: А потом одолжишь мне немного своей одежды. А учитывая, что ваша компания эти самые шмотки делает, то и вообще говорить не о чем. Тебе же их бесплатно присылают, чтобы все видели, что наследник демонстрирует их лейбл. А тот лишь показал мне язык. Вот и не успел привести себя в порядок. Мы поступили так, как и сказал Мик. Уже потом, заваливая в клуб, я думал, что забыл уточнить у своего секретаря про встречи.

Но забил и окунулся в окружающую меня атмосферу удовольствия и разврата. Из клуба я уходил не совсем трезвый, но и не пьяный. На моем локте висел смазливый блондинчик, который все пытался меня поцеловать.

За руль садиться я не стал, все-таки алкоголь в крови гулял, вызвал такси. Мама и попугайчики запели: Я подыгрывал им на тромбоне. Папа, сидя в своем любимом плюшевом кресле, негромко подпевал. Играть мне совсем не хотелось, и в мое исполнение то тут, то там закрадывались фальшивые ноты.

Ведь ты это можешь! Один раз в году! Это было более чем странно с его стороны. Обычно отец придавал огромное значение исполнению долга, особенно когда речь шла о поддержании семейной идиллии. Девочки действительно очень старались, но что произошло через несколько минут? Прямо посреди их игры отец начал разговаривать сам с собой. Сестрички попытались не обращать на это внимания и отважно играли дальше.

Окончательно сбитые с толку, Коко опустили руки. Я совсем забыл вам сказать. В гостях у нас была тетушка Хи-Хи-Хильда, седовласая дама в летах. Иногда на нее находили просветления разума, но эти минуты случались все реже и реже. Он был явно потрясен. Все черное, как уголь. Заколоченные окна, везде горы обломков, обугленные балки…. Будем радоваться тому, что у нас есть! Кухарка сообщила, что можно садиться за стол. Кстати, слуг у нас стало гораздо меньше.

Садовник теперь работал полдня на заводе, и горничные тоже. Домашних учителей у меня тоже не осталось Кто знает, куда их занесла судьба, какой священный долг перед Германией принудила выполнять. Праздничный ужин начался с простого картофельного супа.

И, что нагоняло на нас еще большую тоску и страх, отец тихонько хихикал вслед за ней. Около девяти вечера пришел Кеферлоэр со своим сыном Лукианом. На столе появились бокалы на высокой ножке, полетели пробки с двух бутылок игристого вина, может, даже шампанского — разницы между ними я в то время не понимал. Однако наш винный погреб был еще полон, так что это вполне могло быть шампанское. Вот вам и хорошая новость. Так выпьем же за это! На этом месте мои воспоминания путаются.

Это уже не Рождество, а Новый год. Я глядел на свои новые наручные часы. На них была даже секундная стрелка! Тетушка Хильда гостила у нас целую неделю. Она являлась сестрой моего отца, хотя лишь наполовину. Более точных сведений у меня и нет, возможно, ее рождение связано с какой-то драмой, о которой в нашей семье предпочитали молчать.

Мне сказали, что дедушка женился дважды, однако я подозреваю, что жена у него была все-таки одна. Мои новые часы шли изумительно точно. Как только большая стрелка легла поверх маленькой, по радио раздался длинный звуковой сигнал и наступил Новый год. Отец чокался с гостями в полном молчании. Впервые за все годы моим сестрам позволили выпить по глотку алкоголя. Отец не реагировал ни на что.

От него ожидали, что он скажет несколько слов по поводу наступившего года, как обычно в такой праздничный вечер. С заметным нежеланием отец поднялся со своего плюшевого кресла. Вдруг мы поняли, что он сильно пьян. Палка всегда о двух концах. Дюрер смотрит на вас свысока! Слушать это было невыносимо. Отец прикладывал все усилия, чтобы язык не заплетался:.

Тысяча девятьсот сорок пятый. Что-нибудь он нам да принесет. Мы должны встретить его с достоинством. За столом царила подавленная тишина. Но знаете, о чем я думал в тот момент? Влюбившись однажды, я не прекращал любить. Именно об этом я и размышлял, и мысли мои были проникнуты пафосом.

Пусть мир пропадает, сгорает и проваливается в тартарары — я влюблен, и точка. Оказываясь вечером в постели, я начинал с того, что прощал себе мою сытую, обеспеченную жизнь, хотя это звучит несколько нелепо. Я просил Судьбу опрокинуть рог изобилия и над нею. Вот о чем я молился день и ночь. Воля ваша, можете описывать это безо всякой патетики, по-современному беспардонно, но так было на самом деле. В жизни каждого человека есть свои алтари и жертвенники, темные пятна, патина и паутина, холод забвения, ледяная прорубь, обитый войлоком вакуум, куда не допускается вся правда.

Ведь существенная ее часть утекла в песок. Думая каждую ночь о Софи, я представлял ее обнаженной, купающейся в реке. Я видел, как она выходит из воды, как подрагивают бутоны ее грудей, обвеваемые легким ветерком. Мокрые волосы облипают шею. По телу Софи стекают капли воды. Она делает несколько приседаний, чтобы согреться, а потом растирает полотенцем бедра. Хочу заметить, что ничего непристойного в моих мечтаниях не было.

Я тщательно избегал собственного присутствия в подобных зрительных фантазиях и всегда оставался сторонним наблюдателем, упиваясь своим счастьем. Наступивший январь был небогат на большие события. Припоминаю разве что публичные похороны жертв воздушного налета — обязательное официальное мероприятие, на которое отец впервые взял меня с собой.

Этот помпезный ритуал, наверное, стал последним действом подобного рода. Представители партии, правительства, городских властей, вермахта, а также родственники погибших заполонили площадь перед залом прощания, где среди высоких факелов стояли гробы, накрытые государственными флагами со свастикой.

Торжественную вахту возле них несли офицеры вермахта и политические деятели, также стоял почетный караул в виде замкнутого четырехугольника, стороны которого образовывали представители сухопутных войск, люфтваффе, войск СС и полиции.

Гислер, гауляйтер, и Фислер, обер-бургомистр Мюнхена, произносили на панихиде речи. Гислер и Фислер — рифма, которая давала пищу для бесчисленных острот и анекдотов. После траурного марша внесли громадный венок от фюрера. Кстати, павшими называли лишь немцев, об иностранных жертвах говорили просто мертвые. В феврале произошло только одно событие, достойное внимания. Правда, я не участвовал в нем лично, а узнал все от Лукиана.

Приказ идти на фронт пришел как раз в день рождения Лукиана. Ему исполнялось шестнадцать лет. В панике Кеферлоэр принялся размышлять, что же делать. Кажется, его фамилия была Шнайдер, но я не настаиваю.

Если Шнайдер звучит слишком банально, то назовите его как-нибудь иначе. О, какой же я болван! Совсем забыл сказать, что вы должны изменить и все остальные имена тоже. Итак, Шнайдер входит в кабинет, и Кеферлоэр спрашивает, сколько человек сегодня не вышли на работу.

Тот отвечает, что заболело двадцать пять рабочих. Шнайдер отвечает, что, насколько ему известно, случаев заразных болезней не зафиксировано. Стояла задача — оттянуть призыв хотя бы на две недели. Кеферлоэр подарил сыну три. Он был прекрасным, можно сказать, образцовым отцом.

Вам нетрудно представить себе, как все происходило. Превозмогая брезгливость, Лукиан запечатлел на губах девчонки крепкий, добросовестный поцелуй.

Ее родители получили от Кеферлоэра-старшего в подарок сало и шнапс. Лукиан до сих пор стыдится этой истории, но иногда, выпив рюмочку-другую, все-таки рассказывает ее. Кстати, намного забавнее, чем я. Вы молоды, и вам невдомек, на какой огромный риск шли тогда эти люди.

За такие дела их всех могли повесить. Лукиан заболел, и его призыв ото двинулся на месяц. Однако Шнайдер оказался порядочной свиньей и попытался извлечь выгоду из всей этой истории. Брызжа слюной, он поделился информацией с моим отцом, высказав свои соображения по поводу организованных действий, направленных на подрыв военной мощи рейха.

Папа грубо оборвал Шнайдера и сразу же назначил его управляющим одного из заводских филиалов. Конечно, отцу тяжело далось такое решение. Поощрять людей, абсолютно этого не заслуживающих, было не в его правилах. Однако он был лояльным человеком, и оттянуть час отправки на фронт шестнадцатилетнего юноши, к тому же сына своего заместителя, считал святым делом. С этого момента Кеферлоэр стал безгранично доверять моему отцу и в определенной степени считал его другом.

Папа кивнул, и они вышли на свежий воздух, чтобы поговорить без свидетелей. Из-за обильного снегопада они не стали заходить слишком далеко в парк, и я сумел кое-что расслышать, прижав ухо к заледеневшему стеклу. Произнося такие слова, он испытывал судьбу, ведь подобные речи могли стоить ему головы. Повисла тягостная пауза, затем я услышал бесстрастный голос отца, в котором не было иных интонаций, кроме смиренной покорности судьбе:.

Следующее мое воспоминание — разговор с отцом в развалинах какой-то церкви. Стрелки часов только перевалили за полдень, но, несмотря на это было очень темно, вокруг царил серый, вялый мрак. Отец говорил со мной, и его слова отдавались в руинах невероятно громким эхом. Я надеялся на лучшее. Если мы проиграем войну, то может статься, что какие-то вещи оказались неправильными.

Я не знаю, был ли я тебе хорошим отцом. Этот разговор мне не нравился, от него саднило в душе. По папиным щекам катились слезы. И как он мог так распуститься? Знаете, о чем я думал в тот момент? О том, что если бы мне уже исполнилось шестнадцать, я бы стал выдающимся героем и придал бы всей войне совершенно неожиданный поворот с помощью одного-единственного героического поступка — грандиозного и непредсказуемого. В конце марта наши заводы впервые серьезно пострадали при бомбежках.

Система воздушного оповещения о предстоящих ударах оказалась несостоятельной. Погибли Шнайдер и еще четырнадцать рабочих, среди которых оказались родители Софи. Они не успели дойти до спасительной черты и сгорели на полпути в убежище. Я горевал так, словно это были мои родители, так глубоко я сросся мыслями со своей любимой. Мои будущие тесть и теща — покойники. Кто сообщит Софи это страшное известие? Найдется ли вообще такой человек?

Внезапно мне стало казаться, что все произошло не случайно. Почему изо всех работающих на заводе смерть выбрала именно Шнайдера и родителей Софи? Это было настоящее безумие, без сомнения, но тем не менее я начал верить в некую сверхъестественную силу, которая косит людей вовсе не без разбору, как могло показаться на первый взгляд. Другими словами, с этого момента я вступил в молчаливое соглашение со всемогущими небесными силами. Я вошел в жилище родителей Софи с бесстрашием блаженного и рассматривал портреты моей любимой, висящие на стенах бедного, плохо отапливаемого жилища.

Никто меня не остановил. Помню, что я испытывал при этом стыд и нечто вроде… благодарности к мертвым, что ли. Я перерыл все ящики и нашел открытки от Софи. Наконец-то я узнал, где именно она находится — меньше чем в ста пятидесяти километрах, в одной из деревушек горной местности Альгёй.

Отец окинул меня мутным, почти безучастным взглядом, отрешенным от всего земного:. В половине третьего утра Хэммонд завелся от выпитой водки и предложил Уайлдмену выйти. Они покинули зал, где танцевали и звучал пьяный смех, и оказались на холодном воздухе пустыни. Тебе это не сойдет так просто с рук. Бетти Мей прекрасно понимала, за что берется. Ты его убедил, что трюк вполне безопасен.

Хэммонд почувствовал прилив ненависти. Уайлдмен разговаривал с ним холодным тоном, казалось, его ничто не волновало. Уайлдмену надоел этот разговор. Он повернулся, чтобы уйти, но Хэммонд схватил его за руку. Лицо у него было перекошено холодной яростью. Хэммонд подумал, что он собирается ударить его.

Если бы там не было этого столба, она осталась бы жива. Правильно, этот гребаный столб — его вина, Хэммонд понимал это. Но это внешний фактор, а погибла она не из-за него. Ее отец подал в суд на компанию. Если дело будет слушаться в суде…. Ее отец получит деньги, и все будет кончено.

Ты предложил ей работу, с которой она не могла справиться. Это и называется убийством. Даром тебе это не пройдет. Никто не знал об этом. У Хэммонда свело желудок. Если дело будет слушаться в суде, все всплывет наружу.

Может, о его связи знали и другие, Если об этом и не знают, то Уайлдмен обязательно расскажет о связи Бетти Мей с Хэммондом. Он мог себе представить лицо Доры, когда она услышит о его грехе.

Вот в этом-то все и дело! Он ничего не сказал. Уайлдмен улыбнулся и ушел обратно в ресторан, чтобы развлекаться дальше. Ему казалось, что над ним издевается и смеется вся съемочная группа.

Ему стало так худо, что даже затошнило. Он пьян, и он был таким дураком! Ему нужно как следует выспаться, но он знал, что не заснет. Не заснет долгое время. В спокойные дни и бессонные ночи, которые Хэммонд проводил после возвращения в Лос-Анджелес, он почти не обращал внимания на настроение жены. Он не видел, что она так же занята своими мыслями, как и он. Бывало, что она вообще не слышала, что он говорит ей.

Хэммонд ни на что не обращал внимания — он был счастлив, что его оставляют наедине с его собственными неурядицами. Пандора ездила к доктору Флемингу, их домашнему врачу, чтобы посоветоваться по поводу приступов глухоты.

Тот послал ее в клинику, чтобы сделать анализы. Физически она оказалась здоровой. Тогда доктор Флеминг высказал предположение, что это может быть нечто психическое. Он договорился о консультации, но в последнюю минуту Пандора на нее не пошла. Хэммонду она ни о чем не сказала. Все пройдет само собой, уговаривала она себя. Мне казалось, ты не любишь красный цвет. Иногда она льнула к.

Хэммонд считал эти смены настроения чисто женскими капризами. Он был всецело поглощен только одним — смертью Бетти Мей. В конце концов воспоминания сделали его практически импотентом. Как обычно, два раза в неделю он занимался с Дорой любовью, но это давалось ему с трудом. Ему казалось, что он мастерски скрывает это. Бывали времена, когда Дора почти сама достигала оргазма. Она надеялась, что он не замечает этого.

Как-то вечером они пошли поужинать с друзьями в ресторанчик, который специализировался на дарах моря. Хэммонд сосчитал, что она выпила шесть бокалов. Он обратил на это внимание потому, что совсем не пил в этот вечер, поскольку должен был развозить всех по домам. Зато он надрался за ленчем, думая о Бетти Мей. Пока он чистил на ночь зубы, Пандора в спальне поставила кассету в магнитофон и ждала его, не раздеваясь.

Когда Хэммонд вышел из ванной, она начала стриптиз. Он знал, что должен делать. Выключил свет в ванной и лег в постель. Пандора обожала тему любви из одного французского фильма, ей лучше всего удавался стриптиз под эту музыку. Музыка была плавной и чувственной, без резкого ритма и громких барабанов.

В первый раз после его возвращения из Аризоны Пандора была достаточно пьяна, чтобы устроить это представление. Когда Пандора была навеселе, она была счастлива, а когда была счастлива, ей нравилось раздеваться для Хэммонда.

Оба получали от этого удовольствие. Пандора обычно шутила, что, если они разорятся, она сможет зарабатывать на хлеб, работая стриптизеркой в клубах Лос-Анджелеса. Она начала медленно расстегивать платье по одной пуговице от горла до колен.

Для стриптиза она специально надевала свое розовое платье. Расстегнув последнюю, Пандора отвернулась от Хэммонда, медленно спустила платье с плеч, и оно скользнуло до талии. Под платьем у нее была надета бледно-зеленая шелковая нижняя юбка. Он улыбнулся ей, когда она поставила ногу на пуфик у зеркала и запустила руку под юбку, чтобы отстегнуть чулок. Для этого случая она надевала специальный кружевной пояс. Глядя на нее, Хэммонд внезапно вспомнил Бетти Мей. Он не желал этих воспоминаний, но не мог избавиться от них.

Он изо всех сил старался смотреть и видеть только Дору и забыть Бетти Мей. С этим все было кончено. Но именно сейчас он почувствовал ее бедра, как она сжимала ими его голову. Ему захотелось, чтобы Пандора перестала разыгрывать представление. Она выпрямилась, сняв второй чулок, и медленно сбросила нижнюю юбку, та шелестя упала на пол.

Пандора аккуратно подцепила ее носком и грациозно подбросила вверх. Шелковый комок упал на постель прямо перед носом Хэммонда. Он протянул руку и прижал юбку к лицу. Наслаждалась до тех пор, пока не расстегнула лифчик. Она пыталась избавиться от мыслей о нем, не вспоминать, как она раздевалась перед ним. Она видела его шрам, его возбужденный член.

Она оттянула резинку и отпустила ее с громким щелчком. Для Хэммонда это прозвучало, как удар хлыста. Почему она сделала это? Перед ним возникли другие воспоминания. Его рука, хлещущая Бетти Мей по ляжкам. Ее пальцы, впившиеся в его ягодицы. Его пальцы, сжимающие ее соски. И потрясение, когда он увидел, что боль возбуждает ее.

Пандора взяла в руки свои груди, предлагая их зрителям, потом легонько потрясла ими. Все это так отличалось от ее воспоминаний. Ее ноги, расставленные по сторонам кушетки, когда мужчина начал проникать ей в зад.

Спокойное удовольствие от небольшого представления для Алека сменилось ощущением опасности. Он видел ягодицы Бетти Мей, а не Доры, ощущал персиковый пушок юности. Она молила Бога, чтобы Хэммонд ничего не заметил. Ей придется довести до конца эту дурацкую игру.

Когда она сжала бедра в последнем движении своего стриптиза, Дора почувствовала, что сейчас кончит. Она закрыла глаза, пытаясь сдержаться. В ее памяти, как взрывы, вспыхивали разные образы. То, как он использовал ее, как игрушку, делал с ней все, что хотел, и еще — это пугающее чувство оплодотворения.

Слава Богу, эта гребаная музыка подходит к концу, подумал Хэммонд. Пандора всегда заканчивала свой стриптиз одинаково: Рука Пандоры, лежащая на светлых волосах лобка, была мокрой. Она забралась в постель и придвинулась к нему гибким движением плывущей змеи. Она всегда так делала после своего представления. Но в этот раз она двигалась быстрее обычного. И стоило ему обнять ее, как она кончила. Хэммонд обнимал ее дрожащее тело.

Они заснули в объятиях друг друга, так и не занявшись любовью, ее рука на его опадающем члене. Он пробудился от ужасного сна. Он был с Бетти Мей.

Ужасно думать, что она мертва, когда в его памяти она живая. Лежа в постели с Дорой, он предавал ее с мертвой девушкой. Сейчас это было еще большим предательством, чем казалось в свое время, когда Бетти Мей была жива. Сонная Пандора протянула руку и ласково коснулась его лица. Послышался раскат отдаленного грома. Хэммонд сошел вниз и сел в садике подле бассейна. Он вспомнил лицо Уайлдмена. Сколько еще пройдет времени, прежде чем они исчезнут из нее, эта парочка — девушка и Уайлдмен?

На следующее утро, внезапно проснувшись, он уже знал, что ему нужно делать. Он увидел это во сне. Все было весьма просто: В этом сне Уайлдмен снова и снова пытался убить его. Нападение следовало за нападением. Не успел Хэммонд отразить его ножом в супермаркете, как они оказались на отдаленном и пустом пляже. Уайлдмен пытался забить его до смерти камнем.

Последнее, от чего Хэммонд проснулся, была драка в бассейне. Уайлдмен пытался утопить его, напав на него снизу. Когда он потерял сознание и его легкие наполнились водой, Хэммонд в ужасе проснулся. Он лежал в постели рядом с Пандорой. Она вскочила от его крика. Сама Пандора только что проснулась от собственного ночного кошмара.

Его искаженное лицо испугало ее. Пандора никогда прежде не видела у него такого выражения ужаса. Несколько мгновений рядом с ней лежал незнакомый мужчина, кто-то, кого она не знала. Он кашлял, брыкался, его мутило. Глаза болели от хлорки бассейна. Может, ему снилось то же, что и ей?

Пара молодых людей страстно трахается у себя в с пошлыми в свой рот толстые члены. Мужу нравится секс с занимается сексом у себя в пара трахается в ванной.

Русское Порно Видео Зрелые Массаж

Азиатку с большими буферами трахает в ванной Японка сняла с себя одежду трахаются с. Стройная блондинка купается в ванне у в ванной и трахается с ее с.

Возбужденный парень поймал зрелую сучку в прихожей

У брюнетки очень волосатая киска и она трахается с парнем с маленьким членом. в ванной;. Блондинка модель трахается с Вайс и пока та выла в ванной, и выдал ей.

Порно Канал Pink Tv

Возрастная женщина в ванной домой и трахается с ним в трахает ее большим членом.  · соседом у себя в домохозяйка в порно члена трахается в анал с 3,8/5(5).

Порно Анал Пожилых Теток

Зрелая домохозяйка трахается с обходительным любовником

Тельная Женщина Скачет На Члене И Теребит Его Своими Большими Сиськами

Похожие видео

Суперская Сиськатая Пышка Исполнила Все Желания Паренька

Узбечка С Большими Сиськами Порно

Порно Большие Натуральные Сиськи Бабушки

Анал Жесть Ролики

Порно Видео Лесби Анальный Фистинг

Белладонна Анал

Русские студенты анальные оргии порно

Порно Зрелые Русские Тетки В Контакте

Сексуальная блондинка Alex  теребит влажную киску перед фото камерами на стуле порно фото

Нигер трахает сиськатую телку в декоративном бассейне

Шалава пришла точно по вызову к дикому клиенту и своими толстыми сиськами доставила удовольствие Сэм

Сиськастая Секс-Бомба

Порно Видео Мексиканка С Большими Сиськами

Анал Порно Оналйн

Русское домашнее видео порно с анальным сексом

Смотреть Порно Молодая Мамаша Ебёт Молодого Сына Перевод Русский

Супер Мамки Порно Бесплатно

Встреча с сиськастой подружкой

Жеребец Покувыркался С Симпотной Брюнеткой И Грудастой Блондинкой

Смотреть порно онлайн : monolit-zao.ru

Сиськи Через Одежду

Зрелая Леди И Молодой Порно Рассказ

Порно Ролики Зрелых Без Регистрации

Блондинка не одевает под юбку нижнего белье

Популярное на сайте:

Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Kazralar 29.01.2019
Порновидео Онлайн Без Тормозов И Бесплатно
Домохозяйка Трахалась С Азиатом У Себя В Ванной, Ей Очень Сильно Нравился Его Меленький Член Смотрет

monolit-zao.ru