monolit-zao.ru
Категории
» » Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость

Найди партнёра для секса в своем городе!

Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость

Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость
Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость
Лучшее
От: Mumuro
Категория: Сиськи
Добавлено: 03.03.2019
Просмотров: 6067
Поделиться:

Порно Видео Мп4 Мамки

Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость

Кольцо На Член Порно

Соблазнительная Блондинка Chloe Delaure В Корсете Валяется На Небольшом Белом Диванчике На Фотогра

Тощая блондинка в костюме из красного латекса

А пока давайте поблагодарим нашего коллегу Сергея Глагольцева, который был одним из первых экспериментаторов, и его результаты оказались блестящими! Руководство Корпорации Денкель награждает его премией и переводит в разряд постоянных служащих, а нам с вами остается только поаплодировать Сергею, ведь быть первым всегда нелегко! Вот он, наш герой!.. Губы аплодирующих Глагольцеву коллег были растянуты в улыбках, а из глаз смотрели злоба, растерянность и обреченность.

Холодея, Глагольцев понял, что устами Пруста говорит сама Корпорация, и все попытки переиграть ее были напрасны. Что есть, то есть — несмотря ни на что, отымели его по полной. Сергей Глагольцев встал, подошел к нему, приспустил штаны и нагнулся. Улыбка менеджера по персоналу заметалась на лице, все теряя градус, потом впервые за многие годы уступила место оторопи, борьбе, наконец, отчаянию — и Пруст повернулся к Глагольцеву, нащупывая застежку брюк.

Думается, обе стороны правы. Неудивительно, что узкий лексикон, брутальная внешность и боевые навыки привели майора на должность вышибалы в одном из ночных клубов Брайтон-Бич. Иван быстро освоился в этой роли, проявив себя непревзойденным мастером запугивания. Так или иначе, Иван Долвич стал менеджером службы безопасности. У майора была странная манера — на рассвете, когда клуб закрывался, Иван обычно поднимался на сцену.

Огромный, похожий на медведя воин ходил между инструментами, разглядывал их, осторожно трогал. Иногда майор присаживался за синтезатор и барабаны, словно обживая места музыкантов. Он никогда не пробовал играть, вероятно, опасаясь насмешек. Сарказма в свой адрес майор не переносил. Считалось, что у него нет чувства юмора.

Дальнейшие события показали, насколько это было ошибочное мнение. Об обстоятельствах гибели полковника Долвича Иван и Игорь предпочитают не говорить, упоминая только, что он получил посмертно Звезду Героя — высшую воинскую награду СССР. Игорь поселился на квартире дяди и, против ожиданий, не стал искать работу, а все время посвятил интенсивному изучению языка и погружению в американский образ жизни.

Днями и ночами он исследовал Нью-Йорк, отдавая предпочтение самым неблагоприятным районам, предпринял несколько путешествий по стране автостопом. Сейчас уже понятно, что это была разведка. Иван в детстве окончил школу игры на баяне — большой русской гармонике. Найти баян на Брайтоне оказалось несложно.

Игорь знал с десяток гитарных аккордов и каким-то образом умудрился некоторые из них брать на балалайке. Третьим членом группы стал примитивный музыкальный процессор, позже замененный на полноценный компьютер.

Тех, кто готов брезгливо сморщить нос, утешим: Да, на уличном выступлении они запросто могут поручить басовую партию харлеевскому чопперу. Но это это группа, которая способна сочинить песню на русском языке — и ее будут напевать тысячи простых американцев.

Дебютный альбом группы тогда еще не имевшей названия был создан и распространен партизанским методом, импортированным Иваном и Игорем из Советской России. Вы скажете, что в Америке так испокон века Делали сотни начинающих, и ошибетесь. Это было понятно и привычно для русских эмигрантов, и обеспечило дебюту первоначальный интерес.

А дальше все решили сами песни. В музыкальном отношении ранние работы Долвичей — грамотно выверенная какофония, сквозь которую прорывается четкий мелодический рисунок. Это бешеная варварская песня древнерусских дикарей, отплясывающих ритуальный танец на телах поверженных мамонтов, причем некоторые мамонты еще живы и жалобно трубят.

Мелодия очень проста, припев навязчив, как жвачка. Прослушав это один раз, вы захотите услышать вновь, чтобы понять, как же оно сделано, — и потом несколько дней не сможете от песни отвязаться. Тексты Долвичей и по сей день своеобразные шедевры примитива, но они мгновенно запоминаются и безошибочно ударяют в болевые точки слушателей.

Разглядев в повседневной американской жизни множество черт вполне отвратительных , парадоксально роднящих США и СССР, музыканты ткнули слушателя в них носом и не прогадали. Между прочим, хотя Иван теперь знает английский превосходно, он по-прежнему избегает серьезных разговоров с носителями языка, отделываясь короткими фразами. Последний концерт завершился визитом полиции с повальной проверкой документов до сих пор есть сомнения, не организовали ли это сами Долвичи , и группа моментально приобрела культовый статус.

О происшествии написали в газетах, и буквально весь Нью-Йорк всполошился — что же такое играют эти русские медведи? Кассеты, передаваемые — бесплатно! О самих тогдашних концертах Долвичи стараются говорить пореже.

Недостаток мастерства компенсировался огромным количеством водки, выпиваемой как посетителями клуба, так и музыкантами. К тому же гости знали большинство песен наизусть, поэтому собственно ансамбля не было толком слышно. Но Долвичи глядели далеко вперед и сделали выводы. Они стали посещать специальные классы и к моменту выпуска нового альбома оказались достаточно тренированны, чтобы не было стыдно выходить на публику трезвыми.

Сейчас ее крутят в ирландских пабах, но в м году она воспринималась как оскорбление. Я возражал, но он не слушал. Первым таким прорывом стала песня, зовущая на войну.

ФБР конфисковало сотни копий песни, признанной разжигающей расовую ненависть. Раскол оказался тихим — такие силы были брошены на то, чтобы его замять. Бывшие солдаты Долвичи расковыряли старую рану, местоположение которой хорошо знали. Они и дальше будут заниматься тем же — вскрывать болячки во веек доступных областях. Но его снова нельзя будет поставить в эфир. Их ждали в маленьких городках по всей Америке, и они дали большой концертный тур.

Финансовое положение группы не поправилось, ведь раздувание состава съело все дополнительные доходы. Иначе как циничным издевательством над испанским языком и глумлением над испанскими популярными песнями его не назовешь. По слухам, запись затребовал себе Фидель Кастро.

Прокатившись по Штатам, Долвичи ненадолго исчезли. Это еще одна характерная черта группы — время от времени дядя и племянник уезжают на три-четыре месяца, возвращаются загорелыми и при деньгах и садятся за музыку. Но особенно не нравится то, о чем вы еще и задуматься не успели! Отвергать и оплевывать реалии сегодняшнего дня — это очень по-русски, почитайте хотя бы Достоевского, — но это еще и очень по-американски. Долвичи не разменивались на общие места.

Нет, они сами задавали тон! Они крыли последними словами виагру и рекламные технологии. Резкий выпад против голливудского киностандарта оказался до того неожиданным и справедливым, что киномагнаты только руками развели. Долвичи умудрились врезать даже по кантри-музыке, и, кроме нескольких раздраженных реплик в ответ, им ничего за это не было!

Запомнился случай, когда Иван вдребезги разбил кувалдой бетонную глыбу с грубо намалеванным на ней портретом президента Клинтона. Отыграв номер, группа закидала слушателей гнилыми помидорами и тухлыми яйцами.

Они всегда болтаются поблизости, когда мы даем концерт. Ну, на них тоже помидоров хватило! Но истерия вокруг альбома в значительной степени подогревалась тем, что он был приурочен к последней выбранной кампании. Саунд группы стал заметно мягче, тексты, как обычно, резче некуда. Думается, эта работа еще ждет отдельного исследования, когда поулягутся страсти.

Конечно, трудно представить, что в стране найдется много площадок, где это рискнут крутить. Они желанные гости на разнообразных байк-шоу, съездах Национальной Стрелковой Ассоциации и мероприятиях Народной Милиции штата Монтана. Их даже якобы видели в Нэшвилле, хотя что они там делали, остается загадкой. Долвичи по-прежнему работают в Нью-Йорке, на Брайтоне. Они собирались посетить Россию, но посольство отказало им в визе. Что это значит, он не пояснил.

Who the hell is Mr. И поэтому мы осознанно видим, слышим, чувствуем гораздо меньше, чем наш мозг воспринимает на самом деле, реально. Он отрицательно качнул головой. Каждое слово колдуна звучало как откровение. Девяносто процентов отбрасывает как неинформативные, а остальные сигналы укрупняет, объединяет, обрабатывает по сформированным схемам и этаким фонтаном предъявляет бессознательному — и уже оттуда они частично, по принципу наибольшей важности, и проявляются в сознании.

Осознай неподготовленный человек все и сразу — и он готовый пациент для психбольницы. Просто сойдет с ума. Я погружался в продолжение чуть ли не двух десятков лет и ненадолго.

Только стоить такая услуга будет недешево. Это случилось внезапно, вдруг, как и говорил колдун. За окном сгущались сумерки, он сидел на диване под настенным светильником, рассеянно скользя взглядом по строчкам взятой наугад с полки книги, — делать ничего не хотелось, он был как натянутая струна… Не произошло ни малейшего движения, не раздалось ни единого звука, не стало теплее или холоднее — но все вокруг мгновенно преобразилось, словно его комната до этого неуловимого мига была всего лишь каркасом, схемой, скелетом, не более, а теперь скелет оброс плотью.

Он замер на диване, и книга выпала у него из рук. Он не узнавал свою комнату. Зловеще мерцали под затянутым каким-то туманом потолком багровые огни, подобные глазам чудовища… Телевизор превратился в бесформенное черное пятно… нет, в черный тоннель, в глубине которого шевелились бледные медузообразные сгустки… Часть стены под книжной полкой ходила волнами, и проступали на ней неведомые слабо светящиеся знаки.

Серые тени ползали по ковру, спиралями завивались вокруг ножек стола. Лиловым светом разгоралось окно, и листва деревьев за окном, июньская листва, обернулась тысячами мохнатых шевелящихся лап. У двери, в полуметре от пола, парила почти прозрачная женская фигура. Вместо фотопортрета на стене, на котором запечатлено только лицо, — женская фигура.

Значит, мама всегда здесь, рядом?.. В только что пустовавшем кресле у окна сидел человек… или не человек? Нечто туманное, подобное облачку, — и проступало из тумана лицо. Клочья… обрывки… тени теней… Нечто эфемерное, ускользающее, растворяющееся — стоило только проснуться… Да, оставались какие-то следы, что-то слегка царапало душу… Невесомый осадок… Запотевшее стекло… И исчезало в безжалостном утреннем свете.

Он сидел на знакомом диване в знакомой до мелочей комнате — и на полу у его ног лежала книга. Я заплачу… Называйте любую сумму!

В каждом деле есть свои законы, которые нельзя нарушать. Теплая вода ласкала тело, ванна была полна почти до краев, дверь нараспашку — и бритва в руке. Кружилась голова, и чуть-чуть шумело в ушах. Навсегда — в темноте. И в бесконечном одиночестве. И чудился ему иногда еле слышный шепот, просачивающийся сквозь застывшую плоть темноты небытия. Невнятный шепот иных, которых он никогда не увидит: И не было надежды. Строение и вправду сохранилось лучше прочих.

Подумать, всего-то двенадцать лет, как объект покинули, а кажется, будто люди отсутствовали тут целый век. В ответ поморщилась и Василиса: Однажды они несколько часов кряду обшаривали огромные, заросшие жуткими колючками ангары, пока Василисе не пришло в голову прочитать, что написано на обрывке мешка. Это бил их первый и пока единственный прокол.

Диод на пульте засветился. Логово покинули недавно и весьма спешно. Василиса смотрела на то, что осталось от человеческого лица, и взахлеб материлась.

Выглядело это, надо полагать, диковато. Хорошо, что девчонки не видят. Марфа хладнокровно изучала помещение. Вот уж кто никогда не сорвется. Василиса разбила рыло Кокорину прямо в редакции. Повторись подобная ситуация снова, она переломала бы ему все, что могла. Гоголь-моголь из мошонки взбила б! Может, тогда и бросил бы писать, оставил сумасшедшую идею, будто андроиды гуманнее любого из людей, что необходимо всего-навсего понять их. И не валялся бы здесь, распотрошенный точно бройлерный цыпленок.

Ничто бы его не остановило. Василиса накрыла труп Лелика расписанной виноградными кистями клеенкой андроиды питали необъяснимую тягу к кухонной клеенке и покрывали ею в своих убежищах все, что только могли и двинулась к напарнице. Мощная графическая станция, отличный голодисплей, устройство ввода с виртуальным интерфейсом.

Ящики системы охлаждения, увешенные ячеистыми радиаторами, вентиляторами, толстыми гофрированными шлангами. И ничего нового в базах данных. Василиса тщательно примерилась и с маху двинула прикладом в самое нутро дисплея.

Опалесцирующий куб мигом погас. Впрочем, хотелось не бить, а стрелять. У нее вдруг страшно начал зудеть недавно приращенный даже ноготь еще толком не отвердел палец. Будто в насмешку — правый указательный. Она сунула палец в рот, почесала о зубы.

Марфа остановилась поодаль и смотрела на нее, точно чего-то ожидая. Для чего эти зверства? Вот ты тоже результат лабораторного производства. Ты хочешь посмотреть, что у меня внутри? Я не об этом! У овчарки с разумом семилетнего ребенка? У собачки, отзывающейся на свист? Так вот, если бы у тебя были собственные дети, ты бы знала, что, сколько им ни рассказывай о внутреннем строении жучков и червячков, они все равно будут тайком расковыривать разных букашек, чтобы проверить, есть ли внутри скелетик.

Сколько времени муха способна бегать без крылышек и летать без ножек? Им не слишком-то важно, что говорят взрослые. Они в каком-то смысле взрослей любого человеческого мудреца. Не ожидала от тебя.

Марфа, еще до того, как ее подвергли модификации, провела полтора года, охраняя ясли. Василисе иногда казалось, что псина понимала людей гораздо лучше, чем она сама. Ну а уж андроидов-то — точно. Марфа только тяжело вздохнула. Василиса-амазонка и ее собака воплощали для андроидов само понятие смерти. Может быть, больше, чем все остальные истребительные службы, вместе взятые. Через неделю в нее сползутся все окрестные черви, навозные жуки и прочая живность, а к осени будет готов превосходный чернозем.

Несколько сотен квадратов плодороднейшей почвы. Заготовка для золотого сада. Только вот люди поблизости не живут. Почему дрянь так живуча? Поэтому Художественная Литература - это сборище Духов, невидимых образов. Или, как говорят редактора: В Робинзоне Крузо исследователи насчитали их примерно пятьсот.

И тут можно сказать, что описанное в Евангелии: А нам предлагают Помочь от них избавиться! На чем клянутся Президенты США? Именно на вечно живых образах. По сути эти Ляпы не являются Образами, потому что не описываются прямо, а возникают: Далее, Маруся говорит, что Дэн Браун - полный бред. Маруся применяет это запрещенное словосочетание: Ибо если еще не привело, то точно приведет к Кухонной Диктатуре Пролетариата. Видно, что она находится слишком далеко, ибо ни Церетели, ни Петросян, ни Более того, все уже давно забыли их имена.

Он не только не является иконой, но и никогда ей не был. Маруся думает, что люди его слушали. Наоборот, как только слышали: Эллочка Людоедочка это не так плохо, хуже, когда: Зря и Дэна Брауна обидели: Как никто никогда не слушал священников. Интересно, что в Оклахоме, где живет и преподает Евтушенко: Я до сих пор этого не знаю.

Проезжая по дороге из Москвы вечером в деревнях в девять вечера нигде не горит свет. Но я думаю, печаль не в том, что Евтушенко очутился в городе, где хорошие дома, чистые улицы, но нет людей. Музыка в конце третьей серии тревожная и очень печальная. Но это печаль не по месту, где теперь живет Евгений Евтушенко. Ибо эти шумные события жизни Евтушенко - и есть настоящая пустыня.

Здесь, в Оклахоме - лучше. В этом весь ужас. Примерно такой же ужас, когда вы узнаете, что в Амазоне нет русского языка. Английский - есть, французский, немецкий - есть.

Даже испанский и итальянский есть. Здесь - нет литературы! Что же люди читали? Оказывается, нет издательств, издающих русскую литературу, написанную здесь, в России. Поэтому писателям не с кем сотрудничать. Пелевин и Сорокин не нашли никого. Батшев издает только своих, тех, кто живет в эмиграции, Амазон только тех, кто не говорит на русском языке, местные российские издательства сотрудничают только с заграницей, с тем, кто написал книги на других языках, чтобы перевести их на русский.

Иностранцами в России оказываются те, кто в ней живет. Почему бы не узнать, как они живут? Но только не от самих жителей. Потому что, считается, что они могут только: Всем это уже надоело. Вот откуда бежал Евгений Евтушенко в безлюдную Оклахому. Мы вымираем, как индейцы Майя. Нет ничего - мрак запустения. Например, выдали, как по карточке немного кислороду в виде Диалогов Соломона Волкова с Евгением Евтушенко, а закончились они, и тут же опять, как гром среди ясного неба: Ибо давно уже - это когда?

И самое главное абсолютно нереально предположение о Всех. Динозавры, что ли, которые жили - Уже - до Адама и Евы. И говорится это, как обычно, со сладкой улыбочкой, с причмокиванием вампира. Тут кто хочешь убежит, хоть в Талсу, хоть еще дальше. Да-а, в Талсе хорошо, там нет вампиров. Приезжайте сюда, кто хочет, на них посмотреть. Интересно, но сердце иногда болит, глядя на эти извращения. В противовес мужчине, Сергею Григорьянцу, который сам сидел.

Она говорит, да, меняется, иначе зачем бы тогда были мы. Приборы, говорит дама, теперь медицинские есть. Нет связей с остальными произведениями. Можно, конечно, найти, говорят, если хорошенько поискать, но так - увы - нет.

Но дело обстоит как раз наоборот: Или литературоведы рассматривали МТ по фабуле. Мол, Пугачева тут нет, Белкина-Стрелкина тоже. Так, ребята, их нигде нет! Остров в Океане - это советское литературоведение. Которое каким было таким и осталось. Впрочем, настоящий Остров - это Читатели. Можно найти какие-то связи между Читателями и Писателями, но это надо еще поискать.

Много сделано для отсутствия существования читателей, и как грится: Есин говорит, что подсчитывание центов за слово Мартином Иденом - это коммерческая составляющая - Чисто Американская! Это - Черта искренности. Сергей Есин опять высказывает явное ошибочное предположение о том, почему Мартин Иден не захотел жить после успеха. Но на самом-то деле, в жизни, сам Джек Лондон покупал землю как только ее предлагали, а отрабатывал буквально высасывая идеи из пальца.

Он знал, что это можно сделать, хотя и делать так не очень приятно. Дело не в отсутствии идей. А просто поговорить можно. Точно также и романы пишутся. Она интересна сама по себе. Не обязательно открывать Теорию Относительности. Я не знаю, зачем Мартин Иден захотел умереть. Кто там умер, дописав роман до конца? Третья ошибка Сергея Есина. Древние писатели залазили в труднодоступные пещеры не для того, чтобы записать картину, а чтобы ее: Как писатель получает роман из другого мира, перейдя предварительно в Медиума, так и читатель получает роман, как Шифровку, как ноты песни, симфонии, которую он должен сыграть.

По Нотам, а не на память. Произведение не находится В писателе, но находится Напротив него. Это не одно и то же, что художник. Сергей Есин, как Марсий, пытается обыграть Аполлона на пальцах. Без холста, телескопа и микроскопа - правды нельзя увидеть.

Почему они и показываются в Книге Войнича. Придумали какую-то - слово на букву х, но в уменьшительном варианте - и передают ее друг другу в Учебниках: Письмо увидело другие миры. Так же смерть Мартина Идена не результат фабулы романа. Но дело в том, что он и не может ее описать. И Башня ее не видит. Гюго все говорил про себя, что он: Скорее всего, они умирают вместе, как: Печаль современного, развитого человека по утраченному им древнему Андрогину.

Человек, ушедший в долгий путь познания - возвращается назад. Выходит, раньше было лучше. Вот почему Хам удивился, увидев своего отца Ноя голым? Значит, Ной был не таким, как его дети. Он был последним Андрогином. И несмотря на то, что брал на свой корабль только парных тварей, сам еще был, так сказать - Одинок. И как это ни покажется парадоксальным: Дальше уже начались Игры Разума. Человек, не имея уже женщины в себе, начал ее Выдумывать.

Увидел Руфь, сделал из нее себе вторую половину, и утопился. А чё еще делать? Что и требовалось доказать. Вот если сейчас здесь были литературные работники, которые присутствовали на передаче, они бы могли сказать, что вот всё это я придумал: Мол, Руфь, мечта его, оказалась не той. Не великолепной революционеркой Коллонтай, а так чисто банальная буржуазная пересидевшая в девка телка.

Да и скорее всего, всё так в жизни. Но вот как раз эти мысли - Не из романа Мартин Иден. Это на самом деле просто школьный диктант, изложение, сочинение. Сокращено 3, 5 стр. РС - говорят, что фильм Пепел - плохой, картонный. Ибо опять делается исключение из правил. Тогда как этот фильм такой же картонный, как все остальные фильмы по Первому каналу. Деньги взяли, а там хоть трава не расти. Так чё-нибудь пусть сделают. Потому что такова идеология. Здесь ничего не ухудшается.

Просто возвращена в полном объеме идеология КК, Краткого Курса. И важно подчеркнуть, что это: Юрий Богомолов говорит, что все ждали кино Пепел из-за анонсов. Уверен, что никто ничего не ждал.

Потому что уже давно никто не ждет ничего хорошего. А тем более в яме. Но абсурдизм только снаружи, в том, что Нос приобретает некоторую самостоятельность. Но эта самостоятельность логична. Абсурд только с первого взгляда, в начале, а так-то, конечно, это мелодрама. Часть приобретает свойства целого. Об этом вся Библия.

А Библия заканчивается хорошо. Значит - это мелодрама. Это верно, ибо они писали фантастику, а высказывание Гениса - это и есть фантастика.

Стругацкие пригодны только для бокс-бритых бобриков КВН. Никто не читал и не читает Стругацких, как никто не смотрел КВН с пареньками: Литература Стругацких, как и КВН - это голимая пропаганда идеологии власти. А читатели читают только про: Я - противостоит власти. Стругацкие на эту роль не годятся.

Эта литература для несуществующего литературоведения. Она нечитабельна для читателя. Но дело в том, неверующий может стать верующим только: Разговор ведется на уровне лекции о международном положении. Перед началом Новогодних танцев. Но с Игорем Ильинским не сравнить. Так в этом их суть! Нет даже развязки, - говорит Игорь Волгин. Например, как погиб Ахиллес. Есть ли лирический герой? Говорят, что Ахилл не является героем в Илиаде, а является Гектор. Это утверждение высосано из пальца.

В данном случае гибель Гектора и показывает, что не он главный герой. Не все описывается именно потому, что остальное: Художественное произведение, как и знание, никогда не может описывать ВСЁ, ибо: Странные ответы литературных работников на вопрос, о том, кто из героев им нравится. Никто не назвал Одиссея и Афину Палладу. Они Не нравятся почему-то. Дама говорит, что Гектор хорош. Не зря в Голливудском фильме после гибели Гектора вперед выходит слабый Парис и убивает Ахиллеса.

Тем, что украл Елену, которая сама хотела с ним уехать? Этого не может быть. Говорят, что Гектор знает, что должен умереть, но идет на это ради защиты Трои. Сидевший за столом крупный краснолицый мужчина протянул ему руку.

Непослушная темная шевелюра и ясный взгляд голубых глаз. Заметный животик выдавал любителя пива. Одет в коричневые брюки и желтую рубашку с расстегнутым воротом, галстук ослаблен, рукава закатаны до локтя. Его рукопожатие было крепким и энергичным. Вы ведь занимаетесь именно этим делом? Мы пока еще не в суде, а вы не выступаете перед присяжными.

Мой клиент рассказал мне, что его очень долго расспрашивали об убийстве бывшей жены. Он сказал, что полиция почти неделю подозревала именно его.

Он не был арестован, ему не было предъявлено обвинение. Убийцу так и не нашли. Сложив руки, он посмотрел куда-то поверх них. Игра для отсутствующих присяжных продолжалась. И полиция приняла это объяснение. Потому что они не смогли найти улик, достаточных для предъявления обвинения.

Ни оружия, ни окровавленных…. Они были молодоженами, прожили только четыре месяца. Для него это был тяжелый удар. Все, что я хочу знать…. Обращается обвиняемый через своего нижеподписавшегося защитника и просит Достопочтенный Суд обязать Штат и всех его уполномоченных при слушании дела не упоминать и не ссылаться на следующие факты:. Что обвиняемый в любое время, предшествовавшее данному событию, допрашивался полицией Нью-Орлеана относительно убийства его бывшей жены Дженнифер Боулз Маркхэм.

Что обвиняемый в любое время, предшествовавшее данному событию, в ответ на вышеуказанное обвинение сообщил полиции Нью-Орлеана, что в ночь убийства Дженнифер Боулз Маркхэм находился в кинотеатре. Что бывшая жена обвиняемого Дженнифер Боулз Маркхэм за время пребывания в браке с обвиняемым имела интимные связи в другими мужчинами. Данная информация неприемлема в судебном процессе, и будет в высшей степени неблагоприятно для защиты, если станет известна присяжным от Штата или от свидетелей обвинения, указанных в списке.

Это ходатайство должно быть удовлетворено, потому что никаким другим способом эта проблема не может быть решена, и возможно, попытка использовать указанные факты приведет к судебной ошибке. Таким образом, вышеупомянутый обвиняемый почтительно просит Достопочтенный Суд обязать Штат и его уполномоченных не ссылаться на вышеуказанные факты и не делать попыток, прямо или косвенно, сообщить ее присяжным, без предварительного разрешения Суда; обязать Штат и его уполномоченных не упоминать о факте подачи данного ходатайства; обязать Штат и его уполномоченных предупредить своих свидетелей строго следовать настоящим инструкциям.

Настоящим уведомляю, что полная и подлинная копня данного ходатайства передана в канцелярию прокурора штата, Бульвар Магнолий, , Калуза, Флорида, сегодня, 10 декабря года. Они пытались заставить Маркхэма признаться, что он якобы знал об этом. Это была попытка установить мотив преступления. Как ты думаешь, она может подтвердить что-нибудь подобное? Будто Маркхэм убил свою блудливую жену, наставлявшую ему рога. Ты думаешь, у него есть что-нибудь на Прю?

Он проявлял любопытство к тому, что творится у соседей. Возможно, он видел, как к ней захаживал кавалер? Я сам узнал об этой нью-орлеанской истории только вчера, Фрэнк.

Именно так подумают присяжные. Сразу же, стоит лишь Хэггерти рассказать им об убийстве в Нью-Орлеане. Что этот сукин сын сумел отвертеться от одного убийства, но не отвертится от второго.

Обращается штат Флорида через нижеподписавшегося помощника прокурора штата, согласно ст. Штат требует, чтобы обвиняемый предоставил точную информацию относительно упомянутого алиби, а именно: Пора кончать заниматься ерундой, надо что-то делать. Потому что полученный утром запрос о подтверждении алиби означал, что они с Мэтью должны иметь на руках хоть что-то обнадеживающее, иначе их клиент будет отправлен на электрический стул на основании улик, достоверности которых можно так же верить, как и тех, что подтверждали наличие мифического возлюбленного тетушки Хэтти, о котором она рассказывала, что он сбежал в Канзас-Сити с девицей по имени Суэлла Симмз.

Тетушка Хэтти верила, что ее давнишний возлюбленный на самом деле существует, и в качестве доказательства демонстрировала всей семье письма, якобы написанные, когда он был солдатом в Италии во время второй мировой войны. Письма были подписаны каким-то человеком по имени Эбнер Кросс, который, как позже узнал Уоррен, пал в бою в году и который уж никак не мог сбежать ни в Канзас-Сити, ни в другое место в году. Но попробуйте объяснить все это тетушке Хэтти!

И вот в пятницу вечером в половине девятого, за тринадцать дней до Рождества, Уоррен въехал на стоянку у парка в поисках свободного места. Он собирался поискать кого-нибудь, кто смог бы опознать Маркхэма по фотографии.

Это была исключительно работа для ног, Уоррен возненавидел ее, еще работая полицейским в Сент-Луисе, и продолжал ненавидеть и сейчас — работа тяжелая, нудная и утомительная.

Он наконец нашел место для своей машины рядом с пикапом, в заднем окне которого виднелось ружье. Заперев машину, он направился вдоль торговых рядов. Уоррен знал, что это будет нелегкая работа. Так оно и вышло.

Он спросил, работала ли она вечером двадцатого ноября. Поток зрителей, покупавших билеты на два фильма, начинающиеся в восемь вечера, иссяк, и она наслаждалась передышкой, надувая пузыри. Уоррен уже знал, что в будние дни фильмы здесь начинаются в Вышел из кинотеатра около половины одиннадцатого, это тоже подтверждалось расписанием.

Домой приехал около полуночи, этого вполне достаточно, чтобы добраться до Помпано-Уэй. Но это не подтверждается показаниями Оскара Рэддисона, видевшего, как он закапывает на заднем дворе одежду и нож в Попасть домой в это время Маркхэм мог только в том случае, если убил свою жену в А это было в понедельник или во вторник? Девушка взглянула на фото, где Маркхэм был изображен с женой на пляже, на фоне океана и голубого неба.

У нас здесь два зала. Вы знаете, сколько это билетов? Ни о чем не спрашивая, ничего не объясняя, подумал он, надо было сразу зайти внутрь. Маркхэм утверждал, что заехал в бар без десяти одиннадцать. Это было в пяти минутах езды от торговых рядов, а это означало, что он болтался после окончания сеанса где-то здесь минут пятнадцать. Шансов, что кто-нибудь видел его здесь, а если и видел, то узнает, было ничтожно мало.

Он хотел войти туда в то же время, когда в него, по его утверждению, вошел Маркхэм. Он всем совал фотографию Маркхэма с женой, задавал вопросы людям, которые чаще всего возмущались тем, что их расспрашивают о событиях, произошедших двадцатого ноября, в то время как уже наступает Рождество — самое напряженное время года.

Он что, совсем спятил? Хотя это с какой стороны взглянуть. В результате получился псевдоирландский бар в Калузе, штат Флорида. Неважно, что там были и бронзовые перила, и сиденья из черной кожи, и полированное красное дерево, резные зеркала и официанты в зеленых жокейках и с зелеными манжетами.

Но все это — чистая подделка, такая же, как Санта-Клаус, звонящий в колокольчик в торговых рядах Южного Дикси. Маркхэм сказал Мэтью, что, сидя в баре, смотрел телевизор и выпил всего одну порцию мартини, до того как отправился домой без двадцати или без четверти двенадцать. Уоррен показал фото трем барменшам. Все они были в таких же жокейских кепочках и в рубашках с зелеными манжетами, но вместо черных брюк на них были короткие красные юбочки и красные сапожки на шпильках — вероятно, в честь праздника.

Никто из них не запомнил Маркхэма тем ноябрьским или другим вечером. Одна из них заметила, что Маркхэм очень симпатичный, ее вообще тянет в блондинам. Разочарованный, Уоррен начал опрашивать посетителей у стойки. И ему, кажется, наконец-то повезло, когда одна из женщин, взглянув на фото, сказала:.

Заказал мартини с двумя оливками. Карлтон Барнэби Маркхэм говорил Мэтью, что заказал порцию очень сухого мартини с двумя оливками. Уоррен придвинулся к ней вплотную. Это было нетрудно сделать, так как она весила не менее двухсот фунтов и как бы переполняла место, которое занимала.

На ней были синие брюки в обтяжку и синяя футболка с надписью на груди: Ее ноги в шлепанцах сложены крест-накрест; волосы соломенного цвета, свободно свисая на одно ухо, были с другой стороны забраны назад и скреплены за ухом бледно-голубой декоративной заколкой.

В этом же ухе болталась большая серьга с фальшивыми бриллиантами. Уоррен решил, что ей далеко за сорок. С толстыми людьми разговаривать иногда бывает довольно затруднительно. В это время одна из женщин в зеленой кепочке, поймав его взгляд, покрутила пальцем у виска, подавая ему международный знак, что у его собеседницы не все дома.

Они всегда хотят это знать. Даже когда им показываешь фотографию жертвы, они спрашивают, что этот человек сотворил. Она дала Уоррену свой номер телефона и подмигнула барменше.

Допив остатки из своего стакана, она еще раз икнула, с трудом слезла со стула и сказала:. Дружески похлопав Уоррена по плечу, она еще раз подмигнула барменше и вышла из бара. Институт Айскрина в Талахасси — это частная психиатрическая клиника, названная так в честь своего основателя, доктора Теодора Айскрина. Проверкой без труда было установлено, что Ханна Исабель Меррит была упрятана в это заведение своим родным дядей и единственным опекуном в году. Вышла оттуда в году после того, как консилиум американских психиатров намекнул дядюшке, что ее болезнь лучше всего лечится при помощи лекарств в лоне семьи.

Дядюшку звали Роджер Меррит, его телефон был указан в городском справочнике Талахасси. Он сам был болен, что было слышно по телефону, но еще не утратил своеобразного чувства юмора. Сначала он лишился сил, а сейчас под угрозой сама жизнь.

Он надеялся, что с ней все в порядке. Сначала нужно узнать орхидеи, прежде чем их полюбишь. Это самое крупное из всех семейств растений, имеющее самое широкое распространение.

Разнится по высоте от менее одного дюйма до восемнадцати футов. Некоторые из них имеют цветки настолько мелкие, что их бывает трудно разглядеть, другие же — до десяти дюймов в поперечнике. Бывают любых цветов, за исключением черного.

Всеблагой Господь знал, что сотворить. Многие виды орхидей цветут именно в это время года. Скоро Рождество — уже двенадцатое число. Эта оранжерея, без сомнения, была прекраснейшим местом в мире.

Словом, там, где живет та, другая сучка, у которой миллион пар обуви. Интересно, есть ли у нее сапожки? Твоя орхидея-бабочка являлась в ярко-красном одеянии — как ее сапожки. Она приходила и в оранжевом, и в желтом, и в зеленом, и в розовом. В белом, с губами, красными, как ее сапожки, красивыми, как могут быть лишь ее губы.

В белом, с желтыми губами. В пятнистом, в полосатом или однотонном. На его взгляд, она была самой прекрасной из всех орхидей. Твоя орхидея-бабочка оказалась очень долгоживущей. Интересно, сколько она еще проживет после того, как ты вырвешь ее с корнем? Нет ничего прекраснее, не считая твоей Бабочки. Трехдюймовые цветки густо-розового цвета, в кистях по восемь-девять штук.

Она выглядела как старый китаец с длинными усами. Сумка вместо губ, по бокам два длинных в виде ленты лепестка. С нежными созданиями нужно обращаться грамотно, иначе они умрут. Нужно знать, как ухаживать за красотой.

Длинные рыжие волосы — хотя их уже нет. Полные чувственные губы, яркие, как кровь. Высокая красавица с прекрасной грудью и розовыми сосками, сверкающими ягодицами, длинными ногами, белыми бедрами, точеными икрами и стройными коленями.

Ослепительная женщина — вся красная, белая и зеленая: Вряд ли ей понравится стать уродиной. Тебя иногда ослепляет твоя собственная красота, ты забыла, что она — от Бога.

Он объяснит ей это. Так было и с орхидеями. Иногда нужно было больше уделять внимания тем из них, которые казались тебе некрасивыми, пока ты не узнал их получше.

И тогда в них проявляется их подлинная суть. И несмотря на все свое уродство, они действительно становятся занимательны и прекрасны. Например, среднегодовая температура составляет семьдесят три градуса по Фаренгейту.

Это около двадцати трех градусов по Цельсию. В основном они приезжали из Иллинойса, Индианы и Огайо. Люди из Нью-Йорка, вроде Фрэнка Саммервилла, встречались редко.

Калуза в штате Флорида была кусочком Среднего Запада, перенесенная к Мексиканскому заливу. Сейчас их было чуть более пятидесяти трех тысяч. Население графства тогда составляло тысячи, а сейчас тысячи человек.

В этом году, как сообщил Уоррен, она возросла на семнадцать процентов по сравнению с предыдущим годом. Пять лет назад достать пакетик героина можно было только по знакомству. Третье заведение открылось в этом году. В субботу вечером 13 декабря в растущем, меняющемся, прогрессирующем городе Калуза, штат Флорида…. Она никому не открывала своего настоящего имени. Снималась под именем Констанс Реддинг. Вторая часть псевдонима указывала на ее огненно-рыжие волосы. Одному Богу известно, как ее звали на самом деле.

Джейк — чернокожий парень, игравший Тома, сына мельника, который получил в наследство после смерти отца только Кошку. Современная версия все той же старой сказки. Это было похоже на шутку, поскольку Джейк в романе был импотентом, а Джейк в их фильме был ненасытным. В титрах смешно смотрелся бы Джейк Барнз. После первой недели съемок все они напридумывали себе псевдонимы для титров будущего фильма. Оператор хотел, чтобы его называли Сеймуром Хейром.

Помощник режиссера претендовал на имя Ван Хун Ло. Сама она выбрала себе псевдоним Мартен Н. Прюдо — исходя из предположения, что мужчины не захотят смотреть порнофильм, поставленный женщиной. Не все сказки написаны братьями Гримм. Тик и Моуз сейчас очень жалели, что не узнали настоящей фамилии Конни и Джейка. Они не сомневались, что имя Джейк — подлинное, но как там дальше?

Однажды вечером облаченный во фрак и пальто из ламы на шелковой подкладке Домострой в сопровождении разряженной подружки прибыл к Кройцеру задолго до начала представления. Ничуть не стесняясь своего жуткого восточноевропейского акцента, он потребовал у метрдотеля накрыть два лучших стола для дюжины высокопоставленных друзей из ООН.

Соблазненные щедрыми чаевыми, официанты накрыли столы льняными скатертями, сервировали их лучшим клубным серебром и уставили вазами со свежими цветами. Зал вскоре был набит битком, причем, к величайшей радости клубного персонала, присутствовало, дабы запечатлеть важных международных персон, множество предупрежденных Домостроем фоторепортеров.

В тот момент, когда должно было начаться представление, шум у входа возвестил о прибытии Домостроевых гостей. Метрдотель с целым выводком официантов кинулся к дверям, дабы поприветствовать знатных особ и проводить их к столам; фотографы взяли на изготовку свои камеры. И тут управляющий, метрдотель и официанты с ужасом обнаружили, что высокие гости, коих они ожидали с таким нетерпением, оказались черными, причем, судя по одежде и речи, обыкновенными американцами — из Гарлема. Когда негры — мужчины и женщины — уселись и подняли бокалы с шампанским, репортеры защелкали камерами, и на следующее утро изображения этих черных, восседающих на лучших местах у Кройцера, появились в большинстве городских газет, которые издевательски отмечали, что среди всех нью-йоркских ночных клубов именно это заведение привлекает самую шикарную публику.

В результате с расовым барьером у Кройцера было покончено, и все здесь стало по-другому. Минуло более двух десятков лет. В клубе не осталось никого, кто мог бы вспомнить, даже если б очень захотел, о роли Домостроя в истории заведения. С той поры облик и материальное положение Домостроя порядком изменились, и то же произошло с клубом.

По мере того как ветшал Южный Бронкс, все меньше обитателей Манхэттена желало рисковать здоровьем, отправляясь сюда, а без них ночной клуб оказался не способен поддерживать прежний уровень. В конце концов заведение превратилось в заурядную закусочную с рядами автоматов пинбола, музыкальной машиной и электронными видеоиграми, загромоздившими то, что когда-то было танцевальным залом.

Четыре раза в неделю Патрик Домострой аккомпанировал выступавшим на органе Барбарина, электронном спинете, имитирующем звучание почти всех основных инструментов, включая рояль, аккордеон, саксофон, тромбон, гитару, флейту и трубу, а также ударные и смешанный хор. Впервые увидев Андреа Гуинплейн в заведении Кройцера, Домострой моментально разозлился на себя за то, что она ему так понравилась, а также за то, что ему так хочется понравиться ей.

Впрочем, он даже не надеялся с ней познакомиться, и, когда она подошла к нему и робко протянула записку, Домострой был совершенно потрясен ее поступком, поскольку и в мыслях не допускал, что такое в его жизни еще возможно. Он поднял глаза и увидел, что Андреа пристально смотрит на него. Она подобралась поближе, сложила грудой подушки и одеяла, откинулась на них и провела рукой по волосам Домостроя. На одном конце перекладины располагалась раскрашенная деревянная птица, а на другом — мешок с песком.

Рыцарь на коне должен был пронзить копьем раскрашенную птицу, а затем пришпорить коня и проскочить под перекладиной, прежде чем тяжелый мешок, повернувшись, выбьет его из седла. Птица на квентине показалась мне подходящей метафорой моего творчества, да и всей моей жизни. А после музыка отнимала все мои силы и время. Сочинять музыку означало для меня принадлежать каждому, говорить на всех языках, выражать любую эмоцию: Семья ограничила бы мою свободу. Выдохшиеся джазовые певицы — вот единственные женщины, с которыми я сейчас коротаю время.

Ты не думал о том, чтобы разделить свою судьбу с какой-нибудь женщиной? У меня нет любовника, но неужели ты совсем лишен собственнических инстинктов? Для чего ты живешь? Не менее страстно я желаю завладеть особняком в тюдоровском стиле и наполнить его оригиналами прерафаэлитов.

Но прежде — я хочу узнать, кто такой этот Годдар. Он человек публичный, а я его публика. У меня есть законное право узнать о нем все, что возможно.

Иметь ее в любое время, в любом месте, один, два, много раз — или вовсе не иметь. Позволить своим инстинктам вести тебя к познанию всего, что ты желаешь узнать о ней и о себе, трогать, пробовать и брать у нее все, что тебе захочется. Ты чувствуешь себя свободным, потому что не боишься меня потерять. Подумай, каким буйным я стану, если начну возмущаться твоей одержимостью Годдаром!

К расширению своих познаний в области секса Андреа относилась не менее серьезно, чем к занятиям музыкой и театром. Она покупала массу журналов и бульварных газетенок, уделяющих место стремительно меняющимся причудам в области интимных отношений, и регулярно посещала несколько наиболее продвинутых лавок, торгующих интимными приспособлениями, облачениями и разными по этой части новинками.

Ее стенной шкаф оказался настоящим сундуком наслаждений, забитым сексуальным и, как с некоторым удивлением отметил Домострой, бисексуальным барахлом. Теперь он знал ее как умелую любовницу, способную предупредить и удовлетворить любые его прихоти, как будто она изучала не только его музыкальную карьеру, но и сексуальные наклонности. Ей нравилось доводить его почти до самого пика возбуждения, а затем выскальзывать из объятий, дабы сменить кассету в магнитофоне или принести чего-нибудь выпить.

И потом, неожиданно для него, возвращалась в постель она уже не голая, а в самых разных облачениях. Однажды она нарядилась как панк-певица: В другой раз вышла из ванной крепко надушенная и выглядящая, как стриптизерша: Как-то ночью она вдруг исчезла и вернулась вовсе без косметики, в простом хлопковом платье и в сандалиях, с волосами мягкими и шелковистыми, и каждый дюйм ее кожи дышал свежестью и чистотой.

Андреа была одновременно вульгарной и утонченной, застенчивой и бесстыдной, но независимо от того, как она одевалась или выглядела, ее всегда окружала атмосфера обескураживающе откровенной чувственности, перед которой он был совершенно беспомощен, как перед тоталитарной властью или неизлечимой болезнью. Сначала Домострой, видя, сколько усилий тратит Андреа, чтобы ублажить его, подозревал ее в притворстве, в разыгрывании некоего эротического спектакля, где он был и участником, и публикой, она же оставалась лишь орудием его наслаждения.

Но позже, внимая ее учащенному дыханию, видя, как вздымаются и опадают в такт нарастающему возбуждению ее груди, ощущая, как все быстрее начинает биться ее сердце, слыша, как она вскрикивает, устремляясь к оргазму, он понял, что Андреа получает точно такое же удовольствие, как и он, и ее старания вознести его на вершину блаженства заводят ее не меньше, чем его самого.

Я должна получить его таким, какой он есть. Для меня это естественно, и потому я готова домогаться любого мужчины, которого пожелаю. И всегда получаю его. Но теперь и это — лишь вопрос времени. У него был неплохой голос, причем очень сильный, его было слышно за квартал, и вот когда этот оборванец пел, то гримасничал так, что обнажались его беззубые десны и лицо страшно багровело от напряжения.

Он был настолько уродлив, что прохожие не обращали внимания на его голос. Парня принимали за сумасшедшего, он внушал лишь чувство неловкости, даже страх. Годдар, в какой-то мере, являет собой противоположность тому человеку; мы не видим его — мы только слышим его голос, а потому желаем знать, кто он таков. И это вдобавок стоит ему кучу денег! Понимаешь ли ты, что если Годдар объявит завтра один живой концерт, скажем в Нью-Йорке, или в Лос-Анджелесе, или в любом другом большом городе, сотни тысяч его поклонников ринутся туда независимо от цены билета?

Если он вылезет из своего укрытия, любой телеканал даст ему миллионы за выступление, а любая голливудская киностудия заплатит втрое больше за фильм о его жизни.

Может быть, он калека, столь отвратительный, что просто вынужден скрываться? Она ждала, что Домострой начнет приводить новые аргументы, настраивая ее против кумира, но он молчал, и тогда Андреа взяла его руку, будто какой-то посторонний предмет, вложила ее в себя и не отпускала до тех пор, пока пальцы у него не увлажнились, а потом извлекла ее и медленно поднесла к его рту, другой рукой раздвинув ему губы.

Он ощущал языком вкус ее влаги, пока та не смешалась с его собственной. Он принял ее предложение и взял деньги, это была сумма, равная жалованью за шесть месяцев обременительного труда у Кройцера, он получил ее разом, наличными, и банкноты были такими новенькими и так хрустели, что, казалось, он первый пользуется ими. Но он понятия не имел, как решить задачу, которую она перед ним поставила.

Даже на вершине своей славы, когда Домострой сочинял, выпускал пластинки и выступал на публике, он держался довольно-таки обособленно.

Другие его профессиональные знакомства в основном ограничивались нанятыми юристами, которые проверяли его контракты. У него даже собственного агента не было, так что он ограничивался периодическими консультациями с законниками, обычно в тех случаях, когда адвокаты давали ему советы по части исков за клевету к газете, журналу или издателю скандальной книги, посвященной ему и его творчеству.

Будучи убежденным сторонником неограниченной свободы слова, а также, не один десяток лет, активистом Американского союза гражданских прав, Домострой никогда не следовал их рекомендациям. Если искать Годдара, пользуясь обычными каналами, то следует попытаться охватить всю музыкальную промышленность в целом, а затем решить, какая ее отрасль или конкретный деятель могут помочь ему в розыске.

Домострой никогда не вступал в публичные дискуссии с представителями желтой прессы и не обращался в суд, когда бывал злобно ими оклеветан. Будучи свободным, независимым художником, он не полагался на федеральные или местные власти, равно как большие компании и корпорации, каковые были организованы бюрократами таким образом, что людям разрешалось демонстрировать свою преданность только в соответствии с общепринятыми стандартами, любое же проявление индивидуальности не поощрялось. Вот почему Домострой не стал искать поддержки в дебрях музыкальной индустрии, а предпочел обратиться за помощью к такой же вольной птице, как и он сам, то есть к человеку, чье положение в мире музыки не зависело от каких бы то ни было корпоративных обязательств.

Сидни Нэш в свои неполные тридцать уже почти десять лет успешно освещал запутанный мир музыкальной индустрии Америки. Благодаря присущей ему дотошности и бесчисленным связям Нэш великолепно ориентировался в современном музыкальном бизнесе. Когда-то они приятельствовали, более того, молодой критик избрал Домостроя предметом поклонения. С тех пор прошло какое-то количество лет, однако Домострой надеялся, что Нэш, этот типичный житель Нью-Йорка, постоянно поглощенный сиюминутными делами и заботами, все же способен откликнуться на зов прошлого.

А еще Нэш лучше большинства из людей должен был понимать причины затянувшегося отсутствия своего старого приятеля в обществе, ориентированном на успех и процветание. Когда Домострой пришел туда, четыре юнца с ярко раскрашенными шевелюрами бились в экстазе на крошечной сцене.

Увидев его, Нэш, в одиночестве сидящий за столиком, помахал рукой. Несмотря на изрядные доходы и растущую популярность, Нэш носил очки в роговой оправе, мешковатый твидовый костюм и синтетическую немнущуюся рубашку— словом, по-прежнему выглядел этаким беспутным аспирантом.

Он встал и восторженно приветствовал Домостроя, будто студент-отличник, встретивший через много лет своего старого профессора. Еще он скрутил косяк, который прятал под столом между затяжками. Женщина, с которой я работаю, хочет, чтобы я вынюхал все возможное о Годдаре. По правде говоря, я понятия не имею, как решить эту задачу.

Разве она не слышала, что это человек, которого нет? Просто она решила, что с моими знакомствами… ты понимаешь… с людьми, вроде тебя…— Он замолчал. За шесть лет он выпустил шесть альбомов, каждый из которых многие месяцы возглавлял чарты. Четыре из них, превысив миллион проданных экземпляров, стали платиновыми. Вдобавок у него по крайней мере двенадцать хитов на синглах, включая шесть золотых, что принесло по миллиону долларов за каждый.

Этот парень хочет быть тайной. В этой стране продажа записей приносит доход, равный совокупному доходу от кино, телевидения и всего профессионального спорта, а Годдар — самое продаваемое имя в этом бизнесе!

Ну, ты ведь и так знал все это? Тогда тебе известно и то, что в роке ничего не делается без прибыли. Возможно, лучше ее сейчас нет. Бизнес, как правило, сжирает большой талант — но тут другой случай. Годдар с каждым днем набирает силу. Признаю, что в его работе заметно постороннее влияние, но он вразумителен и всегда попадает в самое яблочко.

Он сознает, что вторичен, но, несмотря на заимствования из латиноамериканского и местного фольклора, у него лучший в этом стиле звук, который мы когда-либо имели. Не говори, что он тебе не нравится! Много ли на свете по-настоящему вразумительных произведений искусства? Кто еще из поп-звезд способен спеть стихи Уильяма Батлера Йейтса? Можешь себе представить кого-нибудь еще, кто сумел бы положить на музыку вот эти замечательные строки Арчибальда Маклиша!

Все эти претенциозные словесные игры на тему фармацевтики: Тебе не кажется, что это полная чушь? Более того, это прекрасно понимают его юные фанаты. Тебе все это не по нутру, но, видимо, дело в возрасте. Имей это в виду. Творчество Годдара — это итог достижений всех его великих предшественников, таких монстров рок-н-ролла, как Элвис Пресли, Джон Леннон, Боб Дилан, Элтон Джон, Брюс Спрингстин, а также тех, кто работал в стиле фанк, соул, регги.

Ко всему прочему, Годдар использует в своих сочинениях приемы Карлхаинца Штокхаузена и всю эту нынешнюю навороченную электронику: У него все идет в дело! Помнишь, как все журналы предлагали вознаграждение тому, кто назовет подлинное имя Годдара или предоставит его фотографию с доказательством подлинности? Тогда откликнулись сотни парней, каждый из которых назывался Годдаром, а некоторые даже пели похоже. И что же они обнаружили? Ничего, кроме обычных ложных следов и пустых догадок: Публика всегда в напряжении, а звезду не достанет ни один придурок; ведь пока никто не знает, кто такой Годдар, никто и выстрелить в него не может.

Музыкант, теряющий голову от собственной популярности, будет публично обезглавлен. А почему бы и нет? Если такой великий человек, как Годдар, хочет быть невидимкой, ну что ж, имеет право. И сомневаюсь, что кто-то до сих пор возится в этом дерьме. Я в здравом уме, выгляжу как рок-звезда и, что самое главное, ни от кого не прячусь! В нью-йоркской публичной библиотеке Домострой сосредоточенно изучал одну статью за другой, но не находил ничего для себя нового, ни единой зацепки.

Из года в год у пластинок Годдара был самый высокий рейтинг, с каждой неделей его музыка становилась все популярнее, заполонив, казалось, все телевизионные и радиоканалы, однако никто так и не исхитрился узнать, кто же он такой, и его тайна оставалась неразгаданной.

Теоретик заявлял, что, когда он попытался связаться со своим бывшим студентом, выяснилось, что нынче тот вне досягаемости и никто из его друзей не имеет о нем никаких достоверных сведений. Диск-жокей с Манхэттена с такой же уверенностью сообщал, что Годдар некогда был крестьянином и проживал с женой и тремя детьми на отдаленной ферме в северной части штата Нью-Йорк.

А известный английский рок-гитарист был убежден, что они с Годдаром, прежде чем добились успеха, долгое время околачивались в неком лондонском джаз-клубе. Домострой не выносил дискотек и держался от них подальше даже во времена своей популярности, когда его туда приглашали.

Объяснял он это просто: Прежде чем Домострой пробился сквозь потную толпу к бару, начала выступать новая команда и повсюду закачались обнимающиеся парочки. Это ром с кокой и долькой лайма! С двумя дольками лайма, пожалуйста. Сидящая рядом девушка рассмеялась, и Домострой, готовый к отпору, резко повернулся. Она тоже оказалась латиноамериканкой, с выразительными карими глазами, угольно-черными волосами и ослепительно белыми зубами.

Она продолжала смеяться, и под ее пристальным взглядом он почувствовал себя неуютно, но тем не менее не мог отвести глаз от ее высокой груди и крепкой фигурки. И не только папой. С полной лицензией на стрижку волос. Ранее в отеле Каза-дель-Кампо, Ла Романа.

Домострой представился, извинившись за отсутствие у него собственной карточки. Я каждого стригу по-своему — и со всеми лично знакома! И пододвинул свой стул поближе. Затем добавила на полном серьезе: А что у тебя за музыка?

Я тебя подстригу и подкрашу для фотографии на обложку. Поверь мне, хорошая картинка многое значит! Они все эти годы пытаются вычислить его. Тут одни панки клянутся, что он репетирует на публике. Действительно нужно заряжаться от реальной толпы, чтобы играть так здорово. Знаешь, в наши дни иметь собственную студию — не такая уж роскошь! Я стригла уйму народу в подобных местах. Есть один парень, играет панк-рок, так у него в пент-хаузе, прямо на Йорк-авеню, над рекой, студия со всей аппаратурой и электронным оборудованием, какие ты только можешь себе представить!

А ни один из его функаделических шедевров даже в лучшую сороковку не вошел! Известно лишь одно — равных ему сейчас нет. Многие считают, что он черный, но точно сказать невозможно. Мне лично кажется, что он латинос, но я тоже не уверена. Их знает каждый латиноамериканец! Некоторые подозревают, что он родом из Мексики, но точно так же он может быть пуэрториканцем — как я, например!

Не то что у этих! Два парня из группы подошли к ней сообщить, что они уходят, и Ангел вылезла из-за стойки. Вернемся, однако, к теме ненастоящего мира, состоящего из настоящих деталек. Связано это с тем самым, что главными героями всех этих сочинений были, как правило, люди пустые и ничтожные, то есть по определению не способные на хоть какое-нибудь действие, кроме, разумеется, жульничества и обмана. Впрочем, один честный человек среди них нашёлся: Он открыто отказался работать карманником в блошином цирке, а другого занятия не нашлось.

Впрочем, не прогореть подобный бизнес мог только в волшебном мире Николая Гавриловича. Экспортный потенциал у этого добра, конечно, отсутствует.

И дело здесь не столько в кройке и шитье хотя скроено обычно неладно, да и сшито некрепко , сколько в безнадёжно устаревшем фасоне. Зато здесь подобная продукция имеет устойчивый сбыт на внутреннем рынке — как и всё, собранное из подручных материалов: Ездить можно и ладушки. То бишь любителям благоглупостей поживиться у него решительно нечем.

И разбираемое нами сочинение — тому свидетельство. Я бы определил её как реабилитацию русской философии. Что такое русская философия? Она началась со славянофилов и закончилась в эмигрантском Париже. Зачин книги образуют тексты, посвящённые православной мысли как таковой и её отношению к русской философии. Цель — выправить грамоты о респектабельном происхождении последней. Решение, предлагаемое автором, изящно, хотя и рискованно: Осуществляется оно кем-то и зачем-то.

Достаточно расписать подробно эти четыре причины и мы увидим самую вещь. То есть русский философ — тот, кто разбирает Григория Паламу по немецкой книжке. Или — традиция, обмысливаемая посредством другой традиции, причём обе традиции заимствованные.

С одной стороны, при таком подходе отечественная культура напоминает суррогатную мать, вынашивающую генетически чужого для неё ребёнка. С другой стороны, это открывает кое-какие новые возможности: Сергей Хоружий этой свободой охотно пользуется: Деконструкцию автор вообще любит. Провозглашая свободу в выборе мыслительных инструментов, автор нормативно утверждает верность предмету мышления: В патристике этот опыт говорит на своём языке. Как полагает автор, патристическому дискурсу соответствует особая онтология, которую он определяет как онтологию энергий, отличную от античного и в последующем — европейского эссенциализма, берущего начало в античном же пра-переживании бытия-как-покоя, онтологии неподвижной сущности.

Причём выступления не самостийного, а производимого действием Творца. Разумеется, подобные умопостроения не лишены известных опасностей: Грань тут очень тонкая. Это стоит иметь в виду любителям духоподъёмной литературы. Отцов а хамить можно и при помощи святоотечесткой литературы, да.

История еврейства из перспективы современной России. Достаточно вспомнить о западном обществе позапрошлого века, в котором нехитрые тайны алькова были приравнены чуть не к государственным секретам. Сейчас нам непонятно, что такого любопытного нашли современники в скучнейшем романе про любовника леди Чаттерлей.

Тема оказалась весьма увлекательной: Впрочем, революции зачастую делаются для того же самого — чтобы завоевать право говорить о некоторых вещах легально. В современном мире самым запрещённым к обсуждению, закрытым и замурованным для всех, кроме специально допущенных людей, является еврейский вопрос. Всё, что касается евреев, еврейскости, еврейской религии и истории, еврейских страданий и в особенности страданий, причинённых евреями другим народам, охраняется тщательнее, чем запасы плутония.

О фактологическом содержании книги можно долго не говорить: Для незнакомых с проблемой если такие есть напомню основные пункты. Евреи презирают другие народы, но при этом умело их эксплуатируют.

Евреи были одной из движущих сил русской революции, а когда она победила, оказались во главе советского государства. Евреи уничтожили цвет русской нации и заняли его место. Фашизм возник как реакция на тягостное для немцев доминирование евреев в Веймарской республике. Культ Холокоста был навязан Западу и привёл к беспрецедентному росту еврейского влияния. Евреи поставили под свой контроль мировую финансовую систему и средства массовой информации.

Евреи приняли активное участие в разрушении Советского Союза, а сейчас пользуются в России исключительным положением. Признаем для начала вот что: Понятно и то, что отношение ко всему вышеперечисленному может быть разным, в том числе и положительным.

Но, во всяком случае, в это верят — причём верят тем больше, чем меньше об этом говорят и чем громче это отрицают. Впрочем, это, скорее, внутренняя проблема расщеплённого российского либерально-патриотического сознания, обсуждать которую здесь было бы едва ли уместно.

Отметим только, что ситуация сродни тем, которые разбирает психоанализ: Интереснее, однако, методологическая сторона дела. Нарисовав определённую картину, честный исследователь должен как-то определиться по отношению к ней. Шафаревич, будучи человеком последовательным и аккуратным, мимо таких вещей пройти не может. Перечислив и отвергнув почти все известные точки зрения на этот вопрос, автор останавливается на следующем рабочем определении: Последняя определяется опять же апофатически — как нечто, впервые сформулированное в Торе и развитое в Талмуде, но к своим формулировкам отнюдь не сводимое: При этом Шафаревич соглашается с тем, что еврейство уникально.

В принципе подобное признание разом отыгрывает назад всё остальное: Здесь мы должны остановиться и признать очевидное: Шафаревич просто-напросто воспроизводит традиционное еврейское понимание себя и своей роли в мире. Точно так же, еврейское понимание власти не количественно: На видном месте лежали солженицыновские синие томики. Брали всё это бойко: На это способен и котенок, играющий с клубком шерсти: Мыши, однако, водятся и на самом деле.

Человеческое воображение — другая, высшая способность, так сказать, второго порядка: Более того, с завидным упорством воображение пытается перепрыгнуть через каждую придуманную им небывальщину в поисках еще более поразительной нелепости. Котенок вряд ли способен вообразить себе кентавра — и тем более океан Соляриса. Более того, ему и в голову не придет усердствовать в этом странном занятии. Судя по всему, воображение — что-то такое, что призвано дополнять другое чисто человеческое свойство, а именно логику, рациональность, то есть способность разоблачать и разрушать образы путем доказательства их невозможности.

Логика судит действительность по законам возможного. Логика — это прежде всего способность не верить глазам своим, даже если увиденное прямо-таки гипнотизирует своей очевидной убедительностью. Человек видит змею, ему даже кажется, что она шевелится. Но он знает, что здесь не водятся змеи, что встретить здесь змею невозможно.

Но — увы и ах, наши способности ограничены, в том числе и эти две. Человек не может быть полностью логичен, но и его воображение тоже не беспредельно. Мы не можем вовсе искоренить всё невозможное, но, с другой стороны, не способны и вообразить нечто совсем уж из ряда вон. Как не бейся головой о стену, какие грибочки-мухоморчики натощак не вкушай, как не дыши холотропно, а всё равно квадратный шар не выдумаешь.

Разумеется, попытки вообразить и описать квадратный шар во всей его красе не прекращаются и не прекратятся никогда. Каждый раз, однако, выясняется, что шар всё-таки круглый. Поэтому истинной целью литературы — в первую очередь, конечно, литературы фантастической — является не просто вымысел, а вымысел правдоподобный, вымысел достоверный, то есть невозможное, замаскированное под возможное.

Правда, конструкции из очень уж податливого материала легко рассыпаются. Однако же, после многих — и каких! Такое впечатление, что все да-да, именно все! При этом все попытки очередного бедолаги-сусанина вывести нас из этих воистину заколдованных краев еще куда-нибудь обычно заканчиваются ничем: Итак, перед нами Магический Мир. Корректнее всего будет называть его Средиземьем. Во-первых, ad majorem gloriam JRRT. Самое простое — считать, что это и есть её настоящее имя.

Итак, Средиземье находится, выражаясь языком science fiction, на планете земного типа, с водой и сушей, с хорошо выраженной сменой сезонов и довольно ровным климатом, соответствующим нашей средней полосе. Всё вроде бы пристойно. Однако есть важное отличие: Средиземье — геоцентрический мир. Чувствуется, что здесь именно Солнце и Луна вращаются вокруг Земли, а никак не наоборот. Космология — вполне птолемеевская: Поэтому какие-нибудь космические путешествия в этом мире вроде бы и возможны все возможно!

Впрочем, путешествия по самому Средиземью тоже затруднены: Здесь начинается самое интересное. Вся жизнь Средиземья определяется тем фактом, что в Средиземье существует и успешно функционирует магия — то есть совокупность нетехнических приемов воздействия на природу и живых существ.

Разумеется, кое-какая техника всё же имеется в наличии подавляющее большинство жителей ездят на повозках, а не летают на коврах-самолетах , но, по крайней мере, технические приспособления явно не делают погоды. Не будем останавливаться на описаниях разного рода магических приемов — здесь царит полнейшее разнообразие, чтобы не сказать неразбериха.

Оно-то нас и интересует. Во-первых, магия не требует разделения труда. Магия — то, что может совершить один человек маг и не может совершить никто, кроме него. Магия — всегда Деяние, Gestio, причем деяние Одного. Даже если мага окружает сонм помощников, в решающий момент он оказывается один на один с Волшебной Силой, или как она там называется. И в этот миг всё зависит только от него. Кроме того, каждый акт магии уникален. Есть стандартные заклинания, но они отнюдь не гарантируют результат — в конечном итоге всё зависит от мага.

Попадаются, правда, магические предметы разного рода кольца власти и прочие волшебные примочки , с помощью которых вроде бы можно колдовать, но и они, в свою очередь, есть результат Великих Деяний, каждая из этих вещей уникальна и не может быть воспроизведена. Дело тут не в количестве шедевров, а именно в эксклюзиве: Правда, магии можно научиться.

Но, во-первых, для этого нужны особые врожденные способности, без которых никак впрочем, как и в любом другом деле, так что ничего особенного в этом нет. Во-вторых, магическое знание эзотерично ну, это тоже не удивительно: А вот что по-настояшему важно: Существует множество магических систем, друг к другу не сводимых и друг в друге не нуждающихся. Иногда их число невелико скажем, соответствует числу стихий , но каких-то принципиальных ограничений на это в общем-то нет. По определению, магия может всё или почти всё.

Удивительно, но при этом она странным образом бесполезна для хозяйственных нужд. Маги, правда, могут немножечко подсуропить в сельском хозяйстве скажем, наслать дождь или засуху или в здравоохранении вылечить безнадежно больного или воскресить мертвого , но это и всё. Правда, иногда встречаются какие-то вещи, изготовленные магами, но это всегда предметы роскоши. Экономика Средиземья держится, увы, на физическом труде.

Но в целом уровень жизни большинства населения оставляет желать лучшего в силу хотя бы того же самого отсутствия сложной техники.

Зачем же тогда нужна магия? Единственная область её систематического применения — власть. Власть во всех её видах и проявлениях — и, соответственно, все, что с ней связано — это прежде всего война. Развита и даже переразвита боевая и защитная магия, разного рода средства магического воздействия на психику и прочее в том же духе.

Разумеется, политическая власть либо целиком сконцентрирована в руках магов, либо невозможна без их услуг. Существуют, правда, светские властители, но само их существование обусловлено административной бездарностью большинства волшебников: Надо сказать, что власть в этих краях ценится чрезвычайно.

Однако ценится не всякая власть, а прежде всего власть демонстративная. Атрибуты властителя — роскошные одежды, высокие троны, пышные церемониалы. Разумеется, серые плащи магов — тоже демонстрация: С другой стороны, лишенный официальных постов, но грозно выглядящий герой имеет в Средиземье все шансы на почет и уважение.

Короче говоря, главной ценностью для обитателей Средиземья является личное превосходство. Это единственно точное определение того, вокруг чего и ради чего кипят страсти. Нетрудно сообразить, что при таком раскладе Средиземье — довольно-таки неспокойное место: Установить относительное спокойствие на сколько-нибудь значительной территории планеты совершенно невозможно.

И связано это опять-таки с магией: На всякий лом рано или поздно находится прием. Возможно, поэтому, Средиземье — на редкость плюралистичное и деидеологизированное общество. Никакой общепринятой или, на худой конец, разделяемой большинством населения идеологии нет.

В некоторых описаниях подчеркивается явное противостояние Сил Добра и Сил Зла, но если внимательно читать даже самые бескомпромиссно дуалистические книжки о Магическом Мире, то обнаруживается, что эта проблематика во многом надумана и сильно зависит от точки зрения автора. Отсюда и характерные свойства сил Добра: При этом на стороне Добра довольно часто воюют разного рода бандиты и подонки, а силы Зла — при непредвзятом рассмотрении — иной раз производят довольно благоприятное впечатление ну, разве что они бывают излишне занудны и чрезмерно любят порядок.

Но, в общем-то, если честно, все конфликты в Средиземье сводятся к банальной борьбе за власть и престиж, короче говоря — за всё то же самое личное превосходство. Хотели бы мы жить в таком мире? Нет-нет, погодите, оставьте на минутку все наши убеждения, наш гуманизм, демократизм, патриотизм, нашу любовь к технике и науке, нашу мораль и нравственность, хотеться может и плохого, и просто невозможного, речь не о том, но всё-таки — хочется ведь туда, в Средиземье?

Скажем уж честно — мы живем не в худшем из возможных миров. А уж те края, в которых зародился и расцвел жанр фэнтези, вообще напоминают Острова Блаженных. Жизнь на Западе с любой разумной точки зрения не просто хороша, а очень хороша — достаточно вспомнить, что тибетские буддисты одно время вполне серьезно обсуждали, не является ли Европа Западным Раем Амитабхи-Будды. Да что там тибетцы: В Россию ссылать таких надо. В Бангладеш, мать вашу…. Тем не менее недовольство существует.

Более того, оно имеет вполне реальную причину. Современный человек в современном обществе чувствует себя глубоко униженным. И никакие радости для телес и душонки, никакое приумножение пожитков и животишек не компенсируют этого унижения.

Самое обидное при этом то, что унижение исходит вовсе не от людей — скажем, от злых и несправедливых правителей. С Большим Злым Парнем еще можно как-то пободаться. Но сейчас он бит повсеместно. Современный плебей давно уже обзавелся всеми мыслимыми и немыслимыми правами, так что дело дошло до того, что президент величайшей державы современного мира вынужден опасаться каких-то там разоблачений какой-то там утконосой золушки.

Нет, нынешний правитель давно уже стал комической фигурой примерно как нынешний отец семейства, которого весело и дружно третируют живущие на его деньги женушка и домочадцы. Мужчины выбрали по круассану. Оказалось, что итальянский круассан вовсе не напоминает изделие, продающееся под именем круассана во Франции. Мисс Ивенс же выбрала башнеподобное сооружение из теста и ткнула в него пальцем. Они были странной группой. Глядя на них, нельзя было понять, кто они, а любой народ — что американский, что итальянский или французский, любит группы понятные.

Их не любили в кафе. То, что они не туристы, было сверхочевидно. Ни фотоаппаратов, ни путеводителей в руках, ни всепожирающего любопытства во взгляде. Скорее они могли бы сойти за только что приземлившихся на пьяцца Сан-Марко парашютистов. С какой целью приземлившихся? С целью смущения посетителей кафе белым фуляром и бабочкой, авокадовыми волосами и синей мужественностью щек Виктора, его свирепым выражением лица, затягивающим на куда больший вес в обществе, чем экс-сейлсмэн обувного магазина.

И было непонятно, в каких же отношениях состоят между собой подозрительные нетуристы. Мисс Ивенс выглядела старше всех, хотя на деле она и Галант были одного возраста. Параллельных горизонтальных линий морщин на лбу мисс Ивенс было пять, и все пять, собираясь в гармошку, когда мисс что-либо доказывала, придавали ей вид старой обезьянки.

Она забавляла народ на пирсе у океана. Та обезьянка, правда, была в тельняшке. Всех троих, это было ясно, не связывали кровные узы. Ни в коем случае. Виктор, с некоторой натяжкой, мог сойти за сына мисс Ивенс. И они могли быть любовниками все трое. Что и являлось верной отгадкой. Все остальные были попаданиями пальцем в небо. Любовниками они стали в поезде, где-то в районе швейцарской границы. Без сомнения, два откормленных бармена в белых куртках, не спеша выдавая венецианскому народу напитки, служили по своей воле и психоаналитиками.

Уловив несколько взглядов и прикосновений рук в среде странной компании, блаженное удовольствие на лице мисс Ивенс, барменам все стало ясно, и они презрительно покачали головами. Презрительно и задумчиво обменялись взглядами. Возможно предположить, что бармены ими обменялись. Но проблема усугублялась еще и тем, что у мисс Ивенс была экзема или аллергия — она дала Галанту одновременно два объяснения.

И экзема мисс Ивенс как раз в эти дни переместилась к ней на лицо. Надбровные дуги, часть лба и щеки мисс покраснели и шелушились, а от того, что она не могла удержаться, чтобы не чесать лицо, лицо покрылось мелкими чешуйками струпьев. Положение лишь частично смягчал крем из сумочки. Они вышли из кафе, ко всеобщему облегчению, оставив барменов с задумчиво отвисшими челюстями.

Такую фразу можно употребить в романе. По возвращении в Париж он напишет роман. Моральные обязательства по отношению к соредакторам журнала — Кобальту и Лили Шварцберг? Соредакторы могут обойтись и без него. Выходя из венецианского кафе, он открыто признался себе, что журнал его больше не интересует. Начался тотчас же медленный процесс таяния, мучительный и некрасивый. Сквозь тонкий слой снега на знаменитой площади выступили побочные продукты празднества. Банки, бутылки, картонные пакеты, разнообразные упаковки, из которых человеческие организмы извлекли пищу и напитки.

Мусор был посыпан слоями еще не потерявшего веселых цветов конфетти. Галант подумал, что в конечном счете хорошо, что они приехали поздно, когда вся толкотня, слава Богу, кончилась и человеческие толпы разбрелись по вокзалам и аэропортам, удалились на автомобилях от города и спрятались в свои норы.

Загадочная улыбка жрицы давно умершей религии появилась на ее надтреснутых синеватых губах. Люди всегда что-нибудь теряют! Это был обычный голос мисс Ивенс. Только тогда, когда кожа на ее лбу стягивалась в гармошку, появлялся другой голос. Он не имел права предлагать, он, по крайней мере, считал, что не имеет права, но уж очень было холодно. Мисс Ивенс или не услышала, или сделала вид, что не слышит.

Внимание к людям и их нуждам сочеталось в ней, очевидно, с полнейшей нечувствительностью к ним же. Декларировалась любовь, но в дополнение к любви навязывалась воля мисс Ивенс. Галант уже успел понять это за двенадцатичасовое путешествие на поезде. Мисс была необыкновенно хорошая женщина, доказательством служило хотя бы то, что они шли сейчас по пьяцца Сан-Марко, но она искренне принимала людей за домашних животных, живущих в ею, мисс Ивенс, созданных условиях.

Кофе лишь ненадолго взбодрил его. Тонкие лаковые туфли погружались в мокрый, скользкий, все более гадкий мусор и, кажется, начали промокать, а поиски мисс Ивенс обещали быть длительными.

Мисс откликнулась на призыв. Соблазнило ли ее упоминание о джойнте, или она лишь прислушалась к Галанту — редактору литературного журнала, отказываясь прислушаться к экс-сейлсмену, латиноамериканцу Виктору? К Джону она хотела бы относиться покровительственно, но еще не знала, может ли. Надев на палец колечко-открывалку, отломленное от смятой пивной банки, мисс удовлетворилась и позволила увести себя.

Покружив в улочках и опять пройдя мимо бара, в котором подверглись психоанализу, вошли в первый попавшийся отель. За деревянным барьером сидели три чернокостюмных портье.

Взаимные представления заняли несколько минут. Лишь паспорта мисс Ивенс и Виктора были протянуты портье, несколько банкнот из пачки мисс Ивенс переместились в руки кассира отеля, и вскоре они уже закрывали за собой дверь комнаты на четвертом этаже. Галант предпочел бы получить отдельную комнату. Однако, имея лишь несколько франков в кармане, он всецело зависел теперь от желаний и решений мисс Ивенс. Комнат на троих в отеле не существовало.

Они заняли комнату с двумя кроватями. Существовало четыре варианта размещения троих тел на двух кроватях. Им предстояло выбрать или один, самый радикальный, то есть, составив кровати вместе, развалиться на них через равные промежутки, или же исповедовать три других способа в хаотическом беспорядке. Зеленовато-мыльные воды Адриатики инспирировали архитектора или салаты с лардом? Мисс Ивенс объявила, что номер прекрасный, и тотчас плюхнулась на ближайшую из кроватей.

Кровати удерживала на почтительном расстоянии молочно-зеленая, разрисованная золотыми цветами спинка. Галант подошел к окнам и отодвинул одну из штор. Хмуро обнажились закрытые ставни. Разобравшись в механизме, он открыл ставни. За окном оказалась темно-охровая стена с точно такими же ставнями, как и на их окнах. Из чего возможно было предположить, что и стена, и окна принадлежат их же отелю. В щель между стенами из куска венецианского блеклого неба, похожего на бледную зелень спинки кровати, вдруг излился слабый, цвета оливкового масла луч солнца.

Этого луча оказалось достаточно, чтобы мисс Ивенс взбодрилась, вскочила, взяла сумочку, сбросив сапоги, улеглась опять и принялась изготавливать джойнт. Виктор в это время исследовал шкаф и повесил на плечики плащ и пиджак. После этого он ушел в ванную комнату, закрылся там ненадолго и появился оттуда довольный, заново причесанный и пахнущий одеколоном. Не верилось, бродя по слякоти в мусоре пьяцца Сан-Марко, что внутри венецианских скалистых и суровых снаружи сооружений может быть тепло.

Но баночные деньги мисс Ивенс оказались способны приобрести тепло для всех троих. Лежа в банках, деньги ничуть не утратили ценности. Вешая токсидо в шкаф, Галант отметил, что шкаф отдает обувным магазином. Или вещи Виктора вобрали запах обувного магазина, где он прежде служил, или же до них в комнате жил владелец множества пар хорошей кожаной обуви. Может быть, владелец нового кожаного пальто?

Мисс Ивенс, уже привычно набившая машинку травой, вставила в нее лист сигаретной бумаги и через мгновение вынула из зубов верной машинки тугой джойнт. Одна и другая тупо ударились об пол. Джойнт он передал Виктору. Виктор сидел в кресле против кровати — переодевшийся в желтый свитер, тугие синие джинсы обтягивали крепкие ноги. Колебля мисс Ивенс и кровать, Галант лег за ее спиной.

Одну руку он положил на грудь мисс, поверх черного свитера, другую — себе под голову. Он пролежал в таком положении некоторое время, перемещая руки только тогда, когда приходила его очередь затянуться марихуанным облачком. Он медленно погружался глубоко в рай. Мисс Ивенс про что-то журчала рядом, обращаясь к Виктору. Совершив над собой небольшое усилие, Джон мог бы понять, о чем они говорят, но ему не хотелось понимать, ему хотелось лежать и слушать журчание мисс Ивенс и светлые ответы Виктора и ловить его причесанные, гладкие, чистые взгляды.

Через некоторое время он, однако, начал хулиганить. Повинуясь влиянию животного тепла, исходящего от тела мисс Ивенс, он перекатился на бок и прижался плотнее именно к той части тела, откуда исходило наибольшее количество тепла — к нижней части. Голова мисс Ивенс, в частности, была набита месивом сведений об аллергиях и других сверхсовременных болезнях… Чем еще?

Он подумал, что если найти способ распознать и записать, то есть каталогизировать содержимое памяти мисс, то… среди прочих ингредиентов в каталоге непременно оказалась бы популярная информация о летающих тарелках, джоггинге, реинкарнейшн, войне во Вьетнаме, хэлффуд, уродливые схемы Пикассо и Мондриана — все говно, внушенное ей ее любимым калифорнийским Чарли за десять лет жизни в Стэнфордском университете.

Интеллигентской начинкой нафаршировал Чарли сознание Фионы Ивенс. Оказавшись в купе, они распределили полки. Виктор получил нижнюю, Галант — самую верхнюю, поскольку мисс Ивенс облюбовала место посередине.

Виктор выпил полстакана, но мисс Ивенс от вина вовсе отказалась. Разумеется, только то, что считает нужным рассказать. Кстати говоря, у вас очень французская фамилия, Джон…. Я мало что знаю о своих предках. Уже мой прапрадед родился в Канаде.

OK, вы хотите, чтоб я исповедовался первый? Пожалуй, будет справедливее, если начну я, поскольку это я всех спровоцировала. Мисс Ивенс задрала одну сиреневую ногу на другую она сняла брюки и лежала теперь в сиреневых пенти и начала:.

Детство мое было безоблачным и красивым, потому я не стану на нем останавливаться. И доставляет до сих пор. Галант на верхней полке было подумал, что мисс Ивенс пародирует свою биографию, что вот сейчас она рассмеется и, признавшись в шутке, начнет сначала. Нет Мисс Ивенс вздохнула наконец и объяснила:.

Как и у всех в нашей семье. У моей старшей сестры — двое детей, и оба ребенка — дебилы… Но проследуем дальше. Когда мне исполнилось семнадцать лет, я познакомилась с Чарли. Чарли тогда было тридцать восемь. Мы познакомились в Лондоне, где я в это время жила. Я приехала в Лондон, чтобы стать актрисой… Чарли уже был известным ученым, я не стану называть вам его фамилию, вам это совершенно ни к чему, хорошо, мужчины? К тому же, возможно, он уже слышал эту историю.

С первой же встречи Чарли подавил меня своей эрудицией, мудростью и гениальностью. Я до сих пор утверждаю это, хотя мы и расстались. Уезжая в Стэнфорд, Чарли увез меня с собой. Я прожила с ним девять лет, мужчины! Слышите вы, девять лет. Он загубил мою сексуальность, этот человек, он подавил меня полностью, но я никогда больше не встретила мужчину с таким сильным мозгом….

Через полгода он отказался делать любовь, объявив мне, что сексуальная активность его унижает и противна ему. Что половой акт низводит его всякий раз до состояния животного….

Галант присвистнул, а Виктор издал звук, напоминающий звук лопающегося шара бабл-гама. Но оба воздержались от комментариев. Ему снилось, что он засовывает свою мать в печь. Будучи в реальном мире примерным еврейским сыном, он мучился ужасом и отвергал свои сны.

По-видимому, подсознательно он ненавидел мать и всех женщин вместе с нею. Мы никогда не оформляли наш брак официально. Чарли боялся связывать себя какими-либо земными узами. Все гении жестоки и требовательны. И не похожи на нас, простых смертных.

Вам этого не понять, мужчины… Я была девчонкой. И девчонка встретилась с гением. Я делала все, что он от меня требовал. Если бы он сказал мне, что я должна проституировать на улицах, я бы проституировала для него. Однажды он попросил, чтобы я участвовала в марафонском забеге. Забег был организован университетом. Это случилось через два месяца после моего приезда в Стэнфорд.

Чарли бегал тогда уже пятнадцать лет, а я — десять дней. У меня было десять дней на подготовку. И я пришла двадцать первой! Из женщин — второй! А в забеге участвовали четыреста человек, мужчины. Так я хотела, чтоб он был мной доволен. И он был доволен. Он очень гордился мной перед коллегами по университету…. Если мисс Ивенс платит за перенесение его тела в Венецию, это еще не значит, что Галант не должен высказать своего мнения по поводу сукина сына Чарли.

Он отнял у вас девять лучших лет. Интеллектуальными уловками и ухватками он сумел захватить в плен женщину, чтобы затем игнорировать ее. По его сексуальной холодности никакая женщина не должна ему принадлежать.

Чтобы что с ней делать? Только дабы польстить своему самолюбию, он заставил девчонку жить с ним… Ну и что, через столько лет вы до сих пор считаете, что он гений? Получил какую-нибудь премию, сделал уникальное открытие? Десятки тысяч профессоров физики работают в университетах мира, но из этого далеко не следует, что все профессора физики — гении.

Но даже если он однажды получит ее, это еще не будет свидетельствовать о его гениальности. Вы вообще что-либо понимаете в физике, Фиона? Что в современную эпоху открытия совершаются коллективами ученых, обычно после долгой работы над проектом. Крайне редко один человек вдруг совершает открытие.

Дала возможность рассмотреть ее выдающиеся сиськи. Кэти явно абсолютно не смущает, что через прозрачное платье видно ее сосочки. Да не то что даже соски, по сути видно грудь полностью. Шикарная грудь. Зачем же прятать такую красоту, наверно решила Кэти. Военные учения Ирана (6 фото) Вам, салабоны. Жертвы синтола (53 фото) Переписка дизайнера с заказчиком (15 фото).

Габриэлла Лорейн  сначала трахала себя большим дилдо, а потом ее подруга блондинка порола ее страпон

- "Угу" "Ну ладно, ты за сиськи держись, я прыгать буду" Муж говорит жене: Представь себе, оказывается верблюд может целую неделю не пить. Синдром деда Федора, гены пальцем не раздавишь)) Родной брат моей бабули был женат, то ли семь, то ли восемь раз.

Аппетитная Блондинка Ivana Sugar На Фотографии Показывает Бритую Киску Порно Фото

Митчел Уилсон. Брат мой, враг мой Пер. - Н.Тренева. Голая прокурорша Однако, проползя всего метров двести, машины снова встали. Нервничая и поглядывая на часы, Жарынин нехотя, поддавшись на уговоры Кокотова, продолжил рассказ про Железную Тоню, но постепенно увлекся и сам.

Бесплатное Порно Блондинка Мастурбирует

Я покорно дала по газам и только на следующем перекрестке до меня дошло, что его наверное тронула моя материнская забота. Ехала потом и подсмеивалась над собой до самой работы. Почему никто ей не скажет, что голая попа — это дурной тон», — подумала Нюся, оставив мнение при себе, посчитав, что на ее замечание девочка плюнет с высокой колокольни и .

Онлайн Порно Анальные Целки

Читать онлайн Гипсовый трубач: дубль два. Поляков Юрий Михайлович.

Порно Видео Большой Русский Член Смотреть

31 августа, 2006

Блондинка Отсосала И Дала Проникнуть В Анальное Отверстие

Сексуальная Девушка Любит Принимать Член В Свою Тугую Попку

Анальный Разврат Перед Камерой

Озабоченная Мамка Паши Любит Изменять Мужу

Мега Сиськи Видео

Жесткий Анал Рассказы

Анал С Русской Бабой

Зрелая сексуальная сука принимает в попу на кухне

Порно С Японскими Мамашами Шоу

Большой черный болт разрывает белый анал

Порно Онлайн Зрелые Белье

Сладкий Анал

Блондинка ласкает свою нежную киску в туалете

Секс Сиськи Мульт

Порно Увидела Член И Не Устояла

Выпускницы пришли к парню и хотят его член / Zoey Paige, Natalie Heart (2013) HD 720p

Порно Ролики Сбольшими Сиськами

Сначала Блондинка Просто Трогала Свои Маленькие Сиськи, А Потом Ее Попку Трахал Ее Парень Смотреть

Выпускницы пришли к парню и хотят его член / Zoey Paige, Natalie Heart (2013) HD 720p

Воффка Дот Ком: Архив Август

Порно Большие Censored Большие Сиськи

Порно Мамки Застряла

Титьки Зрелых Женщин

Сначала Блондинка Просто Трогала Свои Маленькие Сиськи, А Потом Ее Попку Трахал Ее Парень Смотреть

Популярное на сайте:

Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость
Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость
Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость
Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Arashidal 03.11.2019
Ни Чего Не Знаю О Сексе
Zulugul 11.11.2019
Порно С Русскими Девушками
Dugami 21.02.2019
Смотреть Порно 60 70 Годов
Brashicage 07.12.2019
Две Лесбиянки С Большими Сиськами
Nelar 09.04.2019
Голые Красивые Девушки Миньет
Голая Дри Хэмингуэй дала возможность рассмотреть свои маленькие сиськи голая знаменитость

monolit-zao.ru