monolit-zao.ru
Категории
» » Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

Найди партнёра для секса в своем городе!

Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда
Лучшее
От: Dojinn
Категория: Сиськи
Добавлено: 27.07.2019
Просмотров: 1896
Поделиться:
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

Порно Русская Зрелая Вебка

Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

Анальный Секс На Диване С Молодой Русской Красоткой

С Большими Сиськами Изменила Порно

Подружка Отсасывает Член Своему Парню

Нам определенно потребуются сосиски. Сырный соус, трехслойный, чтобы в него макать всякую вкуснятину. Она была достаточно взрослой, чтобы родители позволили ей остаться одной на год, но, тонкокостная, ростом пять футов три дюйма, выглядела Ундина очень юной. И ей это всегда жутко не нравилось, даже несмотря на возможность брать билеты в кино со скидками.

Моргана тоже была невысокой, пять футов четыре дюйма, и худощавой, словно балерина, но что-то в ее поведении делало ее на вид старше. Однако не настолько старше, чтобы она могла сойти за человека, которому разрешено покупать в магазине спиртное. Даже Таня Рабани затаривалась там на прошлой неделе, а ей больше двенадцати никто бы не дал. Ундина провела карандашом по лежавшему перед ней листку бумаги. Перед глазами мелькнул образ Тани Рабани — детское личико и невинные глазки, хлопающие ресничками, а под всем этим пугающе пышный бюст.

Это же просто семечки, детка! Она была такой напористой, а ее желания — такими конкретными, но что творилось в голове у этой девицы? Ундина кинула телефон на кровать, пригладила косички и обратила внимание, как часто колотится сердце. Также она заметила, что нарисовала еще одну бабочку на листке, на котором пока стоял лишь праздничный заголовок.

Ничего особенного, просто набросок, но что-то в этом последнем рисунке тревожило ее. Упрямыми толстыми линиями там было начерчено злобное лицо, глядящее с туловища насекомого. Разорвав первый лист, Ундина начала работу по-новому и засиделась до заката. Она рисовала тельца с крыльями, деревья, червяков — все образы из своих снов, какие удавалось припомнить. Рисование всегда помогало ей прийти в норму. Опустошая колодец наваждений, она могла менять курс, по которому двигалось ее сознание. Когда она приходила в себя, на листке оставался созданный ею мир — не настоящий, но очень на него похожий.

Через некоторое время пробило семь. Ундина к тому времени составила список гостей и перечень закусок, которые они с Морганой могли приготовить за пару часов, причем оба листа оказались испещрены изображениями бабочек — но Ундина даже не помнила, как нарисовала их. Вздохнув, она вывела затейливую завитушку поверх одной из них — у которой было лицо темноволосой девушки, виденной во сне. Заостренное, милое лицо с тонкими темными бровями и вздернутым подбородком, с задорным, внимательным взглядом и остренькими зубками, выступающими из-под тонкой, но выпуклой губы.

Она рассматривала его, мерила взглядом, отмечая сильные и слабые стороны, а потом принималась совершенствовать. Лицо ей досталось неплохое — невинные глаза небесной синевы под изгибами черных бровей, россыпь веснушек на дерзко вздернутом носике.

Вот только щеки слегка полноваты, а губы несколько тонки, но зато волосы просто замечательные: Моргана любовалась своей шеей, изящными ключицами под сияющей кожей и впадинкой, возле которой они встречались. В общем и целом Моргана была хорошенькой семнадцатилетней девушкой — ей многие об этом говорили.

Но никому из этих людей нельзя было знать правду. Только сама Моргана знала, что достичь настоящего совершенства ей мешают некоторые мелкие недостатки: К тому же мать подарила ей шикарный набор пинцетов. Расхаживая взад-вперед по закутку между прачечной и спальней Морганы, где дочь разместила туалетный столик, Ивонн что-то бормотала себе под нос. Она привыкла к тому, что Моргана каждый вечер минимум по часу торчит перед зеркалом, но не могла удержаться от комментариев.

Ты же всегда говорила, что хочешь для меня лучшей судьбы, чем досталась тебе. Ивонн поставила белую пластиковую корзину на стиральную машинку и выглянула из окна маленького домика, в котором они жили с дочерью Морганой и сыном К. Ядовито-оранжевый шар садящегося солнца прятался за парком. Моргана понимала, что это удар под дых. Ивонн в свое время была очень хорошенькой. И она действительно хотела для своих детей будущего получше, чем могла им предложить Стил-стрит — паршивая полоса асфальта, тянущаяся сквозь череду навевающих тоску трущоб в самый конец юго-восточного Портленда.

Они поселились здесь, когда Фил-младший работал рассыльным на складе, дожидаясь, пока его жлоб папаша протянет ноги. Потом, говорил ее бывший супруг, все изменится. Так оно и вышло — все решительно переменилось. А бракоразводный процесс был окончен за две недели до смерти старика, вследствие чего ни Ивонн, ни детям в наследство не досталось ни пенни.

Большинство домов в округе были на колесах, но Ивонн исправно вносила арендную плату и еще копила деньги, чтобы отправить К. А Моргана, что бы она ни говорила, все-таки съездила на лето во Францию после второго года обучения. Он заявил, что его дети, как и он в свое время, должны самостоятельно зарабатывать на жизнь. Ивонн не стала спорить, но сама думала и поступала иначе. Она любила своих детей и гордилась ими.

Стремление Морганы к совершенству сделало ее круглой отличницей и кандидатом в президенты класса, а талант К. Пройдя к туалетному столику, за которым, выпрямив спину, сидела дочь, Ивонн положила руки ей на плечи. Та напряглась, но рук не сбросила. Кажется, здесь несколько холодновато. Ты можешь хотя бы раз в жизни вести себя прилично?

Я не настолько стара, чтобы у меня начался климакс. Да и в любом случае, при климаксе чувствуешь приливы жара…. Со стаканом апельсинового сока в руке вошел К. Глаза Морганы и Ивонн оторвались от зеркала и обратились к нему. Или они все еще ждут, пока ты выучишься различать право и лево? В глазах шестнадцатилетнего брата, все, что делала Моргана, было правильным.

Именно она, приходя из школы домой, играла с ним, пока Ивонн была в салоне, а Фил — в магазине; именно она укладывала его спать, пока родители скандалили, до того как развестись; именно она помогала ему делать уроки. Он взял тюбик губной помады, открыл его, выдвинул яркий вишневый столбик. Потом потер свои измазанные губы, так, как это делала его сестрица, и приблизил к ней лицо. Они были совершенно разными: Надув губы, он произнес тоном роковой женщины:.

Ты же не собираешься туда заявиться? Она же только для старшеклассников, ты в курсе? Я понимаю, когда от меня хотят избавиться. Моргана выдвинула стержень косметического карандаша, подвела глаз и кинула в сторону брата убийственный взгляд. Я тебе уже говорил. А если точно, то работали. Джейкоб говорит, ему кажется, что с Никсом не все в порядке. Моргана распустила волосы, и они упали ей на плечи. Брат говорил о ее новой подружке, Нив Клоуз, самой последней в череде миленьких скромных девчушек, которые всегда ходили за ней по пятам.

Смешная и ни на кого не похожая Нив задержалась возле Морганы немного дольше прочих, но Моргана уже начинала от нее уставать. Я не люблю мешать одно с другим. В школе Мак-Кинли есть сотни цыпочек, с которыми ты мог бы проводить время.

Почему бы тебе не подцепить одну из них? Так или иначе, ты разве не слышал о правиле не гадить там, где ешь? Клоуз будет не очень-то доволен, если ты начнешь встречаться с его дочерью. Он будет счастлив, если я стану встречаться с его дочерью и оберегать ее от всяких придурков, которые сама-знаешь-чего-хотят. Моргана прикрыла глаза и выставила подбородок.

Перед ее глазами стояли белокурые кудряшки Нив, очаровательно растрепанные, ее дорогие тряпки, пирсинг в пупке, плоский живот, несмотря на то что Джейкоб с детства кормил ее пиццей. Клоузы были богаты, они баловали Нив, хотя, казалось, она ничего и никогда не принимала всерьез. Вечно ты начинаешь увиваться за одной из моих подружек, а потом бросаешь их.

Потом сон, а завтра все начнется сначала. Шагая через заросли и не сводя глаз со своих дырявых коричневых ботинок, Никс повторял про себя, словно мантру: Но все же Никс понимал, что сам упустил свой шанс. Вскоре после того, как Тим Бликер ушел, Финн Тервиллигер без лишних слов выгнал его из сквота — просто поднялся со своего пня, обнял Никса и пошел прочь.

Это значило, что Никс должен уйти. У них чистый сквот, Финн с самого начала предупреждал об этом. Эвелин нельзя было пересекаться с Бликером, когда ей едва-едва удалось завязать с наркотой. Так зачем же Никс привел сюда дилера? Он был в курсе, что это грозило ему изгнанием, но все равно сделал это. Все его усилия за последний год пошли прахом. И, несмотря на мантру, Никс знал, что он, черт подери, виноват сам.

Юноша выбрался на поляну и присел на скамью. Весь Портленд раскинулся перед ним: Никс с болью вспоминал мать, дядьев и теток, Папашу Сент-Мишеля, кузенов и кузин, которые остались в Ситке, и сам остров — рыбу, и деревья, и ветер над океаном. Эти горы тянулись до самого его дома. Никсу помнилось, как дед показывал на них, потом — на Никса и пытался что-то объяснить ему. Что было в тех горах? Что скрывалось под ними, ожидая своего часа и готовясь выбраться наружу? Несколько семейных групп, устроивших пикник, расположились на траве.

Пара подростков — ровесников Никса — метали диск, какой-то мальчишка разлегся на взятом напрокат спальном мешке. Все они казались такими беззаботными, такими счастливыми.

Никс задумался, задавая себе вопрос, что же отличало его от них. С ним что-то было не то, все у него шло как-то неправильно. Он чувствовал себя изгоем, которого преследуют видения светящихся ореолов, и это было так бессмысленно и жестоко, что просто не могло быть правдой. Наверное, это значит, что он сумасшедший.

Солнце клонилось на запад. Там, на западе, в девяноста милях отсюда был океан: Никс слышал, будто бы под Портлендом есть туннели, ведущие к самому океану. Однажды ночью в сквоте Эвелин рассказывала ему про них. Они назывались Шанхайскими туннелями: Трудно было найти добровольцев моряков для многолетнего плавания в Китай, поэтому подлецы капитаны воровали людей.

Человек приходил в себя далеко в море и на годы оказывался прикован к судну, бороздящему Тихий океан. Эвелин рассказывала, что она даже забиралась в эти подземные проходы — как-то ночью, когда была под кайфом.

Судя по всему, ей не хотелось рассказывать об этом, но кое-что ему тогда удалось узнать. Там, в туннелях, были люди. Острые зубы он списал на тогдашнее состояние Эви, но вот туннели… Никс понимал, почему она была так увлечена ими. Оказаться захваченным в плен не казалось ему таким уж страшным, острых зубов и всего такого он не боялся. Наоборот, это было бы идеальным выходом из того бардака, в который превратилась его жизнь. Обернувшись, он увидел присевшего возле него на парковую скамью молодого человека — долговязого, широкоплечего и длинноногого.

Лицо его скрывал черный капюшон и солнечные очки в черной оправе с зеркальными линзами. Но Никс не удивился, поскольку ждал его. Юноша в капюшоне кивнул, не повернув головы, так что Никс видел лишь кончик его длинного носа и краешек эспаньолки, выступавшей под полноватой нижней губой. Как ты узнал, чувак? Это случилось меньше часа назад. Не знаю, у кого ты достал эту информацию, но можешь сказать этому придурку, чтобы тот убрал свою голову от моей задницы.

А важно то, что ты решил позвонить мне, а не Тиму Бликеру. С тех пор они встречались несколько раз. И все же он старался не встречаться с этим парнем без крайней необходимости. Тот назначал встречи только здесь — в парке, на открытом месте с широким видом на город, а не в лесном уединении, как предпочитал Никс.

А еще его настораживала манера таинственного незнакомца — тот обращался с Никсом так, будто все про него знал. И он действительно знал многое — например, что Никс приехал с Аляски, что он живет в сквоте с Финном и Эвелин и моет тарелки у Джейкоба, да и вообще держался так, будто Никс его брат и ему есть до него какое-то дело.

А между тем сам Никс даже не знал его имени. Они находились в неравном положении, и это бесило Никса. Незнакомец всегда скрывал свое лицо и носил одну и ту же толстовку с капюшоном, одни и те же темные джинсы и неизменные темные спортивные очки. Кроме номера его мобильника Никс знал только то, что у него имелась темно-каштановая эспаньолка и татуировка на внутренней стороне правого запястья в виде крошечного синего икса, достаточно маленького, чтоб его можно было скрыть под ремешком часов.

Сегодня ночью Никс планировал встретиться с К. Он ждал этого в течение всего проклятого дня. Господи, чувак, это не твое дело! Я никому ничего не навязываю. Пусть каждый живет своим умом, никого изменить невозможно, хоть застрелись. Ни людей, ни женщин. Даже если он дурак, незачем его системное видение под умные танки бросать. Я говорю, что такое возможно. Без парашюта, но с этюдником. И пока летишь, успеешь написать из будущего ухо. Глаз — символ самости.

А символ страха знаешь что? Вот, ты уже сообразил. Символ страха — понос. А понос — символ дизентерии. А дизентерийный понос — символ дискурсивного мышления. По той простой причине, что не болел этой чудной болезнью. И очень много философствовал, когда по пять часов не сходил с унитаза. Когда по пять часов в день по пять раз не сходишь с унитаза, волей-неволей станешь философом. Когда взрослеешь, надо учиться философствовать. Когда становишься художником, философствование — необходимость.

Поднялся с утра, бензопилой побрился — и философствуешь за абсентом, почему, скажем, скульптор созидает, разрушая. Если наоборот — это уже мортидо, невротическая особенность недопитых художников, удовлетворяющих инстинкт смерти нанесением ущерба, убийством и самоубийством.

Хотите с самолета сигануть с этюдником, но без парашюта? Если хочешь — беспорядком страха. А ты мне философию какую-то вменяешь с повадками неудолетворённой женщины. Но спорить не особенно хотелось.

Так, пара вялых оплеух. Не та температура за бортом. Зато видел бы кто, до какой точки закипания могут доходить перманентные поиски истины, таковой не являющейся, когда условия оптимальны, всё этому способствует и кожа мудрецов не липнет пластырем к коже кресел. Вильчевский чем-то заинтересовался за окном и полез на балкон.

По всей видимости, лета сегодня не будет. Ты понял, почему мы второй день от жары загибаемся? Так, домой рвать надо, пока сухо. По паутине антенн и крышам расселись черные птицы и тревожно оглядывались на брюхастую тучу, ползущую от Клязьминского водохранилища. Борода забрался снова в мастерскую и протянул лапищи к товарищу.

Но я ухожу с беспредельной любовью в сердце! Моя Аленушка, поди, у телефона, как у прудика братца-козла сидит с печалью, не растопить семью солнцами… А козел-братец…. В последние его слова затренькал телефон. Вильчевского парализовало, икота окончательно прекратилась.

Хозяин церемонно снял трубку, оттопырив по-английски мизинец. Был обалдуй, как же! Час туда, час обратно, минуту на разговор, как обещал, а дело к вечеру и Лорду уши купировать уже не успеем.

Подожди, а что ты такой возбужденный? Похоже, вы там тяпнули за правое дело левых партий. Он в самом деле ушёл? Молитвенно сложенные на груди руки остановили от конкретного ответа.

Мило попрощались, причем, кривляясь в сторону расстроенного Ивана, Степан попросил передать в довесок другу сердечный привет.

Бросив трубку, похохотал мефистофельски. Вруны на том свете калёные сковородки лижут. Степан же встал у окна по второй позиции, воткнул за ремень брюк кончики пальцев и с интересом рассматривал происходящее. За окном готовилось действо. Неумолимо сходились земля и небо. Еще глохли звуки в вате зноя, но уже росло напряжение и ждать развязки становилось невмоготу.

Огромный город распластался, погружая свои члены в муторные дали, а к ногам его между Волоколамским и Дмитровским шоссе, к напряженной Останкинской башне подбиралось неудовлетворенно ворчащее существо. Бугрились гигантских размеров колени, падали осветлевшие локти, пузырились груди, упруго шевелилась необъятная спина. В сизом провале паха вспыхивали похотливые искры. Внезапно и разом загорелись анилиновым пламенем локоны молний.

На несколько мгновений всё онемело, и — БАХ!!! Ударил шквал ветра, гася последнее, гневающееся в золотых куполах солнце. Город крикнул, существо охнув, село мраком на Останкинский жезл.

Чернота взрыднула влагой, сухим горохом простучали первые капли, миг спустя обвалилась стена воды. И всё погрузилось в сладкую борьбу и страсть небывалого по своей силе ливня.

Сергей Наркисович Копелян — профессор, преподаватель МГУ, ведущий специалист Института ядерной физики и я авторитетно заявляю: Если хочешь увидеть живого гения, то вот, пожалуйста, смотри; фас, профиль. А это — Стёпка, юный дофин, наследующий престол живописания. Художник — нестабильное в свободном состоянии слоевище. Я вам его уже раньше продал с потрохами и трусами, пришитыми к простыням. Нэ будем слушать этого подхалима, мой юный друг.

У авторитета, как известно, восковой нос. И с любопытством завертел головой с редкими просверками седины, осматривая мастерскую. Обратил внимание на икебану из сухих растений и кистей, вгляделся в картину на станке, встал напротив степанова рабочего комбинезона, крестом распятого на стене на лето, наклонившись, разглядел золотой брелок, привешенный к пластинке замочка.

Брелок изображал член с яичками. Это был подарок с подтекстом бывшей жены. Профессор поинтересовался, какой это этаж?

Сколько лет преподает в университете и ни разу не довелось подняться выше музейного. Потом и его почему-то сняли. Тридцать третий этаж — последний, до которого ходит лифт. Это какая-то закрытая лаборатория. Выше уже только мастерская.

С тридцать третьего этажа до художника гости поднялись по ходу внутри стены. Выходит, тридцать четвертый этаж — последний. Степан подозревает, что над мастерской находится еще какая-то полость. Показал на металлический короб до потолка.

В нем наверняка типа винтовой лестницы должно быть. Профессор улыбнулся, глянув на бражный стол. Степан мотнул головой в окна, за которыми висела радуга — лук Рамы на зверски синевшем умытом грозой вечернем небе. Еле окна успел закрыть. Вы видели же, что творилось, дебош какой-то. Я бы оставил эти звезды вам.

Вы же знаете, что я преклоняюсь перед вами, как перед прекрасной дамой. Степан прибрался, сполоснул чашки. Чинно расселись вокруг стола. Лузин открыл бутылку, расплескал коньяк по чашкам. От фатума невозможно уйти, как от администрации Рима.

Сказано к тому, Сергей Наркисович, что этот молодой человек обожает китайскую философскую мысль времен Циньской династии и идеализм Платона больше, чем холодное пиво. Я сам с удовольствием сейчас выпью. Уж в чем я, армянин, разбираюсь, так это в армянских коньяках.

Смакуя выпили, после чего профессор рассказал, располагающую к посиделкам, историю. Хорошее вино — такая же редкость, как инкунабулы. Вспоминается чудный вечерок в Провансе. Застолье вечного оппонента было вне пределов какой бы то ни было критики. Можно представить преблагороднейшее послевкусие сего стола. В конце зашел разговор, переросший в спор о громких марках вин. Вдруг увлекшийся хозяин не выдержал: Я сейчас принесу нечто уникальное.

Хозяин возвращается, держа руку за спиной, и вопрошает: Разочарованные гости попоносили владельца бутылки, которую можно купить в принципе где угодно. Оказывается, монахи до сих пор производят его по засекреченной технологии и продают пару тысяч бутылок в год в самом бенедиктинском монастыре.

Куплено как раз из первых рук. Ясно же, в чем уникальность. Травку, фантазийно описывая, сорвав под двенадцатичасовой луной, висящей тихим шопотом, вымачивают в цитрусовом эстракте, находящемся в керамических пузырьках, для активной сатурации господней благодатью, привязанных к шеям шустрых монастырских каплунов. Далее в том же роде. И профессор махнул в сторону станка с картиной. Не ожидавший этого Степан зарделся, удивляясь самому себе. Но медлить не будем, севши на мель сомнения.

Выпили и некоторое время молча разглядывали друг друга. Степан почувствовал перелом в разговоре, откашлялся в кулак. Возьмем быка за рога, если оные имеются. Не согласишься ли ты помочь, путем взлома проникнуть за потолок над нами, в ту самую полость, о которой догадывался? Степан загодя предположил частный заказ, дизайнерскую работу на даче или в городской квартире профессора.

Или тоже оформительство, но внеклубного плана. Иначе можно через университетскую канцелярию. Но такого поворота решительно не ожидал. Прямо видение разбитых бронзовых врат ада на дне озера близ Поццуоли. Пришлось снова уцепиться рукой за чашку. А правда, что он так растерялся, затянул время художник, маракуя?

Но едят ведь и радуются. У вас продаётся славянский шкаф? Мнэ-э… Но вы бы мне мотивировали?! Тогда и сядем вокруг тазика с вареньем, да будем дружненько пенку ложечкой снимать.

Не гуси спасли Рим — корпоративность. Ученых интересовало полушарие, где находилось оборудование импульсной антенны. Как выяснилось, Ивар, помимо ассистирования профессору и преподавания, калымил в указанной лаборатории. Резонансный контроль, дублирование и что прикажет начальство. Если к Бумажному за оформлением деканату учёный поднимался раз в квартал, то по лестнице в металлическом коробе шастает практически каждый день из лаборатории этажом ниже к самой антенне этажом выше.

До недавнего времени шло по-штатному. Но уже неделю фиксируются странные отклонения в работе антенны. Об этой, как казалось Ивару, ничего не значащей патологии сообщалось мэтру за ланчем. Однако дело приняло после определенных умозаключений Копеляна такой глобальный оборот, что возможные результаты могут подрубить сухожилия парадигме, господствующей в современной физике. Понимаешь, после импульса резонанс потухает в строгой арифметической прогрессии.

Что-то высасывает безделицу, как будто у антенны качает невидимый насосик. И если всё действительно верно, в чем я ни капелюшечки не сомневаюсь… Где дерево? Из чего автоматически вытекало, что профессор с Лузиным представляют собой кота Базилио и лису Алису. Копелян крякнув, сам разлил коньяк. Без всяких там тостов каждый политкоректно саданул свое.

Мыльте, но без оскорблений, слово не вернешь назад. Белизну Ваших зубов обеспечит массажер или просто - зубная щетка. Боже мой, какой пассаж, выиграли вы карандаш.

Выдержать их удар сейчас в ближайшие несколько месяцев это значит обеспечить за нами победу! Можем ли выдержать удар? А потом и отбросить врага на запад? Ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно! И наш фронт получает все больше и больше самолетов и танков и артиллерии и минометов!

Это я тебе по памяти пишу. Там ещё дальше есть хорошие слова но больше писать не могу потому что новый почтальён уходит и надо отправлять письмо. А то боюсь что он не захочет чуток подождать. Не известно когда теперь получится в следующий раз но если будем стоять то я тебе завтра или после завтра опять напишу. А сейчас отправляю сразу два письма это и прошлое. Целую крепко и вспоминаю каждый день. И ты пиши как там твои дела? Какая дома стоит погода?

С горячим красноармейским приветом твой муж А. Пламенный Коммунистический привет тебе от твоего мужа! Меня приняли в Партию и выдали Партийный Билет. Его можно потерять только вместе с жизнью ведь теперь я коммунист. Мы конечно всей батареей отметили это знаменательное событие как полагается по русски. Лейтенант Маракшин выдал спирт из НЗ и сказал что это большой праздник когда число членов Партии растёт.

Тем более моего комвзвода младшего лейтенанта Шаронова тоже вместе со мной приняли. В остальном всё у меня по прежнему я жив и здоров. А что же мне может сделаться если мы пока ещё продолжаем отдыхать и в бой не идём? Погода здесь стоит очень хорошая тёплая. Вокруг чирикают воробьи как будто сейчас мирное время. А как погода там у вас? Я всё время думаю про тебя с молодым Федькой и очень сильно беспокоюсь прямо места себе не нахожу.

Потому что ты на коленях ползала и мои ноги целовала помнишь? Обещала что больше это никогда в жизни не повторится помнишь? Жена коммуниста не должна быть прошмандовкой потому что весь народ на нас смотрит и берёт пример.

И насчёт моих прошлых писем не огорчайся что сгорели зимой при бомбёжке. А я и не знал ты мне об этом раньше не сообщала ну что же теперь поделаешь. Ничего страшного тут нет я тебе новые напишу. И вообще зачем письма хранить они ведь всё равно живого человека не заменят.

Я скоро вернусь и тогда целую неделю не буду тебя с кровати выпускать. А как ты думала мужчине без жены столько времени? Так что одни письма пока между нами остаются как тонкая ниточка и так будет до самой победы. Когда умерла из соседнего дома Тракторина Мараховская ты её не помнишь поскольку в то время мы с тобой ещё не были женаты.

А зарабатывала она хорошо поэтому после неё много красивых платьев осталось которые родители отдали младшей сестре Тоньке. И она на выпускной вечер одела одно из этих платьев. Ей сразу стало плохо и в больницу отвезли. Никто даже не понял почему. А потом прошло время и Тонька уже на заводе работала когда пошла в сестриной спортивной форме нормы ГТО сдавать.

Три километра пробежала и умерла. Врачи потом сказали грудная жаба но Тонька всегда казалась здоровая поэтому все удивлялись.

А бабки во дворе говорили что это давно известно будто через одежду или другие вещи человек может и болезнь и смерть передавать другому человеку. Вот дескать смерть через платья сестры и предалась Тоньке. Поэтому никогда нельзя после мёртвых донашивать. Но ещё бабки говорили что не только плохое а ещё и хорошее точно также можно через вещи передавать.

Электрический заряд ведь не только отрицательный бывает но и положительный. Но не подумай что я тёмным суевериям поддался тем более ФЗУ закончил и ещё коммунист и должен быть сознательный. Просто я веду к тому рассказ про Тоньку что есть во мне твёрдая вера в силу воли человека которая не только горы может двигать и гидростанции строить.

Например если я очень хочу как электрический заряд через вот эти письма свою любовь тебе передать то значит это должно получиться. И все мои мысли чтоб тебе передались как я скучаю и тоскую. И чтоб ты верной оставалась и понимала как мне бывает трудно хоть я и не жалуюсь а выполняю свой священный долг.

Поскольку эти листки бумаги как бы часть меня самого и отпечатки моей личности понимаешь? Ничего здесь от суеверий нет просто одно большое желание. Вобщето не думай я свой моральный уровень поддерживаю как положено и не падаю духом.

Мужики про меня даже шутки разные шутят и насмешничают что я стараюсь быть такой правильный. А вчера мы с Насаевым ходили на охоту. Насаев северного народа наподобие чукчи.

Говорил что со ста метров белке в глаз бьёт без промаха а мы не верили и смеялись. Не знаю как насчёт белки но зайца он с одного раза подстрелил. Правда от головы ничего не осталось винтовка всётаки на человека рассчитана а не зайца. Но ничего весь наш расчёт наелся от пуза а то надоела полевая кухня. Вот пока писал это письмо нас построили и прочитали Приказ ночью менять позиции и думаю начнётся наконец большое дело. Хотя об этом больше ничего тебе рассказывать не имею права потому что военная тайна не шуточки сама понимаешь.

Но я рад что больше не будем стоять на месте. Потому что стоишь на месте и расслабляешься а чтобы не терять бдительность и дисциплину надо непрерывно бить фашистскую мразь и гнать её до самого логова. Чтобы скорее закончить войну и вернуться к своим Жёнам и Матерям.

Поэтому больше писать нет времени. Прими мой сердечный крепкий поцелуй. С приветом из Действующей Красной Армии твой А. События почти шестидесятилетней давности с каждой минутой становились более яркими, выпуклыми, ощутимыми - будто всё происходило с ним самим. Будто его душа на время переселилась в тело этого Неизвестного Солдата.

Ну конечно же, ведь Андрей не знал даже его имени. Не знала и Ксана. Да и её родителям вряд ли оно было известно. Возможно, это вообще не имя - это могла быть и фамилия. Впрочем, подобная необозначенность только приближала к Неизвестному Солдату. Потому что дело не в деталях, не в случайных ярлыках и даже не в каких-то незначительных внешних сходствах и расхождениях, это наносное, как пыль на сапогах, которую легко отряхнуть, не утруждая себя мыслями о ней; главное - легко угадываемое чувство ожидания и та недосказанная тоска, которая незримо наполняла воздух, проникала в лёгкие, в кровоток, вливалась в давление атмосферного столба, многократно его умножая.

Это было ему настолько знакомо! Словно он вернулся в собственное прошлое после неразборчиво-суматошного сна, после долгой обманчивой дороги в ином, спокойном и неправдоподобном мире, который существует лишь в воображении для того чтобы манить и обещать. Это свойственно всему, что связано с мирной жизнью - когда ты находишься на войне. Там слишком многое меняется. И ты достаточно быстро понимаешь, что нельзя верить не только воспоминаниям, но и тем чувствам, которые сопровождали тебя в гражданской жизни - а они периодически всплывают, подобно фантомным болям, что поделать, они настойчивы, неотступны и почти неизлечимы.

Во всяком случае, с ними чрезвычайно трудно бороться. А ещё на войне нельзя верить мечтам о счастливом будущем. Это расслабляет и убивает, пожалуй, вернее любой пули. Как быстро и легко это вернулось! Неизвестный Солдат всему виной - то была наиболее отчётливая мысль, которая коротко мелькнула в мозгу Андрея и погасла; хотя остался неприятный осадок, подобно тому как после боя остаётся в ноздрях и щекочет горло уже переставшая быть смертоносной, но всё ещё тревожная пороховая гарь… А ещё осталась шероховатая царапина в сознании насчёт платьев покойницы, насчёт писем, способных перенести заряд настроения, некий направленный импульс - а, по сути, как бы часть человеческой личности… Не это ли происходило с Андреем теперь, когда он держал в руках пожелтевший от времени листок бумаги и читал строки, присланные с фронта неизвестным, давно упокоившимся в сырой земле человеком?

Поскольку, в отличие от предыдущих, оно было написано карандашом - и текст в верхней части страницы стёрся, стал неразличим. Оттого прошлое ворвалось с середины предложения, в разгар неведомо как начавшегося боя: Два раза осколки ударяли в него хоть и на излёте но убить могло или покалечить. А так ничего всёже пронесло. Но быстро гады успели засечь нашу огневую позицию такого если честно никто не ждал. Правда с правого фланга сразу пошли в бой наши тридцатьчетвёрки и пехтура везде а в небе миги и яки там немцу вобще было нечего делать.

Только Маракшина жалко всёже не повезло его случайным прямым попаданием накрыло. Потом возле воронки только одну ногу Маракшина нашли и ещё логарифмическую линейку.

Хотя лейтенант редко своей линейкой пользовался. А когда видно то зачем время терять на вычисления если у него итак всегда с первого раза ловко получалось даже двигающуюся цель в вилку брать. Точный глаз был у Маракшина ничего не скажешь все говорили глаз алмаз. Но погиб жалко его ведь ещё мог бы жить и жить совсем молодой был.

Теперь вместо Маракшина у нас Шаронов комбатом. А насчёт разброса я сразу сказал что это наверное румыны по нам стреляют. Поскольку фрицы обычно гораздо аккуратнее снарядами обкладывают это же ясно пристрелка у них намного быстрее они ведь воюют уже сколько лет по всей Европе и научились хорошо.

Никогда не воевали и не умели а только кур щупали по оккупированным подворьям и драпали от нас. Так насчёт разброса я сразу и сказал что это наверное румыны. Скоро выяснилось что я правильно говорил.

Когда наши с правого фланга как следует прижали они свои орудия побросали и мимо нас драпанули на юг через мёртвую зону.

Но авиация наша всё таки их накрыла. Потом мы с ребятами ходили штыками докалывать и точно оказались румыны. У них мы даже ничего не спрашивали кончали сразу. А у немцев иногда спрашивали но ты про это ничего не знаешь так я тебе раскажу.

Не знаю правда ли а может просто хохма какая но так все говорят что среди немцев бывают хорошие люди антифашисты они за нас и вместо хайль гитлер отзываются драй литер. Это в переводе значит три литра. Чтобы значит гитлера не прославлять они так говорят. Но нам ещё ни разу ни кто так не отозвался на хайль гитлер сколько мы ни спрашивали. Мало их наверное хороших то среди немцев. А фашистов конечно жалеть ни кчему ну мы и не жалели их ведь ещё осталось вон сколько недобитых. Ничего скоро изведём всех под корень и румынов тоже.

А у тех румынов мёртвых мы немного разжились харчами иностранными это же не мародёрство а нормальная боевая добыча. У них было навалом тушёнки в ранцах а во фляжках спирт вместо воды но слабоватый.

Наш спирт намного лучше. А всё равно этот румынский спирт оказался очень к стати и мы выпили за скорую победу. Но всё это было поза вчера. А потом мы пошли вперёд и оставив позади освобождённые от агрессоров Тирасполь и Бендеры и так никуда не заходя повернули на югозапад и всё пёрли и пёрли вперёд.

Я надеялся может сразу до моря дойдём. Но нет не дошли. Сейчас стоим на месте и уже оборудовали себе позиции. Конечно будет артподготовка и мы опять покажем фашистам и их холуям как умеет сражаться Советский Народ тесно сплотивший свои ряды вокруг нашей Коммунистической Партии!

Будут знать как на нас нападать. Да они вобщето уже знают как в частушке которую у нас тут поют: Все немецкие вояки На словах были сильны Только после каждой драки Мыли в озере штаны.

А пока что мы готовимся потому что до Берлина ещё далеко. А в небе смелые соколы Советской Авиации летят за линию фронта и отбомбившись возвращаются. Думаю скоро начнётся поэтому прощаюсь с тобой Ксана и заканчиваю письмо а отошлю позже. С горячим боевым приветом из освобождённой от заклятого врага солнечной Молдавии всегда твой сержант А.

Для него это являлось чем-то наподобие ключевого слова, отпирающего заржавевшие от времени потайные замки памяти, тем приводным шкивом, который заставлял вращаться на невидимых осях многочисленные шестерни скрипучего эскалатора, ступив на который неизменно опускаешься на одну и ту же станцию и садишься в один и тот же вагон скорого поезда, уносящего в прошлое.

Всё это было не здесь, не сейчас. Всё это клубилось где-то по другую сторону жизни. Но оставалось с Андреем, ожидая подходящего момента, чтобы напомнить о событиях минувшего. Хотя прошлого не вернуть и ничего в нём не изменить, не подкорректировать, но сбежать от него невозможно. Оно всегда таится невдалеке и готово, бесшумно выскользнув из-за угла, похлопать тебя по плечу или схватить за грудки да встряхнуть так, что белый свет покажется с овчинку.

Расскажу в Мурманске - не поверят! Страусы очень хорошо акклиматизируются, а взрослые особи весят до 90 килограмм. Приезжайте на следующий год, угощу страусиной яичницей. К вашему сведению, господа моряки: Отведав в саду дары украинской природы, бледнолицый гость с Севера, стармех Зозуля, ради комплимента, а может с лёгкой завистью, обратил внимание на цветущий вид хозяина ранчо: Эдик смутился и быстренько потащил друзей к столику в саду.

Среди горы овощей на нём аппетитно выделялись свиная поджарка и запотевшая бутылка украинской горилки с холодильника. Жизнь продолжалась… 2 Стриптиз Теперь можно и вздохнуть с облегчением! В очередном рейсе судно арктического пароходства благополучно преодолело Северную Атлантика с её бесконечными циклонами и изматывающей бортовой качкой.

У моряков одно скромное желание: А затем пройтись по сверкающему рекламными огнями городу. В х годах пёстрые городские картинки ещё будоражили наше воображение. Но тут особо не разгуляешься, валюты выдавали, что кот наплакал, если только отведать пивка канадского, фирмы Molson. Чтобы как-то сгладить мизер валютной части денежного довольствия, мудрые головы из морского министерства придумали судовой культнуждовский фонд. Запомнилось, как служащий в белом комбинезоне показывал нам чудеса дрессировки.

Он стучал перстнем на пальце по огромной стеклянной ванне. На зов человека, словно торпеда, мчался дельфин, тыкаясь мордой в стекло. Мы хоть и работали на флоте, а многих обитателей морей и океанов, в том числе экзотических, увидели впервые.

Так что спасибо культурному фонду, пополнил наши знания в области морской фауны! Монреаль традиционно считался местом рождения канадского хоккея. Билеты на матч с участием профессионального клуба "Монреаль-Канадиенс" предоставило наше торгпредство, и мы безмерно благодарны за такой подарок. Во время стоянки на судно пожаловали бывшие соотечественники. По их довольному виду нетрудно догадаться, что жизнь за океаном удалась.

Как уж эти джентльмены договорились с судовой администрацией, особенно с помполитом - история умалчивает. Может потому, что среди приглашённых был один серьёзный товарищ из экипажа. Как бы там ни было, но группа моряков укатила посмотреть загородные домики-коттеджи с земельными участками и искусственными водоёмами, а главное - проверить обещанные винные подвалы. Повезло мужикам, будет о чём вспомнить! Что и говорить, Монреаль мог предложить зрелища на любой вкус, а подтвердил истину третий механик Толик Немыкин.

Вернувшись из прогулки по городу, он рассказал о посещении с коллегами пивного заведения со стриптизом. Не такое уж это выдающееся событие, устраивало лишь, что бар расположен недалеко от причала с элеватором на улице Святой Катерины. В х годах стриптиз для советского моряка с его финансовыми возможностями, зрелище нежелательное. Из истории известно, что рождение стриптиза состоялось в году, когда в парижском кабаре "Мулен Руж" красавица Мона сбросила с себя всю одежду.

За непристойное поведение девушку арестовали и оштрафовали на франков. Между исполнительницей стриптиза и проституткой тогда ставили знак равенства. Однако со временем стриптизёрши, по крайней мере, в США и Канаде, стали считаться такими же работницами, как, например медсестра или продавец.

А танец на пилоне шест развивался как самостоятельное направление в спорте! Чтобы утолить любопытство и взглянуть на "спортсменок", мы отправились в пивной бар в первой половине дня с начальником радиостанции, добродушным толстяком Борисом Ивановичем. Он хоть и секретарь судовой парторганизации, но человек весёлый и не прочь отведать острых ощущений. Он всегда был готов принять у моряков частную радиограмму, в любое время суток и не ссылаясь на занятость. А вот мы с Борисом Ивановичем с утра оказались совершенно одни.

На входе сидела молодая женщина, которая взяв с нас чаевые, молча пропустила в зал. Усевшись за столик, мы заказали пиво и осмотрелись. Обещанный коллегами стриптиз увидеть, видимо, не суждено - подмостки в баре пустовали. Та самая дамочка, что сидела на входе, не спеша прошла через весь зал и забралась на подмостки. Покачивая могучими бёдрами, она стала разоблачаться в такт музыке. А когда обнажила огромную грудь и стала ей вращать, словно циркачка обручами — у нас просто дух захватил!

Борис Иванович засопел и слегка покраснел. Да и в самом деле: Не потому ли огромный пивбар в конце рабочего дня ломился от нашествия здоровенных канадских докеров, заливающих себя пивом в сигарном дыму. Поговаривали, что в качестве стриптизёрш сюда приходили подрабатывать и местные студентки.

И действительно, в совершенно пустом зале, где присутствовали лишь два советских моряка — такое обслуживание! Стало как-то неудобно, ну не привыкли мы к такому вниманию. Не оставляло даже чувство какого-то безотчётного страха, казалось, что на лице отражались потаённые желания и кто-то со стороны наблюдал за нами.

Вот как мы были воспитаны! Вечная слава нашим благодетелям и наставникам! Впрочем, это страсти молодого, неопытного моряка, каким являлся в ту пору автор этих строк. Конечно, со временем я убедился, что подобный лёгкий стриптиз, по сравнению с иными развлечениями для мужчин, вполне приличное зрелище. Подвинув стул и нагнувшись ко мне, словно заговорщик, он сообщил: Но уже под наше, жигулёвское пиво.

Войдя в квартиру, тут же, не раздеваясь, позвонила подруге: Подруга кричала в трубку: Вера, не раздеваясь, прилегла на диван, не понимая, что с ней происходит. Головокружение прошло, но правая рука почему-то начала неметь и терять чувствительность… Превозмогая себя, встала и по стенке добралась до двери, приоткрыла ее и дотянулась до соседского звонка.

Дверь открыла соседка Лиля, недовольно глянула на Веру — она только-только зашла в дом, еще не успела раздеться, и визит соседки в этот момент ее не обрадовал. Но, посмотрев на Веру, быстро захлопнула свою дверь и вошла в Верину комнату. Лиля работала медсестрой в поликлинике, и, видимо, взглянув на соседку профессиональным взглядом, быстро сообразила, что к чему. Вере было плохо, тошнота подкатывала к горлу, она изо всех сил старалась держаться и заставляла себя сосредоточиться на мысли: В приемном покое Веру осмотрели и отправили на томографию.

Не увидев поблизости ни простыни, ни одеяла, он весело посмотрел на нее и сказал: Вера улыбнулась его шутке, и напряжение, в котором она находилась все эти несколько часов, немного спало. После томографии ее отвезли в палату интенсивной терапии ПИТ , поставили капельницу, сделали уколы. Было два часа ночи. В помещении горело слабое ночное освещение, и Вера не сразу смогла разглядеть своих соседей по палате.

Медицинский пост находился справа от нее, за столом круглосуточно дежурили сменявшие друг друга медсестры. Спать, спать, спать… Надо набираться сил перед предстоящей борьбой с неожиданной болезнью, обрушившей все надежды и планы, которые строила Вера на ближайшее будущее. В 6 часов начали ставить капельницы и колоть уколы. Вера оглядела комнату, в которой она находилась, при дневном свете. У женщины, которая лежала на кровати слева от нее, был благородный тонкий профиль.

Она была немолода, но до сих пор красива той возвышенной красотой, которая сейчас довольно редко встречается. Напротив лежала другая женщина, которую Вера сразу и не разглядела. Но после пробуждения она не давала о себе забыть. Казалось, рот у нее не закрывался. Только тут Вера заметила, что женщина была привязана к койке. И тут же продолжила: И сказала, обратившись к той: Перед болезнью все равны: Сталин правда, совсем по другому поводу. Радостнее вести Вера себе и представить не могла!

Это значило, что помощь ей все-таки оказали вовремя: В реанимацию посторонних не пускали, но в новую палату Наташе приходить разрешили и выписали пропуск. Вера никогда раньше не могла подумать, что обычный поход в душ может наполнить человека ощущением такого огромного счастья, безбрежной радости и восторга! Все внутри пело и ликовало, эмоции перехлестывали через край! Человек начинает ценить все то, что его окружало и что он раньше считал в своей жизни само собой разумеющимся. То же самое произошло и с Верой.

Отделение неврологии отличалось спокойной несуетливой атмосферой: В новой палате у Веры была всего одна соседка, с которой они сразу нашли общий язык.

Звали ее Надежда, она перенесла микроинсульт, и, за исключением плохой подвижности кисти правой руки, никаких серьезных проблем в ее состоянии не наблюдалось. Виолетта весело щебетала, рассказывая о новостях и знакомых, а Вера с Надей с удовольствием слушали ее рассказы, связывающие их с временно недоступной жизнью вне стен больницы.

Надя приходила его навещать и каждый раз заходила к Вере. Рассказывая о состоянии мужа, она говорила: Мужу так легко, как Наде, отделаться от болезни не удалось, и впоследствии его выписали из больницы почти полным инвалидом.

И Веру направили на реабилитацию. Раньше больных восстановительного периода отправляли в профилакторий, но его уже полгода как закрыли профилакторий существовал 30 лет, но новое руководство города признало его нерентабельным: В одну из этих палат Веру и перевели.

Отделение нейрохирургии разительно отличалось от неврологического. И это было для Веры вторым радостным событием за последний месяц — все-таки она оставалась истинной женщиной! Как-то Вера разговорилась с молодым мужчиной из соседней палаты, который тоже проходил реабилитацию. При первом взгляде друг на друга они не могли скрыть улыбки, так как Вера прихрамывала на правую ногу, а Игорь так звали молодого человека — на левую.

И довольно смешно было наблюдать за ними, когда они шли рядом друг с другом. Они стали вместе прогуливаться вокруг здания больницы, поддерживая друг друга, и Вера поняла, что жизнь начинает налаживаться.

Игорь работал в МЧС и очень переживал, что после болезни не сможет заниматься своей любимой работой. Врач вслед им матерится — Куда их понесло? Две маленькие птицы — Покой им только снится! Срывать ее не надо! А, впрочем, вот награда Смышленой голове! А я, молодая, грущу у окна: Из окон больничных лишь тундра видна… И что же он медлит, никак не решит? Чего он в больницу ко мне не спешит? Болеть не пристало прекрасной княжне, Уже я устала, и все не по мне! Когда же мой рыцарь примчится ко мне, Спасет из больницы на белом коне?

Не зря говорят, что чувство юмора помогает выжить: И это так здорово, что она, несмотря на все испытания, сохранила способность шутить и радоваться жизни. И в мыслях возникли новые строчки: Галина Харламова Ласковое солнышко заглядывало сквозь занавеску в чистенькую светлую спальню.

В комнате было по-летнему душно и только солнечный лучик тихонько играл с рыбками в аквариуме. Вот он запутался в большой хрустальной люстре на потолке, потом скользнул по стене и медленно переполз на широкую двуспальную кровать. Там, лежа на животе, спал мужчина. Кто же спит в такой погожий, солнечный денек?

Все давно уже на ногах - лето ведь на дворе! Кравцов медленно приходил в себя. Он давно уже не спал, просто не мог открыть глаза, лежал и слушал тишину, окружавшую его. Солнце, заглядывавшее в окно, припекало голову, но сил отодвинуться в сторону не было. Кровать мягкая и удобная, постельное белье пахнет фиалками и рядом громко тикает будильник - кажется, дома. От ощущения покоя и домашнего уюта стало немного легче. Где-то еще должна быть жена умница, красавица, щебетунья.

Кравцов, собравшись с силами, повернулся на бок. Тут же в голове зашумело, закрутилось, и он снова провалился в спасительное забытье, и только придя в себя, решил позвать жену.

Его давно уже мучила нестерпимая жажда. Кравцов сделал глубокий вдох и постарался крикнуть громко, чтобы жена услышала, но его многострадальное пересушенное горло издало какой-то сиплый, нечеловеческий стон.

И это все, на что он был способен в эту минуту. Послышались шаги, это Ирина Николаевна, услышав шум, производимый кормильцем, поспешила в спальню. Ты зачем будильник свалил? Он отложил папку, взял другую. Сходство большевизма и нацизма в ненависти к западным буржуазным демократиям, и прежде всего к чванливой Англии. У него с Гитлером общие враги, и эти враги соединят их в свое время. А пока ОН ведет свою игру с западными демократиями, пугает их Гитлером, Гитлер ведет свою игру, пугает их Сталиным.

Троцкий это отлично понимает, предсказывает ЕГО союз с Гитлером, хочет оказаться пророком, не унимается. Собирается раздавить, разгромить ЕГО! Посмотрим, кто кого раздавит! Не справятся Слуцкий со Шпигельгласом, ОН найдет других людей, которые сумеют выполнить задание партии. Эта семейка должна быть вырублена под корень, ни один не должен остаться. Из той же папки Сталин вынул список членов семьи Троцкого.

Снова, в который раз, перечитал:. Борис Александрович Бронштейн, племянник Троцкого, — расстрелян в октябре го года. Нина Львовна, старшая дочь Троцкого от первого брака, — умерла в году от туберкулеза. Их дочь, Валя, года рождения, — затерялась в детприемнике НКВД до сих пор не могут разыскать, дармоеды! Сергей Львович Седов, младший сын Троцкого, — расстрелян 29 октября го года.

Прежде всего надо ликвидировать Троцкого. Льва Седова трогать пока не следует. В большом доверии у него наш агент Макс Зборовский, через него имеем полную информацию. Зря он выпустил тогда Троцкого за границу. Вытащить бы на суд, как всех остальных мерзавцев. Постоял бы часов десять на одной ноге, все бы подписал. Негодяи Рыков и Бухарин оказались таким же дерьмом, как Зиновьев и Каменев.

Не выдерживают следствия и подписывают все, что им дают. Уж как его ломали! Он специально посылал Андреева посмотреть.

Андреев посмотрел и упал в обморок, какой слабонервный оказался член Политбюро. Человек, который смотрит, падает в обморок, а человек, с которым все это делают, не падает. А те, кто подписывает, слабые люди. Ягода других ломал, а как за самого взялись, так сразу все и подписал. И Троцкий бы подписал. Если бы при нем допрашивал и его жену, сыновей и внуков — все бы подписал.

А не подписал, подох бы в тюрьме. Конечно, поднялся бы шум на Западе. Какой ущерб могут они нанести Советскому Союзу? Если выгодно, капиталисты готовы торговать с дьяволом. И процесс Бухарина — Рыкова тоже проглотят. Процесс начать второго марта. Процесс открытый, с защитниками, с представителями прессы, дипломатического корпуса, интеллигенции, особенно с писателями. Бухарин у них специалист по поэзии, пусть послушают своего любимчика.

Его мысли прервал тихий короткий свист. Он прислушался… Пауза, и опять тихий короткий свист. Да, как будто бы сверчок. Он давно не слышал сверчка. В детстве, может быть… Не помнит он сверчка в Гори… В деревне, в ссылке слышал… Стрекотал по ночам.

Не мешал ЕМУ, даже приятно было, спокойно, тишина подчеркивалась… Лежал, думал, а за печкой тихонько, одиноко стрекотал сверчок, робко стрекотал, не нахально… Но ведь здесь печки нет, здесь центральное отопление. Наверно, сверчки водятся не только на печках. Поэтому и решил, что сверчок водится только на печке, оказывается, не только на печке.

Будут искать, топать сапогами, стронут с места книги. Кому он мешает, сверчок? Не вредный, не таракан, не клоп. Поет себе, стрекочет, пусть поет, пусть стрекочет, одиночка!

Сталин поднялся, надел шубу, шапку, прислушался. Сверчок умолк Подождал немного… Нет, молчит сверчок, заснул, наверно. Сталин вышел на крыльцо. Ночь была темной, хотя не ночь, семи, наверно, еще нет. Ярко горели огни в доме, в караульном и других помещениях. И дорожка от библиотеки к дому освещена висящими на столбах фонарями. И виднелись часовые у ворот и в будках вдоль забора.

Сталин постоял, подышал холодноватым, по-февральски чуть влажным воздухом, пошел к дому. Ежов дожидался в караульном помещении. Валечка убрала после обеда. Сталин приказал впустить Ежова. Тот явился со своими папками, маленький, совсем карлик, с фиалковыми глазами. Не способен самостоятельно принимать правильные решения. После его снятия можно будет освободить кое-кого из военных, показать, что Ежов их несправедливо осудил.

И ОН, и народ обманулись в Ежове. Такой свидетель ЕМУ не нужен. Берия неглупый и решительный человек, понимает ЕГО с полуслова. Ежов положил на стол протоколы последних допросов. То, что Он вчера велел добавить в показания, обвиняемые подписали. Я сам допрашивал, и на очных ставках его уличали, и… Не признается, товарищ Сталин.

Я Будягина знаю еще по ссылке. И не мучайтесь с ним. Вчера вечером в Париже, в больнице, умер сын Троцкого — Лев Седов. После смерти сына Троцкий никогда не заберет Зборовского к себе. Наоборот, примет еще большие меры предосторожности. Шпигельглас саботирует главное задание. Слуцкий — человек Ягоды. Почему вы его до сих пор держите? Его арест напугал бы нашу заграничную агентуру, назначили в Узбекистан. Вадим проснулся в прекрасном настроении, вскочил, помахал немного руками, чтобы размяться, пошел в ванную.

У той, как всегда, было включено радио, передавали песни советских композиторов. Да, замечательный день, чудесный день… И, продолжая петь, прошествовал на кухню. Вкусно пахло гренками, Феня подсела к столу, глядела на него умильно. Феня искренне радовалась за него, а вот отец принял это известие равнодушно, скользнул по газете безразличным взглядом. И рядом с этими корифеями, папочка, стоит имя твоего сына, на, посмотри!

Вот как высоко его оценили!.. И у Фени спроси, пачками идут телеграммы с поздравлениями: Ершилов — лучший друг, казалось бы, а пробубнил какие-то общие слова, поздравляя: Хотел сказать, что придется бурить в лацкане пиджака дырочку для ордена. Не высшего сорта шуточка. Женька Делановский учился с Вадимом в одной школе в Кривоарбатском переулке, на три класса младше.

Способный парень, но развязный. Эти его доморощенные остроты, дурацкие каламбуры, не может слова произнести без рифмы… Как-то в писательском ресторане спросил Вадима: Одно слово у Альтмана, одна фраза в очередном донесении — и от Женьки останется мокрое место. Но мелкая рыбешка, пусть живет, пусть дышит.

И поэта Васильева тоже надо осадить! Но одно дело шутить вообще, абстрактно, и другое дело таким образом приносить поздравления: Так прошел весь день.

Девять положил в стол, а на десятом подсчитывал — сколько награждено москвичей, сколько ленинградцев, киевлян, сколько критиков, сколько людей его возраста. Выходило, что из молодых столичных критиков он, в сущности, единственный, кто награжден. Вечером Вадим поехал в Союз писателей на митинг. Выступали наиболее именитые, благодарили партию, правительство, лично товарища Сталина за отеческую заботу о советской литературе.

И когда упоминался товарищ Сталин, все вставали и хлопали. Резолюцию с благодарностью партии, правительству и лично товарищу Сталину приняли единогласно под бурные аплодисменты. Где бы теперь ни появлялся Вадим, всюду его встречали радостными приветствиями. Вадим ездил по редакциям, ходил из комнаты в комнату, из отдела в отдел, как бы по надобности, а на самом деле чтобы показаться и получить свою долю улыбок и поздравлений.

И если в каком-нибудь отделе на него не обращали внимания, обижался — не за себя, конечно, а за советскую литературу: А ведь работают на идеологическом фронте! И все же, поздравляли его или не поздравляли, исполнилось наконец его давнее желание.

Те, главные, признали его своим. Отмеченный высокой правительственной наградой, он теперь причислен к ним, хозяевам и распорядителям жизни. Теперь его должны прикрепить к кремлевской поликлинике, много ли у нас писателей-орденоносцев? Поговаривали, что список награжденных просматривал сам товарищ Сталин и будто бы остался недоволен Катаевым за не слишком лестную оценку творчества Михалкова, и, рассердившись на Катаева, велел дать Михалкову более высокий орден, чем было намечено.

Теперь Сережа Михалков пойдет в гору, ничего не скажешь — талант, любимый детский поэт. А вот Катаеву не поздоровится. И правильно, типичный одесский нахал, заносчивый и беспардонный… Но что было сказано в его, Вадима, адрес? Наградили — значит, говорилось хорошо.

Но что именно и кто сказал? Может быть, сам товарищ Сталин? Возможно, конечно, ничего подобного и не было. Товарищ Сталин мог просто спросить, кто мол, этот Марасевич, ему доложили, и Сталин оставил Вадима в списке.

Но хотелось бы знать в подробностях. Не идти же к Фадееву: Ясно, что список апробирован на Лубянке, его оставили. Значит, уверены в нем, и товарищ Сталин уверен.

Когда же будут вручать ордена? Конечно, в Кремле, конечно, Калинин, но когда он наконец прикрепит орден к лацкану пиджака, когда наконец все увидят, что он орденоносец? В Театре Вахтангова директор и худрук его поздравили, а актеры — никто, не читают газет, черти, зубрят свои роли и больше к печатному слову не прикасаются.

Даже Вероника Пирожкова, которая при каждой встрече ему обязательно говорила что-нибудь приятное, и та об ордене ни слова — не знает. Пирожкова, как и все здесь, относилась к нему с пиететом, но без обычного актерского заискивания перед театральным критиком.

Худенькая, в кудряшках, блондинка неопределенного возраста — то ли 18, то ли 30, с капризным ротиком, открытыми голубыми глазками, которые всегда улыбались Вадиму. Пирожкова называла его не Вадимом Андреевичем, как все, а просто — Марасевич, и в ее улыбке было некое поддразнивание — не то насмешка над важностью его персоны, не то насмешка над тем, что он никак не откликается на ее внимание. Но Вадим в свои 28 лет еще не знал женщины и, когда возникали такие отношения , робел, хотя Пирожкова нравилась ему.

Пирожкову использовали на вторых ролях, и все же Вадим в одной из своих рецензий отметил: Вероника тогда в театре при всех его поцеловала: После этого он по ночам рисовал себе их встречи, ее объятия и поцелуи, представлял ее нагой, вставал, ходил по комнате, чтобы не вернуться к тому, чем он занимался в детстве и от чего отец его отучил…. Михаил Иванович протянул ему коробочку с орденом, наградное удостоверение, пожал руку, не просто улыбнулся — он каждому тут улыбался, а доверительно, как хорошему знакомому.

И руку протянул не официально, а пожал сердечно. Когда перешли в другой зал и усаживались для группового портрета, Калинин, сидевший в первом ряду, обернулся, искал кого-то глазами, но не нашел. Вадим был уверен, что именно его он ищет, может быть, и не читал его статей, но отца знает, отец его лечит. Досадно, что никто этого не заметил, каждый упоен своей наградой, своим орденом, убежден, что именно ему Калинин оказал особое внимание, именно его персона тут главная.

Дома Феня проколола в лацкане пиджака дырочку, обшила нитками, Вадим закрепил в ней орден, надел пиджак, посмотрел в зеркало. Хочу заверить, что ваши родители невероятно гордились подвигами сына. Не услышав ничего подозрительного, тот медленно приблизился и с кривоватой улыбкой заметил:.

Такому молокососу, как ты, слишком долго пришлось служить эмиссаром под крылышком принца-регента, но уверяю, от тебя потребуют куда большего, если вдруг Наполеон сумеет вернуться. Мой собственный брат безжалостно принижает мои героические усилия держать его высочество в курсе передвижения наших войск? И, гордо выпрямившись во весь свой немалый рост, он оскорблено оглядел старшего Берка.

Иначе воздержался бы от столь злобной клеветы. Он и без того много вытерпел, когда свинцовое ядро ударилось в дерево и огромные щепки вонзились в его несчастную плоть! Вне всякого сомнения, теперь рев пушек повергает его в дрожь после того, что он вынес в руках хирургов, отнюдь не спешивших вытащить острые занозы. Чудом будет, если Стюарт не надерет тебе уши за дерзкие попытки умалить его героическую доблесть! Деверь отвесил ей поклон, не вполне удавшийся из-за резкого напоминания о едва зажившей ране, отзывавшейся болезненными судорогами в самое неподходящее время.

Я бесконечно счастлив получить очередное доказательство везения Перси. Непонятно, как такая женщина, как вы, снизошла до него! С первого взгляда видно, кто в этой семье наделен умом, а кому его не хватает от рождения. И, игнорируя горячие протесты брата, сухо объяснил, какие неприятности ему пришлось пережить. Мало того, что многие думают обо мне самое худшее, даже собственный брат хихикает, как деревенский дурачок, едва речь заходит о том, куда именно меня ранили.

Хотя я постоянно пытаюсь объяснить, что в тот момент наступал, а не бежал с поля боя, и друзья, и мой брат по-прежнему недоверчиво посмеиваются. Бесчувственные олухи, и больше никто! И уж конечно, никакие они не друзья! Что же касается вас, милорд, для меня большая честь возобновить наше знакомство. Веллингтон часто отзывался о вас с похвалой, и никто не сомневается, что вы честно служили нашей стране не только при Ватерлоо, но и на других полях сражений.

Судя по донесениям, ваш полк показал себя с самой лучшей стороны. Как бы ни расхваливали меня командиры, я всем обязан их храбрости, которая помогла нам победить врага. Они были ужасно разочарованы, когда вы не смогли сами прибыть во дворец, чтобы получить свои медали, но, насколько я понял, вам помешало ранение.

Поверьте, немногие офицеры получали такие блестящие аттестации от своих подчиненных, как вы в тот день. Колтон, смущенный столь беззастенчивыми похвалами, бормотал благодарности, одновременно размышляя, как бы поскорее перевести разговор на другую тему.

И тут заметил молодого человека, так возмущавшегося его недостойным обращением с Адрианой. Он успел ретироваться в дальний конец холла. Что же, возможно, это к лучшему. Кто знает, что могли с ним сделать волкодавы! Но даже на расстоянии Колтон ощущал злобу, полыхавшую в светло-зеленых глазах. Злобу, явно рожденную ревностью к Адриане. Что же, учитывая исключительную красоту девушки, в этом нет ничего необычного. Колтон был убежден, что этот человек — не кто иной, как Роджер Элстон, о котором рассказывала сегодня мать.

Роджер Элстон, отчаянно пытавшийся завоевать сердце и руку Адрианы. По мнению Колтона, бедняга окончательно потерял голову. Отвернувшись от Элстона, он оказался лицом к лицу с молодой блондинкой, незаметно подобравшейся поближе. Не каждый день дочери бухгалтера доводится беседовать с титулованным лордом. Она до сих пор не верит собственному счастью! Сердце замирает, когда слушаешь рассказы о воинских доблестях! Сообразив, что пренебрегает обязанностями хозяйки, Саманта поспешила исправить положение:.

Боюсь, я совершенно потеряла голову, увидев брата, и до сих пор не могу опомниться. А это мисс Фелисити Фейрчайлд. Мышцы иногда еще затекали — сказывалось недавнее ранение. Фабрикант и владелец Стеновер-Хауса. Наша семья гостила там каждый сочельник. Я еще помню, какие пиры он устраивал для своих друзей и соседей. Она уехала в Лондон задолго до того, как я покинул дом. Не дай Бог, случись что с мистером Гладстоном, фабрика перейдет ей. Мои мать и сестра часто писали о его добрых делах. Мистер Гладстон — человек редкостной души.

Просто поразительно, сколько титулованных особ приезжают справиться о его здоровье. Именно таким образом я познакомилась с вашей сестрой и леди Адрианой. Если Господь даст, мы вскоре увидим его здоровым и бодрым. Он будет счастлив побеседовать с вами. В Лондоне мы никогда бы не смогли встречаться с людьми вашего положения. И все же леди Саманта и леди Адриана отнеслись ко мне как к равной. Будь я мудрее, наверняка распознала бы в них ангелов милосердия. Леди Адриана и моя сестра подружились еще до того, как младшая из них научилась говорить, и могу заверить, что обе отличались жалостливым и добрым сердцем.

И их гостеприимство распространялось не только на людей. Пока я еще жил дома, они всеми силами старались вылечить и призреть больных, раненых и убогих животных, и если кто-то при этом умирал, горю не было конца. Если бы вы только знали, какую странную коллекцию собрали эти ангелы! Разве можно сравнивать вас и тех мохнатых и пернатых тварей, которых моя сестра и ее подруга приносили домой!

Уверен, что в вашем случае они решили для разнообразия оказать помощь кому-то из детей человеческих. Он глянул на стоящую неподалеку Адриану и получил в ответ такой мрачный взгляд, что невольно вспомнил о той девочке с огромными глазами, чье сердце так легкомысленно разбил.

Разве он мог знать, что она вместе с родителями приехала как раз в тот момент, когда он произносил пламенную речь перед отцом, отказываясь обручиться с Адрианой. А Гаррисон попросил подождать их в гостиной, куда доносилось каждое сказанное в кабинете слово. Стоя там, вы напоминаете мне о той девочке, которая всегда держалась поодаль, когда я говорил с сестрой, словно молила включить ее в разговор. Но с тех пор многое переменилось, и я умоляю вас не сердиться на меня.

Даю слово, я рад видеть вас и обещаю впредь стать совсем другим. Нерешительная улыбка тронула уголки губ Адрианы, и, когда она, хоть и неохотно, подчинилась, он обнял ее за плечи. Могу я надеяться, что и вы испытываете те же чувства? Куда девалась та маленькая девочка, чья отвага заслужила восхищение моего отца?! Заметив, что глаза всех присутствующих устремлены на нее, Адриана набрала в грудь воздуха, чтобы не дрогнуть.

Разве могут они понять, что в ее жизни был только один человек, который ранил ее так глубоко, что рубец до сих пор ныл? Может, поэтому она не подпускала к себе поклонников? Адриана робко положила ему руку на плечо. Колтон наклонился, и она под одобрительный смех гостей скользнула губами по загорелой щеке. Подняв голову, Адриана встретилась с настойчивым взглядом серых глаз и не смогла отвести своих.

Довольная улыбка заиграла на губах Колтона. Хотя я и не знал вас с детства, все же успел довольно близко познакомиться с вами. Разве на меня не приятнее смотреть? Услышав издевательский смешок майора, Колтон крепче обнял даму за плечи и ответил на вызов торжествующей улыбкой. Голова сладко кружилась от нежного аромата роз, казавшегося неотъемлемой частью юной дамы.

Опустив голову к полям ее шляпы, он жадно вдохнул пьянящее благоухание. Как вы думаете, в это время года еще остались бутоны? Буду счастлив, если согласитесь проводить меня туда. К ее стыду, мучитель заметил это и провел пальцем по нежной коже. Хотя Колтон точно так же вел бы себя, даже вспомнив о молодом человеке, вбежавшем в дом вслед за Адрианой, вскоре стало очевидным, что его фамильярное обращение с девушкой совершенно истощило терпение назойливого поклонника.

Сверкая глазами, Роджер в несколько шагов пересек холл. Звон металлических подковок о мрамор мгновенно привлек внимание Колтона. Надменно вскинув брови, он обернулся. Рядом немедленно появились волкодавы и улеглись у ног хозяина и девушки. Столь вызывающее поведение незнакомца по отношению к хозяину дома могло вызвать гнев любого, но Колтон посчитал выходку Роджера особенно наглой еще и потому, что тот твердо вознамерился разлучить его с женщиной, которую он знал с колыбели.

Вполне способный защитить себя без вмешательства волкодавов, Колтон все же считал, что Роджеру Элстону пора понять этот факт. Безумная страсть этого человека переходила все границы. Его единственной целью было отпугнуть всех остальных обожателей Адрианы.

Значит, его нужно остановить. И потом… Колтон так давно не вдыхал запах женщины, а этот казался особенно манящим. Даже сейчас воспоминание о стройной женственной фигурке, прижавшейся к нему, будило воображение и воспламеняло желание. Повернувшись боком, Колтон тяжело оперся о трость и поспешно направился в глубь дома, где распахнул двери, ведущие из утренней гостиной на веранду. По его свистку собаки ринулись вперед и помчались по направлению к дальнему лесу. Снова прикрыв двери, Колтон прохромал назад и встал лицом к лицу с возможным соперником.

Роджер, пораженный тем, что совершенно незнакомый человек знает его имя, сообразил, однако, что кто-то из семейства Уиндемов, скорее всего маркиза, успел что-то рассказать ему. Это ему вряд ли дано узнать. И хотя он уже открыл рот, чтобы ответить на вызов, все же осекся, неожиданно сообразив, что глаза присутствующих устремлены на него.

Очевидно, всем не терпелось узнать, чем закончится эта сцена. Яростно скрипнув зубами, Роджер мотнул головой, как запертый в тесное стойло бык, и пробурчал:.

В таком случае будьте любезны дать мне пройти. Я должен закончить разговор с леди Адрианой, — бросил Колтон, с откровенной скукой рассматривая противника, чем еще больше взъерошил его перышки. Странно… лицо, обрамленное густой гривой непокорных каштановых локонов, казалось совсем юным.

Колтон почти ожидал увидеть пушок на бледных щеках, но понял свою ошибку, заметив порез от бритвы. Роджер густо покраснел под равнодушным взглядом маркиза, но, в душе кипя от бешенства, сохранял каменное молчание. Ничего не остается, кроме как игнорировать этого чванливого аристократишку! Он неловко повернулся лицом к темноволосой красавице. Но как ему ни хотелось протянуть руку и коснуться ее, он не смел — из страха получить отпор. Да и предъявить права на высокородную даму, особенно в присутствии знатного лорда, было верхом безумия!

За всю свою жизнь у Роджера накопилось немало причин жаловаться на свое низкое происхождение, а сейчас тем более, когда возникла реальная угроза потерять Адриану. Уступить человеку, имевшему все, включая брачный контракт с леди!

Хотя красавица с самого детства ни в чем не нуждалась, все же не слишком гордилась своим положением. Правда, она не давала ему никакой надежды на то, что ее чувства со временем станут более пылкими, как бы он ни уверял в обратном своего отца, которого уговорил дать денег на новую одежду.

Костюмы, вполне подобающие приютскому наставнику, казались поистине жалкими в обществе местных дворян и не раз давали ему повод для стыда. Но теперь Роджер боялся, что все расходы пошли прахом, ибо прелестная брюнетка по-прежнему держала его на расстоянии, относясь любезно, но прохладно.

Он все же решился протянуть руку, стараясь не дотронуться до нее из опасения, что девушка отстранится. Колтон перевел взгляд на Адриану. Что она скажет на дерзкое предложение уйти? Под его настойчивым взором она гордо вскинула подбородок, словно призывая его оспорить столь недостойную дружбу с простолюдином. Он и сам не знал, что так бесило его в Роджере Элстоне.

Слишком мало они были знакомы, чтобы определить причину. Вряд ли дело в одной ревности. За много лет его отсутствия девушка стала совершенно ему чужой. Но неизвестно почему он с первого взгляда невзлюбил ее поклонника. Безмолвный вызов леди воскресил надежды Роджера. Слишком редко Адриана поощряла его, и теперь желание сделать ее своей возродилось в нем с новой силой. Но стоило ему попробовать взять ее за руку, как Адриана отпрянула и посмотрела словно сквозь него.

Ледяной озноб прошел по спине Роджера. Судя по всему, ей вовсе не понравилась попытка предъявить на нее права. Впрочем, она точно так же не собиралась оправдываться перед маркизом за свои отношения с сыном суконщика.

Саманта, стремясь укрепить положение подруги в семье Уиндемов, воспользовалась напряженной ситуацией, чтобы дать понять брату, каким успехом пользуется Адриана не только у аристократов, но и у обычных людей, сознающих тщетность их устремлений. Она давно уже поняла, что Роджер не остановится ни перед чем, лишь бы получить Адриану, как бы ни протестовала последняя против столь невероятного предположения. Он уже почти год как знаком с Адрианой и часто сопровождает ее в поездках по округе.

Следуя ее наставлениям, он превратился в опытного наездника. Скоро закончит обучение и станет управлять сукновальней своего отца. Той самой, что когда-то принадлежала мистеру Уинтеру.

 · Юная блонди с маленькими сиськами лихо оседлала член своего бойфренда Блондинистые Кайла Лионс (Cayla Lyons) и Author: shankida Дама с большими сиськами встретила своего бойфренда в образе пушистой крольчихи Юная блонди с маленькими сиськами лихо оседлала член своего бойфренда.

Скачать Видео Большие Сиськи Азиаток

Блонди с большими сиськами лихо скачет на вздыбленном пенисе. Иго-го! Иго-го! Если у телки огромные дойки и глубокая транда, то ей просто необходимо запрыгнуть на вздыбленный хер своего парня и станцевать гапачок. Секс РуНет! Молодые онлайн. ХХХ видео с русскими женщинами бесплатно! Вы можете смотреть порно в высоком качестве онлайн!

Милая блондиночка развлекается с мулаточкой-лесбиянкой

Сексуальная и обнаженная девочка встретила своего возлюбленного, который зашел к ней в гости, и парень понял, что у девушки дома никого нет. ОПИСАНИЕСАЙТА: monolit-zao.ru – самый горячий сайт порно видео. Яндекс порно онлайн порно ролики бесплатно и без регистраций.

Порно С Большими Сиськами Внучки Ipb

Смотри! Эксклюзивное порно видео для мобильного телефона, для вашего iPhone только на ПростоПорно для сотовых телефонов. Свежие порно фильмы для мобильного телефона. Copyrights © monolit-zao.ru - бесплатное ххх порно видео HD качества. Возрастное ограничение 18+.

Негр Трахает Телку У Которой Член

Домашнее Порно Видео

Трахал горничную на кресле, вставил член в попку и кончил внутрь смотреть

Любительское Порно ххх на других сайтах

Возбудимость Член Эрекция

Худенькие Девушки С Большими Сиськами Порно

Анал С Грудастой Блондинкой

Бесплатное Порно Большие Члены Кончают Внутрь

Парень Трахает Блондинку Сару С Безупречным Телом

Телки С Силиконовыми Сиськами

Порно Блондинка В Белом Нижнем Белье

Ксена присела на член парня сверху, все из-за того что они трахались на одноместной кровати и эта п

Фото Секс С Блондинкой Кончил

Анальная сцена с безотказной шлюхой

Порно Девушки С Членом

Порно С Огромными Членами Фистинг

Анал В Бикини

Блондинка Решила Поиграть С Одним Членом - Смотреть Порно Онлайн

Пизда Крупным Планом И Сиськи

Русское Порно Со Зрелыми

Гифки Мамаши Порно

Порно Видео Трансов С Толстыми Членами

Молодые Анал Качественное Порно

👀 Порно видео с маленькими сиськами: плоская грудь онлайн

Анальный Трах Шлюшки С Повязкой На Глазах

Сексуальная Блондинка Села На Огромный Член Негра В Офисе

Горячая молодая азиатка с маленькими сиськами получила толстый член в задницу

Порно Мамаша Привела Ебаря Для Дочерей И Присоединилась К Ним

Популярное на сайте:

Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Nik 12.01.2019
Частные Фото С Мобильных
Arashit 05.07.2019
Негр Секс
Shaktigami 15.12.2018
Порно Фото Чеховой Бесплатно
Vudoshicage 13.10.2019
Свои Орешки Эротика
Taura 07.12.2019
Позы Связанных Бдсм
Malalkree 17.11.2019
Извращения Бесплатно
Zulkile 09.11.2019
Участники Дом 2 Онлайн Порно
Fenriran 08.07.2019
Порно На Андроцде
Юная Блонди С Маленькими Сиськами Лихо Оседлала Член Своего Бойфренда

monolit-zao.ru