monolit-zao.ru
Категории
» » Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

Найди партнёра для секса в своем городе!

Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член
Лучшее
От: Magami
Категория: Члены
Добавлено: 20.01.2019
Просмотров: 2838
Поделиться:
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

Красивая Брюнетка Красиво Отсасывает Член

Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

Соси Мой Член Соска

Kerri Parker – Кери Паркер – Классная Блондинка Со Сжатыми Классными Сосками Порно Звезда

Блондинка Трахнулась Стремя Сразу - Смотреть Порно Онлайн

Купил дом, начал ухаживать за мной, родители мои души в нем не чаяли, так что без раздумий дали согласие на нашу женитьбу. Я родила дочь и стала помогать мужу в его бизнесе. Вдруг не возьмут на работу, когда он еще сможет так поесть.

Легкие обожгло, дыхание сбилось и он закашлял. Лицо покраснело от напряжения и он забил себя кулаком в грудь. Не то что в городе, водичка для слабаков. Не все выдерживают мой график, хоть и плачу хорошо.

Плюс проживание в моем доме и бесплатна еда. Но пахать придется много. Каждый день с пяти утра до пяти вечера, без выходных. Неожиданно, перед глазами Вадима все поплыло. Голос Степана стал удаляться и вскоре пропал. Вадим увидел перед собой лицо Людмилы.

Ночью отоспится, а завтра утром познакомлю его с Роем. Лучше бы он этого не делал. Перед глазами все поплыло, что-то поднялось из желудка к горлу и он едва успел свесить голову с кровати, как горькая жидкость хлынула из него на пол. Корчась от спазмов в желудке,он заметил стакан с водой на прикроватной тумбочке и схвати рукой, жадно припал к нему губами.

Огуречный рассол, узнал он, когда жадным глотками осушил весь стакан. Облегченно выдохнув, Вадим упал головой на подушку. Судя по всему над ним находилась спальня хозяев, кровать которых сейчас ходила ходуном. Он находился в маленькой комнатке,где кроме кровати и тумбочки ничего не было. Подняв руку к глазам, он посмотрел время. Пора сваливать отсюда, пока Степан занят. На фиг эту работу, на фиг этого бультерьера Роя, который ростом больше похож на маленькую пони,чем на собаку.

Пошатываясь,он схватил рюкзак и приоткрыл дверь. Пройдя по длинному коридору, он вышел в большую комнату, где находился вчера.

Посмотрев на стол,где стоял недопитый графин, Вадик еле сдержал вновь подступившую к горлу рвоту. Держась рукой за стену, в полной темноте, он наконец пробрался к выходу и открыл дверь во двор.

Холодный воздух освежил его лицо. Спустившись по ступням, он подошел к воротам и увидел толстую цепь,закрывающую ворота. Большой замок стукнулся об железные ворота, нарушив утреннюю тишину громким звуком.

Сердце ушло в пятки. Постояв с минуту и убедившись, что все спокойно, Вадим посмотрел наверх. Забор был слишком высок,чтобы допрыгнуть до него. Он посмотрел в сторону бани и замер. Из темноты на него молча смотрели желтые глаза. Вадик попятился и прижался спиной к забору. Из-за тучи выглянула луна,осветив двор. Огромных размеров белый пес медленно надвигался на Вадима. Крысиная морда бультерьера с треугольными глазами парализовала его. Шесть пса стояла дыбом, уши были прижаты, собака явно готовилась к прыжку.

Пес повернул голову и стал провожать его взглядом. Луну снова закрыли тучи и стало темно. Желтые глаза проникали Вадиму в душу. Холодный пот потек по спине. Пятясь от пса, он нащупал ногой ступеньки дома и развернувшись,бросился в дом. Хлопнула дверь и пес перестал рычать.

Желтый свет в глазах потух, шерсть опала и Рой лег на мокрую траву. Положив голову на передние лапы, он прикрыл глаза и стал наблюдать за дверью. Минут через 10, он устал и решил вернуться в комнату. Упав на кровать,он закрыл глаза и проваливаясь в сон, успев подумать,что завтра утром он точно уйдет. За спиной Степана появилась одетая Людмила. На правой щеке расплывалось красное пятно. Поймав взгляд Вадима,она смущенно пробормотала:.

Отсчитав десять пятитысячных, Степан положил их перед Вадимом. Можешь взять сейчас как знак доверия с моей стороны. Если возьмешь, я ожидаю от тебя такого же жеста. Вадим уставился на деньги и комок каши застрял у него в горле. Всего лишь потерпеть три месяца, а потом снова в город. Практическая значимость работы Развал Союза внес сумятицу в умы служивых, поскольку тех силовиков, которые могли устроить военный переворот, новая власть разогнала в первую очередь, в том числе и ОБХСС.

Остальные старались не отсвечивать, но к Дому книги нас не пускали. Да и уд с ними! Улица Красная наш променад большая, поэтому наши алчные взоры упали на угол Красной и Василия Ивановича, который Чапаев. За несколько лет до этого пару кварталов там сделали исключительно пешеходными, посадили деревья гингко, поставили лавочки и фонари как на московском Арбате.

Так все этот участок улицы и прозвали. Только наш Арбат был камерный и домашний. До этого там уже продавали свои картины художники. Но они развешивали свои творения на стенах домов, а остальное место пустовало. Вот туда-то и вломилась со всех окрестных барахолок гикающая орда книжных бабуинов со своими тележками, крейсерами и раскладными столами для раскроя обоев.

Он пытался купить на скопленные деньги какое-нибудь жилье, пока они совсем не обесценились. Чуть позже ударился в ваучеры и покупку акций.

Приходил несколько раз к нам и хвастался, мол, я полный лот акций Газпрома купил, после чего окончательно пропал. Может в Лысой-на-Лабе лениво попивает Пльзенский лежак, а может ублюдочных дворняг под видом породистых собак продает? Но тут у меня появился еще один хороший знакомый, недавно закончивший школу. Это потому, что он по возрасту был ровесником детей своего старшего брата.

Поэтому называть его дядей у них просто язык не поворачивался. Сошлись мы с ним на почве любви к фантастике, и пока клиентов не было обсуждали с ним все, что только в голову приходило по этой теме. Невзирая на разницу в возрасте мы были с ним на ты.

Дядик был, есть и будет из той породы людей, у которых мелких денег нет, а крупных отродясь не было. Даже то, за что другие люди платят не задумываясь.

Я тоже не чужд этого мировоззрения, хоть и не в таких масштабах, поэтому проникся к нему симпатией настолько, что иногда давал ему на время почитать что-нибудь из своего товара. А когда убедился в его порядочности и мастерском владении искусством читать книги так, что никто не догадается, что они уже не девственны, стал давать ему и раритеты.

А у меня они были. Помимо этого Дядик любил всякие тусовки, фестивали и сборища. Если бы не он, я никогда бы и не узнал об энтузиасте из Волгограда Борисе Завгороднем, организовавшем большинство конов и фестов писателей-фантастов, куда и зарубежные мэтры приезжали.

И вообще, в книгах он был всеядным. Его интересовала абсолютно любая печатная продукция, вплоть до репродукций Босха, Дали, Валледжо и бодибилдинга. Чуть ли не во всех крупных городах у него были знакомые, у которых можно было нахаляву поужинать и переночевать, рассказав за это хозяину свежие слухи и инсайды на книжную тему. Когда он только успевал? Вот это юное дарование и потащило меня в мой первый вояж по столицам. Угадайте, кто оплачивал дорогу в оба конца?

Но я ни чуточки об этом не пожалел, поскольку кроме адресов рыбных мест узнал от него еще и о таком золотом дне, как мракобесие, о котором я, будучи прожжённым атеистом до этого не имел понятия. Гороскопы для масс видеть доводилось, а вот о таких зверях как мистицизм, эзотерика, астрально-ментальная шняга, нумерология, хиромантия, френология и прочая, прочая, прочая был ни сном ни духом.

Вот тут-то все и завертелось. А завертелось потому, что в начале х издательства перешли на коммерческие рельсы и стали печатать не то, что велено, а то, что покупают. И в первую очередь они обрушили на читателя лавину именно тех книг, которые были наиболее востребованы в позднем СССР. Поэтому детективы, исторические, приключенческие и дамские романы, ранее считавшиеся элитными перестали быть таковыми, в разы упали в цене и появились на лотках у каждого второго торговца.

У тех, книжников, которые плыли по течению и не хотели думать головой, продажи упали ниже плинтуса. На пока еще живых предприятиях стали организовываться общества книголюбов. Либо книги закупались по оптовым ценам исходя из заявок страждущих, либо создавался обменный фонд типа кооперативных библиотек. В общем, кто во что горазд.

Чтобы выжить в этой конкурентной борьбе надо было срочно менять ассортимент. Только попав на питерские книжные развалы в ДК им. Крупской, я понял степень убогости нашей провинциальной книготорговли. Да, это был он, его Величество Северо-Запад. Первая серия фантастики, начавшая выпускать неизвестные доселе романы в хорошем переводе. Именно в этой серии я впервые познакомился с Волшебником Земноморья, Йеро на лосе и хтоническими людьми-многоножками Пирса Энтони.

Отрадно было то, что примерно половина выпускаемых книг оказывались безумно интересными, а откровенно неудачных поначалу было совсем мало. Также на развалах было много одиночных редких книг.

За эти цветуёчки я заломил что-то настолько несусветное, что наши панки с неделю ходили и облизывались, пока наконец не наскребли денег нам покупку. Зато после этого они стали считать меня своим, и когда перенесли свои посиделки к нам на Арбат, я часто перетирал с ними за жизнь и до хрипоты спорил, о превосходстве О. Сектор Газа уже будоражил умы, но Звезда Егора Летова тогда еще не взошла. Мой зимний прикид не очень-то отличался от их шиповано-клепанной кожи и ирокезов.

Представьте себе кадра в продранных на коленях джинсах. Чтобы штанины совсем не отвалились, я зашнуровал разрывы обувными шнурками веселеньких цветов. На руках велосипедные перчатки. На ногах сапоги без каблука с высоким голенищем на шнуровке. Они хоть и были похожи по фасону на армейские, но меня почему-то до сих пор терзают смутные сомнения, что они были женские. Может быть из-за ярко апельсинового цвета? Но почему тогда й размер? Правда станичные родственники жены, увидев меня на работе, долго предлагали ей потом почти новые дедушкины штаны.

У него сквозь дырки ноги видно! Вроде бы незатейливая история про гуся, отбившегося от стаи во время перелета и занесенного штормом в Канаду, плюс идущие параллельно несколько житейских историй людей. И непонятно даже чем. Перед началом написания сих опусов меня спрашивали о самой безумной, невероятной и упоротой книге. Вот это она и есть. Никакая эзотерика и рядом не лежала.

В нулевых Тутуолу переиздавали, но в е это была очень большая редкость. Там же я обратил внимание на большой выбор в продаже работ философов. Тут тебе и двухтомник Плутарха, и Опыты Монтеня и много еще чего. Брать я их побоялся, поскольку не был уверен в спросе, но зарубку в уме оставил. Затарившись книгами и навестив неведомых Дядиковых знакомых, мы решили доказать Радищеву, что и сами не лыком шиты и вслед за ним отправились из Петербурга в Москву, но не догнали.

Тогда там еще и рок концерты по вечерам давали. Внутри было хоть и тесно, но довольно уютно. Первым делом мой взор упал на изобилие эротических журналов с голой Самантой Фокс и прочими фигуристыми прелестницами.

За жесткое порно в е карали, а за эротику нет. Поэтому данный вид полиграфии надолго обосновался на моем прилавке. Дело в том, что по непонятной причине практически все любители эзотерики мужеска пола были крайне сексуально озабочены.

Поэтому клиент купивший Ледбитера или Бейли почти всегда брал еще и пару веселых журнальчиков. Но тут возникла проблема с беобахтерами обозревателями , сиречь любителями помуслить такие журналы нахаляву. Этих было сразу видно. Поэтому когда они давили умняка и заявляли: Но вскоре нашлось простое решение. За просмотр журнала я стал брать 5 рублей. Если человек покупал, то эти деньги шли в зачет цены, если нет — оставались мне.

Таким образом беобахтеры обеспечивали мне ежедневную пачку Pall Mall в мягкой пачке и обед в сухомятку. Но впрочем, я отвлекся. Там же в Москве я впервые увидел целое море самиздатовской зарубежной фантастики. Хроники Амбера я впервые прочел именно в самиздате. Переводы были весьма хороши.

И впоследствии, когда эти романы стали выпускаться издательствами, именно эти переводы они и использовали. Вы будете смеяться, но когда Желязны только начали издавать, его никто долго не брал. И хрен ты, что кому докажешь. Лучше бы Юрием Петуховым торговал. Прикупив себе пару пачек сборника похабных стихов и всякого разного по-мелочи, я отправился вслед за Дядиком на экскурсию в мир прикладного мракобесия.

Он мне там что-то рассказывал, но для меня это все было темным лесом. Что-то из его комментариев мне удавалось запомнить, чтобы не позориться перед покупателями, что-то нет, но в основном наша беседа выглядела примерно так: О шо оно о цэ такэ? Ладно, возьму упаковку для пробы. Проехаться по ушам было делом чести. Про Кастанеду это не опечатка. Мы все любили перевирать авторов и названия книг, ориентируясь на ляпы клиентов. Набравшись вдосталь теософской белиберды и астрологической начертательной геометрии, хапнув по пути внезапный бодибилдинг Джо Вейдера и альбом Бориски Валледжо мы отправились с полными сумарями на Курский вокзал, где сдали их в камеру хранения и отправились к местным макулатурщикам за теми книгами, которые в Краснодар не завозили.

В центре Москвы тогда творился цирк с конями. Вот, возле Исторического музея Анпилов перед толпой сторонников с трибуны гневно громит и обличает всех и вся. А вот, по Тверской спускается толпа бритых кришнаитов с бубнами, тамбуринами, песнями, плясками , цыганами, медведями и смешивается с толпой анпиловцев. Ну его в баню! И мы, хомыль-хомыль, учапали от греха подальше.

Так в дальнейшем мы за книгами и путешествовали. Собирались втроем вчетвером для большей безопасности и каждые две недели мотались туда-обратно. Единственная разница, что книжников потом с Горбушки перевели на спорткомплекс Олимпийский. Тем, кто тогда выжил в адски накуренных подвалах Олимпийского противогазы больше не нужны.

О том, как и что у нас продавалось и прочих обыкновениях в следующей главе. Аниме, слава богу, наконец-то начало осознаваться российским многострадальным зрителем не в роли мультиков для детей, более того, его справделиво осознают полноценным видом искусства. Как фотографию, живопись, кино. Однако, предвзятый подход до сих пор встречается в 21 веке. Основные аргументы - глупость повествования и тлетворное влияние на подрастающее поколение.

Первый аргумент не стоит потраченного времени. Из моря, океана лент вы вправе выбирать достойные - начните хоть бы и с классики, никто ж не заставляет смотреть всякое дерьмо с рейтингом ниже плинтуса. Вот на тлетворности я остановлюсь поподробнее. Помнится, лет 7 назад откопала некий самиздат на тему сексуализации маленьких девочек в аниме, "заразительности" - свойства, побуждающего зрителя с нетерпением ждать следующую серию, просмотреть сезон залпом, искать подобные аниме-картины.

Картина в голове автора, конечно, останется его личной проблемой. Но порой то тут, то там всплывают бойцы с мультиками с видом искусства-! На каждый подобный аргумент найдется более серьезный, подкрепленный логикой, контраргумент.

Остановимся на каждом основном поподробнее. Для начала повторюсь - аниме - это вид искусства, способ рассказать историю. С массой жанров и поджанров. Отдельно выделяется ненавистный нашему государству хентай. Жанров, и тем более, самих историй и лент, имеется неисчислимое множество. На любой вкус и цвет.

К слову, это обстоятельство и определило во многом мою приверженность к аниме. В нем более распространена свобода фантазии, иной раз нет привычных нам диснеевских и голливудских штампов есть другие штампы - но хоть какое-то разнообразие на почве пресыщения пиксаром и диснеем.

Про возрастной рейтинг говорить и вовсе смешно - любой осознающий себя индивид способен прочесть аннотацию перед просмотром. Поэтому когда я встречаю перлы о сексуализации маленьких девочек, у меня возникают некоторые вопросы к автору. Все ли с ним в порядке? Лично я не смогла навскидку припомнить раздетую лоли, с целью прикрепления ее изображения к посту для наглядности. В итоге из голых и юных вспомнила только Люси. А пролема моя в том, что среди океана различных историй я выбираю те, которыми сама хотела бы проникнуться.

Например, мне скучновато смотреть повседнев, и уж тем более мои запросы в гугле не напоминают нечто вроде "маленькие анимешные девочки хентай смотреть без регистрации". Несмотря на то, что повально увлекаться аниме я начала не так давно, видела я вполне достаточно.

При этом не припомню ни одной ленты на тему их, к слову не так уж много - придется поднапрячься в поисках. Разве что эльфийскую песнь, но это уж если знать толк в извращениях - главная героиня не осознает себя сексуальным объектом, в ее мире, ввиду воспитания, нет сформировавшегося понятия сексуального объекта. А один из центральных персонажей и вовсе смущается раздетой героини, предлагая ей одежду. Это уже так себе эротика.

Из разряда "было сложно, но я подрочил". Взрослых героинь в откровенной одежде я и вовсе не считаю нужным затрагивать - опять же, смотрите рейтинг. Да и ничего отвратительного в оголении взрослой дамы я не вижу. Вот нам в школе в класе демонстрировали "Вирсавию" Брюллова. Мальчики поржали и забыли - одному богу известно, почему я-то ее вообще помню.

Выросли нормальными вроде бы. Так что меня в принципе настораживают типы, выискивающие в жанре голых лолей. Даже не знаю, как донести эту мысль, людям, не знакомым с концепцией любого! Отсюда недосказанность в конце каждой серии, обрыв на самом интересном моменте, задел на сиквел в конце сезона или полнометражного фильма.

Принцип един для всех от слова абсолютно всех видов искусства, не призванных восприниматься единым блоком. Мы смотрим залпом весь сезон не потому, что нас кто-то зомбирует. Мы делаем это исключительно потому, что сами так хотим - нам ведь интересно, а также ввиду сценарной хитрости, принимающей наш интерес на вооружение - а вот это уже просто банальный закон грамотного построения многосерийной истории.

Это же не Война и Мир, бога ради. Не скажу за все аниме. Может просто мне "везет" с хорошими лентами. Хотя везением это не является - просто, будучи интеллектально состоятельным человеком, я обращаю внимание на доятойные ленты, не идущие вразрез с моралью. Может где-то и такие есть, но смотреь меня никто не заставляет. Приходится довольствоваться более высокодуховными.

Лейтмотив данного произведения прямым текстом высказан еще на этапе опенинга в качестве одного из законов алхимии - принципа равноценного обмена: В самом деле, главные герои идут на колоссальные жертвы, отдав части своих тел и даже тело целиком - в случае Альфонса Элрика , чтобы воскресить свою маму. В итоге все становится только хуже. Здесь мы видим не только демонстрацию этого замечательного принципа, справедливого не только для алхимии данного мира, но и жизни в мире реальном.

Мы наблюдаем те самые семейные ценности, которые в нашей культуре принято полезным прививать детям. Видим жертвенность и ее последствия. Сталкиваемся с важной этической проблемой - в какой ситуации важно вовремя остановиться, и просто отпустить. Поднимается тематика смерти и жизни, где удержание угасающей жизни любой ценой может обернуться катастрофой. Принцип равноценного обмена красной нитью проходит через весь сериал - даже если речь идет о выборе в жизни, а не в алхимии, как таковой.

Лично я нередко вспоминаю постулат "чтобы получить, нужно взамен отдать равноценное" в своей повседневной жизни. Пример, как одна фраза из фентезийной вселенной метко описывает закон функционирования вселенной настоящей.

Отдельно стоит упомянуть трепетное отношение двух братьев друг к другу. Получается вполне достойный мультик, справляющийся с поставленной задачей - рассказать хорошую историю и заставить задуматься целевую аудиторию. В данном случае это подростки. Помимо гениально прописанных персонажей, благой идеи за борьбы за возрождения человечества в постапокалиптическом мире, поднимается вопрос особенности жизни в подобных условиях.

Если механика машин кажется порой притянутой за уши, то с социальным аспектом авторы справились превосходно. О нем и поговорим.

Лента пронизана идеей борьбы за свободу и права людей, но несмотря на кажущуюся идилличной картину, по ходу развития сюжета открываются моральные аспекты в проблематике данного мира. Кто и почему поставил человечество на грань уничтожения? Всегда ли настоящий враг тот, с кем ты вступил в противостояние? Какие у него мотивы? Каковы жертвы на пути благой цели, каковы последствия? Говоря о проблемах постапокалипсиса, я первым делом вспоминаю родную деревню Россио - где пищевых ресурсов и жилого пространства хватало на строго определенное количество людей, и старосте деревни приходилось идти на крайние меры, чтобы их маленький замкнутый мир не обратился в ад, и выжил хоть кто-нибудь.

И проблема этой маленькой деревни поднимает важную социальную проблему мира реального - перенаселение и ограниченность ресурсов. Вот еще один пример отсылок всеенных фентезийных к проблемам реального мира. Как я уже говорила, раскрытие персонажей здеь гениально.

В самом начале зритель нащупывает главного героя - Камино. С ним все вроде бы просто - смелый, дерзкий борец за справедливость, с ним точно все победят, и все будет хорошо. Да мы так сто раз делали - в каждом боевике и приключенческом фильме все так и работает. Ну может помрет в конце - пф, мы тоже это видели тышшу раз На деле аниме нас ошарашивает. Как выясняется, повествование не только не крутится вокруг одного героя, а скорее команды, идеи, так еще и лидирующие позиции в сюжете забирает персонаж-ребенок, казавшийся невзрачным в начале картины.

Нам показывают его становление, как личности, преодоления им трудностей. Психологических, в первую очередь. Ведущую себя, как подобает личности. Помимо очевидного плюса в виде сильных эмоций от просмотра, зритель получит представление о концепции грамотно прописанного персонажа. Если вы сценарист, писатель, автор комиксов да хоть бы и фанфиков - не пожалеете. Отдельно радуют и женские персонажи.

Помимо храброй и сильной, но женственной! Йоко, мы имеем потрясающе прописанного персонажа-принцеску. Она не боится бросить вызов генералу вражеских войск, принимать серьезные решения и мужественно бороться за общую идею, на какие бы жертвы ни пришлось пойти. Обладая низкой физической силой, персонаж восхищает силой духа. Эти девушки сильны не отшиванием мужиков, перечению родителям и броскими шмотками бесполого вида, не бунту во имя бунта.

Хотели посмотреть на действиельно сильную духом, но женственную героиню, пример для девочек-подростков - вот вам две на выбор. Описывая их, вспомнила диснеевскую Мериду - совсем другая ситуация.

Межличностным отношениям здесь вообще отводится центральное место - тематика дружбы в различных ее аспектах, выбор между долгом и другом Россио и Симон , проблематика особенностей человеческой психики депрессии Симона и Россио и выход из отчаяния - причем депрессии вполне обоснованы и реалистичны , реакция на смерть соратников и лучших друзей Вспомним и о семейных ценностях.

Но да, любви и желанию создать семью в новом мире здесь как раз самое место. Ведь как подобает личностям, люди здесь борятся не во имя самой борьбы, а как раз наоборот - за мирное небо и возможность вволю предаваться радостям жизни - для себя и потомков. Посвящается тем, кто видит типичного аниме-героя в отрыве от семьи.

Наглядно позиция относительно личных отношений демонстрируется в последнем акте - когда антиспиральщики, способные просканировать заветные желания любого существа, погружают героев в мир их сокровенных желаний.

На удивление, желания у них довольно простые:. Йоко видит, как помогает детям, работает учительницей в школе, а затем и свадьбу со своим погибшим возлюбленным. Вирал - вот тут поинтереснее. Бывший офицер вражеских сил, помилованный благодаря своему профессионализму, вступивший в борьбу против общего врага с сохранением звания.

Второй пилот самого мощного орудия во Вселенной - флагмана Гуррен Лаганна, в котором не доводилось сидеть даже ближайшим соратникам лидера сопротивления. Бессмертное создание, не подверженное старости и болезням. О чем же думает этот сверхчеловек если можно так выразиться? Какое его сокровенное желание? А оно очень простое, до боли человеческое, как и у вышеописанной девушки.

Он бредет по полю с женой и ребенком, они обнимаются и радуются прогулке. Примечание - наш герой стерилен. К слову, персонажи нашли в себе силы преодолеть фантазии и выйти на бой, пожертвовав своим счастем в мире иллюзий ради счастья новых поколений - это мы снова о силе духа.

На что это я намекаю? Тема семейных ценностей весьма выражена в аниме и встречается нередко. Упрекнуть в искажении данных ценностей и негативного влияния на детей может, разве, наш собирательный образ из начала поста - который лолей в гугле ищет, пропуская достойные произведения.

Мрачные боги смерти в депрессивном мире наподобие Хельхайма, много трупов и подросток, убивающий сначала преступников, а потом и всех, кто на него неправильно посмотрел, да так, что в путь. Гото-девочка, лихо ему помогающая, и на голову еще более поехавшая на деле. А ведь подроски смотрють! А я вам скажу - правильно смотрят. Мораль там настолько грамотная и простая, как липка, что будь это книга, впору включать в школьную программу. Будем честны - кто из нас не ратовал за вселенскую справедливость?

И проверить данный тезис очень просто - рассказываем своей коллеге бальзаковского возраста, матери двоих детей, как где-то ребеночка изнасиловали - результат налицо. Открываем одноклассники, находим пост с этой новостью, заходим в комменты.

Тети за 40 показывают такие чудеса воображаемых пыток для насильника, что испанская инквизиция совершила бы массовое самоубийство - какие-то обычные бабмаши, такие милые с виду дамы, их просто морально изничтожили своей фантазией и энергией.

Это я говорю о взрослых людях. А что же подростки? Молодые, полные энергии, готовые на любой кипиш кроме войны но сойдет и война - главное кипиш , полные первозданной юношеской агрессии. Именно такой персонаж и показан в аниме. Более того, персонаж исключительно положительный - хорошая семья, отличная успеваемость, жажда отмщения за невинно убиенных. Ангел во плоти и среднестатистический подросток в одном флаконе. Поначалу, он вызывает вполне понятное восхищение - ттаак их, этих, млять убийц-насильников, шоб они все, уроды, сдохли, вот дай мне ту тетрадку, да я бы А вот дальше нам показывают, что будет, когда ты бы Показывают на примере очень умного по меркам школьника персонажа, чье превосходство над зретелем невольно сквозит с самого начала, и На ум приходит знаменитая фраза гера Фридриха: Изменения личности героя настолько впечатлили меня в свое время мне тогда было 17 лет , что заставили пересмотреть свое мировоззрение и повыдергивать из него к чертям юношеский максимализм и радикальность суждений.

Особое впечатление оставляет и Миса - милая наивная девочка, имеющая, казалось бы, моральное право мстить своим врагам самым лютым способом. В результате плюс находит минус, Миса - Лайта. Под его влиянием мы видим превращение милой, наивной и внушаемой девочки в настоящее чудовище, не ведающее жалости во имя своего идола.

Это типичный пример токсичных отношений, именуемых "абьюз". Очень опасное социальное явление. И дело тут даже не в возрасте, недостатке опыта и сиротстве девочки. В мире реальном в абьюз часто попадают даже взрослые, состоявшиеся женщины, дочери благополучных родителей, жены успешных мужей, матери милых детей. Это еще один повод как девочкам, так и мальчикам посмотреть данную картину и ужаснуться. Ужаснуться своим собственным порывам души и вовремя прийти в себя.

Классическое произведение, с отличной атмосферой и визуалом. Повествует все о том же старом добром апокалипсисе,приходя в итоге к теории мультивселенной. Здесь поднимается вопрос социального и личностного аспекта надвигающегося неизбежного конца.

Мы проносимся сквозь истории жизни и локации, наблюдая как каждый встречает конец мира по-своему. Кто-то пытается спастись как волки и аристократы. К слову, между ними много общего, и волки не так уж просты, как кажутся , кто-то продолжает жить своей жалкой жизнью,сегодняшним днем, стараясь держаться хотя бы за него, обеспечив своих ближних деньгами и едой речь идет о главаре волчьей стаи.

Кто-то с ужасом ждет свой конец. Кто-то принял неизбежное, и не сложил руки, не стремясь к чудесному спасению как Шер. В целом же главная мысль произведения - стремление к своей цели, несмотря на все тяготы.

Что делает картину мотивирующей. К концу истории мы понимаем, что здесь нет исключительно добрых и злых персонажей. Все, по сути, движимы единым инстинктом - выжить. Более того, эта вселенная не уникальна. После гибели мир продолжает жить в альтернативной вселенной, где что остается за кадром и подлежит неизбежному домысливанию все те же люди живут теми же принципами. Так было и будет во веки веков. Ценности здесь тоже не обошли стороной - зрителю дают понять, что нет ничего теплее объятий любимого человека, ничего прекраснее нового восхода солнца, в мире, которому ничего не угрожает, нет никого ценнее тех, кто о тебе заботится, и о ком заботишься ты.

А еще через долю секунды послышался звук открываемой двери. Обернувшись, я увидела только спину мужчины. Что же это получается, меня поимел коллега Бисби? И при этом совершенно бесплатно? Нет, я понимаю, мне приходится отдаваться мужчинам, чтобы добраться домой, к своему Анри.

Но чтобы вот так, ни здрасте, ни до свидания Тем не менее, я решила ничего не говорить Бисби. В конце концов одним мужчиной больше, одним меньше, какая разница.

И я, вполне довольная собой и своим самочувствием, направилась в душ. Пока я приводила себя в порядок, вернулся Бисби. К сожалению я не успела одеться до его прихода, и мне пришлось выходить из тесной кабинки полностью обнаженной. Ну и, конечно, в глазах моего сутенера тут же зажглись опасные огоньки. В принципе в мои планы не входило отдаваться второму мужчине за столь короткий промежуток времени.

Но кто же меня спрашивал? Меня немедленно наклонили, и вот я уже приняла до боли знакомую позу и ожидаю, когда член Бисби войдет в мою готовую для употребления дырочку. Терпеливо снеся первые малоприятные толчки, я почувствовала, не в пример первому разу, удовольствие от трахающего мою киску твердого члена.

Кончить, конечно, не удастся, но положительные эмоции я определенно испытывала. Не смотря на достаточно бурный темп, мною овладела нега. Ну, да это было чем-то похоже на мое обычное утро, когда я еще во власти лени ласкала себя, легко касаясь то сосков, то увлажненных губок, то клитора.

Разница состояла только в том, что сейчас меня трахал почти посторонний мужчина. В общем, я решила не отказывать себе в удовольствии. Я поставила одно колено на постель, чтобы быть побольше раскрытой для мужчины, и, высоко отклячив попку, положила голову на подушку. Таким образом руки оказались свободны для небольших женских утех. Я застонала, когда мои пальчики коснулись нежной плоти чувствительных лепестков. К тому же от толчков Бисби мои голова и груди елозили по подушке, и набухшие до боли соски терлись о ткань, добавляя сладостных ощущений.

Едва не мурлыкая от удовольствия, я не забывала и о партнере. Иногда я ласкала пушистые яички. Жаль только, Бисби был столь нетерпелив в своем желании, нанося мне размашистые удары, что не позволял мне наиграться с ними вдоволь. А иногда я стискивала пальчиками ствол, и он двигался в двойном плену. Закрыв глаза, я погрузилась в нирвану. Вот только член, долбивший меня сзади, вносил некоторый, совсем крохотный, диссонанс в это состояние.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Бисби вышел из меня, и я почувствовала, как горячая сперма оросила мою попку, забрызгав и пальчики и губки. Еще некоторое время я с замиравшим от восторга сердцем растирала по нежным складочкам густую жидкость, все стекающую и стекающую в промежность по ложбинке между ягодиц.

Но затем мне, увы, пришлось прекратить ласки. Я не мастурбирую даже в присутствии Анри, а мне сейчас так хотелось еще немного понежиться, поразвлекаться со своей киской Но работа, есть работа. Об этом мне беззастенчиво напомнил Бисби. Он развернул меня, едва я престала ласкать себя, и, усадив на койку, засунул член мне в рот. И пока я послушно выполняла приказ, обслуживая остававшийся твердым пенис, Бисби, понемногу успокаивая дыхание, говорил: Кстати, за мистером Торнтоном придет катер. Мы встретим его часов в пять.

От моих энергичных кивков головой, Бисби поморщился: Итак угваздала его неслабо. Я преданно глядела на сутенера, не забывая нежно посасывать головку его члена.

Мы не сделаем тебе больно, только немного поиграем. Женщина была столь очаровательна, что я позволила увлечь себя в ванную комнату. Там я разделась, ощущая, как мое тело беззастенчиво рассматривают. К тому же Марго, именно так она представилась, пару раз, словно случайно, прикоснулась к моей коже, а однажды так и вовсе прижалась низом живота к моей попке.

Меня это, конечно, не возбудило, но и отвращения, как ни странно, я не почувствовала. К тому же я помнила, в каком качестве здесь нахожусь. Поэтому вместо естественного протеста, я только старательно выпячивала грудь, чтобы Марго было удобнее меня касаться. Впрочем, все эти игры длились совсем недолго. И вот я уже стою полностью обнаженная, а Марго присела перед сумкой. Марго мило улыбнулась и проговорила: А сейчас заведи руки за спину.

К счастью все было не так плохо, как стало рисоваться в моем воображении. Наручники оказались снабжены с внутренней стороны мягким подбоем и не могли поранить кожу. Правда, только наручниками дело не ограничилось. Марго одела на меня и кандалы, столь же нежно охватившие лодыжки, а потом и коротенький корсет, не закрывавший пупка, а вверху подпиравший груди так, что соски, казалось, были под самым подбородком.

Надо сказать, что зажимы хоть и не впивались в мои соски, но были достаточно тугими, и я почти сразу почувствовала сладко щемящую истому, разливавшуюся от кончиков грудей. Между тем мадам скинула халатик и оказалась примерно в таком же виде, что и я, исключая кандалы и наручники. Ее лобок был начисто выбрит, и розоватые половые губки уже дразняще раскрылись, насколько это было видно. Марго подтолкнула меня к двери, шепнув напоследок: Мсье Росицки уже лежал на кровати абсолютно голый.

Его похотливый взгляд тут же впился в меня, шаря по моим прелестям, а рука легла на пенис. В этот момент стоящая сзади Марго просунула руки мне под мышки и стиснула мои груди. Сама она всем телом прильнула ко мне. Посмотри, она красивая, у нее великолепные сиськи. Тебе понравится их тискать. И тебе нравится это делать, подумала я, покорно снося лесбийские ласки. Впрочем, я уже начинала возбуждаться.

Не знаю дело ли в том, что член у мсье уже встал и был весьма красив и привлекателен в таком виде, а может, мое тело привычно отозвалось на ласки, хоть и не мужчина сейчас меня тискал.

А женская рука уже проскользнула мне между ног. Я услышала, как мадам томно вздохнула, едва ее пальчики коснулись моих набухавших ускоренными темпами лепестков. Мне и самой хотелось, чтобы до них дотронулись, и какая, в конце концов, разница, кто это делает. К тому же меня просили подыгрывать, и я не посмела ослушаться.

Ножные кандалы не позволяли сделать полный шаг, и я просеменила, заботливо поддерживаемая под локоток, до широченной постели, а потом на коленях проползла по шелковым простыням к мсье Росицки. Надо сказать, к этому моменту я уже возбудилась не на шутку. При каждом шаге тугие полукружия плотно охватывали мои груди у основания не хуже мужской руки, а уж соски, оттягиваемые качавшейся цепочкой, и вовсе заставляли меня дрожать в сладкой истоме.

В общем, когда мои колени коснулись сбоку бедра мсье Росицки, я с удовольствием и надеждой разглядывала его член, может и не слишком большой, но зато правильной формы и с головкой, напоминающей аккуратную шляпку гриба.

Марго тоже стояла на коленях рядом, только немного ближе к изголовью, что позволило мсье положить руку ей на бедро. Я слышала, как она учащенно дышит и бросила в ее сторону взгляд.

Ее щечки раскраснелись, а полные губы приоткрылись. Так же как и я, Марго с нескрываемым вожделением смотрела на член мужа. Впрочем, это не мешало ей нежно поглаживать мою попку. Мсье Росицки кивнул и перевел взгляд на меня. И я, несколько неожиданно для самой себя, выдала: Но все по порядку, сначала проверим Марго. Марго, очевидно уже знавшая эту часть сценария, села на корточки лицом к мсье Росицки и, оперевшись рукой ему на грудь, широко раздвинула колени.

Мне не было видно, что там происходит, но судя по стону, вырвавшемуся из уст мадам, в ее влагалище вошли пальцы. Тут уж я не упустила ни одной подробности. Тем более, что Марго, коротко взглянув на меня, убрала густые волосы на другую сторону. Чувственные губы коснулись навершия, отчего мужчина содрогнулся и шумно вздохнул полной грудью. Затем Марго принялась покрывать легкими поцелуями всю поверхность раздутой головки, пока, наконец, не заглотила ее целиком.

Сделав несколько поступательных движений головой, она вновь выпустила член изо рта. Теперь упругий стержень обслуживался язычком, то вылизывавшим ствол по всей длине, то порхающим по лоснящейся головке. От этого зрелища я почувствовала, что между ног уже совсем мокро. Моя киска изнемогала от сексуального томления и требовала внимания. Мои руки все еще оставались скованными за спиной.

Мои пальчики заработали сами собой, проделывая со мной примерно то же, что и рот Марго со стоящим торчком членом. Они то погружались в меня и яростно трахали, то нежными круговыми движениями ласкали мокрые лепестки. Все это время я чувствовала на себе заинтересованные взгляды супругов, но стыд и моральные устои уже не могли перебороть похоти, охватившей меня.

Помимо мастурбации мне удалось обнаружить еще одну приятную вещь: И я вне себя от вожделения заставляла и заставляла цепочку качаться. Почти разочарование постигло меня, когда через какое-то время мсье объявил: Марго послушно оставила так увлекший Она немного подвинулась, чтобы мсье было лучше видно, и заставила меня откинуться назад и сесть на пятки.

Мне пришлось упереться в постель скованными руками, но мадам на этом не остановилась. Она быстро раздвинула мои колени, и я оказалась раскрытой перед взглядами супругов. Мое влагалище, представленное на всеобщий осмотр отозвалось мучительной истомой. А Марго, положив ладонь мне на затылок, вдруг впилась в мои губы своими.

Поначалу я немного растерялась от напора языка, ворвавшегося в мой рот и начавшего там хозяйничать. Однако ничего страшного в этом не оказалось. Наоборот, поцелуй был пряным, я чувствовала на губах привкус смазки мсье. Ведь только что эти губы и язычок старательно делали минет! К тому же я ощутила как мой клитор попадает в плен острых коготков, и от охватившего меня вожделения я кончила.

Сотрясаемая оргазмом, я почувствовала, как неумолимые пальцы Марго входят в меня, и мои мышцы сокращаются на них, словно на мужском члене. Я еще не отошла от оргазма и едва соображала, но супруги продолжали свою игру. Надо же, меня еще даже не начинали трахать, а я уже кончила. Чтобы загладить вину, я пролепетала: Ну-ка ложись на спину, ноги задери, да разведи колени пошире. Я бросилась исполнять приказание. Желая услужить мсье Росицки, я для начала нагнулась и, с чувством захватив в колечко губ багровую головку, несколько мгновений ее сосала, не забывая ласкать внутри рта и кончиком языка.

Только после этого я поспешила принять указанную позу. Улегшись прямо на скованные за спиной наручники, я выпрямила вверх ноги и развела их, насколько позволяли кандалы так, чтобы мое естество стало доступным для члена мсье Росицки. Мсье поднялся и, играя своим напряженным пенисом, встал надо мной. Мадам у же была рядом.

Она одной рукой надавила на мое бедро, раскрывая меня еще больше перед своим мужем, а другой схватилась за член и направила его в меня. Некоторое время Марго мучила меня, вводя лишь самое навершие. Потом она наклонилась, и я почувствовала, как шустрый язычок касается моих лепестков, а затем раскаленный поршень пронзил меня.

Мсье Росицки часто задышал и пошел вбивать его в мое благодарное влагалище. Мадам от него не отставала и, заставив меня вовсе положить колени на груди, принялась терзать мои лепестки и клитор совершенно бесцеремонно. От их действий я уже через минуту вновь была в кондиции.

Меня уже не беспокоили ни скованные руки, ни впивающиеся в тело корсет и браслеты, ни неудобная поза. К сожалению, мадам скоро покинула мои губки, чтобы присесть над моим лицом. Я увидела перед собой ее нежные складочки. Два раза упрашивать себя я не заставила, впившись ртом в эти набухшие влажные лепестки. Марго застонала и принялась двигать задом, чтобы под атаку моего языка и губ попадали наиболее чувствительные места.

Сама вовсю обрабатываемая мсье Росицки, я усердно трахала язычком его жену, и вскоре была вознаграждена. Вся ее промежность стала сокращаться, а сама Марго закричала и буквально села на мое лицо, ставшее сразу мокрым от ее выделений. Не желая быть неблагодарной, я не только не стала возмущаться, но и, стараясь как можно лучше выполнить свою работу, слегка прикусила нежную кожицу.

Мадам просто зашлась в стонах и через какое-то время рухнула рядом со мной. Что характерно, мсье не переставал вколачивать в мое истерзанное влагалище свой член, и я уже без помех могла им насладиться. Впрочем, очень скоро, мсье сказал: К этому я не была готова. Однако никакого сопротивления оказать не смогла: К тому же Марго, как мне казалось, уже выбывшая из игр, вдруг очутилась рядом и ласково сказала: Хозяин желает поиметь тебя в задницу.

Ты же сама говорила, что будешь выполнять все приказания. Это так не хорошо для шлюхи. Ну да, мне необходимо отрабатывать заплаченные за меня деньги. Необходимо, даже если придется для этого подставить свой зад. Нимфа есть нимфа, кто хочет, может поиметь ее, заставить сделать минет, а может и трахнуть в попку.

К тому же я изрядно возбуждена и не должно быть особенно больно. Несколько раз у меня был анальный секс с Анри, но его член был слишком велик и доставлял в основном неприятные ощущения. Они почти исчезали, если до этого мой жених как следует меня разогревал. Но что будет сейчас? И я покорно расслабилась, пробормотав: Между тем все происходило по знакомой схеме. Марго вытащила член мужа у меня из влагалища и приставила к анусу.

И я почувствовала, как твердая головка начала медленно входить в прямую кишку. От боли я закусила губу, и заелозила по постели.

Однако супруги меня держали крепко, а мое тело было в такой позе, что никаких неудобств мсье Росицки не испытывал и продолжал вдавливать пенис в меня. Я чувствовала, как член вползает в попку, но ничего поделать не могла, кроме как кусать губу и страдальчески морщиться. Впрочем, едва казавшийся неимоверно раздутым пенис наконец преодолел первое сопротивление и достаточно легко скользнул на всю глубину, я поняла, что чувствую себя сносно.

Конечно неимоверно растянутое колечко ануса казалось вот-вот порвется, да еще мсье Росицки начал двигаться, однако мое возбужденное состояние сказалось.

Я перестала прислушиваться к своим ощущением и даже игриво посмотрела на искаженное невыносимой страстью лицо мсье. Может быть, это было ошибкой, так как мсье Росицки взревел и принялся обрабатывать мой зад всерьез и со всем рвением. А ведь поначалу он был нежен и осторожен, совсем как Анри в схожих ситуациях.

Какое-то время я даже стонать не могла, ощущая как раскаленный ствол рвет на части мое тугое колечко. Но тут на выручку мне пришла Марго. Она стала теребить мой клитор, вставлять в освободившуюся дырочку пальцы, и меня вдруг затопили приятные ощущения, неумолимо перетекающие в наслаждение. Меня по-прежнему трахали в анальное отверстие так, что ягодицы приподнимались над постелью при каждом ударе, ноги болтались где-то наверху, а лесбийские пальчики властвовали во влагалище, однако я уже едва не кончала.

Словно сквозь пелену я услышала голос мсье: Я просто хочу посмотреть, как она кончит с членом в попке. Мне кажется для нее это будет внове.

Мсье еще увеличил темп. Да еще положив мои ставшие покорными ножки себе на плечо, схватил цепочку на грудях. Теперь едва его пенис летел в мой зад, мсье дергал навстречу мои соски, едва их не отрывая. Так я и кончила: Естественно мсье Росицки не выдержал того, что его член и так очень туго стиснутый моим анусом, оказался в просто таки вибрирующей дырочке и выпустил в меня обжигающую струю Да, еще к тому же любезно согласился послать моему жениху телефонограмму.

Впрочем, в данный момент меня занимали совсем другие мысли. О, как же мне хочется трахнуть этого высокомерного мистера Торнтона. Я семенила, цокая каблучками, за мистером Торнтоном. Он был восхитителен в светлом костюме, подчеркивающем его стройную широкоплечую фигуру. Между тем мы спустились под взглядами нескольких зевак по крутому узкому трапу к огромному белоснежному катеру. Где-то наверху из-за ветрового стекла торчала голова матроса, которому мистер Торнтон крикнул: После этого он прошел в зеркальную дверь, ничуть не заботясь о том, следую я за ним или нет.

Я хмыкнула и, пожав плечами зашла в просторную каюту. Стекла, зеркальные снаружи, изнутри оказались лишь затемненными и открывали великолепный вид на морской простор. Мистер Торнтон между тем скинул пиджак, развалился на диване в непринужденной позе и окинул меня почти равнодушным взглядом. Я послушно приблизилась к мистеру Торнтону, а он небрежным жестом приказал мне повернуться.

Как вышколенная шлюха, я должна была сделать это с шиком. И я нагнулась, отклячив попку и прогнувшись в спинке. При этом я с легкой дразнящей улыбкой поглядела из-за плеча на моего кавалера.

Увы, все мои ужимки практически пропали втуне. Взгляд мистера Торнтона стал лишь чуточку более заинтересованным. Впрочем тотчас я позабыла об этом, так как почувствовала, как моих увлажненных лепестков касается мужская рука. Мистер Торнтон, даже не думая о каких-то изысках, сразу по-хозяйски вошел в меня пальцем. О-о, я едва не кончила от этого грубоватого действия. Застонав, я принялась понемногу крутить ягодицами, прилежно показывая своему хозяину, как мне хорошо от его прикосновений.

По правде говоря, я уже текла, как самая настоящая сучка, и могла лишь благодарно сжимать трахающие меня пальцы мышцами влагалища. Наконец, мистер Торнтон покинул мое влагалище, и меня на миг посетило ни с чем несравнимое чувство брошенной женщины.

Мистер Торнтон со скучающим видом похлопал себя по колену. Без промедления я обернулась и села на его бедро, словно наездница на лошадь. Жар мужского тела ощущался моими набухшими лепестками даже сквозь шелковую ткань брюк.

Застонав, я потерлась промежностью о мужскую ногу, чувствуя как намокает подо мной ткань и злорадствуя по этому поводу. Однако волны наслаждения пронзающие меня между ног заставили быстро забыть обо всем.

Не переставая елозить влагалищем о ногу мистера Торнтона, я крепко сжала бедра и, подстрекаемая его снисходительной полуулыбкой, принялась поспешно расстегивать белоснежную сорочку. Едва показалась мускулистая загорелая грудь, как я впилась губами в маленький сосок, дурея оттого, что услышала глубокий страстный вздох.

Пожалуй, это точно был мистер Торнтон, так я сама уже давно не вздыхала, а стонала в голос. И я кончила в первый раз, стоная и лаская язычком и губами мужскую грудь. Между ног тут же образовалась лужица, которая слегка хлюпала при каждом движении моей попки. Однако я не собиралась на этом останавливаться, тем более в голове билась только одна мысль: Моя рука легла на пах мистера Торнтона, туда, где уже брюки уже недвусмысленно топорщились.

Подгоняя сама себя, я расстегнула ширинку и, проникнув внутрь, нащупала твердый член. Он удобно лег в мою руку, мощный бугристый фаллос, такой нежный, словно бархат, снаружи и жесткий, словно из стали, под кожей. Но пора было показать, что купленная им девочка свое дело знает на зубок.

Я, сделав над собой усилие, ослабила давление бедер и сползла на пол, оказавшись на коленях перед мистером Торнтоном. Его твердый член теперь восставал перед моим лицом.

Крепко удерживая член рукой за основание, я с замиранием сердца провела по нему язычком от яиц до самого навершия и обратно. А потом, зажмурив глаза от удовольствия, заглотила головку и почувствовала как она заполняет своим жаром весь мой рот.

Впрочем моя роль требовала не забывать и о мужчине. Поэтому я отказала себе в том, чтобы еще немного посмаковать ощущения от твердого мужского органа в своем ротике и принялась, как вышколенная шлюха, прилежно выполнять минет. Мои губки, сложенные колечком, размеренно заскользили по твердому стволу. Я заглатывала член все глубже, так что он упирался мне в горло, перекрывая дыхание.

Я старательно облизывала головку и даже слегка покусывала нежную кожицу И что я получила взамен? Мистер Торнтон лишь пару раз глубоко вздохнул и один раз едва слышно застонал. Впрочем, это стало неважно, как только он сказал: Два раза упрашивать меня не пришлось.

Мгновенно вскочив, я поспешно скинула одежду, очутившись перед клиентом абсолютно голенькой. Приняв пару завлекающих поз под бесстыдным взглядом, проникающим в самые интимные уголки моего тела, я поставила одну ножку с одной стороны, а другую перекинула над мистером Торнтоном и нависла со слегка разведенными коленями над ним.

А подо мной торчал толстый твердый член. Закусив губу, я направила его в себя одновременно опуская зад. Все мое тело затрепетало, едва раскаленная головка коснулась моих вожделеющих губок. Немного поиграв членом так, чтобы он слегка входил самым своим навершием в обхватывающие его лепестки и чтобы головка намокла от моих соков, я наконец плавным движением насадилась на мощный ствол. Я закричала, чувствуя, как мощный поршень пронзает меня, и упала на грудь мистера Торнотона, трясясь в конвульсиях оргазма.

Однако передохнуть мне не дали. Буквально тут же твердая ладонь легла мне на задницу и подтолкнула вверх. Я поняла, что от меня требуется, и слегка приподнялась на трясущихся ногах, заскользив по члену. Не смотря темноту в глазах и непрекращающиеся сокращения внутри меня, я сделала все, чтобы доставить удовольствие мужчине. Мои насаживания на кол принесли кое-какие плоды. Наконец-то мистер Торнтон стал дышать с хрипотцой, а в его глазах появилось нечто похожее на страсть.

Через какое-то время мистер Торнтон захотел сменить позу. Я не возражала, да и как может купленная шлюшка возражать клиенту! Она может только ублажать его всеми доступными способами. Вот и я перед тем, как меня нагнули над журнальным столиком, успела склониться и захватить губами раздувшуюся головку.

Мистер Торнтон милостиво позволил отсасывать у него. Какое то время я наслаждалась членом, лаская язычком и губами твердую плоть, а пальчиками вовсю тискала пушистые яички. Затем меня подтолкнули к столику. Ив Морэ подобрал беспризорную плачущую Инес, когда ей было всего десять лет. Одетая в лохмотья, засунув большой палец в рот, она стояла рядом с обшарпанным многоэтажным домом, где ее мать-проститутка, напившись, упала со ступенек вниз головой и сломала себе шею.

Ив-фокусник, как его называли, знал Мари, мать Инес, но близко они не сходились: Этой цветущей блондинке было всего тридцать лет, когда она умерла, но ее лучшие времена уже давно прошли. Совсем другой была та напуганная девочка, которая одна-одинешенька присутствовала на похоронах матери. Она была на редкость красива. Ив сумел угадать скрытую силу в ее спутанных волосах медового цвета и невинных, но чувственных раскосых голубых глазах.

Она была замкнута, испуганна и дика. Мари были чужды материнские инстинкты, и Инес, с тех пор как научилась ходить, была предоставлена сама себе. Ив взял под защиту эту перепуганную девчушку, потому что здесь больше никто бы так не поступил. Он видел в ней родственную душу, так как сам тоже рано стал сиротой. В первые недели, которые Инес провела в его доме, она ни разу не улыбнулась.

Но малышка, не вынимая изо рта большого пальца, продолжала печально смотреть на него широко раскрытыми глазами. И вдруг Инес рассмеялась громким чистым смехом, и смеялась не переставая, пока у нее не потекли слезы. Ив подхватил ее на руки, крепко обнял, и с тех пор лед растаял. Она улыбалась, и всякий раз, когда предмет ее обожания оказывался рядом, она улыбалась еще шире. С Ивом Инес была нежной и доброй. Он отправил ее в школу, купил теплую одежду, хорошо кормил и любил.

Когда он приходил домой, на ее маленьком грустном лице появлялось счастливое выражение. Целый год она была безумно влюблена в него и следовала за ним повсюду; дома он вел себя как преданный юный любовник, понимая, тем не менее, что Инес на самом деле боится мужчин. Единственные мужчины, которых она видела в детстве, были грубые, неотесанные мужланы, которые грязно домогались ее матери, Грубияны с задворок, они покупали тело Мари за несколько франков, при этом еще и оскорбляя ее.

Отказываясь от робких предложений Инес о помощи, Мари обычно давала ей в качестве вознаграждения легкий шлепок. Когда Инес подросла, ей стало казаться, что каждый следующий сутенер Мари еще более злобный, жадный и противный.

Казалось, что Мари привлекает к себе только тех мужчин, которые плохо к ней относятся и бьют ее. Частенько, насосавшись абсента, они колотили и Инес. Девочка возненавидела свою мать и мучавших их подлецов-мужчин, но она мало что могла изменить. До смерти матери Инес не слышала ни одного доброго слова ни от одного из мужчин. Она хорошо знала, кто такие сутенеры и чем они занимаются. Она видела, как грубо они обращаются со своими женщинами, и своим детским сердцем чувствовала, что ни один из них ломаного гроша не стоит.

Но Ив Морэ оказался совсем другим. Его губы всегда лукаво улыбались, делая его еще более привлекательным. Вздернутый нос, четко очерченные ноздри которого при смехе раздувались, как у лошади. Шатен с мягкими вьющимися волосами, которые, намокая, прилипали к голове, делая его похожим на веселого греческого бога.

Живые карие глаза светились радостью, и, когда он смеялся, а это случалось нередко, они очаровательно щурились.

Сидя ночью за кухонным столом над учебниками, Инес часто украдкой наблюдала за ним. Все они просто боготворили Ива не только за его дружелюбный мягкий характер и доброту, но и за волшебные фокусы.

Он мог одновременно жонглировать шестью апельсинами и не уронить ни одного, а девушки выражали спой восторг радостными выкриками. Это вызывало такой хохот, что Инес сердито смотрела на них, отрываясь от работы по дому, и жалела, что сама не принадлежит к этой веселой свите Ива. Он знал множество трюков, которыми развлекал своих проституток. Для него это было очень важно. С десяти лет его детство и юность проходили на улицах Монмартра, где Ив показывал фокусы и трюки, которым он научился у отца.

К семнадцати годам к нему уже стали липнуть девушки, увлеченные его нахальным обаянием. Да, с Ивом-фокусником никогда не было скучно. Вскоре он очаровал и маленькую Инес, которая по-детски пыталась привлечь его внимание. Ей хотелось, чтобы он ее любил. Она безумно хотела его любви. Он стал ей отцом, которого она никогда не знала, добрым дядюшкой, который мягко смеялся и которого ей всегда хотелось иметь, он стал любимым, которого она хотела очаровать, чтобы он принадлежал только ей.

Хотя Ив и считал ее привлекательной, она была еще слишком юна, и он заставил ее ждать почти три года. Заставил ждать, пока она не стала думать, что умрет от желания; заставлял ждать, пока он занимался любовью с Франсиной, Оливией, Анной или с кем-нибудь еще, а она сидела в мрачном настроении напротив парадного его дома, расположенного в респектабельном предместье Нейи.

Иногда, приставив к стенке, разделяющей их комнаты, стакан из толстого стекла и прижавшись к нему ухом, она подслушивала те звуки, которые сопровождали его занятия любовью. Горько плача, она слушала голос обожаемого ею мужчины, в то время как он любил другую женщину. Ощупывая себя, она видела, как постепенно формируется ее тело.

Инес была развита не по годам. На свой день рождения в четырнадцать лет, стоя перед ним с раскрасневшимся лицом, обрамленным золотыми волосами, она приподнялась на носочки и поцеловала его в губы, благодаря за те маленькие подарки, которые он ей принес. Она очень полюбила тонкий янтарный браслет с серебряными бусинками, который он нашел в одном антикварном магазине в конце улицы Жакоб.

Застегивая на ее тонком запястье замок филигранной работы, он почувствовал легкий запах мускуса, исходящий от нее при дыхании. Я никогда не буду его снимать.

Инес носила простую школьную форму: Ее волосы доходили ей почти до середины спины, причудливо обрамляя тонкий овал лица. Ясные голубые глаза и кожа цвета меда делали ее похожей на одного из ангелов Боттичелли. Ив высоко ценил женщин, хотя и эксплуатировал их. Он внимательно посмотрел на Инес: Ее девичья грудь с похожими на бутончики роз сосками упруго вырисовывалась под блузкой. Слегка при открытые бледные губы, казалось, просили поцелуя.

Его глаза прищурились, встретив ее робкий взгляд, который ясно говорил ему о том, чего она жаждет. Она созрела и была готова. Наконец-то Ив-фокусник мог позволить этой юной соблазнительнице Инес завоевать себя. Они несколько часов кряду занимались любовью в теплой и нежной темноте его кровати. Некоторым это настолько нравилось, что они приходили к ней каждую неделю, в течение нескольких недель и даже лет. Таким образом, несмотря на то, что Инес была девственницей, ее мать была для нее великолепной наставницей в искусстве любви.

Благодаря природной интуиции и тем урокам, которые она получила за долгие часы наблюдения, Инес подарила Иву самые горячие ласки, несказанно удивив его. С тех пор Инес каждую ночь проводила в постели Ива. Вскоре он обнаружил, что увлекся этой девочкой с прекрасным лицом, волшебным телом и сексуальными навыками опытной куртизанки.

Однако он сумел научить ее еще большему. Спустя шесть месяцев после начала войны Франция превратилась в кромешный ад. Некоторые из постоянных девушек Ива бежали из Парижа, и у него не оставалось никакого другого выхода, кроме как послать на панель Инес. Дочь проститутки, Инес не очень огорчилась. Ив любил ее, она обожала его. Ни о чем другом она не беспокоилась.

Быть профессиональной проституткой — это всего лишь работа. Инес не могла сказать, нравилось ей это или нет. Для нее это был просто временно необходимый образ жизни. Мужчины, с которыми спала Инес, ничего для нее не значили.

Ее мысли были слишком далеко, когда они обладали ее телом. Она знала, что никто никогда не завладеет ее сердцем, ведь оно отдано Иву, ее очаровательному, волшебному Иву. Она принадлежала ему душой и телом, и никакой другой мужчина, с которым спала Инес, не мог изменить ее душу. Их взаимную страсть, такую светлую и сильную, символизировали, как думала Инес, мерцающие ниточки одетого на ее запястье янтарно-серебряного браслета.

Они олицетворяли вечность их любви. Как только утренний свет проник в спальню, Инес пришла в себя. Голова раскалывалась от боли. Льняные простыни были в крови, ее крови, и боль во всем теле была такой сильной, что ей захотелось плакать. Ей надо бежать от этого отвратительного зверя, храпящего рядом с ней, и бежать немедленно.

Но он еще не заплатил ей. Плевать, она возьмет деньги сама. Видит Бог, она заработала их. Пожалуйста, пусть он себе спит, думала Инес, медленно вставая с постели и морщась от боли.

Его брюки валялись на полу, там, где он бросил их вчера, рядом с отброшенным в сторону кнутом и отвратительным искусственным пенисом. Она еще страдала от ужасной боли, причиненной этим предметом. Инес быстро обыскала карманы, но денег в них не было. Глядя на храпящего Скрофо, она на цыпочках вышла в отделанную мрамором ванную, по всей длине которой были зеркала. На нее смотрело заплаканное, покрытое синяками и ссадинами лицо, плечи и грудь были усеяны рубцами, а на бедрах была видна запекшаяся кровь.

Дрожа от боли, она присела на биде и стала подмываться душистым мылом. Только сейчас Инес заметила толстую пачку денег, лежащую на краю мраморного бассейна, рядом с его бритвой и зубной щеткой.

Там было очень много банкнот, намного больше, чем она обычно зарабатывала за месяц. Должна ли она взять только то, что заработала, или все деньги, чтобы компенсировать все те зверства, которые сотворил с ней Скрофо? Как только она схватила банкноты, в ванную, пошатываясь, вошел итальянец. Увидев, что она делает, он схватил ее за волосы и со всей силы ударил головой о мраморную стену, заорав:.

К таким мерзавкам, как ты, нужно относиться только так: Инес со страхом смотрела, как Скрофо схватил этот отвратительный резиновый предмет и вновь возбудился. Бросив ее в бассейн, он продолжал грязно ругаться.

Он собирается сделать это снова! Она не может, она просто не вынесет! Вы не можете сделать это еще раз! Я обещаю, что приду, как только мне станет лучше. Мне очень больно, так больно. Посмотрите, у меня течет кровь. Инес почувствовала неприятный запах чеснока и перегара и увидела, что его глаза налились кровью и стали дикими. Я поступаю так только с дрянью. Он тебе нравится, Инес, не правда ли? Я знаю, прошлой ночью он тебе понравился.

Как во сне она неожиданно увидела старомодную опасную бритву, которая лежала открытой на мраморной стойке. Обезумев от ужаса и боли, Инес схватила бритву и вслепую нанесла удар назад. Она слышала, как генерал вскрикнул, а затем раздался грохот падающего на пол тела.

Тяжело дыша, Инес повернулась и увидела, что она сделала. Лезвие разрезало его горло так ровно, как портниха разрезает кусок материи. Глаза закатились, и кровь била ключом из раны. Не оставалось никаких сомнений в том, что он умирает. Страшные клокочущие звуки доносились из горла Скрофо, но, несмотря на это, его крошечный пенис, подобно дерзкому флагштоку, все еще оставался в непристойно возбужденном состоянии. Застыв в неподвижности, она наблюдала, как его лысая голова, забрызганная льющейся из горла кровью, откинулась в сторону.

Инес в панике смотрела на мертвого мужчину. Она убила итальянского офицера оккупационной армии. Господи, что ей теперь делать? Инес застыла от страха и не помнила, сколько она так простояла, глядя на Умберто Скрофо, из шеи и рта которого кровь лилась прямо на мраморные плитки ванной. В зеркале она увидела испуганную девушку, волосы которой в беспорядке свисали на лицо, а в глазах застыло дикое выражение страха. Ее руки были в крови.

Сколько еще пройдет времени, прежде чем один из помощников генерала зайдет за ним? У него должны быть какие-то военные дела, маневры, еще что-нибудь, он играет важную роль в этой военной машине.

Скрофо говорил ей об этом в кафе. Она могла бы просто уйти, надев красное платье и поношенное пальто, которое было на ней прошлой ночью.

Портье едва взглянул на нее, когда она пришла. Может быть, он не запомнил ее? Она растерла пальцами ноющие запястья, ободранные этим варваром Скрофо, и сунула их под теплую воду. И вдруг с ужасом обнаружила, что браслет, приносящий ей счастье, исчез. Ее руки и ноги затряслись от страха, и она бросилась в спальню. Скинув окровавленные простыни, Инес стала отчаянно разыскивать свои драгоценные бусинки. Браслет — это ее талисман. Любой, кто ее знает, сразу же опознает красивые нитки янтарных и серебряных бусинок, которые она всегда носила.

Если они обнаружат браслет, то найти ее будет лишь вопросом времени. Она в ужасе бросилась на пол и стала ползать на четвереньках, но браслета нигде не было. Слезы катились по лицу Инес, причиняя острую боль израненным губам и покрытым синяками щекам. Потом она вспомнила, что не надевала его прошлой ночью!

Сломался замочек, и Ив обещал отнести браслет в ремонт. Она взяла все, кроме красной подвязки. Все парижские проститутки носили красные подвязки. Разве ее можно выследить по ней? Инес затолкала другую подвязку и чулки в карман и, осторожно открыв дверь номера, выглянула в пустой коридор. На цыпочках, с лихорадочно бьющимся сердцем она прошла к запасной лестнице, надеясь выйти к черному ходу. Осторожно спускаясь, она услышала смех и звук открывающейся двери и спряталась за поворотом лестничного марша.

Несколько горничных, оживленно болтая, прошли через длинный холл — начиналась их смена. Они зашли в раздевалку в поношенных платьях, а вышли оттуда в накрахмаленных сине-белых униформах и сразу же приступили к работе.

Сердце Инес билось так громко, что она испугалась, как бы болтающие девушки не услышали его стука. Интересно, как в отеле охраняется черный ход? Есть ли у них, как в других отелях, охранники, которые проверяют, не украл ли кто-нибудь из обслуживающего персонала какую-либо вещь, закончив свою смену? Должны ли работающие здесь иметь удостоверения, подтверждающие, что они здесь служат? Возможно, идти через этот выход рискованнее, чем через главный вход, но она должна была решиться на это.

Инес взглянула на свои наручные часы, еще один подарок Ива. Было около половины восьмого. Прошло почти полчаса с того момента, как она перерезала генералу горло. Она содрогнулась, подумав, что с ней сделают, если поймают. Казнь покажется самой желанной смертью, которой может ожидать девушка ее возраста и внешности. Несомненно, после неизбежных многочисленных изнасилований ее подвергнут самым изощренным пыткам. Смерть станет счастливым избавлением.

Нет, Инес была уверена, что это не ее судьба, и совсем не так она представляла себе свою жизнь. Несмотря на прошлое, несмотря на унизительный характер ее профессии, у Инес была врожденная гордость и вера в себя. Она была полна решимости убежать. Поток служащих совсем поредел. Прошли две молодые женщины с усталыми мальчишескими лицами, почти дети, и, наконец, стало тихо. Собравшись с духом, Инес решительно шагнула в маленькую комнату, в которой переодевалась прислуга.

Никто из девушек даже не взглянул на нее, так они были заняты переодеванием и болтовней. Опустив голову, она прошла к последнему потертому пальто, висевшему на вешалке. Под каждым крючком находился сделанный из дерева и проволоки закрытый шкафчик, в котором они держали свои сумочки и сменную обувь. Их удостоверения, конечно же, должны лежать в сумочках. Инес надела рваное пальто, которое оказалось слишком длинным. В кармане лежал легкий шарф, и она с благодарностью повязала его вокруг своих спутанных волос.

Инес украдкой подергала дверцы нескольких шкафчиков, но все они были тщательно закрыты. Затянув пояс, она последовала за двумя болтающими горничными, которые закончили смену. Спускаясь по ступенькам, они прошли в маленький холл с выходом на улицу Комбон.

За ним, уставившись в стену взглядом, полным меланхолии, стоял немец. Ганс Мейер всегда был одним из самых усердных и придирчивых охранников, однако сегодня утром его мысли были далеко отсюда.

Прошлой ночью он получил из фатерлянда письмо от своей невесты: К моменту получения письма они уже должны были пожениться. Он был так разъярен, что напился до беспамятства и теперь страдал от самого ужасного похмелья в своей жизни. Он не замечал болтливых горничных, которые выворачивали на стол содержимое своих сумок, чтобы их проверил охранник.

Его прекрасная двадцатидвухлетняя фрейлен с льняными волосами выходит замуж за его шестидесятилетнего лысого отца! В промежутках между приступами тошноты он строил планы мести, совершенно не обращая внимания на то, как небрежно проверял охранник вещи девушек. Инес вывернула все, что было в сумочке, на стол, и охранник равнодушно взглянул на ее жалкое имущество.

Губная помада, зеркальце, расчески, ключ, несколько франков. Пачка в две тысячи франков была хорошо спрятана в туфельке. Молясь, чтобы немецкий солдат не заинтересовался ее прихрамывающей походкой, Инес уложили в сумку свои вещи, и вышла на улицу навстречу золотистым лучам парижского солнца. Казалось, что весной года гестапо было в Париже повсюду, и это выглядело зловеще. Они всегда врывались ночью. Маленькие группы людей с холодными глазами, бесчувственно смотрящими па человеческие страдания, приходили за своими жертвами без предупреждения, порой в сопровождении злых немецких овчарок, которые буквально рвались с поводков.

Каждую ночь гестапо обнаруживало группы прятавшихся евреев, сгоняло их в грузовики, и одному Господу Богу было известно, куда их отправляли. Все евреи жили в страхе, но они делали все, что могли, чтобы скрыть это. Той весной начищенные до блеска кожаные сапоги и увешанная орденами серая форма длинной темной тенью Третьего рейха накрыли все еврейское население Франции.

И хотя все патриотически настроенные граждане ненавидели вражеских солдат, они, как истинные французы, пытались жить своей обычной жизнью. Грубые лица фашистских солдат в уродливых касках и с кожаными ремешками, затянутыми под подбородками, были безжалостны и не выражали никакого сострадания. Их долго учили этому в Германии, и теперь они относились к французскому народу с нескрываемым презрением.

Агата Гинзберг провела последние годы своей юности, укрываясь в подвале дома на Монпарнасе. Это было излюбленное место отдыха немецких офицеров и проституток. Габриэль жила с дедом, матерью и восемнадцатилетним братом-инвалидом Жильбером. Совершенно случайно в тот самый вечер, когда гестапо пришло арестовывать семью евреев Гинзберг, Агата была у Прентанов и читала Жильберу.

Когда они увидели, что происходит на другой стороне улицы, то спрятали Агату у себя в подвале. Сквозь кружева занавесок Габриэль видела, как семью Агаты затолкали в кузов грузовика. Там были три маленькие девочки, не старше двенадцати лет, два мальчика — пятнадцати и шестнадцати, и отец с матерью. Казалось, что комендант забыл, что еврейская семья, которую он должен был забрать, чтобы потом отправить в концлагерь, должна состоять из восьми человек.

Он знал, что тут должно быть несколько детей, и так оно и было. Выполнив свой план па ночь, он мог теперь пойти и хорошо провести время. Грузовик отвез Гинзбергов вместе с другими еврейскими семьями во временный лагерь около Парижа.

Там они присоединились к нескольким сотням других и вскоре были отправлены поездом в Бухенвальд. Больше о них никто никогда не слышал. Прячась в подвале семьи Прентан, восемнадцатилетняя Агата постепенно привыкала жить среди пауков и тараканов; среди покрытых плесенью зловонных канализационных труб; среди крыс и мышей, испытывая невыразимый ужас, который рождало ее богатое воображение.

Ей дали запас свечей, сказав при этом, чтобы она бережно их расходовала. Еду Габриэль приносила в основном по утрам, когда неуверенные шаги последних пьяных немцев затихали на вымощенных булыжником мостовых.

Изредка, принеся еду, Габриэль торопливо рассказывала ей последние военные новости, плохие или хорошие, и порой спрашивала, как она себя тут чувствует.

Габриэль безумно боялась долго разговаривать с Агатой. Она верила, что стоны и даже пол имеют уши, и поэтому сводила беседу до минимума. Агата могла помыться только раз в неделю, когда Габриэль посылала ей вниз таз теплой воды, и вскоре одежда на ее щупленьком теле превратилась в грязные тряпки. Еще никогда ее голова не чесалась так сильно, что она не могла остановиться. Она ловила вшей у себя под волосами и с треском давила их ногтями, как орехи. По мере того, как день стал превращаться в бесконечную ночь, мозг Агаты погрузился в свой собственный мир.

За исключением того времени, когда горели свечи, в подвале царила темнота, было ужасно холодно и сыро; пожалуй, единственным ее утешением были книги. И если ее тело страдало от недостатка еды, то мозг не страдал.

Дедушка Габриэль был продавцом книг, он специализировался на редких книгах, и подвал был буквально забит томами в кожаных переплетах. Пусть они лучше будут покрыты плесенью, говорил дедушка, чем попадут в руки немцев. В бесконечные ночи, проведенные в одиночестве, Агата прочитала сотни книг, молясь, чтобы кончилась оккупация.

Агата занималась балетом с детства, и ее мечтой было стать примой. Она думала о той славе, которой она добьется, когда вырвется из этого плена. Она не могла сосчитать дни, которые остались до ее освобождения, потому что не знала, когда оно наступит. Она стала своего рода заключенным, преступником, которому вынесен пожизненный приговор. Габриэль отдала Агате свои четки и распятие, когда первый раз спустилась в подвал. Несмотря на то, что Агата была еврейкой, она находила утешение в этих янтарных бусинках, постоянно гладя их и молясь о своем освобождении.

Иногда она царапала Габриэль жалостливые записки, например: Каждую ночь Агата слышала хриплый смех немецких и итальянских офицеров, которые приходили в расположенный по соседству ночной клуб, визгливые, пронзительные крики юных проституток и хриплый голос певшей им Габриэль. Однажды рано утром, еще до открытия клуба, в дом ворвалось гестапо, что провести обычный обыск.

Пока Габриэль и ее семья отвечали на вопросы, две немецкие овчарки обнюхивали спальню, прихожую и кухню. Агата услышала стук сапог, громыхающих у нее над головой, и словно застыла. Вход в подвал был накрыт металлическим листом, вделанным в пол посудомойки, а сверху замаскирован потрескавшимся линолеумом. Находясь здесь, под ними, в кромешной темноте, Агата дрожала на свой грязной постели, но ее не обнаружили, потому что собаки больше интересовались аппетитно пахнущим мясом в кладовой и радостно лаяли.

Если где-нибудь на улице Габриэль попадался взвод солдат, она вздрагивала и отводила взгляд в сторону. Каждый раз, когда она приносила Агате тарелку с едой, она терзалась мыслью о том, что рано или поздно девочку обнаружат и всю ее семью будут преследовать за укрывательство. Однако проходили месяцы и даже годы, и она поняла, что нацисты забыли об Агате. Она просто перестала существовать.

Систематическое истребление еврейского населения не прекращалось, все более жестокими становились муки голода, но французское Сопротивление не сдавалось. Морис Гримо был самым лучшим во Франции специалистом по подделке документов, и никто лучше него не мог сделать фальшивое удостоверение или паспорт. Немцам нравилось его шутовство, и они предлагали Морису подсаживаться к их столикам, чтобы повеселиться вместе.

Алкоголь хорошо развязывал языки, поэтому он собирал много информации, которая была просто бесценной для Сопротивления. Морис был многолик, и у него было так много тайных укрытий, что гестапо не могло выследить его, потому что просто не знало, кто он на самом деле. Он умел прекрасно изменять внешность, был специалистом по каллиграфии и подделке документов, и о том, что он сделал для Сопротивления, ходили легенды.

Морис был старым приятелем Габриэль. Она очень переживала за Агату, и поэтому решила поговорить с ним о девочке. В последний раз, когда Габриэль увидела лицо Агаты, освещенное лампой, она не поверила своим глазам.

Агата таяла буквально на глазах, ее волосы стали тускло-бледного цвета, лицо похудело, скулы стали такими острыми, что напоминали кусочки разбитого стекла. Глаза запали, как у сорокапятилетней женщины, она ужасно изменилась. Поэтому Габриэль решила, что с новым удостоверением Агата может выйти из этого подвала. Ее никто никогда не узнает. Кроме того, Габриэль подумала, что если девушка умрет, а она выглядела такой слабой и больной, что это было вполне вероятно, то ей будет очень трудно избавиться от тела.

Помимо всего прочего, Габриэль нуждалась в ком-нибудь, кто бы работал за кассой в ее клубе. Агата может работать за еду и будет спать на раскладушке в прихожей. Благодаря Морису у Агаты вскоре уже были удостоверение, паспорт, свидетельство о рождении и полный набор школьных документов, вплоть до справки из детского сада, и все они выглядели как настоящие. Это были настоящие произведения искусства, и Морис гордился ими.

Когда Агате, наконец-то, помогли выйти из подвала, и она сделала несколько нетвердых шагов на заднем дворике, тусклое осеннее солнце так подействовало на нее, что она упала в обморок. Ее вес не превышал сорока килограммов. Кожа была бледной, как горный снег, а черные волосы стали абсолютно белыми.

Она так отличалась от того пухленького и веселого подростка, который исчез около двух лет назад, что даже знавшие ее прежде соседи теперь не узнавали ее. Ненависть к ним росла в ней, как раковая опухоль в ее ослабленном теле. Эти девушки, такие молодые и красивые, были презренными предательницами, которые, таскаясь с врагами, изменяют своей стране и своему народу.

Она ненавидела всех француженок, которые крутились вокруг солдат и офицеров, смеялись вместе с ними, ласкали их тела и целовали их ужасные губы.

На нее еще никто не посмотрел дважды, и Агата с горечью осознавала, что ее привлекательность ушла навсегда. Ей было всего двадцать, а дать ей можно было пятьдесят, и, хотя она очень хорошо ела, выглядела как скелет.

Каждую ночь она сидела в застекленной кабинке, расположенной в глубине зала, сосредоточенно и целеустремленно погрузившись в подсчеты. Ее серебряные волосы и бледная кожа призрачно светились в тусклом свете; не переставая перебирать четки, она еле сдерживала тихий, но всецело завладевший ею гнев и дикое желание отомстить.

Почему тебе пришлось убить его? То, что он сделал, было не столь уж ужасно, разве не так? Ты даже представить себе не можешь такую боль и те ужасы, которые он вытворял со мной. Если бы я не сделала этого, он убил бы меня, он говорил, что убьет меня. Я знаю, он сделал бы это, я знаю. Дерьмо, вот кто эти люди, думала она. Габриэль видела синяки и рубцы на теле Инес и с жалостью смотрела на девушку, которая в своем горе выглядела немногим старше ребенка. Хотя была уже половина девятого утра, клуб только что закрылся.

Ив лихорадочно обдумывал те проблемы, с которыми они все теперь столкнулись. Что бы Инес ни сделала, даже тень подозрения не должна упасть на клуб. Это было очень важно для них всех, слишком много жизней подвергались риску. Хотя большинство посетителей и были их врагами, клуб все еще оставался одним из самых важных звеньев парижского Сопротивления. Враги не должны знать, что убийце итальянского офицера каким-то образом помог кто-то из маки.

Кто-нибудь вообще тебя видел? Он сидел за столом один, все случилось довольно-таки быстро. Он хорошо знал, кто я, когда подцепил меня. На мне было короткое зеленое платье. Перед тем, как предложить мне это, он поговорил со мной минуту или две. Но разве с этими портье можно что-то определенно сказать? Габриэль с сочувствием пожала ей руку. В Париже наверняка не больше двухсот-трехсот молоденьких светловолосых проституток.

Это лишь вопрос времени, когда они выследят тебя, проведут опознание с портье, а затем обвинят тебя в убийстве. Не забывай, они найдут отпечатки пальцев. Ну почему она не подумала вытереть мраморную поверхность ванной, ручку бритвы, бокал из-под шампанского?

Слишком о многом надо было тогда подумать. Инес почувствовала головокружение и тошноту. Единственное, чего она хотела, так это заснуть в безопасности, в объятиях Ива. Она хотела, чтобы он гладил ее волосы, успокаивал ее, говорил, что все будет в порядке, и обещал позаботиться о ней, как он это обычно делал.

Через четыре дня скандал и слухи по поводу кровавого убийства итальянского генерала стали стихать. Ни один подозреваемый не был найден, а портье с благоразумным патриотизмом забыл о проститутке, которую видел входящей в комнату Скрофо. Пока Ив и Морис решали, что же с ней делать, Инес укрылась в том подвале, где так долго прожила Агата.

Габриэль, пришедшая подстричь и перекрасить волосы Инес, рассказала, что ее планируют тайно переправить в Англию. Все, кто его знали, даже так называемые товарищи по работе и армии, кажется, рады, что он умер. Думаю, ты всем нам оказала большую услугу, дорогая. Тут сотни пауков, крыс и тараканов. Что бы этот нахал ни сделал с тобой, ты проститутка, это твоя профессия — обслуживать и удовлетворять мужчин, даже таких свиней, как он.

А что касается страха, то нам пришлось продержать здесь Агату около двух лет, и она никогда не жаловалась. Тебе повезло, что у тебя есть такой мужчина, как Ив, который любит тебя, несмотря на то, что он всего лишь сутенер. Не многим маленьким проституткам так везет.

И, чтобы ты поняла, насколько тебе повезло, знай, что мой друг Морис работает днем и ночью над твоими личными документами. Ив восхищался принесенными французским паспортом, школьными табелями об успеваемости за десять лет и потрепанным удостоверением личности с фотографией Инес.

Все они были оформлены на имя Инес Джиллар и выглядели совсем как настоящие. Они кружили по укрытым листьями дорогам страны, направляясь к побережью Кале, где должны были встретиться со своим связным. А сейчас они лежали под огромным каштаном, и послеполуденное солнце переливалось яркими бликами сияющего золота на темно-каштановых волосах Инес. Они чувствовали себя почти в безопасности, поедая скромные бутерброды и запивая их дешевым красным вином. Вдали они могли видеть нескольких крестьян, работающих в поле.

Казалось, что жизнь в стране идет как обычно. Инес поклонилась поцеловать Ива. На нем была грязная крестьянская одежда, волосы коротко подстрижены, па щеках темнела трехдневная щетина. Однако он привлекал ее сейчас намного сильнее, чем когда бы то ни было. Я так тебя люблю.

Смотрите как Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член на ProstoPorno.  · monolit-zao.ru Тупой качок Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный Author: Andreas Weiland.

Рентгенограмма Полового Члена Во Влагалище

крошка с удовольствием Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член. Снято менее часа назад! Трахает в рот соседку -школьницу. Друг с камерой на очереди.

Молодая девушка приняла участие в публичном порно и сосала большой член своего парня прямо на улице

порно с собаками видео смотреть. Сладострастная молодая сучка обслуживает мужика с с удовольствием мощный член 92%().

Секс Видео С Очень Возбужденной Блондинкой

8 минут Сексуальная крошка лижет член с удовольствием член обслуживает его. С такой грудастой попой, как у этой шалуньи, не надо искать приключений на оную – они сами.

Wanda Lust – Ванда Ласт – Звезда Стриптиза, У Которых Сладкие Красивые Сиськи Пятого Размера Порно З

Молоденькая крошка с удовольствием прокатилась на приборе своего возлюбленного

Посмотреть Порно Онлайн Бесплатно Анал

Похожие порноролики

Порно Ролики Мамки И Сынки Бесплатно

Симпотная Азиатка Стонет На Двух Членах Мужиков

Молодуха отдалась негру с огромным черным членом в разных позах

Отличные Сиськи / Amber Alexis (Great Boobies) (2019) Hd 720

Зрелые женщины тоже хороши (21 фото)

Большие Сиськи В Лифчике Порно

Первый Анал Любительское Видео Онлайн

Блондинка с небольшими сиськами предоставляет свой анал на растерзание партнёру смотреть

Жесткое Порно Видео Зрелых

Молодой с большим членом разъебал анал с оргазмом зрелой мамочки Джасмин Джае

Порно Видео Красивые Блондинки В Очках

На Круизной Яхте Блондинка Алин Познакомилась С Классным Парнем, Который Трахал Ее Дырки До Конца Пу

Порно Видео Изнасилования Зрелаю

Зрелое Фото Порно

Хрупкая блондинка впервые пробует БДСМ секс

Трахает Блондинку На Даче В Сильный Мороз

Фото Самые Большие Попы Сиськи

Порно Видео Анал Тв

Худенькая девушка присела на большой член своего парня и трахалась с ним на диване смотреть

Смотреть порно Домашнее

Смотреть Порно Фото Зрелых Раком

Фото Пизда Анал

Порно Зрелая Показывает Пизду

Яблоко В Анале Фото

Популярное на сайте:

Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
JoJojas 08.06.2019
Частное Русское Домашнее Порно
Voshura 17.08.2019
Количество Мужской Спермы Зависит
Goltimuro 14.08.2019
Порно Онлайн Сестры
Загорелая крошка с удовольствием обслуживает мощный член

monolit-zao.ru