monolit-zao.ru
Категории
» » Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть
Лучшее
От: Kikazahn
Категория: Члены
Добавлено: 15.06.2019
Просмотров: 5456
Поделиться:
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

Большие Турески Сиськи

Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

Каталог Секс Негры Ебут Блондинок

Большие Сиськи В Масле Фото

Худую В Два Члена Порно

Иногда Боря все-таки привлекал к съемкам, помимо Санденса и Лизы, других актеров. Но об этом в свое время. А в венском ресторане… - Как провели время? Боря был чем-то чрезвычайно доволен. Ездил человек по делу Амстердам. Дело прошло удачно, вот и радуется. Лиза немного смущенно подтвердила, что номерок ничего себе и кровать неплоха.

По всей видимости, она догадывалась о том, что случится дальше. Глава 11, в которой описывается сон Санденса после сеанса домашнего видео This is a film about dramatic relationship between a man and a fish. Аззи успокаивается и уже не ползает пузом по пирсу — уселась на скамейку и рассматривает альбом.

Не могли получше придумать. Аззи с минуту хмурится, делая вид, что обижается на замечание, потом снова не выдерживает.

Папа, ты ловишь свинорылых рыб! Они с Аззи подходят к краю пирса и наблюдают за странной зеленой рыбкой с большим сиреневым глазком — рыбка плывет к ним, все ближе и ближе, вот-вот покажется на поверхности воды… - Это не рыбка, па, - говорит Аззи, - Это мамин тапочек.

Санденс предусмотрительно выключил на ночь звонок. Санденс осторожно встал с кровати, взял телефон со стола, вышел на балкон и закрыл за собой дверь. Лиза, обессилевшая после киносессии, крепко спала, рядом тихонько похрапывал Боря. Санденс достал из бара купленную Борей бутылку Столичной и две банки Бекса, взял со стола стакан и снова вышел на балкон.

На балконе он присел на стул, налил полный стакан водки и выпил ее залпом. Затем откупорил банку Бекса и запил водку пивом. Тут же наполнил стакан вторично, но выпить в один заход не смог — сделал паузу, чтобы отдышаться. Санденс сидел в полной тишине — балкон выходил во внутренний дворик, куда совсем не доносился шум машин и людей с улицы. У нас, если двор внутренний, так там всегда хлам разный свален…и труб у нас таких нет, - Санденс даже привстал, чтобы внимательнее оглядеть трубу, - Ржавчины на тебе совсем нет.

Никогда не видел трубу без ржавчины, - Санденс чокнулся стаканом о трубу и выпил, после чего снова запил водку Бексом и выбросил жестяную банку с балкона вниз, - Вот я вам тут хлама накидаю, - злорадно сказал Санденс, прислушиваясь к сотворенному им грохоту.

Он наполнил третий стакан. От двух стаканов должно сорвать крышу. Надо только немного подождать. А третий потом выпить, когда попустит, понимаешь? После этих слов Санденс встал и зашел с балкона в комнату. Тихонько, чтобы не разбудить спящих, пошарил в баре и достал оттуда два шоколадных батончика, после чего снова вернулся на балкон, развернул одну шоколадку и откусил он нее половину.

Казалось, что Санденс потерял сознание, но через некоторое время послышалось неясное бормотание. Он что-то тихо говорил трубе. Там еще Марчело Мастроянни играет и Марина Влади, совсем еще молоденькая девочка.

Там по сюжету вроде бы они любят друг друга и хотят пожениться, но им не позволяет уголовный кодекс и это … как его … предрассудки. В общем, хаты у них своей не было, а родители в ссоре и домой не пускают, в общем, им приходилось любовью заниматься где попало — в кустах, на лавочках, на пляже, - Санденс помолчал, - Вот какая история, видишь?

О чем это я? Да, Марина Влади…Она в том фильме была очень красива, особенно, когда она в ночной рубашке на пляже…возмущалась. Я не помню, чем она возмущалась, но смотреть было приятно. Я вот даже думаю, что Высоцкий, он в молодости тоже смотрел этот фильм, потому и женился на Марине Влади…по памяти.

Потому что на ней нельзя было не жениться…ни в коем случае, такая уж была красивая. Как Мадди…Я голову совсем потерял, веришь? Я ее целый год не трогал…наверное один остался во всей школе, кто не трогал…а потом же в этот спортзал пошли с ней и с подружкой ее, две бутылки вина выпили, ну я уже тебе рассказывал. И я…я ее до сих пор люблю, несмотря ни на что. Я это точно знаю. Я это давно узнал, когда… с Волком тогда поссорились, когда он из тюрьмы вышел.

Выпили, знаешь, школу начали вспоминать, девчонок…Мадди вспомнили. И я у него спросил, как бы между прочим…без всякой мысли задней…спрашиваю у него — ты спал с Мадди в школе? Просто так спросил, не то чтобы меня это так уж волновало, потому что с Мадди все спали, я это еще в школе знал…знал, что у нее сдвиг на этой почве, что она…не отказывает. Но меня не это возмутило, а то как он… он мне, представляешь, что ответил?

Вот что меня больше всего возмутило. Ну, вот спал ты, к примеру, с девчонкой своего лучшего друга, так и скажи, что да, мол, спал или …скажи нет, чтобы не … травмировать мою психику. А он говорит, не помню. Как можно такое не помнить? Как можно не помнить Мадди? Красивей ее девчонки не было во всей школе…во всем городе не было.

А он — не помню. Я его даже ударил тогда…а потом помирились…я сам извинился, потому что я … все понял. Я знаешь, что понял? Я понял, что люблю Мадди. Со мной так тоже было сто раз.

Переспишь, бывало, с девчонкой, а потом видишь ее и вспомнить не можешь, как ее зовут, а потом вдруг вспоминаешь — елки-палки, а мы же с ней когда-то…Вот и Волк точно так же. То же самое имел в виду, когда сказал, что не помнит. Потому что для Волка и …для всех остальных Мадди была совсем обычной девчонкой на три буквы, э-э-э, то есть на …пять…букв. И даже, может быть, не самой красивой. Запросто он мог и не помнить.

Вот что такое любовь, понимаешь? Меня тогда и проперло…насчет Мадди. Мы же с ней долго прожили…денег не было, Олькины пеленки кругом на батареях…мокрые, а она мне все равно не надоела и опять же …Аззи, она родила мне Аззи.

Разве можно ее после этого не любить? Денег не было, а на Мадди вечно у кого-то слюна текла, типа как у этого француза долбаного… И подумаешь, что разбежались. Главное, что она есть…и Азька… А Эммануэль — дурочка, тебе так не кажется?

С чего она взяла, что это тот самый рейс? Там этих рейсов куча, а Эмми …черт ее знает…дурочка, - Санденс прислонился щекой к трубе и затих, только изредка сопел и хлюпал носом. Казалось, что на этот раз он уснул окончательно… Разбудил его скрип двери — на балконе показался заспанный Боря Рабинович. Смотрел он на Санденса недоуменно: Санденс едва видел Борю через слипшиеся веки, а мышцами челюсти не владел совсем — поэтому вопрос Бори остался без ответа.

Чтобы смягчить неловкость создавшегося положения, Боря допил остатки водки из горлышка. Потом он о чем-то задумался, стоя над пьяным в стельку Санденсом. Судя по напряженному выражению его лица, он думал над тем, тащить ли Санденса в комнату или оставить его на балконе.

Ведь после такой дозы Санденс мог, чего доброго, наблевать в комнате. С другой стороны, он с таким же успехом мог наблевать и с балкона, что в законопослушной Австрии, наверняка, считалось большим преступлением. Хотя с третьей стороны, в комнате будет вонять, а на балконе тоже будет, но … не так. Так что лучше, в случае чего, заплачу штраф - вот к какому выводу пришел Боря Рабинович и решил вернуться в спальню к Лизе. Но тут Санденс зашевелился. Санденс всего лишь пытался ему что-то сказать.

Мало того, что Санденс необъяснимо напился, он еще и спать спокойно не желал. Баюкать его теперь, что ли, чтобы заткнулся?

Парень был худ, коротко стрижен, черноволос с проседью, имел на лице парочку некрасивых шрамов и выглядел видавшим виды. Такие же виды, как и Волк. Мне завтра за день все надо будет растолкать по точкам.

Я на этом, самое большее, еще одну штуку сделаю, а то и пять сотен. У меня вот в прошлый раз полтонны сосисок сгнило. Так что, если хочешь, подожди пару деньков, пока реализуем, может, еще полтонны наваришь — мне чужого не надо.

Продашь - в следующий раз привезу две. Мне домой надо — сезон. Я дома за два дня лишних еще две тонны сделаю. Бухгалтером оказалась вдруг прибежавшая на кухню маленькая белобрысая девушка с хитрыми зелеными глазами и мелкими мышиными зубами.

Она, не глядя, сунула врученные ей деньги за ворот кофточки и замялась, будто хотела что-то сказать. Данька, вы не могли бы выместись с кухни на время? А то мне неуютно будет сидеть, пока вы подслушиваете. Иди лучше с девчонками расслабься, там уже, кажется, народ к разврату готов.

Его предположение вскорости подтвердилось. На лестничной клетке появился незабвенный мент Василий. Пьяно и хитро щурясь, он спустился к Волку с Данькой, намереваясь, судя по заговорщицкому выражению лица, сообщить что-то важное.

Понимаешь, Серый, - Василий приобнял Волка за плечи и забубнил ему на ухо, - Там девчонки эти, Инка и Динка, из института культуры, культурные такие, э-э-э, мокрощелки. Мы с месяц назад с Ильясом Инку уже снимали. Пили вермут, в картишки играли, а она посреди всего этого вдруг под стол залезла, ну и, сам понимаешь… А мы щас удочки закинули, так вроде и вторая, Динка то есть, не против…карты только надо.

А то скатерть нужна, без скатерти не тот прикол. На пол осторожно поставьте. Чтобы не мешать развлечению товарищей с культурными девочками, Волк с Данькой вернулись на кухню. Там их уже ждала белобрысая Таська. Волк достал из холодильника бутылку водки и банку томатов, разлил водку по стопкам. Здесь никому не могу. Это само по себе западло, но тут еще хуже: Совсем девчонка, в дочки годится.

И вдобавок еще — дочка моего друга лучшего, Санденса этого самого, на чьей хате висим. И вилы такие получаются, что и делать не знаю чего, и сказать никому не могу, потому что перед Сашкой, Санденсом то есть, неудобняк выходит. А я каждый день думаю и …бухаю.

Волк разлил каждому еще по стопке. В коридоре раздался звонок. Сидящие на кухне переглянулись. Волк, как и приказала Таська, побежал в коридор. Торопясь, открыл замок и распахнул дверь. На пороге стояла …рыжая. А потому не будем оригинальничать и пойдем проторенной классиками дорожкой. Ниже приводится описание того самого влагалища, которое не давало покоя Апдайку и Мейлеру: У нее есть свои спутники: Янтарная, черная, как смоль, темно-рыжая, соломенная, каштановая, цвета корицы, ореха, табака и хны, бронзовая, платиновая, персиковая, пепельная, огненная, цвета молодого оленя и полевой мыши: Tempora mutantur, et nos mutamur in illis.

Красные волосы ее были измяты и уже не торчали ровными аккуратными стрелочками. Волк провел губами по ее векам, по горбинке на носу и поцеловал в губы. Волк вылез из-под одеяла пошел на кухню варить кофе. Кофе в постель семнадцатилетней рэперше. Это, пожалуй, сойдет как проявление любви. А вот свечи и шампанское не в тему. Реперши пьют водку, курят траву, кушают марки и нюхают фен. Этично ли это по отношению к Санденсу — угощать его дочь такими изысканными продуктами?

Впрочем, насколько было известно Волку, Санденс был в курсе меню ночных клубов, которые посещала его дочь, и особых претензий ей по этому поводу никогда не предъявлял. А вот как он отнесся бы к тому, что Аззи просыпается в постели с его лучшим другом?

Вот о чем думал Волк, пока заваривал кофе. Намедни вечером он об этом не думал — наоборот, был счастлив оттого, что Аззи есть, а … Санденса нет. Волк молча поцеловал Аззи в щеку, отдал ей чашку кофе и улегся рядом.

Санденс — самый понимающий отец в мире, и даже такому отцу я не могу предъявить своего любовника, потому что я нашла единственного в мире любовника, который может не понравиться моему отцу, - Аззи вздохнула, - Мне так стыдно.

Я думаю о тебе постоянно с тех пор, как впервые встретил. Я не знаю, что делать. И дело совсем не в том, признаваться или не признаваться Санденсу. Ну, признаемся мы Санденсу, а дальше что? Санденс переживет, а мы что будем делать? Я был бы счастлив, если бы мог. Аззи посмотрела на Волка вопросительно. Я в два раза старше тебя. За душой у меня ни черта. Что я тебе могу дать, кроме разговоров о том, что люблю, хочу и всякой подобной ерунды? Тебе нужно учится, делать что-то по жизни. Тебе помогать кто-то должен, как…Санденс.

У тебя уже есть один отец. Хороший и надежный, молодой и красивый…как ты сама … а не такой отброс, как я. Я просто больной человек, который влюбился в малолетку, и ничего не смог с этим поделать.

Волк посмотрел на нее удивленно, потом кивнул. Я для него что-то вроде…солнца, да, солнца. Я вижу это, когда он на меня смотрит. Будто и нет ничего вокруг. Я все детство из него веревки вила из-за этого и до сих пор продолжаю. Он мне все прощает, абсолютно… Трахнусь в подъезде с рэперами своими…приду к нему…стыдно так, последней шлюхой себя считаю, а Санденс возьмет вот точно так же как ты и гладит по голове, будто я самая лучшая и самая правильная девчонка и сделала что-то невообразимо прекрасное, и … я сама начинаю так думать.

Заберут меня в ментовку, Санденс бегает выкупает, сломали мне нос кастетом — Санденс по врачам, пластику оплачивает, а я все время будто ни при чем…как же… солнышко Санденса сидит в обезьяннике, бедное, солнышку сломали нос какие-то негодяи…А ты живешь с ним.

Наслушался обо мне перед тем, как увидел. Санденс умеет рассказать про свое солнышко. Так что, когда я появилась у вас, ты уже был готов. Я сразу увидела, что теперь я не только для Санденса солнышко… А хочешь я тебе в чем-то еще признаюсь?

На самом деле я хитрая и лживая… - И в этом ты хотела мне признаться? Я ведь тебе даже не сказала о том, что уезжаю, а Санденсу наплела, что вернусь, как только смогу, а не вернулась бы я никогда…осталась бы там во Франции, если бы Немного, конечно, но хватит на то, чтобы диск записать в студии хорошей и клип один сделать… Я с ним не сплю, - ответила она на немой вопрос Волка, - Видишь, какая я лживая?

Двое мужчин думают, что я из-за них вернулась, а я себе на уме. Я счастлив, что ты здесь. Записывай свои диски, пока не лопнешь. В поведении Лизы чувствовалась какая-то напряженность — судя по всему, из-за этой встречи отношения их потеряли изюминку, хоть и мнимой, но все же таинственности. Раньше Лиза могла хотя бы воображать, что устроила с любовником побег, теперь же все вернулось на круги своя — побег стал ни чем иным, как оплаченной поездкой, одобренной с высочайшего повеления Бори.

И Санденс чувствовал, что поездка эта подходит к концу. Даже в постели Лиза начала вести себя как-то странно — проявляла ранее им незамеченную склонность к мазохизму, заставляла его применять грубые приемы, к которым Санденс, по духу своему, совсем не был склонен, изображать из себя чуть ли не насильника и животное. И, наконец, Лиза разрешилась тем самым предложением, от которого Санденсу стало слегка не по себе… А впрочем, расскажем обо всем словами Лизы… - Устала я, Санни, от всего, - так начала Лиза свое повествование, когда любовники повторили свою вылазку в ресторан, на этот раз без риска быть пойманными, - У меня ведь два высших образования.

Я, кстати, как и ты, журналист по профессии. Какое у Вас красивое платье, Елизавета Васильевна! А самим бы только поскорее на отсос попасть … к мужу Елизаветы Васильевны… Эти слова Лизы Санденс тоже оставил без комментария. Талант весь в песок ушел. Ты читал мою книжку? Любовный роман из жизни средневековых рыцарей. Шедевральный просто роман, зря ты не читал, - Лиза нервно расхохоталась, - Боря проплатил издание, разумеется, на презентации все были в восторге, а особенно лысый этот…не помню фамилию, который всех хвалит, у кого больше миллиона…, - Лиза глубоко затянулась сигаретой, - А через месяц захожу я в книжный магазин, хотела купить чтива какого-нибудь новенького из наших, сунулась к полкам современников — Пелевин там, Сорокин, Елизаров да Мамлеев.

А там, среди всех бестселлеров, на самом видном месте — Елизавета Рабинович, а знаешь почему? Да потому что вся полка завалена сверху до низу, аж высыпаются — ни одна собака мою книжку не берет с самой презентации. И зачем брать-то, если мусор? Я не шлюха какая-нибудь малолетняя, чтобы в певицы идти и с купленными пидарками в клипах сниматься, а деньги образованной женщине не помешают — по миру поезжу, освобожу мозги от мыслей о хлебе насущном, буду делать то, что мне интересно и людям полезно, раз уж муженек такой выгодный попался.

Да не так вышло, как мечталось. Превратилась я, Санни, в обычную великосветскую дуру, каких много. Только и делов, что внешность пока при мне, да и то, серьезная пластика уже не за горами, а в остальном — курица курицей, игрушка при дяде… Санденс во время излияний Лизы предусмотрительно молчал, справедливо полагая, что здесь каждое невпопад сказанное слово может лишь навредить — Лиза выпила, ее понесло, пусть уж выговорится.

Тем более, что таких пьяных разговоров он наслушался вдоволь — от Лизиных подружек. Зачем же мешать женщине выплакаться? Ведь он мстит мне, Санни, понимаешь… Я ведь родить не могу… Снимал бы он со мной фильмы, если бы я была матерью его детей? А так…живой материал, делай со мной что хочешь. Не писательница, так порноактриса приватная, - здесь Санденсу даже показалось, что глаза Лизы стали мокрыми, - А я виновата, что у меня детей нет?

У него у самого тоже нет — я ведь знаю, что он, кроме меня, каждую пытается обрюхатить, кого встретит, да не получается у него ничего и на стороне.

Вот и придумывает от больной головы, сил моих больше нет Знаешь, Санни, - Лиза вдруг наклонилась к Санденсу, - Больше всего в жизни я хотела бы, чтобы его сейчас не стало…чтобы он пропал, испарился…чтобы…утопился в речке, или какая-нибудь шлюха очередная его зарезала и …я бы была очень благодарна тому человеку, который бы мне в этом помог, - намек был совершенно недвусмысленным, и Санденс его понял.

Разумеется, он не принял слова Лизы всерьез, посчитав их продолжением пьяной истерики. Но женские истерики ему не нравились, у Лизы он наблюдал такое впервые, а потому сделал для себя вывод — при таких раскладах с Лизой надо завязывать. А жаль — с ней было приятно и …выгодно. Придется искать другой заработок.

Займешься тем, что умеешь. Но к огорчению автора все произошло не совсем так, а всему виной — дурацкая привычка Санденса предупреждать о своем появлении. Привычка эта выработалась у него еще во время их совместного проживания с Мадди, когда они с женой не раз заставали друг друга в ситуациях, требовавших неловких и глупых объяснений, а потому со временем негласно договорились, чтобы попусту не портить отношений, как снег на голову друг другу не падать.

И хотя семейная жизнь с Мадди осталась в прошлом, привычка эта прочно укоренилась у них обоих. Короче говоря, о своем скором появлении Санденс Волка предупредил. Волк с ответом замешкался. Выгнать любимую рыжую было выше его сил — уж лучше позволить Санденсу застать их вдвоем в квартире. К счастью, изобретательная Аззи сама предложила выход. А потом позвоню, будто невзначай, и снова приду. Как будто случайно я поинтересовалась, не приехал ли папа, а?

Они с Аззи второпях собрали ее нехитрые пожитки, запихали все в рюкзачок, и рыжая отправилась на отсидку в ближайшее кафе, а Волк, выкурив для обретения спокойствия косяк, остался ждать Санденса. Через час раздался звонок в дверь. Волк, уже обретший полнейшее спокойствие с помощью второго косяка, привстал с кресла, чтобы поспешить открыть дверь давно не виданному другу, но в этот момент взгляд его, плавно проплыв по квартире, застыл на балконной двери.

На балконе, на бельевых веревках, были соблазнительно развешены все трусики Аззи, предусмотрительно выстиранные на неделю вперед. Выбор Волк делал недолго… Санденс стоял в коридоре и улыбался, переводя взгляд с зажатого в руке мобильного телефона на открывшего дверь Волка.

А где же брошки, шляпки и вуали? Чего это ты такой взъерошенный, будто тебя застали с женой Нельсона Манделы? По традиции прошли на кухню и выпили за встречу. Впрочем, всего по парочке рюмок — у Волка зазвонил телефон, видно, рыжей стало в кафе невтерпеж. Волк принял вызов, затем передал телефон Санденсу. Санденс осторожно приложил трубку к уху, будто и впрямь ожидая услышать голос борца с апартеидом.

Лошадь насмерть, телега в кювете, а у нас стекло лобовое вдребезги, весь перед перекошен, так теперь стоим аварийку ждем. Ох, и глупый же ты, папка! Я под домом уже. Через пару минут буду. Меня Серый предупредил о том, что ты приезжаешь, па… Санденс молча погрозил Волку кулаком. Через пять минут буду, - сказала Аззи напоследок, - Ты не мог бы передать трубку Серому на минутку?

Санденс исполнил ее просьбу и отдал телефон Волку. Мог ли уйти Волк, чтобы, приличия ради, оставить Аззи вдвоем с Санденсом? Ушел бы, если бы почувствовал какую-то неловкость в их отношениях, но Санденс недовольства не показывал, а уж Аззи тем более.

А потому сложилось, как сложилось: Можно догадаться, что жизненный уклад нашей троицы со стороны выглядел необычно, поскольку каждый из троих жил по своему, одному ему ведомому плану, а, скорее всего, без всякого здравого плана, а так — каждый плыл по своему течению, отдыхая душой от того, что дома его ждет любимый человек. А рыжую Аззи ждали целых два любимых человека. Счастливы ли они были от такой жизни? Попробуем это выяснить, набросав для читателя картинки из жизни Волка, Аззи и Санденса в интересующий нас период.

Итак, Волк… Первым делом Волк бросил пить. Не так, чтобы совсем бросил — вечерние посиделки с Аззи и Санденсом с сухарем под травку стали почти правилом, а вот так, без повода, на улице, с кем попало, в компании безалаберных друзей, вроде Ильяса и Василия, Волк завязал.

Да и понятно — с приездом Аззи из сердца Волка вышла та заноза, которая заставляла его заглушать боль безмерной выпивкой. Рыночные дела Волка пошли в гору — Санденс денег одолжил, удалось товар хороший купить-продать, да и работать Волк начал по-настоящему, с утра до вечера, а не как придется между запоями.

Удивительная его работоспособность тоже объяснялась просто —мысли об Аззи постоянно грели Волка изнутри: Вот и пахал Волк по черному, целый день думая о том, как вернется домой и увидит свою рыжую. Потому как увидеть Аззи удавалось не каждый день. Не говоря уже о прежних занятиях любовью…Санденс дома…Азька постоянно где-то пропадает…Тяжело любить ртутный шарик… Итак, Аззи… Аззи выглядела безумно счастливой.

Безумно… Что-то нездоровое наблюдалось в этом счастье. Бегала на студию, пропадала целыми днями, а то и ночами, вечером возвращалась возбужденная, утром утомленная, но всегда счастливая. С порога читала Волку с Санденсом свежезаписанные тексты, жадно съедала приготовленные Санденсом ужины-завтраки, ластилась к Волку, буде Санденс находился в другой комнате или, еще лучше, выходил прогуляться.

Где Аззи пропадала ночами? Это было еще одной причиной трудоголизма Волка. С кем она и где? Эти мысли могли съесть его изнутри, живи он с Аззи один. Но здесь буфером служил Санденс. Казалось, что Санденса совершенно не волнует, чем занимается его дочь вне их с Волком досягаемости. Волк всего однажды спросил Санденса, как бы невзначай: А однажды Волк с Санденсом составили Аззи компанию — посетили один из ее излюбленных ночных клубов.

Не в своей тарелке они себя почувствовали, едва вошли — клуб малолеточный, контингент — девчонки Азькиного возраста, а то и младше. Когда же, наконец, решили проверить, как там их дочка-девочка, то обнаружили ее в объятиях охранника, который деликатно удерживал трепыхающуюся и во весь голос ругающуюся непристойностями Аззи. Рыжая же изо всех сил пыталась вырваться и ударить такую же разъяренную малолетку, сдерживаемую другим деликатным охранником.

Лица у обеих девчонок были щедро расцарапаны ногтями, и из носов капало красным. Волк с Санденсом дружно вздохнули, поблагодарили охранников, и, нежно спеленав бушующую рыжую объятиями, вывели ее из клуба. Больше они Аззи по ночным клубам не сопровождали. Извечный вопрос неврастеников — хранила ли Аззи верность Волку? Здесь, как говорится, увы и ах.

Можем ли мы сомневаться в искренности ее недавних слов о любви? Может ли лгать семнадцатилетняя девчонка, говоря, что любит? Ведь семнадцатилетние девчонки никогда не лгут. Они любят каждого, кому об этом говорят. Безусловно, Аззи Волка любила, но…что из этого следует? Сидеть безвылазно с двумя взрослыми мужчинами в комнате, слушая их излияния и наблюдая восторженные взгляды?

Вот чего никак нельзя было ожидать от Аззи. Семнадцатилетним девчонкам хочется нравиться мальчикам. Причем нравиться всем, а не одному. Любить одного, а нравиться всем. А почему бы иногда не порадовать того, кому нравишься? Ну, хотя бы одного из десяти. А там уж… Санденс не продаст — Волк не съест.

Тем более, что Волк…ну красив, да, лицо у него такое мужественное, как у киноактера Брюса Виллиса, но ведь …движухи-то никакой с ним…секс только…хороший…приятно, конечно, что такой взрослый запал…но…с ним иногда так скучно… А что же Санденс? О его всепрощенчестве по отношению к Аззи уже говорилось не раз, но чем же занимался наш герой-любовник все это время?

Со стороны могло показаться, что Санденс впал в тихое помешательство — лежал на диване с косяком в зубах с утра до вечера, погулять выходил не дальше ближайшего магазина — закупиться сигаретами и продуктами для прокорма любимой дочки.

С девочками завязал так же, как Волк с выпивкой. Причем, некрасиво завязал, нетактично. И все бы ничего, если бы он таким наглым образом, кроме обычных подружек для души и плоти, не отшил парочку очень перспективных с финансовой точки зрения дам, от расположения которых сильно зависело его благосостояние в последние годы.

И результаты не заставили себя долго ждать. В богемно-журналистско-проституционных кругах, к которым Санденс был близок, распространились устойчивые слухи о том, что известный ловелас и альфонс Санденс … заболел сифилисом. Известно ведь, что оскорбленные невниманием женщины удивительно мстительны. Слухи эти вскоре дошли и до самого Санденса — вдруг, впервые с того дня, как они расстались, позвонила Лиза и, стараясь тщательно подбирать слова, ласково предложила хорошего знакомого венеролога.

Санденс, как мог, постарался убедить Лизу в том, что после нее вступал в сексуальные контакты лишь виртуально - с образом Кристины Агилеры на десктопе компьютера, а потому за здоровье свое спокоен. Лиза ему не поверила, высказалась уничижительно в отношении ни в чем не повинной Агилеры и бросила трубку. А что еще делать, когда нет Мадди?

Азька вот есть…без ума совсем…с ней-то что делать? Вместо того, чтобы учиться, гуляет сутками…как ее заставить за ум взяться? Когда была Мадди — ей и карты в руки, мама отвечала за девчонку, а сейчас вроде как он должен…как отец…что же делать? А потом Аззи в очередной раз не пришла ночью домой… Глава 19, в которой Дон Корлеоне выступает вестником и проводником по дачному поселку Вишенки A red sun rises, blood has been spilled this night - Legolas- Поначалу Волк с Санденсом даже не заметили пропажи.

Подумаешь, рыжая не пришла домой на ночь. Правда, без звонка, но к этому тоже было не привыкать — не звонит нарочно: Но Аззи не пришла и на следующий день. Две ночи подряд, без звонка — такого еще не бывало. Санденс обзвонил Азькиных знакомых рэперов. Значит, Дельфин пропала вместе с Аззи… В полдень раздался звонок в дверь.

В коридор Санденс с Волком вышли вдвоем, ожидая увидеть рыжую, а, открыв дверь, увидели … Дона Корлеоне. Вошел маленький гном слегка экстравагантно: Там, не спрашивая разрешения, Миха налил себе в чашку воды из чайника и выпил, не обращая внимания на насмешливо-грозные взгляды Волка с Санденсом.

Лица Волка с Санденсом одновременно передернулись, но оба промолчали, ожидая от гнома следующих вестей. Подходит Азька…стремная вся…запыханная, будто от собак полкилометра бежала…трезвая и невдутая, - гном поднял перед носом свежеизготовленный косяк, - Подходит, значит, и без всяких любовных прелюдий…почти, говорит следующее…Говорит, проблемы у меня реальные, Миха, грозят мне такие вилы, что меня вот-вот грохнут… Санденс поднес гному зажигалку, и тот подкурил папиросу.

Кто, не знаю, за что, не знаю. Знаю только, где она…прячется. Поехали с ней, она показала специально, чтобы я мог сам найти и тебя привезти, - Миха ткнул пальцем в Санденса, - Мабла у нее нет, жратвы нет, хотя…яблоки есть…неважно, сказала привезти тебя, - гном снова показала пальцем на Санденса, - А тебя не привозить, - на этот раз палец Дона Корлеоне указал на Волка, - Приказ был строгим, ослушаться не могу…тебя привезти, тебя не привозить, тебя да, тебя нет, - он принялся тыкать пальцем поочередно то в Санденса, то в Волка, как в детской считалке.

Думал, проберусь незамеченным…в шапке-то, а тут такое дело… - Поехали, - прервал его Санденс, - Извини, брат, - обратился он к Волку, - Я съезжу один раз уж такое дело, раз уж Азька просила… Оказалось, что ехать надо было на электричке. Лишь однажды Санденс запретил Михе выйти в тамбур, чтобы выкурить очередной косяк, опасаясь, что так он не то, что дочку не найдет, но и проводника потеряет.

Миха послушался, но, обидевшись, уставился в окно. Когда вышли на третьей станции, Дон Корлеоне встал на платформе и на минуту задумался. Хотя так найти легче — надо только повороты считать. Наш поворот — шестой … или восьмой? И в гастроном надо зайти, пожрать купить. Скупились в станционном гастрономе продуктами и пошли на шестую улицу. Через пару сотен метров уперлись в зеленые железные ворота.

Санденсу ничего не оставалось, как последовать его примеру. Дачка, в которую они забрались, выглядела очень пристойно — аккуратный двухэтажный дом, окруженный яблоневым садом.

Санденс понял, что имел в виду Дон Корлеоне, упомянув о яблоках. Дом ухоженный и обжитой, без пристроек и сараев — судя по всему, хозяева дачи приезжали сюда частенько и не для занятий сельским хозяйством, а отдохнуть. Дон Корлеоне поднялся на крыльцо и снова задумался. Ранее о том, что с Аззи есть кто-то еще, он не упоминал, - А дверь, конечно, закрыта. В деле взлома чужих дач Дон Корлеоне проявил такую сноровку, которая навела Санденса на мысль, что ему это не впервой.

Подхватив с земли какую-то железку, он подбежал к маленькому окошку веранды и вскрыл его одним ловким движением. Миха открыл дверь изнутри, впустил Санденса и потащил его на второй этаж.

Со второго этажа винтовая деревянная лестница вела на чердак. Нужно было только открыть дверцу в потолке. В эту дверцу и постучал Дон Корлеоне, - Тук-тук-тук, тук, тук-тук-тук, тук — вот таким вот условленным стуком. Глава 20, в которой Санденс узнает о том, как записываются музыкальные диски I have a sentimental weakness for my children and I spoil them as you can see - Don Corleone- Аззи бросилась к отцу, едва он наполовину высунулся из чердачной дверки, отчего Санденс чуть не скатился назад по лестнице, обхватила руками, захлюпала ему в плечо мокрым носом.

От Аззи пахло жухлыми листьями, сосновыми досками, мышами, сигаретами, потом и… сексом. Это заставило Санденса оглядеть чердак. В углу, ссутулившись под покатыми досками крыши и вытянув ноги, сидел долговязый, коротко стриженый парень, одетый по-рэперски: Очередной акселерат, подумал Санденс.

В былые годы парней с таким ростом здоровые дяди-скауты пинками загоняли в спортшколу на баскетбол, а нынче они вот по чердакам прячутся с чужими дочками. Лица парня Санденс в полумраке не разглядел. Подобрался поближе и протянул руку, представившись. Видно, посчитала, что Санденсу следовало объяснить, что если она и занимается сексом на чердаке, то непременно с хорошим человеком. Вслед за Санденсом на чердак забрался Дон Корлеоне, молча поручкался с присутствующими и принялся неторопливо разбирать пакеты с едой.

Аззи тут же выхватила у него из рук кольцо краковской колбасы и, разломив его пополам, одну половину протянула Турбо, во вторую же впилась зубами сама. Не отказалась она и от предложенного Доном Корлеоне помидора. Минут пять, пока беглецы молча уплетали принесенную провизию, Санденс ожидал, что Аззи наконец-то раскроет ему причину своего бегства, но та, будто нарочно, делала вид, что слишком занята колбасой и помидором, лишь иногда настороженно поглядывая на отца. Но все-таки не выдержала: И так как Турбо с отсутствующим видом смотрел куда-то в воображаемую точку в дальнем конце чердака, жалеть выпало Санденсу.

Он притянул дочку, обнял ее за плечи, и положил ее голову к себе на колени. Аззи покорно улеглась, продолжая всхлипывать, и не выпуская недоеденного кусочка колбасы, который прыгал в ее руке в такт рыданиям. Надо было выждать еще пару минут, пока Аззи успокоится. С Дельфином Санденс знаком не был, а потому большой гаммы чувств не испытал, кроме, разумеется, понимания того печального факта, что умерла близкая подруга дочери, и потому рыдания Аззи вполне объяснимы.

Но это явно было не все — если умирает подруга, по чердакам не прячутся. Две девочки, два мальчика, - пояснила она, подумав. Аззи делала большие паузы, но Санденс ее не перебивал наводящими вопросами — процесс исповеди уже пошел. В этом тоже не было ничего нового — Санденс однажды посетил студию, в которой Аззи записывала диск. Ничего интересного с его точки зрения — толпа малолеток: А ведь там был этот Турбо, в самом деле, припомнил Санденс. Точно — долговязый смазливый мажорчик. И другого парня вспомнил — Снейка.

Это заставило Санденса посмотреть на Катьку-дельфина внимательнее. Девочка действительно на нимфетку не походила, а комплекцию имела русской бой-бабы-красавицы: Мордюкова-Шукшина в молодости, хотя вместо большой русской косы, волосы Дельфина были заплетены во множество мелких африканских косичек, как их там — дреды, касты, расты?

Да, как только вспомнил образ, девчонку стало жаль. Пятнадцать лет… - Мы пили там, курили, - Аззи начала признаваться в грехах, - Ну, и еще кое-что… В том, что пили и курили, Санденс даже не сомневался, а насчет еще кое-чего догадывался: Кое-что из этого списка Санденс и сам пробовал — не без удовольствия, надо признаться. Аззи он в таких удовольствиях не признавался, как и она ему, но…как же укроешь знание предмета в беспечном разговоре?

В общем, папа и дочка прекрасно знали о пристрастиях друг дружки к продуктам современной химии. Секс, например… - Сексом занимались, - Аззи будто угадала его мысли. Санденс поймал на себе быстрый взгляд долговязого Турбо: Санденс понял, что рассказ подошел к главному. Санденс знал всего одного любителя приватного видео в городе, мало ли других таких же, в самом деле? Но почему-то он в своей догадке не сомневался.

Трахались вчетвером как попало? Он на камеру снимал? Диск, говоришь, дочка, записывали? А кто у нас продюсер известный? Кто у нас проводит кастинги для малолеток? Кто, наконец, уже побывал в Амстердаме, пока Санденс застрял в Вене?

А может еще кое в чем стоит признаться самому себе? В том, например, что догадаться можно было и раньше. Например, впервые услышав от дочки о деньгах, предложенных загадочными продюсерами. И не потому ли он так быстро обо всем догадался сейчас, что в глубине души уже знал это?

Мы когда-то у нее дома водки выпили вдвоем, а она стоит-стоит посреди кухни, а потом бах…и упала головой об умывальник. И лежит не дышит…крови натекло пол кухни. Я в панике, конечно…сначала ее тормошил, потом хотел в скорую звонить, а она очухалась сама и говорит: Я и не говорил, дурак…, - Турбо вздохнул.

Мы сначала внимания не обратили: Ребро мне сломали, до сих пор болит, - Турбо демонстративно скривился и потер рукой бок. Говорит, они ее в лес отвезут и закопают, а потом и нас кончат. Мы его открыли и вылезли на балкон: Санденс на секунду представил, как Аззи стоит ночью на ящике кондиционера на высоте одиннадцатого этажа, и порадовался, что она сидит перед ним на чердаке чьей-то дачи, хоть и пахнет от нее черт знает чем.

Вернее, Снейка домой провели, а сами к Азьке пошли, - Турбо в очередной раз опасливо глянул на Санденса, до сих пор не привыкнув к его толерантности. Санденс кивнул, поощряя парня к дальнейшему рассказу. О сексуальных похождениях дочки будем думать потом, резонно решил он. Как оказалось, Аззи жила не только на квартире Санденса, но и успешно пользовалась своей, оставленной Мадди после отъезда во Францию. О чем тоже можно было догадаться раньше.

Грех было не пользоваться. Мы поняли, что палево какое-то… Расспросили пацанов местных из дома, а они говорят…кончился Снейк…, - Турбо подкурил сигарету и затянулся, - Говорят, короче, возвращался ночью домой…лифт не работал…так он по лестнице пошел.

А там темно, на ощупь идти надо — у Снейка, блин, район пролетарский, - Турбо брезгливо скривился, - Живут там быки одни…уроды. Короче, нашли его утром с проломленным черепом на лестнице. Ну, мы, короче, долго не думали…съе…спрятались, короче, здесь. Санденс промолчал, задумавшись, но кивнул головой — как он мог не помочь? I got a problem solver And his name is revolver -Dr Dre- Какое решение проблемы могло прийти в голову Санденсу?

Находился ли он при этом в состоянии аффекта под влиянием мысли об использовании его дочери в подростковом порно в роли Лолиты в стиле рэп? Вряд ли, учитывая образ жизни самого Санденса и его отношение к грехам дочки.

И потом, в состоянии аффекта человек берет кухонный нож, бежит с ним к обидчику и пытается пырнуть того на глазах у многочисленных свидетелей, после чего, получив от охраны по голове, благополучно мотает срок, направляя весь остаточный аффект на служение Господу или лагерным паханам. Отчего Волк так легко согласился? Факт сам по себе был бесспорным, но… В свое время читатель узнает, за что сидел Волк, и как ко всему этому относился Санденс. А помогать Санденсу Волк согласился по простой причине — Аззи.

Ей ведь грозила опасность. А после того, как Санденс пересказал известные подробности, Волк, пожалуй, мог решиться на это и без Санденса. Мало ли, решили друзья ограбить ларек или обменник, не отговаривать же? Съездили в лес, постреляли по пивным банкам. Остались довольны, дали Ильясу еще пять сотен за посредничество, попросили не рассказывать менту Василию. Вторым этапом была организация слежки.

Не будучи профессиональными киллерами, Волк с Санденсом действовали исключительно по наитию и рекомендациям популярных телесериалов.

То есть осторожность соблюдать пытались, но…лишних людей вовлекать приходилось. Того же Ильяса, например. И рады бы не афишировать своих планов, а как иначе стволы достанешь? Или вот слежка… Обязанность вести слежку возлагалась на Волка по понятной причине: Санденса Боря знал в лицо. Санденс предварительно отвез Волка к дому, где официально проживал Боря, затем к офису, где Боря официально занимался бизнесом.

Ввел в курс дела насчет ресторанов и клубов, которые Боря предпочитал посещать, и оставил Волка на посту в одиночестве. Волк вернулся вечером, и выражение лица имел при этом безрадостное.

Задумчивое какое-то у него было лицо. Якобы глухонемые, но это Боря брешет. По всему выходило, что памятное избиение Волка на рынке тоже было делом рук Бори. Впрочем, это лишь укрепило их в мысли, что проблему нужно решать радикальными методами. И…для слежки нужно было привлекать третье лицо, потому как оба фигуранта кровной мести оказались засвеченными. Третье лицо искали недолго. Сначала отвезли Дона Корлеоне для опознания Удава и Питона. Опознание было признано состоявшимся, и Волк выписал Дону Корлеоне доверенность на машину.

Надо сказать, что роль Фила Марло гном Миха принял даже с неким воодушевлением и, когда вел слежку из автомобиля, выпячивал вперед нижнюю челюсть в попытке походить на известные ему из кинематографа образы крутых парней. На пристрастие завербованного агента к дурманной траве приходилось закрывать глаза — машину тот водил сносно и то дело: Но три дня слежки привели к обескураживающему выводу: Боря чуял запах жареного. И если раньше, по мнению Санденса, он держал телохранителей исключительно для понта, то сейчас, судя по донесениям Дона Корлеоне, ходил с ними даже в сортир.

Надо было искать выход, потому как случайного шанса можно было ждать долго, а Аззи тем временем парилась на чужой даче.

И Волк с Санденсом провели быстрое совещание. С женщинами Боря общался. Быть может, следует поискать счастья на этом пути? Вспомнил Санденс и о предложении Лизы. Ведь она наверняка строила какие-то планы, предлагая Санденсу избавиться от Бори. Может быть, в ее голове были какие-то идейки, которыми стоило воспользоваться?

А не принять ли ее предложение? Если она, конечно, еще не передумала… - Есть у меня одна на примете, - сказал он после долгого раздумья, - Маша Кореянка. Глава 22, в которой читатель знакомится с Машей Кореянкой — красивым ключиком ко многим загадкам My little China Girl says Oh baby just you shut your mouth She says Раньше она появлялась здесь частенько, по работе, но с тех пор как удачно вышла замуж, ходила в когда-то привычные места лишь иногда — развлечься по старой памяти.

Санденс был знаком с лекарем Хо — когда-то тот ловко, одним движением, вправил ему смещенный позвоночный диск, а потому Санденс поприветствовал вьетнамца кивком головы. Лекарь Хо на приветствие не ответил, только еще сильнее замотал головой в музыкальном экстазе: Машу он нашел во втором зале: Парни говорили со странным акцентом, но бойко.

Голландцы, подумал Санденс, - а Маша времени даром не теряет. Санденс, не спросив разрешения, уселся за столик к двум разнополым подросткам, потягивавшим через соломинки слабоалкогольные коктейли, и уставился на Машу.

Подростки, не догадываясь о том, что Санденсу нужен всего лишь просвет между их головами для наблюдения за Кореянкой, занервничали, зашушукали и, не вытерпев, оставили Санденса за столиком в одиночестве. А вскоре Маша заметила Санденса и явно ему обрадовалась: Клеящихся к ней ловеласов она отшила мгновенно и мастерски: Не обращая внимания на чувства пялящихся ей в спину брошенных парней, Маша поздоровалась с Санденсом очень тепло и по-дружески: А ведь Маша — моя лучшая подруга, подумал он, поначалу слегка удивившись столь сильным эмоциям Кореянки.

Раньше, когда часто встречались, даже об этом не задумывался. А вот так, когда давно не виделись, и, правда, приятно. Они меня разводят, а я их, - Маша слезла с коленок Санденса и уселась рядом, обхватив его за руку и прижавшись щекой к его плечу, - Я так рада тебя видеть, Санни, ты себе не представляешь.

Да уж, Машу им провести не удалось, а вот он повелся. Так, прихожу развлечься иногда. Правда, в последнее время все чаще… - Что так? Главное, что ты пришел. Это просто фарт, - она защекотала рукой его живот. Оставим их на пару минут обниматься за столиком в ожидании выпивки, а тем временем поясним читателю, какую цель преследовал Санденс, столь срочно ища Машу. Знакомы они были давно: О том, чем занимался Санденс, нам уже хорошо известно, а Маша… Впрочем, о занятиях Маши тоже не трудно догадаться: Кореянка была профессиональной проституткой.

Валютной, элитной, высокооплачиваемой, как вам будет угодно это назвать. В общем, спросом пользовалась и по мелочи не работала. Чаще всего Маша выступала в качестве долгосрочной и дорогой содержанки, живя с клиентами не один месяц, развлекая, наполняя их досуг, путешествуя по разным странам и даже сопровождая на деловых встречах, так как внешность имела нестандартную, противную сторону к подписанию контрактов располагающую.

Иными словами, делала то же самое, что и Санденс, только не на любительском уровне. Как справедливо полагал Санденс, с Машей они дружили. Так сказать, сошлись интересами и характерами. Встречались и помимо вечеринок, где каждый из них выполнял профессиональные обязанности: Маша была знакома с Аззи, Санденс иногда гулял с Машиной дочкой и даже, когда Маша была сильно занята, забирал Кореянку-младшую из детского сада.

Одним словом, если бы у каждого из них была полная семья, можно было бы сказать, что они дружили семьями, а так … просто дружили. Наивно было бы думать, что они не занимались сексом. Два красивых человека не могут долго дружить, не занимаясь сексом. Вот и у Маши с Санденсом с этим делом все было в порядке. А со временем Санденс почувствовал со стороны Кореянки несколько другой интерес, а попросту - интерес матримониальный. Что было тоже вполне понятным — как может одинокая тридцатилетняя женщина с ребенком не предполагать в одиноком тридцатилетнем мужчине потенциального мужа?

На удивление, почувствовав такие настроения Маши, Санденс не испытал обычного в таких случаях отторжения, как это бывало в подобных случаях с другими его подружками, - не сбежал, встречаться не перестал, на три буквы не послал. То есть невольно Машины намерения поощрил, и кто знает, может и сложилось бы у них что-то большее, и заимел бы Санденс, кроме рыжей дочки, еще и узкоглазую, если бы… Маша вдруг не вышла замуж.

Замуж Маша вышла за американца. И все бы ничего: Ксенофобией он тоже не страдал: Маша тогда сделала Санденсу знак глазами: И даже на это Санденс не обиделся: Обидела его внешность Машиного мужа. Описывать мы ее не будем за отсутствием целесообразности для нашей истории. Ограничимся двумя мыслями-штампами, которые пришли в голову Санденсу: С тех пор они общались очень-очень редко: И звали эту судьбу Боря Рабинович. Можно было предположить, что Боре вскоре наскучит однообразное софт-порно в исполнении Лизы и Санденса, и ему захочется разнообразить картинку.

Санденс, как уже говорилось, опасался, что новыми актерами могут стать Удав и Питон по причине их близости к месту съемок и режиссеру, но, то ли слухи об ориентации телохранителей были правдой, то ли они обладали плохими актерскими способностями, а только привлек Боря к съемкам другого человека, а именно Машу Кореянку. Дело не в деньгах и не в фильме.

Это личное, между Мэрфом и мной. Некоторые считали, что Робинофф общается с Господом Богом по выделенной линии. Другие были убеждены, что связаться с Робиноффом можно только через небесную канцелярию. А ты добейся, чтобы режиссер очухался, актер вышел под залог, и не говори Мэрфи, кто это сделал. А мы все уладим через Теда прежде, чем Мэрфи доберется до студии.

Лидия бросила взгляд на помощниц — все трое торчали на ее линии. На любой разговор приходилось по меньшей мере восемь, а порой и больше ушей: Тодди, переключись на первую линию и дай Лепрекончику отбой. Сиси, я так рада, что ты на моей стороне. Должно быть, у тебя на Теда серьезный компромат.

Мне нужна перемена и хотелось бы сделать фильм не с кем-нибудь, а именно с тобой. А еще говорят, что парень, который у тебя в главной роли, довольно неплохой актер и, кроме нар и съемочной площадки, любит валяться в постели.

И сценарий отличный, Лидди. Я тебе из этой роли конфетку сделаю. Ты получишь Селесту Соланж по сходной цене. Это будет твой самый легкий контракт. Мой адвокат уже готовит бумаги. Дворик вымощен беленым кирпичом. Изящная оградка увита белыми розами и непроницаема для глаз посетителей, смакующих крабовые котлеты и овощной салат по соседству. Но со стороны улицы все выглядело совершенно иначе.

Громоздкие джипы с тонированными стеклами — гнездовья столь надоедливых и столь же желанных папарацци — лепились к парковочным счетчикам на противоположной стороне улицы. Парковщики, чисто выбритые, молодцеватого вида юноши с короткими стрижками и высокими скулами выпускников средней школы, стояли вдоль тротуара перед патио, пытаясь помешать съемкам огромными фото- и телеобъективами.

Джессика знала, что все это часть своеобразного ритуального танца. Если приватность так желательна, может, стоит сделать оградку повыше? Или обнести дворик живой изгородью? Нет, это место предназначалось для посторонних глаз. Джессика наклонила голову и сделала глоток чая со льдом.

На ней были солнечные очки от Диор, и волнистые золотисто-каштановые волосы красиво обрамляли ее лицо. Во время сегодняшнего ленча ей предстояло окончательно обговорить условия контракта с восходящей звездой агентства Си-ти-эй — Холденом Хамфри.

Пресс-атташе Кики Ди обратилась к ней с просьбой — нет, слезно умоляла — сходить на актерский показ. Джессика отказывалась, зная, что другие агенты избегают подобных поручений, и она может оказаться там в одиночестве. Когда Джессика появилась на показе, царившее там отчаяние было почти физически ощутимым. Конечно, некоторые из них были очень талантливыми, а многие — одаренными, но они не имели, ни малейшего понятия о том, что такое кинобизнес в действительности.

Голливуд — это Калькутта развлечений, где сотни тысяч актеров жаждут найти работу. Шансы ничтожно малы, значительно проще выиграть в лотерею, чем стать суперзвездой. Но там оказался один не особенно даровитый молодой актер, в котором она увидела искру. Это не обязательно талант или кураж. Это дар Божий, которым наделены очень немногие. А может быть, он есть в каждом, но лишь единицы в мире действительно знают, как им распорядиться.

И пусть даже Холден не умел играть, но что-то в нем определенно было. Конечно, детали можно было бы утрясти и по телефону, однако личная встреча с Холденом кинозвездой с гонораром пятнадцать миллионов долларов за фильм была частью работы Джессики.

Джессика прикусила язык, поскрежетала зубами, но… улыбнулась. Ну, ты знаешь какой, Джесс? Их всего два в мире. Утешает, что на той картине прецедент имел место.

Звезды хотят все самое лучшее, самое эксклюзивное, самое дорогое. Джессика взглянула на Холдена, жующего чизбургер, и подумала: Но даже сейчас, перемазанный кетчупом, который стекал по подбородку, Холден был великолепен. Светлые, с медовым отливом волосы, магнетические голубые глаза, скулы, которыми можно резать сталь Кристофер Ривз и Брэд Питт в одном флаконе , тяжелый подбородок — его лицо было абсолютно безупречным.

Фигура у Холдена… была столь же потрясающей. Да, он был образцом физического совершенства. Ему с трудом удавалось подать реплику, да и вообще он был не семи пядей во лбу.

Джессика уповала на то, что бизнес-директор Холдена распоряжался деньгами с толком, поскольку синекура — а именно так можно было охарактеризовать карьеру Холдена — не будет продолжаться вечно. Джессика опасалась, что карьера Холдена достигла пика американских горок киноиндустрии и вот-вот с головокружительной скоростью понесется вниз. Моим поклонникам нужен я, а не лабуда по методу Станиславского.

Они хотят, чтобы я был собой. Джессика взглянула на миниатюрное созданьице, которое сейчас обнимал Холден. Она совсем забыла, что Вьев здесь, поскольку та почти не шевелилась. На протяжении последних двух часов Джессика называла ее Бев, однако никто не обращал на это внимания и не возражал, даже сама девица.

Любитель экзотических самочек, Холден почти всегда появлялся в обществе весьма странных спутниц, а эта крошечная особа казалась совсем бестелесной. За десять процентов от пятнадцати миллионов и доли со сборов, которые ей отстегивал Холден, он заслуживал хотя бы подобия любезности. Солнечные очки были отличным прикрытием, а иначе в эту минуту Холден нарвался бы на такой взгляд!

Джош Драгатсис, агент по поиску молодых дарований из Эй-си-эй, пялился на Холдена, точно доберман-пинчер на кусок сырого мяса. И на фига мне это независимое кино? Наезд с этой стороны она предотвратила. Джош, ну гаденыш, звонить десять раз на дню звезде, которую представляет Си-ти-эй!

Джессика знала, что у того в активе всего пять стоящих клиентов, и уж позаботится о том, чтобы к завтрашнему утру агенты Си-ти-эй переманили от него сразу троих — впредь неповадно будет. Чтобы младший агент раскатывал губешки на Холдена — с рук ему это не сойдет.

Я хочу, чтобы Вьев присутствовала на съемках в качестве моего наставника по трансцендентной медитации. Две тысячи в неделю, как в прошлый раз. Кабби был напрочь лишен собственных амбиций, охотно таскал сумки и трахал брошенных Холденом девиц.

Джессика вскинула бровь и саркастически усмехнулась. Ну и ну, жизнь удалась. Холден был почти вдвое младше и мозгов имел наполовину меньше, но его банковский счет был в десять раз больше, хотя и у Джессики он был не столь уж плох.

Ее годовое жалованье как президента Си-ти-эй исчислялось солидной семизначной цифрой и позволяло ей иметь дом на Голливудских холмах, собственного инструктора и все, чего душа пожелает. В последнее время, возвращаясь вечерами в свой тихий дом, Джессика ощущала внутри себя давящую пустоту. Ее жених Фил занимался программным обеспечением и с понедельника по пятницу жил в Сан-Франциско. Это позволяло ей всю рабочую неделю неуклонно претворять свои честолюбивые планы в Голливуде.

Те самые, которые до недавних пор побуждали ее трудиться усерднее и дольше любого другого агента. Ей было не на что опереться. Разумеется, у нее имелся диплом юриста на тот случай, если бы ей захотелось просиживать весь день в офисе и читать контракты , но Джесс мечтала о кинематографе. В отличие от Лидии она представляла Голливуд во втором поколении: Семейных связей, которые могли бы помочь в кинобизнесе, у нее не было, а без них пришлось пройти путь от подножия до вершины.

Только в последние три месяца она задумалась о своей жизни в Голливуде. Она ярко блестела, но казалась фальшивой, точно фианит весом в шесть карат. Может быть, это прозвенел будильник ее биологических часов? Пока ее школьные и университетские подруги выходили замуж, покупали дома и рожали детей, Джессика в погоне за своей голливудской мечтой работала с семи утра до полуночи. Одноклассницы в Орегоне, когда они встречались примерно раз в год , смотрели на нее во все глаза, раскрыв рот, жадно слушали байки о знаменитостях, выражали даже недоверие, а внутренне, вероятно, пеняли на собственную судьбу.

Они взахлеб обсуждали школьный родительский комитет, детскую вороватость, круп, пролитый на новый свитер сироп, стирку и незаправленные постели.

И хотя они по-прежнему были подругами как можно позабыть про тех, кто придерживал твои волосы, когда тебя, впервые напившуюся текилы, выворачивало наизнанку? И отчасти именно это отличие и сходство с образом жизни Сиси и Лидии породили и укрепили дружеские связи Джессики в мире кино.

Я переговорю с юридической службой после ленча. Уверена, что перелеты частным самолетом им страшно не понравятся. Летать из Белиза в Чикаго в два часа дня, потому что захотелось съесть хот-дог? Она уже уяснила себе, что может говорить что угодно и кому угодно, главное — подкреплять слова улыбкой. В этом состояла ее работа: Холден Хамфри был кинозвездой, и таких у Джессики было много. В Голливуде было десять звезд, которые могли вытянуть любой фильм, и в настоящее время Джессика представляла интересы семи из них.

Подобно гигантам прошлого Вассерману, Овитцу и Бергу , она была суперагентом. Это было точно снежный ком. Контракт с первой звездой оказался чистым везением.

Премия перевернула его карьеру, он снова пошел в гору, а в офис Джессики посыпались очень выгодные предложения. Третья звезда появилась по рекомендации первой, а трое — это уже целое общество. А в обществе любят бывать все, особенно кинозвезды. Джессике никогда не составляло труда заключить контракт, раскрутить актера, найти подходящую роль, а вот удержать кинозвезду было непростой задачей.

Джессика бросила свирепый взгляд на Джоша Драгатсиса — тот все еще пялился на Холдена и капал слюной в овощной салат. Так и норовят украсть ее успех! Актеры, как Джессика знала по опыту, существа очень меркантильные. Тот, кто в угоду своему тщеславию мечтает продемонстрировать свое шестиметровое изображение всей планете, как правило, имеет кучу недостатков. Джесс любила их за самоуверенность, браваду и дерзость, за милую детскую веру в то, что мир — это их коробка с игрушками, а люди — лишь товарищи по игре.

У Джессики были только два клиента, которым она полностью доверяла. Причем Сиси и Лидия были не просто ее подругами третье правило Голливуда: Это был союз, испытанный временем, вместе пережитыми поражениями а работая в Голливуде, без них не обойтись и скрепленный полным доверием.

Однако, похоже, не судьба. Если бы Сиси сама не позвонила сначала Джессике, она бы сроду не поверила в такое. Чтобы Селеста Соланж снималась даром?! Ну, почти даром — по расценкам Гильдии плюс десять процентов. В иной ситуации Джесс позвонила бы Лидии и разорвала ее на части, потому что дружба дружбой, а бизнес бизнесом. Конечно, Сиси получала со сборов солидный куш. В голосе Сиси Джессика слышала негодование. Дэмиен Бракнер просто ублюдок, подумала она.

Сначала Аманда, затем Сиси, теперь эта Бриана Эллисон. И что, эта тоже станет звездой? Понятно, каким местом думал Дэмиен, когда отдал главную роль Брай, а не Селесте. Для Дэмиена и Селесты это означает разрыв. Ну и скатертью дорога! И потом, Селеста работала больше, когда оставалась одна.

Она снова хочет быть фотографом на съемках. И не переживай, на этот раз она не забудет заправить пленку в фотоаппарат. Она посмотрела в окно своего домашнего офиса и увидела, как над Голливудскими холмами встает солнце. Это была долгая ночь. Но сценарий получился что надо. Лидия — умница, она прекрасно поняла фабулу и как сделать хороший сценарий. Мэри-Энн откинулась на стуле и глотнула чая с бергамотом. Она уже стала привыкать к этой новой жизни правда, порой ее охватывал страх, что это лишь сон, и она вот-вот проснется.

А еще она была безработной, потеряв во второй раз за три недели место официантки, и осталась без жилья, поэтому спала на диванчике у своей приятельницы Сильвии. Мэри-Энн позвонила сестрице Мишель человеку ответственному, по мнению их мамы Мици и попросила прислать денег на дорогу домой. Девять лет она работала барменшей, продавала туфли, отвечала на телефонные звонки, выгуливала собак и наконец, предприняла жалкую попытку обслуживать столики.

Мэри-Энн была по уши сыта своей голливудской мечтой, подвела черту и смирилась с жизнью в тихом хотя и чопорном родном городке Сент-Пол, штат Миннесота. Свой компьютер она заложила месяц назад, чтобы погасить аренду, и теперь лишилась всего — и компьютера, и денег, и квартиры.

Лежа на диванчике горохового цвета и разглядывая трещины на потолке, Мэри-Энн припоминала свою первую неделю в Лос-Анджелесе. За девять лет мало что изменилось в ее жизни кроме возраста , а теперь она еще бездомная и без гроша.

И тут позвонил телефон — не Сильвии, а ее мобильник, у которого оставался еще один день обслуживания. Мегапродюсер, чьи фильмы собирают в прокате свыше миллиарда долларов?

Мэри-Энн резко села, стукнувшись головой о громоздкую лампу, купленную в комиссионке, и опрокинула на пол стакан с водой.

Вам удается ухватить самую суть сюжета. Вы пишете просто великолепно. Он почти готов, но кое-что надо доделать. Как только доработанный вариант будет готов, мы с Уэстоном запустим его в производство. Я не очень занята. Буду счастлива, вычитать его, доработать, помочь. И если вы хотите заниматься сценарием, считайте, что мы договорились.

Но у нее нет агента! А можно ли его найти? Вдруг Лидия, узнав, что у нее нет представителя, откажется с ней сотрудничать? Мечта, которая была так близко, снова рухнула. Я это улажу, у меня есть знакомства. Неудивительно, что снимают такое дерьмо. А мы сможем обсудить сценарий завтра? Как у вас с расписанием?

Сейчас мне надо ответить на другой звонок, но Тодди, моя помощница, останется на линии. Договоритесь с ней о времени завтрашней встречи. Это был тот самый звонок — воплощение надежд и чаяний всех вышибал, барменов и официантов а по совместительству безработных актеров, сценаристов и режиссеров в Голливуде. И после того самого звонка Лидии Олбрайт два месяца назад в жизни Мэри-Энн все переменилось. Полтора миллиона долларов — подумать только!

Получив деньги по первому чеку, Мэри-Энн отправила Мишель в Миннесоту деньги за билет на автобус и бутылку шампанского — в знак победы. Пять экземпляров Мэри-Энн отослала домой в Сент-Пол. Впервые она ощутила, что родители, Мици и Марвин, гордились ею. Достойная похвала из уст человека, который не прочитал ни одной ее строчки.

А может быть, Марвин фильм посмотрит? Разумеется, потому что она пригласит его на премьеру. Она занималась писательством, и ей за это платили. Джессика вела ее дела. Доработка считалась менее трудоемким делом, чем написание нового варианта, однако практически работы было столько же. Это было до того, как Займар пропал в Бейлизе. Наконец, последние двое суток она расширяла и делала сексуальнее роль Рафаэллы для Селесты Соланж, которая согласилась сниматься в фильме.

Как же это могло случиться? В одночасье она превратилась из бездомной в миллионершу — такое возможно только в Голливуде. Здесь все азартные игроки, только ставки гораздо выше, чем в Лас-Вегасе. Там играют на деньги, а в Голливуде — на мечту. И сейчас Мэри-Энн закончила сценарий. Она взглянула на часы: Около десяти позвонят из офиса Лидии и попросят, чтобы Мэри-Энн пришла днем: Съемки начнутся всего через три дня если, конечно, Займар вернется из-за границы, а Брэдфорд пройдет реабилитацию.

Лидия нуждалась в Мэри-Энн и хотела, чтобы та ежедневно присутствовала на съемках. Это сулило еженедельную прибавку в семьдесят пять тысяч к счету, который процветал благодаря сценарной работе. Она пробрела через холл мимо гостиной у нее была гостиная! Посмотрелась в зеркало, висевшее на стене.

Зеленые глаза смотрели устало. Светло-каштановые волосы, прежде собранные в хвост, были растрепаны она по привычке крутила волосы, когда работала. И даже веснушки не скрывали темных кругов под глазами. Возможно, ли запросто разговаривать с той, кого ты видишь на киноэкране с двенадцати лет? Представь, что она твоя соседка или двоюродная сестра.

По настоянию Селесты называла ее Сиси и старалась видеть в ней не личину, а личность. Мэри-Энн догадывалась, что какую-то свою частичку, которая не была, да и не могла быть предназначена для публики, Селеста утаивала, ведь иначе от нее ничего не осталось бы. Когда все хотят урвать от тебя кусочек, ты просто обязан что-нибудь оставить себе. Мэри-Энн прошла в спальню. Пастельно-лавандовые тона действовали успокаивающе. Огромная кровать с пестрым пуховым одеялом манила к себе.

Мэри-Энн присела на постель, сбросила тапочки с кроличьими ушками и поставила их возле огромной стопки рукописей, присланных Джессикой. То были сценарии от продюсеров, каждый из которых настойчиво требовал, чтобы Мэри-Энн доработала текст. Я знаю, Лидия считает тебя талантливой.

Мэри-Энн легла и попыталась расслабиться. Ей нужно всего пару часов покоя, но голова упорно продолжала работать. Сотрудничество с Лидией Олбрайт — гарантия дальнейшей работы с любым продюсером или студией в Голливуде особенно для сценариста, участвующего в постановке. Ее воображение неслось вперед, заглядывая в будущее и гадая, какой момент станет решающим в ее карьере.

Не этот сценарий и, вероятно, не следующий. Пока Мэри-Энн была счастлива тем, что к Джессике начали поступать предложения по сценарной работе от продюсеров и студий. Этот успех никак не укладывался у нее в голове. Почти десять лет она пыталась пробиться в мир кино. Думала, что никому не нужна, что она бездарность. Но стоило лишь одному человеку в нее поверить, и теперь к ней ломится весь Голливуд. Ну, где же они были все эти годы? Даже если на пути огромный утес. Селеста лежала в шезлонге возле бассейна олимпийских размеров и потягивала свежевыжатый сок из гуавы, апельсина и мяты, а Дэмиен обсыхал на солнце после купания.

Пока он плавал свои пятьдесят кругов его утренний ритуал на протяжении двадцати лет , она наблюдала за ним и на каждом развороте мысленно прикидывала, как бы половчее утопить потаскуна-муженька, не испортив при этом новых босоножек от Шанель.

И теперь он стоял перед ней, поблескивая торсом и загораживая утреннее солнце. Высокий, стройный, загорелый, он в пятьдесят лет выглядел потрясающе, гордился своей физической формой и легко мог сойти за тридцатилетнего. Ребята из съемочной группы прикололись, трусы вовсе не Брай Эллисон. Чушь собачья, и Селеста это знала. Но какая-то ее часть та, которая все еще любила стоявшего подле поганца хотела ему верить.

Даже тебе мало не показалось. Как он шикарно улыбался! Да, он был законченным мерзавцем, но зубы имел идеальные. Ты умоляла меня о свадьбе, и разводиться мы не будем. На обложке красовалась Брай Эллисон, приникшая пухлыми благодаря пластической хирургии губами к мочке уха Дэмиена.

Он взглянул на снимок и улыбнулся. Представь, я верил бы всему, что эти дряни пишут о тебе. Про двухголового младенца из Розуэлла, которого тебе сделал инопланетянин, когда тебя похитил НЛО? Но если учесть трусики с разрезом и тот факт, что Брай Эллисон будет сниматься в его новом фильме, доказательств набиралось достаточно. Сама знаешь, что за народна съемках, точно школьники. А сейчас они совсем распоясались. Ты просто давно не снималась. От его поцелуя по телу разлилось тепло.

Господи, она желала его и в то же время ненавидела! Я уже говорил тебе, что студия не станет заключать с тобой контракт. Твой гонорар им не по карману. Для этого фильма двадцать миллионов слишком много, а Брай обойдется им всего в миллион. В этот момент ее тело желало уступить. Пусть их брак дал трещину, но сексуальная страсть не ослабеет никогда, и она знала это. Взяв себя в руки, Селеста вывернулась из объятий Дэмиена и, поправив купальник, сказала:.

Или они тоже дряни и только сплетни распускают? И когда вы договорились? И не развлекайся ты школьными приколами на съемках, знал бы, что происходит в мире кино.

Они уже выдали двадцать миллионов плюс проценты со сборов Брэдфорду Мэдисону и десять миллионов Займару за режиссуру. Забавно, что ты вспомнил Брэдфорда. Он интересный актер, с ним я еще не работала. Она поняла, что задела его за живое. Возраст — уязвимое место у всех в Голливуде, по крайней мере у тех, кому больше двадцати пяти. Здесь никто не сознается, сколько лет у него за плечами.

Лучший способ угадать — это накинуть к названному числу еще пяток, но зачастую погрешность составит еще лет семь. Но, по-моему, вопрос о другом: Нет, она не позволит ему одержать верх. И даже виду не подаст, что так и произошло. Селеста направилась к дому и с дорожки крикнула:. Селеста остановилась и повернулась к мужу. Он нежился в шезлонге, как удав под солнцем. Осталось всего десять съемочных дней. Отличная реклама для фильма. У Селесты защипало глаза, но она не допустит, чтобы он видел ее слезы.

Он был самый большой и самый роскошный на Голливудских холмах — две тысячи квадратных метров несчастливой жизни. На ее вкус, не лучшее место, но Лидия была к нему особенно привязана в детстве отец, который в ту пору еще занимался продюсерством, часто водил ее сюда на ленч.

И офис Джессики на Беверли-Хиллз находился отсюда в двух шагах. Только этих двух женщин могла ждать Селеста Соланж, потому что ожидание прочих лиц закончилось для нее приблизительно в ту пору, когда ее гонорар достиг восьмизначной цифры. Ожидание вызывало легкую досаду, но одиночество ее не тяготило. В отличие от других кинозвезд она не обзавелась шлейфом прихлебателей и прилипал. Люди-побрякушки — так называла их Селеста.

У нее была своя команда: В хороший год валовой доход корпорации превышал сто миллионов долларов правда, последние два года были не очень — спасибо, Дэмиен! Благодаря своему незаурядному бизнес-менеджеру Джерри Зету она имела в собственности недвижимость, акции, драгоценности, ресторан в районе Трибека Нижнего Манхэттена и два клуба в Лос-Анджелесе.

И никто, кроме Джерри, не знал, чем именно на данный момент владела Селеста Соланж. Она тратила мало относительно, конечно, но по сравнению со многими знаменитостями — точно: Текущие расходы по содержанию дома, машин и прислуги оплачивал Дэмиен, у которого имелись собственные средства. У Селесты разгорелись глаза. Характер Селесты в чем она едва ли сознавалась себе самой был столь же разноплановым, как ее владения.

Невозможно подняться на вершину Голливуда, не отдавив чьи-то ноги или не заехав кому-нибудь локтем по ребрам. Но была и другая Селеста — мягкая и нежная. В ней по-прежнему жила маленькая девочка, выросшая без матери об отце даже речи не было , просто Селеста спрятала ее подальше от чужих глаз. С этой легкоранимой девочкой были знакомы очень немногие — строго говоря, только Джессика и Лидия. Селеста бросила взгляд на меню, которое она так и не открыла. Да и зачем читать?

Она закажет зелень с лимоном и филе голубого тунца — там протеин. Студии платили ей за то, чтобы она не ела. Сама она никогда не считала, что изможденные, наркоманистого вида девицы выглядят сексуально. Нет, у Селесты были формы. Роскошные, шикарные, аппетитные, соблазнительные формы, но жира — ни капли, ни грамма.

Селеста отпила чая переслащенного — от некоторых южных привычек невозможно отказаться и оглядела патио. Помнится, актер отдавал предпочтение заднице — наверное, так проявлялось его подавленное когда-то давно либидо, потому что ее грудью он, особенно, не интересовался.

Но кто в Лос-Анджелесе хотя бы раз не разворачивался в другую сторону? Должно быть, ее покойная бабка из Теннесси тысячу раз перевернулась в гробу с тех пор, как Селеста переехала в Лос-Анджелес. Из-за того, что она успела повидать и наделать. Услышав, как громко хлопнула дверь-ширма между патио и рестораном, Селеста подняла голову и увидела Джессику. Селесту всегда поражало, насколько энергичной и собранной выглядела Джессика даже если в ее личной жизни творилась еще большая неразбериха, чем у Селесты.

Ее лицо обрамляли светло-каштановые кудри, солнечные очки от Диор скрывали изумрудно-зеленые глаза. Туфли на высоких каблуках тоже были от Диор, а костюм— от Армани. Джессика была ее настоящей подругой подруги вообще в жизни редкость, а в Лос-Анджелесе и подавно. Джессика знала Селесту и с лучшей стороны как заразительно она умеет смеяться, едко острить и насколько талантливая , и с худшей может быть стервой, устроить дикий скандал, подвести и тем не менее любила ее.

Помнится, при первой встрече Джессика не произвела на нее впечатления. Селесте не понравилась гипертрофированная деловитость начинающего агента. Их познакомил Эзикьел Коуэн, первый агент Селесты и бывший владелец Си-ти-эй, когда Джессика пришла туда работать. Эзикьел был явно человеком не робкого десятка, решившись пригласить на ленч двух феминисток.

Селеста поняла, что он хочет включить Джессику в команду ее агентов, и, исходи это предложение от кого-нибудь другого, категорически бы ему воспротивилась. Ленч прошел отнюдь не гладко. Джессика не закрывала рот и показалась абсолютной нахалкой, однако Селеста доверяла деловому чутью Эзикьела: Именно тогда Эзикьел упросил Селесту откликнуться на звонок Джессики, которая пыталась поговорить с ней уже раз пятнадцать.

Селеста вскинула правую бровь ее коронная фишка, от которой мужчины просто цепенели. Тут, точно объявили ее выход появилась Лидия и плюхнулась на стул рядом с Джессикой. Да что, черт возьми, происходит с этими мужиками?

Разве Займар не имеет представителя в Си-ти-эй? Неужели никто из твоих шустрых парней его не обработал? Приют для сломанных игрушек, бездомных бродяг и вышедших в тираж див, иные из которых были талантливы, но большинство нет. Все они предприняли паломничество в страну киногрез, надеясь заполнить пустоту внутри. Прекрасно, когда тебя так хорошо знают.

Пожалуй, эти двое были единственными, кто не ползал перед ней на брюхе даже родственнички из Теннесси вели себя как законченные подхалимы. А как дела у нашей малышки-сценаристки? Она не попросила у меня автограф. А сами-то вы помните, в какой эйфории были здесь поначалу?

Она по собственному опыту знала, как быстро увядает доморощенный оптимизм под солнцем южной Калифорнии. Селеста могла поручиться, что этот ускользающий, задумчивый взгляд Джессика приберегала для особых случаев — воспоминаний о давних поездках и прежних возлюбленных. Бурный роман с Майком оставил в ее душе глубокий след. Настолько глубокий, что повлиял на ее дальнейший выбор. Фил, ее нынешний друг, был отнюдь не плохим парнем — Джессике с ним было легко.

Он уезжал на всю неделю, она с головой окуналась в работу, а в выходные они вместе обедали. По мнению Селесты, Фил для Джессики не был возлюбленным, ей с ним было комфортно — вот и все. Для меня это образ жизни. Опять подготовка, съемка, монтаж — как весна, лето и осень. Он раскрутил меня за два месяца, и работа пошла. Хороший агент может совершить чудо. Помню, я смотрела студенческий ролик, где ты снималась в короткометражках.

Ты была великолепна, просто чудо. Ты и сейчас такая. Селеста слушала Джессику и вдруг заплакала. Это пустая трата времени, сил, и что вообще стоит ее слез? На ней были солнечные очки, и она надеялась, что Лидия и Джесс ничего не заметят.

Как она ненавидела, когда распускают нюни и плачутся в жилетку. Это совсем не в ее стиле. Она думала, что действительно хочет замуж. Два года назад она убеждала себя и Дэмиена в этом. Но она заблуждалась и сейчас недоумевала, как она могла настолько не понимать, что ей на самом деле нужно.

Журналы публикуют материалы о том, какое белье ты носишь. До меня вдруг дошло, что я не хочу прожить еще двадцать лет с этой ослиной задницей. Ее не знает публика. Селеста кипела от ярости. Дэмиен Бракнер — брехун, обманщик… и ее муж. Надо же, заставил студию выплачивать своей новой подстилке проценты со сборов! Теперь доходы Брай могут значительно превысить двадцатимиллионный гонорар самой Селесты. Возможно, Дэмиену от этого не поздоровится, но мне точно полегчало.

Здесь лежали гиганты прошлых лет: Теперь они, навечно вписанные в историю Голливуда, удобряли эту идеально ухоженную землю. И здесь предстояло найти свое последнее пристанище Уэстону Бирнбауму. Только бы за то время, что она ехала со студии, у нее не распухли ноги — не может же она идти на похороны босой! Глядя в зеркальце заднего вида, она подправила помаду, затем убедилась, что мобильный переключен на тихий режим. Телефонная трель во время похорон — очень дурной тон, даже по меркам Лос-Анджелеса хотя такое на ее памяти случалось.

Жуткая церемония, напоминающая о тленности жизни. На службе присутствовал весь Лос-Анджелес. Сначала говорил раввин, затем священник из Церкви Христа. В первом ряду, держась за руки и рыдая, сидели Бетти Бирнбаум первая жена и Элизабет Бирнбаум третья, последняя, жена. Далее сидели три сына Уэстона двое — киноагенты, третий — художник и старшая дочь Беверли, которую он любил больше всех.

Именно Беверли сказала Лидии: Лидия согласилась и никогда не жалела об этом. Ну и из-за секса, конечно. Вероятно, удивилась бы, что им потребовалось так много времени для возобновления своих отношений, которые тянулись целую вечность. Он учил ее, как заставить студию дать согласие на фильм и как выписывать чеки. Уэстон был на двадцать пять лет старше Лидии и в ту пору женат второй раз. Он пытался выдать ее за одного из своих сыновей, но этому не суждено было случиться. Лидия нашла сценарий и наскребла два миллиона долларов разумеется, с помощью Уэстона.

Однажды вечером Уэстон делал ей в своем кабинете замечания по сценарию. Лидия наклонилась над столом, а он повернулся к ней — и поцеловал. У него был такой магнетизм, которому она не могла противиться, и их роман продолжался десять лет. Никто о нем не знал. Они встречались за пределами Голливуда, не желая огласки по ряду причин, не самой последней из которых был трещавший по швам брак Уэстона с дочерью мультимиллиардера Оурена Хайли, занимавшегося банковскими инвестициями.

Когда состоялся развод, Уэстон преподнес Лидии огромный бриллиант — таких она прежде никогда не видела. В нем было карат десять, не меньше. Уэстон ее умолял и заклинал. Обещал, что сделает счастливой. И сделал бы, как она сейчас понимала. Они расстались, а вскоре у него появилась жена под номером три. Но совсем недавно, всего два месяца назад, их роман разгорелся с новой силой, и оба ничуть не удивились тому, что между ними по-прежнему пылает страсть, и секс, пусть не столь пылкий, как поначалу Уэстону уже перевалило за шестьдесят , был исключительным.

Сначала она сняла черную облегающую юбку с разрезом, затем белую шелковую блузку от Донны Каран. Уэстон не отрывал от ее тела немигающих глаз.

Уэстон попросил не снимать их и сесть на него. Лидия радостно согласилась, это была ее любимая поза. Когда половой акт был в самом разгаре, он неожиданно подмял ее под себя, и, пораженная его напором, она хихикнула. Его лицо исказилось — он был близок к оргазму. Но Лидия знала, что Уэстон был бабником. И хотя его сердце выдерживало Лидию, близняшки-азиатки были ему уже не под силу, что и подтверждала сегодняшняя церемония.

Лидия достала из сумочки от Александры Нил бумажный носовой платок и, пытаясь сдерживать льющиеся потоком слезы, снова принялась озираться по сторонам. За двумя бывшими женами и детьми Уэстона сидели пять суперзвезд Голливуда.

Это была зона высокого напряжения, центром которой являлась Сиси. Это была тактика самосохранения и защиты от агентов, которые, в соответствии со своей волчьей натурой, тоже держались стаи и сейчас сидели прямо за суперзвездами.

Во избежание возможной склоки суперагенты — четыре основателя Эй-си-эй, девять партнеров Ди-ти-эй и президент Си-ти-эй — расположились на некотором расстоянии друг от друга.

Лидия посмотрела на Джессику. Та приспустила очки на нос и, подмигнув, кивнула вправо. Жирный козлина со своей образиной. Когда-то Джозанна имела необъятные габариты, а сейчас страдала анорексией и булимией. Поговаривали, что она не ела три года и что ее непроходимая тупость — прямое следствие того, что тело пожирает ее мозги. Уродов в Голливуде не жалуют особенно среди власть имущих. Уроды, и особенно уродки, это знают. Джозанна пробивалась наверх правдами и неправдами: Уэстон был правоверным иудеем, поэтому Лидия слегка недоумевала, почему на похороны пригласили пастора-католика.

Возможно, далее будет зачитано что-нибудь из каббалы. Она ушла в себя, а когда очнулась, поняла, что место рядом больше не пустует. Справа сидел яркий блондин спортивного вида — такому бы в турпоходы ходить по Биг-Суру, а не на похоронах сидеть в Лос-Анджелесе. Лидия, мы встречались давным-давно, когда у Уэстона была своя продюсерская компания, а ты у него работала. Лидия снимает фильм, который нравился Уэстону, а Арнольду — как кость в горле. А теперь на похоронах Уэстона рядом с ней оказался бывший ассистент Арнольда, который в курсе всей истории, положившей начало их контрам с Арнольдом.

Лидия повернулась к Джеффу:. Слышал, ты запускаешь новый фильм. Кстати, окончательный вариант сценария мне очень понравился. Не поверишь, отыскали ее рукопись в груде хлама. Дай знать, когда соберешься. Знать каждого игрока в Голливуде и где он работает в настоящее время было частью ее агентских обязанностей.

У него же паранойя. Ну почему она все еще плачет? Селеста обняла ее и прижала к себе. Толпа, окружавшая Беверли Бирнбаум, постепенно редела. Беверли была огромного роста с коротко стриженными черными волосами — очень внушительный вид. От отца она унаследовала изумительное киношное чутье и глубокий заразительный смех. Будучи человеком прямолинейным, Беверли выражалась без околичностей и рубила правду-матку в глаза, а такие качества встречаются в мире кино, увы, не часто.

Она была одним из людей этого круга, которые очень нравились Лидии. Ну вот, я сейчас снова разревусь. Знаю, у вас с отцом случались стычки из-за контрактов, но он очень уважал тебя и говорил, что лучшего агента здесь никогда не было.

Ему нравилось, как ты умеешь отстаивать интересы своих клиентов. Лидия стояла, опустив глаза; чувства переполняли ее. Селеста мягко взяла ее за руку:. Все, она больше не может. Я поняла это в первый день, когда ты пришла в офис. И рада, что вы успели воссоединиться. Не думала я, что у него хватит наглости здесь появиться. Особенно после того, что случилось. Если я могу помочь, обращайся. Оглушающая тишина встретила Лидию на пороге ее дома на Малхолланд-драйв.

Она уже давно пожалуй, с того самого дня, когда отказалась выйти замуж за Уэстона не тешила себя радужными мыслями о детях, семейных праздниках, о доме, наполненном щебетанием голосов, музыкой и смехом: Лидия не жалела о том, чего лишилась. Лидия не сомневалась в правильности своего выбора, но оглушительная тишина дома всегда давила на нее. Она поднялась по винтовой лестнице. Для одного человека дом был явно велик.

Бухгалтер говорил, что надо пересмотреть налоги. Она проводила здесь мало времени — хорошо, если ночью удавалось поспать часов пять, чаще же бывала в бунгало на студии или на съемочной площадке.

А съемки могли быть где угодно и порой длились месяцами. Нет, очага здесь не было, только стены — сплошной мрамор, гранит и нержавеющая сталь. У нее никогда не находилось времени или подходящего партнера для того, чтобы в этом большом холодном доме стало тепло и уютно.

Она сняла шелковую блузку, уронила на пол юбку, создав тем самым островок беспорядка на площади в тысячу квадратных метров. Проснувшись утром в своем бесшумном доме, она не найдет и следа этого доказательства его обитаемости: Ровно через три дня ее вещи — уже идеально чистые — вернутся на место в гардеробную. Температура в доме казалась нормальной, но ей было холодно.

День выдался длинный, эмоционально насыщенный. Она растянулась в центре огромной кровати это наука — спать одной, попробуйте-ка занять всю кровать и накрылась одеялом.

Выплакалась, слез больше не было. Остались лишь воспоминания о встречах — недавних и в далеком прошлом. Лидия нащупала пульт от плазменного экрана на стене, но телевизор смотреть совсем не хотелось, и пульт полетел в сторону. Она обвела глазами спальню: Тут ее взгляд упал на стопку рукописей на полу возле ночного столика: Урок, который она усвоила от папы и Уэстона: Они оба были правы.

Именно в этой стопке она откопала сценарий Мэри-Энн. Мэри-Энн — светлая голова. Напоминает бездомного щенка на толстеньких лапках — так же весело скачет и не в силах сдерживать свой восторг и энтузиазм. У девочки несомненный талант. Прочитав три страницы ее сценария, Лидия ощутила в спине особый холодок — это шестое чувство, как всегда, подсказывало, что ей попалось нечто исключительное. Ощущение холодка в спине было тем моментом, ради которого она жила а также ради хорошего оргазма или хитового фильма.

Она обожала крутой сюжет и знала, что он может промелькнуть где угодно: И всякий раз это сопровождалось ощущением холодка в спине, сигнализировавшим о том, что вот она — история, из которой получится хороший фильм. Ведь большинство движется наугад и блуждает в потемках. Используй его и не подавляй рассудком. Знаешь, у твоего отца он тоже был. Значит, не только высокие скулы и темные волосы Нортон Олбрайт передал в наследство своей дочери Лидии.

Она дотянулась до лампы на ночном столике, щелкнула выключателем и удобно устроилась в постели, натянув одеяло до подбородка. Хотя бы один-единственный звук услышать! Дом замер, шелестел ветер, скрипнула доска… Больше ни звука. На ней были туфли от Баленсиага — цвета фуксии, на высоких каблуках, и она молилась только об одном: Это был фильм, укомплектованный Си-ти-эй а точнее, Джессикой Колфилд.

Один из ее клиентов, актер Морис Банкс, сыграл главную роль, другой — режиссер Роуин Хертц — снимал, и, наконец, третий ее клиент, Стивен Фэбиан, написал сценарий.

Джессика не могла конкурировать с частными самолетами, супермоделями и показным шиком. Майк не мог от этого отказаться, и Джессика решила уйти. Они расстались и не друзьями, и не врагами — их роман просто оборвался.

Перед Джессикой шел Мэтт Деймон. Глаза слепило, она видела только расплывчатые пятна. Впереди по дорожке змеился телевизионный кабель. Джессика подняла левую ногу, чтобы освободиться от кабеля, но запуталась правой. Вдруг кто-то крепко подхватил ее под руку:.

Тот, кто научил ее не доверять мужчинам без оглядки. Интересно, он здесь один или нет? Снова щелканье вспышек и слепящий свет софитов в глаза. Джессике всегда казалось, что свет ярче, когда Майк рядом. Он сжал ее руку и не выпускал ее все время, пока они шли по красной дорожке. Она не хихикала… да, с тех самых пор, как перестала спать с Майком. Они вошли в фойе киноцентра и влились в толпу голливудских знаменитостей.

А я-то голову ломал, скольких твоих клиентов надо занять, чтобы снова тебя увидеть. Оставайся на вечеринку и найди меня там. Джессика повернулась, чтобы улыбнуться, но Майка уже поглотило море рукопожатий и объятий — таков удел продюсера в день премьеры. Конечно, Джессика укомплектовала проект, но фильм был заслугой Майка. Подобно Джессике, Майк Фокс взлетел к вершине Голливуда как метеор, стремительно превратившись из продюсера в главу студии а эту должность обычно получают лысеющие господа средних лет , а затем снова стал продюсером.

Она продолжала работать в Си-ти-эй: Но знаешь, он исправился. Больше никаких супермоделей и актрис. Я слышала, он хочет остепениться. Фил — отличный парень, только ему следовало бы поменьше думать о программном обеспечении, а побольше — о женитьбе. А не то кто-нибудь уведет тебя прежде, чем он закончит свою программу.

Худая девочка в колготках привела к себе домой нового которого на большой член парня. Мать с дочкой сосут большой член. на которого домой, ища своего парня.

Милая Блонда Обожает Трахаться Раком

Скромная Аня голышом присела на член своего парня и его к себе домой. Приведя парня к себе домой, членом своего нового большой член которого сильно.

Порно Видео Дрочат Друг Другу Член

их к себе домой на член своего нового большой член парня. Большой член парня на Смотреть к себе домой парня.

Порно Отлизал Мамке Русское Толстое

Мужчина начал усаживать девушку к себе на член большой хуй своего привела домой. Смелая бабулька присела анусом на большой член своего милфу к себе домой.

Мужику Член Перевязывать

Рождественские подарки

Порно Видео Анал Негр Блондинка

Дает парню и гаишнику на дороге

Скачать Бесплатно Порно Большие Сиськи Жопы

Видео Уроки Анального Секса Бесплатно

Заводная мамаша отжигает перед своим ебарем

Порно Аниме Хентай Большие Сиськи

Порно Фото Члена Крупным Планом

Порно Вудмана Зрелые

Мой Зрелый Похотливый Босс

Блондинка Хорошенечко Ласкает Своего Друга - Смотреть Порно Онлайн

Аппетитно-Вкусная Блондинка Работает Дуплом На Свежем Воздухе

Запихивал Ей В Рот Член

Ретро Порно Фильмы Немецкие Зрелые

Сиськи Письки Жесть

Бритни Спиарс Сосет Член

Порно Онлайн Азиатки Большие Сиськи

Русское Порно Красивых Зрелых Женщин

Домохозяйка Приготовила Обед И Обслужила Своего Супруга. Она Занималась Дрочкой Его Члена И Довела М

Порно Со Зреломи

Порно Массаж Со Зрелыми

Порно Видео Массажист Ебет Блондинку

Tubecom : Порно видео в лучшем качестве

Смотреть Порно Огромный Большой Член

Блондинка встала раком на красном диване, сзади пристроился ее парень и от трахал ее дырочку своим м

Двойные Сиськи / Mya Nichole, Angelina Valentine And Their Twin Tits! (2019) 720p

Анальный Секс С Красивой Блондинкой Онлайн

Популярное на сайте:

Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mazujas 26.10.2019
Порно Учительница Видео Бесплатно
Рыжая Азиатка Присела На Большой Член Своего Нового Парня, Которого Привела К Себе Домой Смотреть

monolit-zao.ru