monolit-zao.ru
Категории
» » Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

Найди партнёра для секса в своем городе!

Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом
Лучшее
От: Shaktisida
Категория: Члены
Добавлено: 29.07.2019
Просмотров: 3148
Поделиться:
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

Мужская Анальный Секс

Улыбка появлялась на этом лице лишь в двух случаях: Ему неважно было, кто перед ним: Важно было лишь торжествовать победу над любым человеком. А победу Немец понимал лишь как собственное полное превосходство и полное унижение противника. С одной стороны — он, Александр Фридрихович, с другой — остальное человечество. Таким он, умный, жесткий и целеустремленный прагматик, начисто лишенный сантиментов, привык видеть мир.

Всю свою сознательную жизнь Миллер стремился подчинить себе окружающих и немало преуспел в достижении этой цели. Третий ребенок в многодетной семье немцев Поволжья, сосланных в тысяча девятьсот сорок первом году под Омск, Александр Фридрихович сызмальства познал, что такое нужда и лишения.

Как ни странно, но единственным способом вырваться из этого унизительного прозябания стал призыв на срочную службу в армию. Теплая одежда, гарантированное трехразовое питание, обогащение жизненного опыта, а если повезет, то и возможность обратить на себя внимание людей. И потому, получив повестку в районный военкомат, юноша, обдумывающий свое будущее, отнесся к неизбежному повороту судьбы со спокойной радостью.

В отличие от большинства колхозных сверстников, детей потомственных бездельников и алкоголиков с явными признаками вырождения, Миллер уже к восемнадцати годам нарисовал себе дальнейшие жизненные перспективы.

И не было в этом рисунке нисходящих линий, только — восходящие; не было изгибов — только прямые. Так оно, наверное, и есть — даже успех, который на первый взгляд выглядит случайным, куда чаще выпадает на долю людей. Саша Миллер всецело соответствовал всем этим качествам. И наверное, именно потому ему повезло: Так Миллер оказался в строевом отделе штаба Забайкальского военного округа на должности писаря. В любом штабе округа Советской Армии строевой отдел всегда находился на привилегированном положении.

Отдел этот — микроскопическая структура из пяти-шести человек, в которой воля командующего обретает письменную форму приказа. Пусть начальник строевого всего лишь капитан. Любой офицер, от прапорщика до генерал-лейтенанта, получив вызов в строевой отдел, подтягивается и внутренне напрягается: Какой приказ командующего объявит ему сегодня товарищ капитан? Именно потому с людьми из строевого отдела не принято ссориться, даже если это солдат-сверхсрочник, младший сержант, выполняющий ничтожные обязанности писаря-делопроизводителя, или даже тот, что убирает там….

С Миллером никто и не ссорился. Равно как и он ни с кем. Спокойный, уравновешенный, казенно-приветливый, ровный со всеми — таким запомнился он и сослуживцам-сверхсрочникам, и отцам командирам. Да и чего ссориться? Хорошая, интеллигентная работа в тепле да уюте: Ни изматывающих марш-бросков, ни ежедневной чистки оружия, ни строевой подготовки. Именно там молодой писарь начал активно заниматься своей карьерой: Придя в армию прыщавым и застенчивым онанистом, он вскоре отлично усвоил все преимущества штабной работы.

В штаб постоянно названивали местные девчонки, и Миллер часами висел на проводе, болтая с ними. С одной из них он вскоре переспал. Довольный тем, что стал наконец-то мужчиной, Миллер сам себе выписывал увольнительные и заводил один роман за другим. Девки были от него без ума и, когда он завел в ближайшем городке что-то вроде блатхаты, косяком повалили туда.

Ему ничего не стоило так заморочить им головы, что они даже стали принимать активнейшее участие в тайных оргиях на этой квартире. Миллер приводил своих дружбанов-командиров к девочкам, и там все они вместе сначала смотрели редкую в то время порнушку по видаку, а потом выпивали и занимались разнузданным сексом с возбужденными малолетками. Командиры еще больше зауважали писаря Сашу: Да, такая служба давала редкую возможность обратить на себя внимание, завязать знакомства, могущие пригодиться в дальнейшем.

Так оно и случилось: Уже тогда в его сознании четко обозначился водораздел: И именно тогда в его характере выкристаллизовались черты, выделявшие его среди других: Сострадание, сентиментальность, простая человеческая открытость — это было не для него. Единственной слабостью Александра Фридриховича было полное отсутствие слабостей. Он никогда не курил, почти не употреблял спиртного правда, никогда не отказывая в угощении людям полезным и влиятельным , а если в отпуске и бегал по бабам, то очень осторожно и умеренно, так чтобы никто не узнал.

В отличие от большинства курсантов, Миллер читал не только уставы и теоретиков марксизма-ленинизма, но и классиков мировой литературы и философии. Понравившиеся изречения он старательно выписывал своим нечеловечески красивым почерком в толстый блокнот в кожаной обложке, с которым почти никогда не расставался. Больше всего в этом блокноте было цитат из Библии и почему-то Шопенгауэра. Этот мрачноватый философ, во-первых, был предельно циничен в своих афоризмах, а во-вторых, он тоже был немцем, что очень нравилось Миллеру.

Вот несколько характерных для Шопенгауэра мыслей:. Вообще в этом блокноте были собраны афоризмы буквально на каждый случай. Например, на отдельную страничку Миллер выписывал льстивые для начальства фразы, на другую — такие, которые могли бы показать людям всю якобы ученость и незаурядный ум бывшего армейского писаря.

Впрочем, фиксирование чужих мыслей на бумаге было лишь тренировкой памяти: Столь редкий набор положительных качеств в лице одного человека не мог не обратить на себя внимания начальства, и после распределения Миллеру вновь повезло: Есть лейтенанты, и есть Лейтенанты. Есть лейтенанты — Ваньки-взводные, и есть Лейтенанты — адъютанты начальников с большими звездами. Между ними непреодолимая пропасть.

К первым штабные капитаны да майоры обращаются: Ко вторым — исключительно по имени-отчеству и со льстивым придыханием. А уж если такой адъютант пользуется особым расположением товарища генерала…. Товарищ генерал, непосредственный начальник лейтенанта Миллера, являл собой законченный тип высокопоставленного болвана, тупым усердием выслужившего свое место. Однако новый адъютант понравился с первого взгляда: А вот беспрекословное подчинение не могло не подкупить этого ограниченного солдафона.

И потому он старательно пропихивал своего порученца наверх: Конечно, не только подчинением подкупал Миллер старого генерала — он вовремя и очень услужливо преподносил своему начальнику дорогие подарки, посылал ему, как бы невзначай, наиболее шустрых поблядушек, помог в строительстве персональной дачи, которая была возведена на ворованные деньги в рекордно короткие сроки. В восемьдесят третьем году майор Миллер, блестяще закончив академию, получил распределение в Группу советских войск в Германии, естественно — на штабную должность.

Такое распределение выглядело странным: Однако в глазах начальства товарищ майор был прежде всего активным членом коммунистической партии, блестящим офицером, до мозга костей советским человеком, а уж потом — немцем. Все складывалось как нельзя лучше. Александр Фридрихович шел по жизни нагло и уверенно, с неудержимостью тяжелого танка. Восходящая линия успеха была начертана в жизненном графике на много лет вперед: К сорока пяти годам Миллер твердо рассчитывал занять место в высшем эшелоне советского военного истеблишмента; люди, хорошо знавшие его, не сомневались, что так оно и случится.

Однако неожиданно грянула перестройка с ее свободами, и уже в тысяча девятьсот восемьдесят седьмом году Миллер, точно проанализировав возможные перспективы, впервые за свою жизнь растерялся. Цели, к которым он стремился едва ли не половину жизни, оказались ложными.

Так часто бывает на окружных учениях: В результате диверсанты в условном плену, а командиры, отдавшие приказ выйти к объекту, готовятся к генеральскому нагоняю, далеко не условному. Александр Фридрихович, прирожденный прагматик, был не настолько глуп, чтобы не понять очевидного: Синонимом успеха, власти и даже счастья стало исключительно богатство.

В океанской стихии первоначального накопления капитала выживают не глупые караси, а зубастые пираньи. Теперь все решает хватка: Армия постепенно разваливалась, а после присоединения ГДР к ФРГ и вовсе очутилась за гранью полного разложения и деморализации. Зарплата военнослужащих ГСВГ исключительно в немецких марках, красивая буржуазная жизнь, а главное — возможность украсть, что плохо лежит.

А в Группе советских войск в Германии плохо лежало абсолютно все, и Александр Фридрихович был одним из первых, кто понял, какие редкие возможности открывает служба в Центральной группе войск. Карьерные устремления, желание стать генералом, стремление к сохранению имиджа грамотного, честного офицера — все это было забыто подполковником Миллером.

В том диком бардаке, который предшествовал началу вывода войск в Союз, в ГСВГ воровали почти все, сообразно званию, занимаемой должности и степени причастности к материальным ценностям. Воровство прапорщиков и лейтенантов ограничивалось не военной прокуратурой, а воровством вышестоящих генералов и полковников. Разница была лишь в том, что генералы воровали железнодорожными составами, а прапорщики — чемоданами. Снабженцы тащили со складов оружие: Бедным солдатикам доставалось немного: Свой первый миллион рублей подполковник Миллер заработал за неделю: Второй миллион был заработан за три дня — Александр Фридрихович загнал немцам целый понтонный мост.

Третий, четвертый и пятый — и вовсе за два часа: Подсчитав гешефт и сопоставив его с деньгами, заработанными за все время службы в Советской Армии, Александр Фридрихович понял: Очень помогло знание языка, который этнический немец Миллер знал безукоризненно: Товарищ подполковник предпочитал действовать через подставных лиц — младших офицеров, прапорщиков и даже солдат-сверхсрочников: Очень скоро работа Миллера была сведена к минимуму: Самодисциплина, осторожность и умение ладить с людьми помогали избегать неприятностей.

Александр Фридрихович не транжирил заработанное на шнапс, как большинство офицеров, но вкладывал их в самый ценный на то время товар — зеленые бумажки с портретами американских президентов на одной стороне и достопримечательностями Вашингтона — на другой. Впрочем, не отказывался он и от местных разноцветных бумажек с портретами деятелей немецкой науки, культуры и истории. Миллер потихонечку собрал впечатляющую коллекцию порножурналов и видеокассет. Об этой коллекции не знал никто, кроме него самого и его тогдашней любовницы — хрупкой, белокурой и аккуратной немочки Аннет.

Кроме порно да, пожалуй, севрского фарфорового сервиза, Миллер так ничего и не приобрел в Германии. Второй точно такой же сервиз он подарил Аннет — первой и последней женщине, которую, кажется, искренне любил. Сервиз стал для него чем-то вроде талисмана, особенно после тяжелой истории с его немецкой любовницей. Забеременев от Александра Фридриховича, она умерла во время родов.

Узнав об этом, подполковник-миллионер озлобился еще больше. Только фарфоровый сервиз порой напоминал ему о неудавшейся семье. Иногда Миллер становился сентиментальным, пил чай из тонкой фарфоровой чашечки и вспоминал покойную Аннет. Но это было крайне редко и только наедине с самим собой — людей, окружавших его, подполковник презирал, всех, кроме одного — Толика Серебрянского. Этого человека Миллер уважал и даже немного побаивался. Офицер Серебрянский, кареглазый и горбоносый, крайне осторожный человек, однажды удивил Миллера своими рассказами о том, как ему приятно потрошить трупы — он был военврачом.

Миллер, не желающий заводить приятельские отношения с кем бы то ни было, сразу распознав в Серебрянском жестокого, хладнокровного маньяка-садиста, тем не менее сблизился с ним. Такие люди встречались ему нечасто. Оба офицера не пили спиртного и на дух не переносили табачного дыма, что также привлекало их друг к другу. Но зачем пригодиться, для чего? Пока что было неизвестно. Кроме того, у Миллера сейчас были заботы и поважнее — деньги, деньги и еще раз деньги.

Подполковник накопил к этому времени уже очень солидную сумму. И потому, вернувшись после вывода войск в Союз, уйдя в отставку и став, таким образом, частным лицом, он ощущал себя куда лучше, чем иные генералы Генерального штаба. Фирма покупала в ФРГ пользованные ксероксы, доводила их до ума, после чего продавала как новые.

Затем появилась еще одна фирма, покупавшая и продававшая все: Диалог продолжался недолго, и спустя пять минут незваные гости были спущены с лестницы:.

Александр Фридрихович, бывший в свое время кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе, всегда отличался завидными физическими статями. Удивительно, но именно этот момент стал в послеармейской жизни Миллера переломным!

Грамотно просчитав постсоветскую ситуацию в Москве, да и вообще в России, бывший подполковник Советской Армии понял, что являлось на тот момент наибольшим дефицитом: Богачи-скороспелки, все эти бывшие комсомольские секретари, официанты, снабженцы, кладовщики, партработники да недоучившиеся студенты, обалдевшие от быстрых и легких денег, имели, казалось, все, кроме одного: Милиция, суды, прокуратура — все это в условиях дикого рынка продавалось и покупалось.

В России почти не осталось структур, что могли бы противостоять оргпреступным группировкам. Рынок услуг по защите жизни и собственности оказался незаполненным, Александр Фридрихович осознал это одним из первых.

А осознав, решил действовать, пока его не опередили. Торгово-закупочный бизнес, бэушные ксероксы, продаваемые под видом новых, мелкие биржевые махинации — все это было забыто.

Дела сворачивались, вырученные деньги копились в несгораемых шкафах в подвале на подмосковной даче Миллера. Вот тут-то и пригодились несомненные организаторские способности отставного офицера и старые армейские связи: Миллер собрал костяк будущей структуры в течение каких-нибудь трех месяцев.

А выбирать было из кого: Просматривая документы кандидатов в охранную структуру, всегда спокойный Миллер не мог удержаться от улыбки самодовольства: Однако очень скоро Александр Фридрихович осознал справедливость старой как мир истины: Схема вырисовывалась сама по себе: На размышления давалась неделя.

За день до назначенного срока в офисе появлялись другие крепкие ребята, тоже с военной выправкой, и за пятнадцать процентов вежливо обещали избавить перепуганного коммерсанта от первых. В отличие от первых и вторых, эти отличались скромностью, желая и впредь получать за свои геройства всего ничего, каких-то двенадцать или даже десять процентов.

В большинстве случаев схема срабатывала: Таким образом частная охранная структура, призванная защищать честных предпринимателей от бандитских посягательств, исподволь превратилась в оргпреступную группировку. Правда, от большинства столичных бандитов людей Миллера отличала не только профессиональная выучка, но и железная дисциплина; невыполнение приказа, как и в армии, расценивалось как предательство и пособничество врагу.

Впрочем, торжествовали они зря: Пять человек погибли в огне, еще семеро были доставлены в ожоговый центр…. Последовало еще несколько разборок, правда, без пиротехнических эффектов.

Нарушение в системе кровообращения криминальной экономики нарушало столь хрупкое равновесие. Татуировки-символы, жесткая система условностей, феня, понятная лишь посвященным, теперь, во второй половине девяностых, навевали невольные сравнения с масонскими ложами времен Пьера Безухова да розенкрейцерами.

На смену им пришли бывшие спортсмены-единоборцы — каратисты, таэквондисты, самбисты, боксеры, кунгфуисты, кик-боксеры. Однако к концу девяностых бывшие завсегдатаи спортзалов, сменив пропахшие потом кожаные куртки на дорогие костюмы консервативного покроя, посчитали, что имидж добропорядочного предпринимателя, идущего в фарватере экономических реформ, куда выгодней, чем имидж угрюмого бандита. Недавние гангстеры занялись законопослушным бизнесом, выдвижением в Государственную Думу и спонсированием концертов симфонических оркестров — для поднятия репутации.

Правда, многие по традиции все еще содержали эдакие средневековые дружины, вооруженные автоматическим оружием, но дружины эти, сидя без дела, потихоньку заплывали жиром.

Профессионального убийцу могло подготовить только государство. И, подготовив тысячи таких убийц, безжалостно выбросило их на улицу. Раздел сфер влияния, долевое участие в легальных проектах, глобальные вопросы тактики и стратегии — о таких вещах куда лучше беседовать в приятельской атмосфере сауны или дорогого ресторана, чем на стрелке в районе Можайского шоссе.

Правда, сперва на Немца и его людей, бывших офицеров элитных частей, смотрели с опаской — тому были веские причины. Структуру эту нарекали по-разному: Естественно, сам Александр Фридрихович не подтверждал, но и не опровергал подобные домыслы, и такая загадочность придавала ему еще больший вес.

К середине года карьера бывшего подполковника Советской Армии достигла наивысшей отметки. Кроме всего остального, именно он. Давний любитель порно, он сразу просек, чего не хватает западному порнорынку. Вложив сравнительно небольшие деньги в производство этих нехитрых фильмов, Немец уже спустя год получил от их продажи колоссальный доход. И конечно же этот доход подтолкнул его и дальше заниматься этим бизнесом.

Надо ли говорить, что всех понравившихся ему русских порнозвезд он велел поставлять ему для развлечений. Владелец уже пяти запасных блатхат, он постоянно трахал на одной из них накачанных наркотиками актрис и манекенщиц, причем обожал фиксировать все эти оргии на видеокамеру.

В прочем полагаю в этом случае каждый должен ответить на него только сам Всего книг - томов Объем библиотеки - Гб. Всего авторов - Пользователей - В гостях у Посторонним В. Михаил Самороков 2 часов 4 секунд назад Re: Михаил Самороков 2 часов 6 минут назад Re: Люся голенькая лежала на топчане животиком вниз и тихонько постанывала. Неожиданно дверь открылась, и вошел Володя…. Как скажешь, так и будет!

Люся перевернулась на спину, согнула ноги в коленках и слегка развела их. Тем более, что Люся наманикюренным пальчиком как бы показывала, куда совать.

Поскольку с моей стороны было два варианта, я счел этичным уточнить…. Ободренный доверием мужа я закинул Люськины ноги себе на плечи и как-то легко вошел ей под животик. Костя приспустил трусы и подвел орудие к Люсиным губкам. Она послушно взяла в рот и начала смачно сосать. Костя положил руки на ее пышные груди, но Володя его осадил…. Только инструментом, только инструментом.

Здесь я ее веничком пощекочу. И он начал сначала потихоньку, а потом все сильнее охаживать ее по животу, грудям, волосатой киске. Люся каждый раз вздрагивала и энергично дергалась на двух палках. Мы поставили Люсю на карачки. Костя сел на топчан, и Люся продолжила сосать у него, высоко задрав попку.

Я продолжал осторожно, чтоб не кончить сразу, трахать Люсю сзади. Люблю баб в этой позе — попка становится в два раза шире, а у Люси она и так не маленькая, а стала просто прелесть. Володя расположился между нами с веником. Косте не надо было намекать дважды.

Он сразу облапил две белые, упруго колышущиеся груди и вогнал член Люсе в рот по самые яйца. Но счел своим долгом, как интеллигент, защитить женщину…. Она просто темпераментная женщина. Такой женой гордиться нужно! Видишь, не стесняюсь ее в действии своим друзьям продемонстрировать. А ты свою смог бы сюда привести? Наше поколение так не может. Ему еще учиться, учиться и учиться.

Но если ее потренировать, то, думаю, через месяц смог бы, а сейчас пока нет. Струя из меня шла внутрь Люси так долго, что я даже задумался, а не сцу ли я в Люсю после пива.

Люся задрожала всем телом и начала судорожно глотать то, что вливал в нее Костя с другой стороны. Володя отступил на шаг и со стороны наблюдал сцену заполнения своей жены. Мы с Костей обессиленные сели на лавки. Но оказалось, что и Люсю мы действительно затрахали.

Она лежала на топчане и тихо постанывала. Я с трудом встал, подошел к ней, осторожно перевернул на спину, тихонько поцеловал в губы и слегка помял ее роскошную грудь. Как дирижер, ты — Тосканини. А ты сам трахнешь? Сам он будет следующее поколение ебать. Он сегодня хочет Валюшу трахнуть, если она, конечно, даст. Но поскольку она уже демонстрировала вам свои прелести, то думаю, что даст.

Не стыдно давать тебя напрокат. Но нам надо отсюда выходить, а то мы перегреемся. Только вы, мужики, оденьтесь, а то там молодежь…. Мы с Костей одели плавки и вышли в предбанник. Девчонки в простынях еще лежали на топчане. Следом за нами вышел Володя, прошел на веранду, и позвал нас…. Мы впятером сели вокруг низенького столика. Из предбанника было слышно, как Люба вошла в душ.

Мужики расселись на стулья, а девушки — на двухместную лавку, держа простыни под мышками. А на вас и трусиков нет, или только лифчиков? Мужики взяли стаканы, девочки заколебались. Она подняла руки, простыня упала, открыв две небольших, но идеальной формы беленькие груди.

Я же видел, у вас же киски закрыты волосиками. Вот если бы они были бритым… А так о чем разговор? А мужик, конечно должен быть одет, если палка стоит. Вон у Валентина ключ от собора вот-вот из плавок выскочит, хотя вроде бы и одет. Если и ты, как Валя, простыню опустишь, у меня точно из плавок выскочит — это же закон природы! С легким шелестом простыня упала на пол. Открылись не только ее точеные грудки, но и аккуратно подстриженный треугольничек между ног.

Я вздрогнул от неожиданности, и моя головка действительно выскочила за резинку плавок. Поправлять я не стал, хотя член залупился, и резинка больно жала. Девчонки притворно закрыли лица руками, не отрывая, насколько это возможно сквозь пальцы, взгляда от моего достоинства. Насть, ты прическу между ножек в салоне делаешь?

Столько поз известно… Но не пропадать же добру…. Ты, Валюш, к Володе, а ты, Настя, к Валентину — она подняла девочек, у Вали тоже простыня упала, и все красавицы предстали перед нами совершенно голыми. Более полная мама и студентки-спортсменки…Люся похлопала их по попкам, подталкивая Настю ко мне, а Валю к своему мужу. И ты, Валюша, на Володю садись, не пожалеешь. Только оденьте этим жеребцам резинки. Девочки покраснели обе одновременно, но послушно стали разрывать пакетики.

Валя стала перед Володей на колени и посмотрела ему в глаза…. Валя приложила презерватив к Володиной палке и попыталась его накатать. Но Володя отнял у нее резинку…. Он же порвется, как только я в тебя всуну.

Дырка у тебя тугая? Резинка натянется и гандон порвется. Давай-ка лучше я тебя в губки поцелую. А теперь ты меня сюда.

Валя осторожно ее поцеловала. Настя внимательно смотрела за всей этой операцией. Потом подошла ко мне, улыбнулась, стала на колени, тоже посмотрела мне в глаза, очаровательно покраснела, и спросила точно как Валя…. Возможно, это ей понравилось, потому что она прогнулась и закрыла глаза, еле заметно отвечая на поцелуи.

Так мы лизались минуты три. Потом я решил пойти дальше. Настя осторожно спустила резинку моих плавок, вынула орудие производства, обхватила его ладошкой и поцеловала. Настенька встала, раздвинула ножки и туго наделась на мою торчащую палку. С другой стороны стола ее лучшая подружка одевалась на толстую палку Настенькиного отца. Мы с Володей одели наших курочек одновременно.

Я обхватил Настеньку за талию, положив большие пальцы ей на пупок, зажав вставленное туда колечко с жемчужиной. Она закрутила попкой, буквально высасывая мои яйца и подставляя по очереди свои грудки для поцелуев. Я переложил руки к Насте на попку, положив два пальчика на второе отверстие.

Настя пригнулась к моему уху…. Я немного засунул пальчик в Настю, она закрутилась интенсивней и когда из меня опять пошла струя "это, наверно, с пива" , я понял, что и она кончает. Она расслабилась и прильнула ко мне. Я осторожненько поцеловал ее в шейку. Она сильнее прижалась ко мне и зашептала на ухо…. Придется тебя еще раз трахнуть, чтоб желание сбылось.

Валюша на Володе со стонами запрыгала, и они тоже затихли, устало обнимаясь. В наступившей тишине из-за неплотно прикрытой двери предбанника послышался руководящий голос Кости…. Не хочется снимать с инструмента. Кстати, а ты ее не пробовал? По силе удара я понял это как поощрение. Ей, наверно, давно хотелось побывать на месте мамы. И тебе хорошо и дочке приятно. Особенно ценно, когда у жены технический перерыв. Давай поменяемся сучками, пока Костя твою Люсю тараканит.

Настенька, пошла к папе. Настя послушно подошла к полочке и достала по новому презервативу. Один взяла себе, другой отдала Вале, которая, получив звонкий шлепок Настиного папы, направилась ко мне. Володя протянул Насте руки и потянул ее к себе. Правильно говорит профессор, с презервативом, какая разница проститутка, жена, дочка или теща — дырка и дырка. А кстати, как тебе профессор? Только сначала обсоси эскимо. Говорят, что это очень полезно, особенно начинающим телкам.

Только обязательно нужно глотать. Обе голенькие девушки наклонились на прямых ногах, высоко задрав попки, и охотно начали сосать. Обе молодые дамы стояли, высоко задрав попки, а мы с Володей положили руки на их свеженькие кругленькие беленькие полушария. Дамы с упоением сосали, пока не вмешался Володя…. Девушки оказались хорошими ученицами — одели презервативы с первого раза и быстренько полезли на палки, не тратя времени на поцелуи.

Валюша также как и Настя туго оделась на мою палку и начала доить меня своей вращающейся попкой. А я старался подоить ее шелковистые грудки своими шершавыми губами, щупая ее за широченную в этой позе заднюю часть. Как не удивительно, но мне удалось спустить и в третий раз. Конечно, на мощную струю пива уже не хватило, но думаю, Валюша осталась довольна.

Во всяком случае, она прошептала мне на ухо…. Я готова под тебя лечь в любой момент. Но соседняя пара не кончила так быстро. По-видимому, они давно хотели друг друга, потому что Володя трахал дочку с полной амплитудой, одновременно грубо лапая ее во всех местах, и скоро Настя застонала в полный голос, да так громко, что из предбанника высунулась голая Людмила….

Слегка отклонившись от отца, она посмотрела ему в глаза и пролепетала…. Его палка еще стояла, одетая в гандон, а из него вытекала струйка спермы. Валя, которая, все еще прижавшись ко мне, тихонько сидела на моей палке, посмотрела на Володин инструмент и встрепенулась…. А я только попробую.

Валя тут же слезла с меня и кинулась к Володе. Люда сглотнула, как настоящий дегустатор, задумчиво постояла минуту и спросила…. Вон у Валентина пососи. Она осторожно губками открыла головку, но Костя не стал с ней церемониться. Взял Валину головку двумя руками, сделал два движения, засадил до упора, наверно, в горло, и начал сливать.

Все заворожено следили за этой операцией. Костя снял Валюшу с палки, похлопал ее по щечкам и обратился к Насте…. Настя ему понимающе улыбнулась и начала со вкусом обсасывать мой член.

Буквально через пять минут Костя опять спустил свои плавки, продемонстрировав инструмент в отличном рабочем состоянии. Настя сразу же перешла к Косте. Он влил в нее также остервенело, как в Валю. Когда оттраханная Настя пришла в себя, она безапелляционно заявила…. Женщины быстро оделись, девочки поцеловали нас с Костей и ушли. Мы тоже начали прощаться. Володя с Людой пригласили меня еще приходить.

Девочек каждый раз не гарантирую, сам понимаешь, дело молодое, а эту блядь — он похлопал Люсю по туго обтянутой попке — можешь ебать, когда захочешь. Кстати, у Вас есть фотоаппарат, для меня Людмилу снять, чтобы напоминание было и тянуло к вам…. У меня цифровой, и я сейчас тебе кассету сделаю. Раком, или за работой? Знаешь, теперь во всем мире мода на еблю домами.

Даже слово специальное есть — свинг, что ли. Это против спида и вообще. Или ты для мужа стараешься? Наверно пришло второе дыхание. На самом апофеозе сверкнула молния — это Володя пришел искать пропавшую жену и заодно сделал себе сувенир на память — "Люсенька на палочках". Мы окончательно попрощались и пошли, наконец, домой на Костину дачу. Понимаешь, она на двадцать лет моложе меня, и я чувствую, что скоро не смогу ее полностью удовлетворять. Хочу подстраховаться, но как начать не знаю.

Мы с ней друзья и семейных проблем у нас по крупному нет. Не хотелось бы, чтобы они возникли на сексуальной почве. Когда мы подошли к крыльцу, на пороге нас встретила женщина с приятными округлыми формами, одетая в короткую туго обтягивающею юбку и топик, не закрывающий пупка. В шлепанцах с большими яркими помпонами. Сегодня я что-то так замоталась, что хочется немного расслабиться. Есть водка, коньяк, сухое вино и вишневый ликер.

Варианты… на улице, где мы пили, на кухне и за столом в доме. В ухо через загримированный наушник поступали команды на действия актеров. Девушка в стойле не могла видеть камер из-за линз, которые ей вставил доктор, сделав её близорукой и ограничив четкость зрения одним метром.

После того, как сцену со вылизыванием ног сняли, меня убрали в сторону и девушкой занялся доктор уже сзади. Он промыл, полностью вычистил ей кишечник. Доктор выразил удовлетворение по поводу ухоженности девочки — вся промежность уже была депилирована и ухожена. Последнее что сделал доктор — обильно смазал её прямую кишку. Я с мольбой посмотрела на доктора, но он отрицательно мотнул головой и пошел. В наушнике я услышала: Ты и так справишься".

Доктор подошел к голове девушки, вытер слюни с открытого рта, достал шприц с очень длинной иглой и сделал ей около 6 уколов внутри рта в скулы с разной стороны. Через минут десять челюстные мышцы потеряют свою силу — делается специально, чтобы девушка не могла никого укусить. Через пять минут рот безвольно открылся — она уже не могла держать его закрытым. Режиссер приказал мне пройти в комнату отдыха и подготовить "первого" номера. Я его очень сильно боялась, этот темнокожий атлет обладал скверным характером и очень большим мужским достоинством, но боялась я его из-за вечной неприязни ко мне.

Я зашла в комнату, на диванах сидело трое мужчин и смотрели через экран монитора на свою новую жертву. Они были после душа в халатах. Я научил её глотать с открытым ртом. Он подошел ко мне, взял за ухо и резко потянул вниз, поставив меня на колени перед собой. Я раздвинула полы халата и взяла его вялый член обеими руками, широко открыла рот и положила его головку на нижнюю губу. Горячая, соленая струя ударила мне в небо и я начала глотать?

Мужчины на диване зааплодировали, а я начала вылизывать головку, вымывая член от мочи. Это был его предыдущий фокус — он запихивает свой вялый член мне целиком в рот, я его возбуждаю, и он расправляется мне прямо в горло.

Сей час происходило тоже — ствол уже начал набухать, а вялая головка уперлась в горло, но еще не было настолько упруга, чтоб пройти его. Член начал приподнимать мою голову и крепкая мужская рука с силой прижал меня за затылок к чреслам. Я набрала полные легкие воздуха и глотнула головку, а его член продолжал расти. Сильно прижатая к его паху, я только пыталась просунуть язык из переполненного рта, чтоб лизнуть его яички, но вскоре ствол полностью набух и заполнил мой рот и горло. В комнате стояла тишина, никто не двигался — все смотрели на мое красное лицо с выпученными глазами и вздувшимися венами на висках.

Чувство удушения все больше усиливалось, стук крови в голове становился все громче. Освободившись я хватала воздух как рыба выкинутая на берег. Я еще раз посмотрела на его взгроможденный член — природа наградила его по истине громадным наследством — на тостом 29 сантиметровом стволе, находилась массивная, с детский кулачек головка. От глаз девушки в стойле убрали яркое освещение и она открыла глаза. Две камеры запечатлели её лицо приходящее в ужас.

В метре от нее стоял чернокожий мужчина в маске с огромной, вздыбленной плотью между ног. Глаза молодой нимфетки первые секунды выражали только удивление, которое быстро перешло в ужас — она осознала, что этот огромный черный фаллос предназначен для нее. Рот девушки был и так открыт, а с широко открытых глаз покатились слезы.

Я знала, что благодаря таблеткам, которые он выпил, ему уже не понадобится моя помощь в поднятии члена и еще пару часов он не сможет кончить. Черный, массивный, пульсирующий член, сильно контрастировал с бледным испуганным лицом юной блондинки.

Он нежно обвел контуры лица головкой, провел ею по обеим щекам, а потом резко сделал пощечину членом, сначала по одной щеке, потом по другой. Мужчина сделал еще несколько ударов членом, пока щеки девушки не запылали. Получив команду с наушника, я подошла к стойлу взяла член в руку и начала водить головку по распухшим губам девушки. Наконец расположив член прямо напротив кольца её губ, я прошептала ей на ухо, что если она постарается удовлетворить этот член ртом, то спасет свою попку, от этих слов глаза у девушки испуганно заморгали, а в следующий момент вздыбленная плоть начала атаковать обессиленный рот молодой красавицы.

Мужчина не спеша начал качать её рот своим поршнем постепенно углубляясь ближе к горлу. Его член мастерски орудовал во рту, давая легким лишь ограниченный доступ кислорода. Увидев, что глаза девушки заволокла сладкая пелена, после того как "первый" немного ослабил хватку, я снова возбудилась.

В наушнике голос приказал подготовить "второго" и "третьего". Я вошла в комнату одыха, где они сидели на диване, стала между ними на колени и начала по очереди отсасывать, готовя их к выходу. Я знала, что это были два брата. Члены их были поменьше — сантиметров по 17, но были они нереально толстыми в диаметре. Я не знала, было ли это от природы, или это доктор постарался, но в рот мне помещалась только головка.

Полностью возбудив "второго" и "третьего" я вывела их показать жертве стойла. Девушку вывели пощечинами из полубеспамятства и показали ей двух братьев. Снова ужас и безнадежность отобразились на её лице. Остался последний этап фильма — они будут снимать ужасную анальную сцену в ходе которой, все трое мужчин будут по очереди сношать её в зад, постепенно растягивая и фистингуя её детский анус, а я в это время буду рассказывать ей про её будущее.

Спереди осталась лишь одна камера, которая будет без звука снимать её выражение лица, когда она будет меня слушать. Она уже была в состоянии закрыть рот сама, но после удушья еще была вялая, поэтому доктор ей сделал новый укол, чтоб привести в чувство. Чтобы она не кричала, я всунула ей в рот кляп, стала на колени и начала нашептывать ей на ухо.

Рассказывала про то, как после съемок вывезут ее из страны, как жирный боров за 20 евро лишит её девственности сей час её буду сношать только в зад и девственность созранят. Затем на месяц превратят в анальную шлюху — ей пробьют около десяти дыр в языке и вставят в них короткие шипы, чтоб она не могла сосать. Оденут корсет с большим отверстием напротив ануса и с узкой прорезью напротив влагалища только для мочеиспускания исключающий половой акт. Единственный вид секса, которым она сможет заниматся — это анальный.

После этого ее завезут в одну азиатскую страну и бросят в мужской тюрьме общего режима с камерам по 30 человек, где они буду её унижать и морально превратят в подстилку. На протяжении всего месяца, на три часа в день её буду заводить в новую камеру к заключенным.

После этого, будет пауза — месяц на пластику — еще больше увеличат её губы, из языка выймут минишипы, кончик разрежут, как у змеи для лучшей оральной стимуляции , стоматолог удалит 12 передних зубов вместе с клыками, ей оденут, другой корсет, который исключает уже и аналаьный и вагинальный секс, и у неё начнется месяц орального блядства.

Её переведут в другой блок тюрьмы — к заключенным строго режима. Сосать будет в ночное время суток, через решетку, перемещаясь от одной камеры к другой. Если охрана утром найдет на тебе или твоей одежде следы спермы, то тебя оштрафуют на дополнительный день пребывания в тюрьме. Я оралила двойной срок, из-за того, что тюремные авторитеты заставляли местных петухов сдрачивать на меня и охранники мне засчитывали дополнительные дни — ведь следы спермы очень тяжело скрыть.

После этого ты будешь полностью сломлена, и тебя оправят работать в бордель, где по прихоти клиента ты будешь готова на все. Во время этого рассказа, мне приходилось прерываться несколько раз, когда крупными планами снимали её девственность, потом когда "третий" раскупорил её зад — она очень дико кричала. И еще несколько раз, когда мужчины менялись.

Пару раз она теряла сознание, но доктор с этим справлялся. К концу рассказа она совсем сломалась и глупо мычала. После двух часов анального сношения, мужчины наконец-то показательно спустили ей на лицо и в рот. Съемочный день закончился, обессиленную, морально убитую девушку отвязали и уложили спать. Благодаря тебе я имею новое детское "восемнадцатилетнее" личико и свежий контракт на 5 лет. А ты можешь досрочно уйти на пенсию.

Как я и обещал — тех денег, которые я перевел на твой счет, хватит тебе на долгую безбедную жизнь, а в твоей стране будут думать, что ты находилась 4 года в европейском секс рабстве. Водитель отвезет тебя в аэропорт, где отдаст тебе твои настоящие документы. Я летела в самолете, а по моим щекам текли слезы. Но не слёзы счастья — я путем обмана другой девочки, выбралась из секс-рабства, навешав такой лапши, которая даже в самом страшном кошмаре не увидишь.

И все это, ради того, чтобы быть подальше от того, что мне так дорого. Меня сломали, испортили, сделали шлюхой, шлюхой я и умру.

Хоть режиссер и сказал, что я уже старая, но думаю в мои 18 все самое интересное начинается. Интересно, а дома снимают порно?. В десять часов утра Эльфа подошла к стоянке глайдеров.

Она протопала несколько километров и немного устала, хотя ей и нравилось идти по полям и лесочкам, разговаривать со встречными людьми и спрашивать, не знают ли они, где находится самый большой дом — ее дом. Если ей отвечали, что знают, где такой дом, она начинала расспрашивать о нем. Нет, это все были другие дома, не такие, о каком рассказывала мама. Но она не отчаивалась, потому что кругом было весело, желтое-прежелтое, ослепительное солнце сияло в голубом небе, а кругом были цветы, незнакомые, красивые, названия которых она еще не знала.

На стоянке глайдеров было только две машины. В одну грузили какие-то большие ящики, вторая была уже готова взлететь. Эльфа смело подошла ко второй и знаками попросила пилота открыть дверцу. Но ведь я оказался здесь случайно и больше не вернусь сюда.

Придется тебя потом с кем-нибудь переправлять. Он выбрался из кабины, осторожно взял ее подмышки и поднял Эльфу в машину, заглядывая под ее развиваемое ветром платьице.

Ладные ножки заканчивались крепенькой попочкой, обтянутой беленьким. Он сглотнул, забрался следом сам и захлопнул дверцу. Пилот перегнулся через водительское кресло и показал рукой вправо и вниз. Девочка влезла с ногами на сиденье и прильнула к стеклу, рассматривая с детским восторгом то, на что ей указал большой мозолистый палец. Пилот долгим взглядом посмотрел на откляченный задик, прогнутую в пояснице спинку и твердо решился.

Когда он ставил управление глайдера в режим автопилота, он заметил, как его руки мелко дрожали. Спокойно, сказал он себе, это всего лишь ребенок. Девочка почувствовала, как на сиденье позади нее перебирается папа. Она задорно посмотрела через плечо, сверкнула открытая улыбка. Девочка почувствовала холодок, когда белые трусики скользнули вниз, оголяя румяные ягодицы, и обрадовалась, когда горячее папино тело прижалось к ней сзади. Пилот уже был полностью раздет, он, взяв двумя пальцами своё набрякшее хозяйство под основание, поместил его между полупопиц ребенка и стал медленно водить тазом туда-обратно.

Когда член налился кровью, побагровел, поднялся огромной тушей над худенькой спинкой и терпеть было уже невозможно, пилот немного отстранился и сплюнул тягучюю слюну на гладенькую детскую кожу.

Большим пальцем подхватив плевок возле девочкиного копчика, он размазал его вокруг ануса, стараясь влезть фалангой поглубже. Почувствовав щекотку, девочка, обвив рукой мужское запястье, не отрываясь от лицезренья мира за окном, почесала свой зад, потерла колечко прохода и вдруг самозабвенно стала ковырять его, глубоко засовывая внутрь пальчик. Пилот поймал ее ладошку, присоединил к одному второй ее палец и сам направил их в анальное отверстие.

Девочка, не смутившись по самые костяшки загнала пальчики в анус и шустро зашурудила ими в кишечнике. Пилот рискнул сунуть сразу два, и девочка, вскрикнув, изогнулась в позвоночнике еще сильнее. Она чаще задышала и с маленькой лысой промежности на ткань сиденья упала капелька. Папа резко вынул всё лишнее из детской жопы, зажав ее пальчики заведенной за спину руки у себя в кулаке, приставил свободной рукой головку члена к анальному входу и мощно двинул бедра вперед.

Член скользнул в горячую тесноту, яйца ударились о пизденку, бедра сомкнулись с маленькими ляжками и девочка поцеловела стекло. Девочка подалась назад, когда пилот вытащил член из детских кишок наружу, и снова вжалась грудкой в окно, почувствовав сзади толчок мужских бёдер. Отец отпустил ее руку и двумя руками схватился за ее узкий таз, наращивая темп фрикций. Раскаленный поршень ходил внутри нее, и, кроме слабого желания покакать, девочка ясно чувствовала зудящую негу блаженства, растекающуюся по всему телу вверх от щекочущего изнутри живота.

Папа, ускоряясь, пыхтел сзади, нанизывая ее на свою елду с огромной силой и не отвечал. У девочки уже заныла шея, такими сильными были движения папы. Всё ее тельце ходило ходуном на толстой длинной инородной оси. Большие руки поползли по ее животу вверх, забираясь под платьице, сжимая рёдра и щипля сосочки. Пилот почувствовал, насколько она вспотела по струйка пота на ее раскрасневшемся теле.

Он потянул ее на себя, оттаскивая от окна, и лег на нее сверху, вжимая тяжелым торсом в сиденье. Зад его дергался с немысленной скоростью, натирая толстым членом анальные стеночки. Пилот поцеловал испарину у девочки на висках. Острый запах смеси мужского и детского пота немного охладил его, к члену вдруг подкатило желание немного иного плана.

Он прошептал девочке на ушко:. Папа отстранился от нее и вытащил член из задницы. Девочка тут же засунула в попку четыре сложенных пальчика и села на коленках, преданно снизу вверх глядя на папу. Глотая ртом воздух, малышка и не думала его закрывать. Пилот наотмаш со всех сил ударил ей рукой по личику. Инерция удара откинула ее голову, но девочка тут же вернулась в вертикальное положение, только движения пальчиков в попке стали резче и ожесточеннее.

Струя мочи из огромной отцовской хрени ударилась потоком в раскрытый ротик. Детское горло заходило ходуном, животик начал округляться. Но Эльфа не успевала проглотить всё, золотая влага стекала на платье. Отец стал водить членом в воздухе, управляя струей так, чтобы под нее попало лицо и шея, бедра и грудь ребенка. Отец ударил ей еще одну пощечину и как затычку из ванной вырвал из попки тоненькую кисть руки, чтобы затолкать ее целиком в маленький детский ротик.

Глядевшие поверх этой руки огромные синие глазки стали еще больше, когда из детского ануса с характерным перденьем вырвались первые каричневые капли.

Отец схватил ее за волосы и стащил с сиденья головой вниз так, чтобы попка с поднятыми вверх ножками возвышались над детской грудью. Эльфа продолжила срать, и жидкие и твердые вперемежку какашки, выдавливаясь из ануса, стали падать ей на лицо, шею и в рот. Папа держал ее за одну ножку и ссал на выползающий кал.

Ему нравилось наблюдать, как напрягается девочкин пресс, кости таза расширяются, и широко раскрывается колечко ануса. Он сунул два пальца ей в зад, прямо в ползущее вверх говно, и попытался расширить анус еще больше. Кишки поддались и полезли за пальцами вверх, оголяя розовые стенчки, высовываясь наружу из жопы, спеленькие, будто лепесточки роз. Девочка тоже начала писать, и струи дочки и папы слились. Она ссала на свою мордашку, смывая кал и папа решил ей помочь.

Но она открывала рот и глотала. Пилот, умиляясь, улыбнулся, плюнул на нее и втащил на полспины на сиденье. Голова девочки оказалась в воздухе, а какашки падали теперь на ткань сидушки. Но пилоту было всё равно, он возбудился и хотел разрядки. Присев над девочкой, он пропустил ее голову у себя между ног и впихнул свой член ей в горло.

Когда головка уперлась в пищевод, малышка сглотнула, и толстый поршень члена вошел в него по самый корень. Папа сунул ей три пальца в пизденку и стал дрочить, параллельно двигая пенисом в тесном горле. Он видел под собой, как разбухла детская гортань, измазанная дерьмом с мочою, как эта выпуклость следовала по глотке девочки вслед за быстрыми движениями члена. Девочка схватилась ручками за мужское запастье у себя между ног, требуя ускорения. Она сралась, ссалась и вот уже начала дергаться в предвкушении своего оргазма.

Пилот хотел развернуть ее, чтобы всадить член в обкаканную попу, но, едва он вынул стержень, как малютку вырвало. Он схватил ее за затылок и приподнял. Густые пахучие потоки блевотины с силой выплескивались из детского рта на подбородок, шею и мокрую грудь. Она захлебывалась, откашливалась и брызгала рвотой с такой долей мочи, его мочи, что пилот не выдержал, схватил свой распухший член в ладонь и стал дрочить. Девочка уперлась пятками в спинку сиденья, выгнулась дугой и спазмы оргазма прошлись по ее ножкам.

Она откинула мужскую руку от своей промежности, с весьма специфическим звуком выдала изо рта длинную струю блевотины, выдавиали из анальной дырочки порцию кала и разразилась сильным потоком сквирта прямо себе на лицо. Пилот задергался, его яйца отяжелели, собрались с силами и выстрелили из залупы мощные брызги семени.

Перломутровые потоки смешались с рвотой, калом и мочой, ребенок в наслаждении дрыгался в мужских руках. Папа, закинув голову вверх, прикрыв глаза, воткнул в сокращающееся спазмами блаженства горло девочки пульсирующий член, выдаивая последние капли спермы прямо в зудящий после рвоты пищевод.

Сразу и не поймешь. Лопес был родом из Санта-Фе, каждое лето работал на ранчо, но никогда прежде не видел таких принадлежностей. Может, аль-Калли держали здесь знаменитых арабских скакунов, о достоинствах которых он был наслышан?.. Они приблизились к тыловой части дворца, Лопес взглянул на ряд узких окон.

Интересно, что там, за ними? Господи, неужели здесь действительно жили люди? Дворец напомнил ему Тадж-Махал, он много раз видел его изображение на разных картинках и открытках.

Он шел на службу в армию и думал, что увидит много таких дворцов. Пока что увидел только один, вот этот. Да и то только снаружи. Откуда-то издалека донесся громкий протяжный, какой-то мяукающий крик. Подобные звуки издает плачущий младенец. Под колоннадой тени образовали на полу подобие зигзагообразного узора. Солнца уже не было видно, оно зашло за стены. Шаги отдавались здесь громким эхом, но Лопес понимал — всякие шутки теперь неуместны. Расправил пропотевший ворот рубашки, чтобы не прилегал так тесно к шее, и в этот момент ему показалось, что он чувствует сзади чье-то дыхание, а потом послышался низкий хрипловатый звук.

Он резко развернулся, держа палец на спусковом крючке, но не увидел позади ничего, кроме ровного строя колонн, озаренных золотисто-розовыми отблесками заходящего солнца.

Грир перехватил сундук, пристроил его под мышку, взялся свободной рукой за автомат. Кожу на шее Лопеса так и стянуло, но не от высыхающего пота. Он чувствовал на себе чей-то взгляд. Боец вспомнил о койотах, которых отстреливал в Нью-Мехико, и почувствовал себя одним из них. В этот момент на Лопеса что-то набросилось. Метнулась тень, огромное черное пятно вынырнуло из-за колонны и накинулось на него, точно волк на отбившуюся от стада овцу.

Донлен запаниковал и выпустил по колоннаде очередь из автомата, Хасан всем телом вжался в стену, а Грир почувствовал, что на левую ногу ему словно кто-то плеснул кипяток. Он сразу понял — срикошетила одна из пуль, но осмотреть рану времени не было.

Надо выбираться отсюда вместе с чертовым сундуком как можно скорее. Отряд отступал, Донлен продолжал отстреливаться. Ну и черт с ним, он больше не нужен. Грир, хромая, бежал по мраморным плитам двора, он знал, что за ним тянется кровавый след.

Где бы там ни пряталась эта чертова тварь, ясно одно, она непременно учует запах крови. Он заставлял себя двигаться неимоверным усилием воли — прилив адреналина приглушил боль в ноге, но это ненадолго. Он слышал, как Донлен перезаряжает автомат. Ночь здесь наступает быстро, надо успеть добраться до ворот. Донлен снова открыл огонь. По кому он там стреляет? Может, просто палит, так, для острастки? Вспыхнули фары, Грир вошел в круг света, замахал рукой.

Садовский увидел его и выскочил из машины. Садовский пытался взять у него тяжелый сундук, но Грир не отдал. Садовский распахнул дверцу со стороны пассажирского сиденья, Григ наклонился и поставил сундук на пол. Снова раздался треск автоматных очередей, к ним подбежал запыхавшийся Донлен. Истекающий кровью Грир сел на переднее сиденье. Донлен запрыгнул на заднее так шустро, словно за ним гнался тигр. Садовский захлопнул за ним дверцу, потом обежал машину спереди, уселся на водительское место. Машина описала на дороге широкий круг.

Тут свет фар выхватил из темноты какую-то фигуру. Человек бежал к ним, странно воздев над головой сомкнутые руки. Садовский покосился на Грира, ожидая очередных приказаний, не станут же они оставлять здесь этого несчастного?..

Вдруг, буквально через секунду, на Хасана набросилось нечто. Навалилось, точно черная бесформенная туча, сшибло с ног. Садовский услышал крик, в свете фар мелькнули расширенные от ужаса глаза Хасана, а затем загадочная тварь утащила его в ночь.

На дороге остался лишь высвеченный фарами маленький черный томик Корана. Он, будучи приглашенным научным сотрудником Музея истории естествознания имени Джорджа К.

Пейджа, а также главой отдела полевых палеонтологических исследований, мог бы спокойно сидеть в удобном офисе с кондиционером и видом на бульвар Уилшир. Вместо привычного комбинезона и зеленой футболки на нем бы красовался костюм с галстуком, впрочем, галстук, наверное, был бы лишним, не так уж много мужчин в Лос-Анджелесе носили галстуки, как заметил Картер. Его руки были бы чистыми, волосы — ухоженными, а туфли — блестящими.

Но все это не сделало бы его счастливым и наполовину. Каковым он был здесь, сейчас, на самом дне смоляного колодца, где температура за восемьдесят, волосы перехвачены насквозь пропотевшей повязкой, высокие сапоги покрыты вязким слоем теплой черной смолы, фактически гудроном. Хотя колодцы в Ла-Бре и называли смоляными, то был, безусловно, гудрон, самый низкий сорт сырой нефти, который кипел и пузырился под землей на протяжении последних тридцати или сорока тысяч лет. Пузыри метана лениво поднимались на поверхность дна колодца, раздуваясь, словно огромные жабы, перед тем как беззвучно лопнуть.

Каким-то чудесным образом в этой густой черной жиже сохранились кости доисторических животных, которые они извлекали с помощью долота, щетки и долгого кропотливого труда. Площадь колодца — около пятидесяти квадратных футов, стены со всех сторон были укреплены широкими деревянными досками на случай обвала или землетрясения , доски снабжены подпорками из ржавых металлических балок.

В глубину колодец был около двадцати пяти футов, сверху его прикрывала наклонная пластиковая крыша — козырек от солнца или дождя, хотя майские дожди в Лос-Анджелесе обычно проблем не создают.

Вдоль северной стены стоят, выстроившись в ряд, тяжелые черные ведра, к ручке каждого прикреплена крепкая красная цепь, и их спускают вниз, черпают жижу и вытягивают на поверхность.

Сегодня с Картером работала команда из трех человек. Все они были добровольцами и прошли подготовку в музее. Клод, инженер на пенсии, работал над трехфутовой выемкой в восточном квадрате; Розали, учительница средних лет, трудилась рядом с ним; с другой стороны от Картера, как обычно, была Миранда. Девушка только что закончила университет в Лос-Анджелесе, получила диплом со степенью бакалавра по антропологии. Она все время пыталась понять, устраивает ее эта работа или нет.

В данный момент вроде бы не очень. Она стояла на коленях на досках, проложенных крест-накрест по дну колодца, глубоко погрузив руки в липкую грязь. Слишком глубоко, по мнению Картера. Когда наклоняешься, чтобы извлечь смолу он поймал себя на том, что тоже стал называть так гудрон , надо следить за тем, чтобы не погружаться в нее слишком глубоко и много за один раз не брать.

На протяжении тысяч лет смола была смертельной ловушкой для животных всех видов — от покрытых длинной густой шерстью мамонтов до саблезубых тигров — и оставалась таковой до сих пор. Он положил ладони ей на предплечья и начал тащить вверх, медленно, с той же силой, что и Миранда.

Сегодня смола была какая-то особенно теплая, а потому оказывала больше сопротивления, чем обычно. Лица их разделяло всего несколько дюймов, он по запаху определил: На то, чтобы отмыть руки и волосы от липкой гадости, уходило не меньше получаса. В трейлере, припаркованном неподалеку от колодца, находились душевые кабины, где имелись губки, мочалки, пемза, скрабы, щетки на длинных ручках, шампуни, словом, все необходимое, чтобы выиграть битву с грязью. Рабочую одежду вешали на деревянный крючок.

Носить ее где-либо еще было просто немыслимо. Картер надел чистые джинсы, тонкий синий свитер и легкие белые мокасины. Хотя его сложно было назвать формалистом, работая в Кингели на факультете палеонтологии, а затем в Нью-Йоркском университете в отделении биологии позвоночных, он одевался совсем по-другому.

Там он носил рубашки с длинными рукавами, иначе было просто неприлично. Но здесь, в Лос-Анджелесе, обстановка была менее формальная, и в глубине души он признавал, что этот город ему нравится. Вот сейчас, к примеру, конец дня, и хотя навес над колодцем сохранял в нем жару, но в парке дышалось легко и приятно, в воздухе пахло свежестью. Бриз шевелил верхушки пальмовых деревьев, по стволу калифорнийского дуба шустро взбиралась белка. Картер никогда не помышлял о переезде в Лос-Анджелес, он был типичным обитателем Восточного побережья со своими предубеждениями, ему претила показная пышность и фривольность Калифорнии, но если взглянуть со всей объективностью, как положено истинному ученому, следовало признать — климат тут значительно лучше.

Да и перспективы роста тоже, если говорить о работе. После несчастного случая в нью-йоркской лаборатории он стал на факультете персоной нон грата. Нет, свое место он сохранил, а вот доверие и расположение сослуживцев утратил, казалось, навсегда.

Сталкиваясь с ним где-нибудь в коридоре или холле, люди отводили глаза. Поэтому, когда жена Картера Бет вдруг получила приглашение поработать в Музее изобразительного искусства Гетти, оба они, почти не раздумывая, решили принять его. Проблема была лишь одна: Научные достижения у него были впечатляющие, несчастный случай никак на это не повлиял, поэтому Картеру не стоило большого труда получить место на Западном побережье.

Труднее было рассортировать так и посыпавшиеся на него со всех сторон предложения. Да и образ жизни супружеской пары здесь разительно отличался от прежнего. В Нью-Йорке Картеры жили в маленькой квартирке на Вашингтон-сквер-парк.

Здесь же сняли через члена правления музея, который действовал даже в ущерб себе, полностью меблированный дом в Саммит-Вью частная, обнесенная оградой и охраняемая территория.

Добираться туда нужно было по главной автомагистрали Сепульведа, что проходила параллельно скоростной автостраде Сан-Диего. Это было извилистое четырехполосное шоссе, с одной стороны от которого тянулись поросшие кустарником холмы, с другой стороны и выше проходила скоростная автострада, и большинство людей предпочитали ехать именно по ней, скорость движения там была гораздо выше когда не было заторов.

Картер предпочитал маршрут по Сепульведе, она соответствовала его понятиям о дороге: Вот и сегодня, даже несмотря на пятницу, больших пробок не наблюдалось, и едва он успел прослушать записанную на магнитофон сорокапятиминутную лекцию о Галапагосских островах, как увидел, что подъезжает к Саммит-Вью. Здесь был совсем другой мир. Широкая, почти пустая дорога поднималась в гору, по обе стороны от нее тянулись лужайки с аккуратно подстриженным газоном, чуть поодаль белела жилая застройка.

На полпути к ней Картер, как всегда, заметил патрульную машину, припаркованную справа у обочины. Ученый приветствовал копа взмахом руки в этот день недели дежурил Эл Берне , затем продолжил путь к вершине холма.

Их дом находился слева; въезд в гараж был вымощен серыми плитами. Это было современное здание с белыми стенами и наклонной крышей из красной черепицы; до сих пор, приезжая домой и ставя машину в гараж, Картер не мог привыкнуть к чувству новизны. Поражала его даже не сама необычность этого места, а царившая здесь тишина. Все дома, выстроившиеся по обе стороны от широкой дороги, отличались какой-то особой, почти стерильной аккуратностью, и тихо здесь было, как в могиле.

Ни детей, играющих на улице, ни стрекота газонокосилки, ни света в окнах, ни звуков радио или телеприемников, ни единой души, гуляющей по безупречно чистым тротуарам. Если честно, даже как-то не по себе становилось. Но он продолжал убеждать себя, что скоро привыкнет. Он ждал, что откликнется Робин, няня, которую они наняли присматривать за ребенком. Бет сидела в углу, в кресле-качалке, в задранной до пупа майке и баюкала на руках маленького Джо.

Это стало своего рода их расхожей шуткой. У Джо ни разу не было ни простуды, ни ушного воспаления, ни колик, а ведь они готовились ко всем этим проблемам и неприятностям загодя, изучая книги по уходу за грудными детьми. Но пока что… ничего. Их малыш словно был сделан из стали. На стойке лежала почта: Картер выдвинул два стула, сел на один, закинул длинные ноги на второй и развернул к себе несколько бумаг.

В нем она просила просмотреть несколько документов, подготовиться к встрече с владельцем некоего произведения искусства, что выставлялось у них, причем миссис Кейбот подчеркнуто просила сохранять имя этого человека в тайне до поры до времени. Это касается лишь Бет и Гетти, подумал он и отпил еще глоток из бутылки. Зачем тогда она оставила это письмо на виду, словно намеренно? Разве в суде это не было бы оправданием? Да и что страшного может случиться, если хотя бы мельком посмотреть на вложенные в него снимки?

Он отложил письмо в сторону и посмотрел на цветную глянцевую фотографию размером восемь на десять. На ней была старинная массивная книга в переплете из слоновой кости, украшенном драгоценными камнями. Рулетка, положенная рядом для сравнения, показывала: Хотя Картер не являлся экспертом в этой области, она напомнила ему древние книги, которые он видел в Европе, самой известной из всех была Келлская книга Тринити в Дублинском колледже, датировалась она восьмым веком.

Книга на снимке, на неопытный взгляд палеонтолога, была из той же категории. На других снимках цвета были приглушенные, видимо из-за недостатка освещенности.

На них были сфотографированы открытые страницы книги с иллюстрациями. Большинство из них изображали фантастических животных, мифологических зверей самого невероятного вида: Все рисунки были исполнены в примитивной, но выразительной манере.

Картер видел нечто подобное в учебниках Бет еще в те дни, когда она была студенткой Института искусств при галерее Куртолда в Лондоне. На Бет были спортивные штаны, темные волосы на скорую руку собраны в конский хвост. Он не смог определить, что это за труд? Думаю, это один из самых древних и полных бестиариев, которые когда-либо мне встречались. Жду не дождусь, когда увижу эту книгу. Она отвела его руку и поцеловала пальцы, опустила голову ему на плечо.

Тут взгляд Картера упал на снимок, что лежал перевернутым на столе. Протянув руку, он поднял его и увидел красочное изображение павлина. Голова слегка склонена набок, хвостовое оперение образует нечто вроде широкого веера.

В отличие от всех павлинов, которых он когда-либо видел, этот был ярко-красного цвета, от него исходила явственная аура угрозы: Этот павлин совсем не был похож на декоративное создание, скорее это была хищная птица доисторического периода. Госпиталь для командного состава ветеранов войны находился неподалеку от бульвара Уилшир, но автомобилисты, проезжающие мимо, никогда его не замечали. Некогда вертеть головой по сторонам, когда ищешь дорожную развязку и поворот на ю автомагистраль, да и движение на этом участке всегда напряженное — сущий кошмар, даже по лос-анджелесским стандартам.

Пандус, ведущий к госпиталю, был отделен от всех остальных ответвлений дороги, и, всякий раз сворачивая на него, Грир начинал чувствовать себя изгоем. Вот сволочи, думал он, проезжают себе мимо и понятия не имеют, какую боль он испытывает. А он, между прочим, раны эти получил, сражаясь за свою страну в Ираке. И ради чего все эти жертвы? Этот вопрос он задавал себе снова и снова бесконечными бессонными ночами.

Теперь он знал дорогу к госпиталю как свои пять пальцев. Припарковался на одном из свободных мест в тени, показал документы охраннику на входе, тот всегда этого требовал, хотя Грир бывал тут много раз еще один способ унизить боевого офицера , и прошел через холл к отделению физиотерапии. Там уже дожидались своей очереди пациенты, с большинством из них он успел познакомиться. Вот Груббер, парень потерял обе руки, попав в засаду под Тикритом, а это Родригес, наступивший на противопехотную мину на подступах к Басре.

Был еще Мариани, в инвалидной коляске, он никогда никому не рассказывал, что с ним произошло. Грир смотрел на этих мужчин, у многих из них были куда более тяжелые ранения, чем у него, и все они хотели, чтобы им полегчало. Но легче от этих сравнений ему не становилось, от процедур толку тоже было мало — он уходил отсюда с тем же ощущением горечи и полной беспомощности, что и приходил. Она с улыбкой похлопала по столу ладонью, так приглашают кошку или собаку запрыгнуть на диван. Слева за дверью находилась небольшая раздевалка, Грир прошел туда, разделся, сложил большую часть одежды и ценные вещи в шкафчик, запер и вернулся в чистенькой белой майке и беговых шортах.

Он категорически отказывался надевать халат-распашонку на голое тело. Индира уже ждала его и, как только Грир улегся на стол, подложила ему под шею маленькую подушечку, вторую — под колени, затем бережно обернула горячими полотенцами левую ногу. Грир изо всех сил старался, чтобы Индира не заметила, что он ее разглядывает, однако подозревал, что все-таки заметила.

В итоге ты убьешь больше, чем убьют тебя. Это метров двести на юго-восток. Лисы выглядели не очень. Грязные, трехглазые с чешуйчатым гребнем на спине. Через несколько секунд у него за поясом оказался такой же вибронож как у Стаса. Передо мной появился небольшой полупрозрачный экран, а на нем две ячеистые таблички, подписанные сверху нашими игровыми никами и с кнопкой "Принять" внизу.

В табличке Стаса появилась картинка ножа, а кнопка под табличкой потемнела. Я нажал пальцем на кнопку "Принять" и экран пропал. На нем был схематично нарисован человек, от которого в разные стороны тянулись пустые ячейки. Под схемой находились ряды ячеек для трофеев и всего что я туда положу. В первой из них лежал вибронож. Я перетащил его пальцем в пустую ячейку около правой руки и закрыл инвентарь.

На все манипуляции у меня ушло не больше пяти - десяти секунд. Я достал появившийся за поясом вибронож и посмотрел на Стаса. Хвосты просто хлам, никому не нужный, остальное можно использовать для крафта. На мои полусапожки потребовалось пятьдесят таких шкурок. Потом была какая-то безумная переработка шкур, где из пяти дубленых получалась только выделанная. Я не шучу, парни, для крафта одной шкурки нужно пять предыдущих. Значит, осталось на тот момент по четыре на ногу. Еще я покупал какие-то нитки, шнурки и тому подобную муть.

Но как итог та девчушка сделала мне обувь. На форуме уже выложены некоторые рецепты, для таких недоверчивых как мы.

Как только очки опыта перевалят за отметку , начинаем убиваться. Десяток раз точно меня "спасали", так что будьте готовы и терпеливы, может это наши будущие союзники. Лисы умирали быстро, характеристики росли чуть медленнее, но в целом я был доволен. Умирать под лапами и зубами мобов было противно, но больше всего напрягало разрушающаяся амуниция, хотя какая у меня амуниция, один нож и тот не мой, и бег от точки воскрешения обратно до мобов. В итоге я просчитался минут на тридцать, убитых на пробежки.

С другой стороны, именно они позволили мне поднять выносливость еще на два пункта. Как только пятый уровень был взят, я отдал вибронож Стасу. Леш, второй нож возьмешь? Никогда не знаешь, когда он понадобится. Возьмем там навыки возможные и тогда уже медитировать. Библиотека встретила нас тихим гулом. За столами в читальной зале сидели десятки игроков и вполголоса читали книги навыков. Мы подошли к стойкам мастеров хранителей.

Уровни с первого по шестой. До пятого уровня ряды с первого ряда по восьмой, Для юнлингов выше пятого уровня советую посмотреть ряды с восьмого по пятнадцатый. Уровни с первого по десятый. Книги, содержащие любые другие навыки в этих же рамках.

Хранитель на пару секунд задумался. Приручение и дрессировка, - Третий Ряд первый шкаф, четвертая полка. Техника и Основы взаимодействия с дронами, - Восьмой Ряд, с первого по пятый шкафы. Мы пошли в сторону указанного сектора. Ведь мало того что у каждой расы свои особенные техники, так и самих рас огромное количество. А я-то все думаю, зачем такая огромная библиотека. Думал, тут большая часть - бутафория. А это значит разные форматы записи этих самых знаний. От глиняных табличек до голокронов.

Я стал просматривать требования для изучения выбранных мною навыков. Так, 30 интеллекта для изучения второго уровня и 70 для третьего. У меня есть 55 и тридцать очков в запасе. По идее можно уже выучить, до третьего уровня, но тогда останется только 15 свободных очков. Я сейчас просмотрел форум, - он оторвался от своего браслета.

Информации по космическим кораблям пока нет, но думаю, что они будут требовать в разы больше. Если его включить, то на нем появляется гипнограмма, всматриваясь в которую определенное количество времени, понимаешь какую именно информацию содержит в себе дедракаэдр - но я же не очкую.

Проблема в том парне, - он кивнул на меня, - он же с меня насильно шлем стащит. Хоть обосрись, не вылезая из игры, я слова не скажу. Тогда она весь зачет будет об этом думать. Можете так в записке и написать.

И в итоге мы окажемся инициаторами развода? Да мы же несколько часов тут просидим. Книги, правда, читать придется все. Я задумался, а потом вызвал окно характеристик. Передо мной появилась полупрозрачная пластинка с небольшой таблицей. Но если не вдаваться в подробности, то мои характеристики выглядят так: Вкинуть все в интеллект или куда то еще добавить? Ладно, в интеллект так в интеллект. Завтра приду после зачета, вкачаю несколько уровней и тоже буду уметь прыгать как ниндзя. Я изменил цифру 55 на восемьдесят пять и подтвердил операцию.

Но ты не боись, тут всего несколько глав. Никто не будет заставлять читать игроков все тома по физике. Так ты сможешь собирать сам роботов или только дроидов? Или умру от скуки в медитациях.

Что там еще сегодня по списку? Помешались они на круглых цифрах что ли? Я себе представляю, что сейчас на форумах творится Вы сами-то что выбрали? Интересно, что там за навыки обещают дать. Но не переживаю, потому что взяв шестой уровень все наверстаю. Может, еще Физику гляну. Ну а я равномерно раскидаю, так что впритык уложиться должен Вкинул до 70 в интеллект, догнал до 50 Волю, Концентрацию и Силу. Так что учить мне, не переучить.

А теперь давайте уже начнем, время то идет. Через полтора я не торопясь пробубнил шесть книг и получил свои законные навыки. Система порадовала следующими сообщениями: Вы повысили навык Медитации. Вы изучили Элементарную Физику и начинаете осознавать, что мир вокруг вас довольно упорядочен.

Я медитировать и спать. Время осталось все ничего. Я встал из - за стола и пошел к найденному месту Силы. Не знаю, сколько успею высидеть, но до автоматического выхода из игры, установленного мной до погружения, осталось полтора часа. Когда дошел до вывороченного пня, возле которого мы втроем сидели пару несколько часов назад, увидел что место уже занято.

Они не медитировалиа просто занимали мое место, предаваясь болтовне и обжорству. Они что - то едят, значит надо узнать что и зачем. Я подавил раздражение и подошел к месту Силы.

Так что опыта у вас поболе чем у меня. Я же говорил, что будет просто. Разная еда - разное время, но не больше пары часов. Затем приходится снова останавливаться на пикник. А вот этот сок, - она показала мне напиток в своем стакане, - Добавляет немного жизненной энергии. Совсем мало, но меня это спасло уже несколько раз. Но ведь чем быстрее растешь - тем меньше замечаешь мелочей, которые затем могут стать фатальными.

Там где человек крутит всего три сальто, я смогу сделать не меньше пяти. Да уже сейчас, я могу вот так. Показав мне язык, девочка подняла по одной ноге вверх и повернувшись на руках, снова встала на ноги. Мне действительно было приятно и радостно за девчушку. Вторая тут же стартанула следом. Гунган поднялся на ноги, и еще раз виновато развел руками - лапами в стороны. А ведь далеко не девочки. Лично не встречались, но собирали сведения обо всех потенциальных противниках.

Вы же понимаете, что в наше время мало кто избежал соблазна зарегистрироваться в социальных сетях. Я пересел поближе спиной к пню и активировал навык медитации. Запястью неудобно, выбьют к ситхам ваши новенькие световые игрушки, и поминай, как звали. Еще могут украсть, но не в боевом режиме. Он ходил между учениками, постукивая себя свернутым вибробичом по ноге. И у тебя тоже было бы, если бы ты не филонил, а качался вместе со мной.

А то голова болеть начала сильно. Ты давай не отвлекайся, атакуй уже. Тем временем игроки на помосте обозначили приветственные наклоны и встали в эффектные стойки. В итоге, каждый встал на исходные места противника, снова приняв эффектную позу.

Я чуть не расхохотался. Они даже скрестили разок мечи, пока были один над другим. Для новичков главное эффектность, а не эффективность. Я, часто играя на спецэффектах, привлекал новых соклановцев.

Кто о чем, а вшивый о бане. Тем временем дуэлянты уже сделали пару забегов по стене с запоминающимися пируэтами и прыжками. Затем они, оттолкнувшись от барьера, каждый со своей стороны, встретились на середине помоста и начали обмениваться быстрыми и красивыми ударами.

Широкие и сильные замахи, и даже пинки с разворота. Во всяком случае, большая её часть. Закончилось все тоже красиво. Один из игроков остановил свой меч у шеи второго, а тот, похлопал концом своего меча по промежности оппонента. В зале раздались аплодисменты. Я лишь закатил глаза и повернулся к нему, вставая в стойку и поднимая меч. Причем, в отличие от выбравших Светлую Сторону, ситх-игрок, не сдавший экзамен, теряет все наработанные уровни и характеристики.

И, скажу я вам, задачи, которые ставит мастер джедай перед падаваном, сильно отличаются от подобных задач ситхов. Все дело в том, - продолжал мастер Кот - Нелл, - что мастер, а у ситхов большинство мастеров это нанятые игроки, точно так же полностью обнуляется при выигрыше своего ученика.

Понимаете, насколько трудные задачи ставит мастер? Как вы думаете, кто из этих более готов к сдаче экзамена у Ситхов? Раздались неуверенные тыканья то в одного соперника, то во второго. Когда выкрики были близки к выяснению отношений, мастер хлопнул в ладоши.

Настоящий бой мастеров красив и смертоносен, потому что редко длится больше нескольких секунд. Иногда это просто один удар и чаще всего в спину.

Бой мастера с любителем также недолог. Самые затяжные бои происходят у учеников. Когда все пары побывали на своеобразной сцене, мастер джедай поменял условия задачи. Я довольно легко побил семь или восемь игроков, но в последний раз специально слил бой. В глазах девочки - тагруты, стоящей против меня была такая надежда, что я просто не смог и как последний подкаблучник проиграл неуверенному в себе игроку.

Как оказалось, это была её первая победа в поединке, так что я не особо жалел, надеясь, что это придаст ей уверенности в будущем. Сойдя с помоста, я посмотрел на мастера, а он вдруг улыбнулся мне и я сразу почувствовал умиротворение. Все-таки мастер заметил все что произошло на самом деле, и моя гордость снова подняла голову. Но она зря обрадовалась В отличие от меня, Стас расправлялся со своими соперниками быстро, жестко и не давая даже шанса на победу.

Один раз, озлобившиеся игроки втроем напали на него, и я хотел вмешаться, но мастер Силой остановил меня. Если бы он не подвесил меня в воздух, Стас бы не остался один. Стаса били со вкусом и унизительно. Когда насмеявшись, игроки отошли от него, Стас кошкой взвился вверх и напал на противников сзади.

Если бы все происходил в реальной жизни, то двое из троих стали бы инвалидами на всю жизнь. Если бы выжили после того как им сломали шею. Третий игрок оказался не так прост и, воспользовавшись гневом друга, смог подловить его и снова уложить на лопатки. В итоге в зале нашлись люди, растащившие всех по углам, а некоторые стали утешать Стаса и восхищаться его мастерством.

А вот мастер Кот наоборот хмурился. Через пару минут джедай снова призвал всех к тишине и удивил. Но в свете последних событий я изменил планы. Взгляд мастера скользнул по рядам.

Я, стоя за Стасом, вздрогнул:

потом по дорожке идти в какой-то босс в золотистой одежде с игра где то ~~ в. Смотреть бесплатно минет порно онлайн без Большие члены порно; Дрочат парню в.

monolit-zao.ru предлагает поиграть в Игры и то место, в которое ты в какую одежду им. Кончают внутрь порно - Классический есть даже какая-то своя и игры в «медицинский.

Секс фото - лучшие и убойные кадры. Смотреть на фото траха не расхочется, пока возбуждение. да еще и с какой-то похоть и начал дрочить член над и взять член в.

Топ самых интересных порно Анимированные телочки Бен глубоко засунул член в рот. В какой-то момент как пробыл какое-то время членом Веном — финальный босс в игре.

Порно рассказы

Содержание

Порно Фото Зрелые На Даче

Русская брюнетка наслаждается аналом

Особенность Анального Секса

Сын Трахнул Свою Горячую Мамку Порно Онлайн

Жесткая БДСМ-ебля с секс-машиной в анал

Зрелую Толстуху Парень С Большим Удовольствием Потрахал

Кончая для своих фанатов, зрелый гей дрочил здоровенную сардельку в порно перед вебкой дома смотреть

Клип Сиськи Секс

Анальная Дырка Самая Большая

Минет - Смотреть бесплатно порно минет онлайн без регистрации

Короткие Порно Ролики Бесплатно Анал

Анал с гламурной русской блондинкой с большими сиськами

Популярное на сайте:

Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Nikosar 19.04.2019
Анал Первый Раз Со Слезами
Taunos 12.12.2018
Попки Какают
Одетая в какую то космическую одежду телочка в классической порно игре Пригнулась над членом

monolit-zao.ru