monolit-zao.ru
Категории
» » Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

Найди партнёра для секса в своем городе!

Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр
Лучшее
От: Kirisar
Категория: Зрелые
Добавлено: 05.07.2019
Просмотров: 5289
Поделиться:
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

Стройная Блондинка В Розовых Очках И Мужчина С Татуировками На Руках Жарко Развлекаются В Большой Кр

Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

Чёрный Мужик И Красивая Блонди Трансексуалка

3d Порно Комиксы Членодевки

Парень старательно имеет горячие дыры блондинки - смотреть порно онлайн

Как она его любила! Этого красавца из того полуразрушенного готического храма. Даже страха не было в этом лесу. Он ей казался теперь даже родным каким-то, куда более близким, чем был раньше. Но было еще что-то, что-то в этом лесу. Что-то почти всегда шло по ее пятам и преследовало Изабель. Что-то враждебное и чудовищное. Она ощутила один раз во сне появление еще кого-то. Тот другой или точнее другая, следила за Изабель, и даже один раз напугала ее.

Это была ее соперница. Так Изабель по крайней мере поняла как женщина. Любовь не бывает без подводных камней. Даже здесь был кто-то, кто хотел помешать их отношениям и теперь опять шел по пятам Изабель, по тому страшному корявому ветвистому живому лесу.

Да женщина молодая, такая же, наверное, как и он. Старше ее, но молодая, черноволосая с длинными вьющимися на невидимом ветру до самого пояса густыми кудрями.

Да жгучая брюнетка с глазами ночной демоницы. Черными как уголь и сверкающими огнем настоящего ада. Изабель видела только ее голову. Ниже была только тень. Черная женская тень, тень ее змееподобной фигуры, перемещающаяся каким-то образом над поверхностью стелющегося по земле туману. Кто она Изабель тоже не знала, но знала, что она имеет какое-то отношение к ней теперь и к тому ее белокурому красавцу. Она преследовала ее буквально по пятам, не отставая ни на шаг в том лесу и до самого лесного того полуразрушенного старинного многовекового католического храма.

И Изабель летела что было духу на призыв этой ночи. Она уже стояла на пороге того храма, когда сзади сломалась с треском за ее спиной толстая древесная ветка ближайшего с ней дерева. Та, что преследовала ее, стояла там. Она смотрела на нее страшным пронзительным взглядом молодой жестокой ненавидящей ее ведьмы.

Она стояла почти в двух шагах за ее спиной, но не трогала Изабель. Почему не было понятно. Может он не давал ей прикоснуться к Изабель? Изабель смотрела на нее, и ей было страшно. Она видела, как та ее ведьма оскалилась и зашипела как змея, а во рту у нее были конические острые как у зверя зубы.

Изабель, напуганная увиденным, быстро перешагнула через порог храма и заскочила внутрь здания под высокий его арочный с колоннадою свод. Ты пришла ко мне вновь в мой лес и мой дом! И я рад видеть тебя здесь снова! Он приблизился к Изабель и обнял ее. Потом крепко прижал к себе и прижал ее девичью с распущенными черными волосами голову к своей обнаженной груди.

Он был совершенно голым. Изабель не задавалась вопросом почему. Он был голым и при их первой встрече, но тогда она не видела его полностью. Он пришел из того леса. Такой светящийся ярким светом.

Повис над Изабель кроватью в их первую ночь, ночь первой встречи. Она поначалу видела только верхнюю часть его обнаженного мужского красивого тела, а позднее уже он обнажился перед Изабель полностью и таким был всегда. С момента их первой близости. Он был всегда совершенно голым, и он всегда как-то светился изнутри каким-то непонятным призрачным голубоватым светом.

Казалось, его тело излучало само этот странный лучистый свет. Но он был теплым и приятным. По крайней мере, Изабель так казалось. И для тебя и для меня. Он схватил Изабель своими сильными голыми, как и его тело, мужскими руками, и, оторвав от себя, поднялся вместе с ней над полом своего полуразрушенного готического храма.

В тот же момент казалось, остановилось все, и даже туман который затекал рекою через порог лесного каменного полуразрушенного монастыря. В тот самый момент любовник Изабель поднял ее еще вместе с собой выше под самый проломленный насквозь с обрушенной черепицей потолок призрачного из сновидений здания. И они вместе вылетели через его крышу и зависли в какой-то уже пустоте, где не было уже ничего совершенно кроме их двоих и белого вокруг тумана.

Этот туман окутывал их и кружился вокруг медленно, очень медленно еле заметно. Он и она тоже очень медленно вращались по кругу, и он держал ее в вытянутых руках, словно она Изабель не весила ни чего. Прости меня любимая — и он оскалился острыми как иглы во рту любовника большими зубами.

А Изабель было пыталась вырваться, но уже не смогла в его тех сильных схвативших ее руках. Она закричала, но крика ее никто уже не услышал. Она дернулась что силы, но запястья рук ее любовника покрылись чешуей под золотыми на запястьях мужа браслетами, а пальцы украсились острыми кривыми как крючья птичьими черными когтями. Они тут же впились в ее девичьи нежные молодые плечи, и потекла по ним ее Изабель алая кровь. Он, подтянув ее к себе наклонив свою с вьющимися из-под широкой золотой с острыми шипами короны на невидимом ветру длинными русыми волосами голову.

И слизал невероятно длинным языком с плечей Изабель текущую кровь, размазывая ее по девичьему в изорванной ночьнушке телу. За его спиной образовались большие невидимые доселе с жилками перепончатые, покрытые пятнами, как у летучих мышей крылья, которые делали машущие движения, и тело Изабель обвил идущий откуда-то сзади его из-под его мужских тоже с когтями на пальцах чешуйчатых ног длинный похожий на хлыст хвост.

Девичий крик раздавался еще долго по ту сторону иного призрачного мира. Мира ночных иллюзий и сновидений. Мира захватившего Изабель вероломно и насильственно, по воле ей неподвластного в плотских необузданных желаниях молодого еще неконтролируемого совсем юного рассудка и девичьего тела.

Ее крик не слышал никто. И ее тело так и нашли лежащим в своей постели, совершенно лишенное крови и изнасилованное с разорванной и вывернутой плотью девичьей промежности. Ее тело было в ранах и ссадинах. Шея, выгрызенная до самого позвоночника, была превращена в истерзанное месиво изорванной плоти с торчащими из нее разорванными венами и артериями, так что голова молодой мертвой изуродованной так и неизвестно кем девицы болталась, падая по сторонам как кегля, и не держалась на ее девичьих молодых изорванных когтями неизвестного хищника плечах.

Такой ее нашла сначала ее мама, а потом и полиция. Никто не мог знать, кто бы мог такое сотворить с молодой совсем еще школьницей. Делались лишь предположения и догадки, но так дело и осталось не раскрытым и стало самым страшным и загадочным в году убийством штата Мериленд за всю его историю существования. Он лежал на своем каменном ложе под сводом полуразрушенного в лесу монастырского храма.

В ледяном ползущем по его каменному полу тумане. Он спал, насытившись вдоволь плотью и кровью молодой девицы. Он выполнил то, что обещал той, которая сейчас ползла черной тенью, извиваясь, как змея, по его в том тумане каменному полу. Если бы не я сам, то ты бы это сама сделала с ней! Только я бы ее еще и помучила. Алина крутилась перед зеркалом. Она крутилась то влево, то вправо перед своим отражением. Она осматривала себя со всех сторон, раздевшись голышом пока никого не было дома.

Был уже вечер, часов шесть, но мама все еще была на работе, и папа тоже задерживался и Алине никто не мешал заниматься тем, чем она сейчас занималась. Она крутилась перед большим спаленным зеркалом одна в квартире, любуясь своими девичьими видами и осматривая себя с ног до головы.

Она никак не могла понять, почему так в личной ее жизни не совсем все клеилось. У Алины все, никак не завязывались ни с каким парнем близкие отношения. Почему она и сама не знала. Все подружки и одноклассницы были при своих кавалерах, а вот у Алины никого не было. Что-то было не так. Алина много раз пыталась завести отношения хоть с кем-нибудь из своего двора или класса, но все безуспешно.

Дружба ни с кем, ни получалась надолго, а уж о близких отношениях уж и разговор можно было не заводить.

И Алина так и не понимала, что могло быть не так в ее девичьей молодой жизни. Вернувшись со школы еще в час дня и не застав никого дома, Алина, раздевшись до ногаты, ходила, в чем мать родила в одних черных девичьих из блестящего шелка плавках по всей квартире и смотрела на себя в зеркале и оценивала себя со всех сторон и крутилась как ненормальная.

Она получила в школе отличные как ученица старших классов отметки и сегодня считала ей можно все, пока родителей не было дома. Пока они были на работе. Еще эти странные какие-то непонятные сны. Сны приходящие каждой ночью. Она их видела с недавней поры. Как-то они, начавшись внезапно, и теперь не переставали сниться Алине, почти каждой ночью. Она постоянно теперь видела какой-то странный темный затуманенный страшный корявый с толстой корой лес.

С вывернутыми жуткими закрученными ветвями. И еще, этот странный живой белый туман, стелющийся медленно по земле, ползущий туман. Алина никому не рассказывала про свои эти сны, даже родителям и не придавала им значения, но эти странные сны навязчиво повторялись и ее это уже беспокоило.

Алина была хороша собой. Она даже лучше была своих одноклассниц подружек. У нее была стройная даже красивая девичья фигура. Упругая полная с красивыми сосками девичья грудь. Особенно ее ноги и особенно на высоких каблуках. Как она смотрелась на тех каблуках в мини-юбке. Особенно на городской дискотеке. Она, с косым разлетом черных бровей, темноволосая синеглазая шатенка.

Она такая была единственная непогодам развитая в своем дворе и классе, серьезная по отношению к баловницам одноклассницам подружкам, без дуринки в мозгах и всякого баловства в своей девичьей голове.

Она хорошо училась и была лучшей в своем классе. Но вот в личных отношениях хоть с кем-нибудь у Алины не вязалось никак. Она просто не могла выглядеть белой вороной среди одноклассниц и подружек.

Это была внегласная и тихая коллективная даже насильственно навязываемая девичьим обществом подружек, какая-то доктрина. Буквально во всем под страхом быть не такой как все не давала покоя Алине. И она себя рассматривала в том большом зеркале, думая только об этом. В это время позвонили в дверь. Это ее одноклассница и закадычная подружка Ленка, ломилась в ее дверь.

Шобутная Алинина подружка и вертехвостка. Она упорно не слезала с дверного звонка и, наверное, взбудоражила уже весь подъезд. Алина накинула быстро домашний халатик и подскочила к двери. Она посмотрела в глазок двери. Точно это была Ленка. Она поспешно открыла ей дверь. Там все будут наши — она бегала по коридору — Вот я забежала к тебе. Не пойду же я голая! Она написала записку папе и маме о своем скором отсутствии из дома и походе на вечернюю дискотеку и что будет дома поздно.

Так чтобы не беспокоились ее родители. И бросилась наряжаться в надежде кого-нибудь подцепить там на танцах. Этот недостаток в своей жизни Алина хотела, как можно быстро исправить. Нельзя было выглядеть белой вороной в глазах школьных особенно подружек. Шум вечернего бара закружил двух подружек. Они в коллективе своих школьных друзей и подруг веселились, напропалую прыгая как угорелые под дискотечную музыку.

Там было много пришлых и приезжих людей со всего города и округи. Бар был сильно переполнен и все толкались, чуть ли не локтями продираясь сквозь одичавшую от музыки толпу в основном молодых людей. Кого тут только не было и совсем еще молодые сопляки, и довольно редкие, но и в уже зрелых годах и телом подпитые изрядно особы.

Люди приходили и уходили, кто на время покурить, кто, совсем уже нагулявшись пьяными вдрызг и крича, они садились в такси или личные машины разъезжались по городу в свете неоновых ламп реклам и уличных фонарей. В самом баре была дикая толкотня и суета. Крик и визг и грохотала как пушечные выстрелы танцевальная музыка.

У самой стойки ночного бара было тоже полно народу и несколько тесновато. Все заказывали постоянно себе различные коктейли или напитки. Порой просто сидели от нечего делать на высоких табуретах, смотря, как ловко бармены управляются в поте лица со своими обязанностями, гремя стаканами и бутылками.

Она была одета в короткое черное c вырезами декольте, вечернее платье, именно видимо на этот случай и сидела у соседней стойки бара.

Она смотрела долго на сидящего не так далеко от нее лет где-то сорока мужчину, но тот не очень, то крутил головой и не смотрел по сторонам, чтобы ее заметить. Он посмотрел на нее пристально, словно, не узнав ее и снова, отвернулся. Да все не те. Она осторожно почти незаметно пропустила свою руку ему между ног, глядя прямо в его большие широко открытые возмущенные ее такой наглостью глаза. Он резко повернулся к ее красивому обрамленному кудрявыми русыми волосами молодому лицу голову и уставился на нее в упор.

А тебя что занесло в наши края Умбриэль? Решил попроведать старого небесного друга — он сделал небольшую паузу и сказал — И ты вижу мне не рад. Он кивком головы показал за его спиной на переполненный танцующими зал — И вообще убери все-таки руку с моих яиц!

Миленхирима нервно передернуло — Слушай, зачем ты здесь. Что тебе от меня надо — произнес недовольно мужчина — Я знаю, Ангелы просто так не прилетают! И положил ему ее на плечо. В кои веки и именно сейчас и здесь в этом поганом месте!

Может ты с небольшим желанием сюда прилетел. Ты там, в Райских кущах у его Трона предал тогда меня! Ты даже не заступился за нашу любовь и остался у его Трона, а теперь прилетел и чего-то хочешь от меня! А она, выгибаясь, как кошка в спине, прижалась к нему своей трепещущей от возбуждения девичьей грудью и всем телом к его спине.

Обняв его своими женскими молодыми руками, замурлыкала нежно ласковым обворожительным голоском — Надо же, уже покрыла седина вески, мой милый Миленхирим — положив, одну руку на его голову, перебирая тонкими Ангела пальчиками, его седеющие волнистые черные стареющего стремительно мужчины локоны — Время не щадит тебя. Это, какое по счету Миленхирим твое уже тело? Повернувшись и отодвинувшись, он рассмотрел с неподдельным в ответ ей наглым интересом ее всю от прелестного молодого женского личика, до очаровательных в коротком ночном черном платье и в лакированных черных на высоком тонком каблуке туфлях стройных ног.

И облик сменить нам не помеха. И ты это знаешь, лучше других Небесных Ангелов. Ты тут в нижних мирах видно все больше приобщился к разнополой жизни. Живи, как знаешь любимый. Умбриэль снова пододвинулся почти в упор к Миленхириму, чуть не касаясь его своей полной в убийственном декольте грудью — Элоим сбежал из Рая — Умбриэль это произнес тихо и еле слышно — Твой близнец брат Миленхирим.

Он последовал за своим братом, за тобой. Он забрал с собой Божью благодать и стал демоном. Он выстроил свой новый им мир внутри этого мира. Мир снов и иллюзий. Вот уже чуть ли не тысячу лет он питается молодыми совсем еще юными девицами и трахает их.

И это не дает покоя никому, ни на земле, ни на Небесах. Когда ты, от ревности, бросив меня, занялся любовью с ним! Его глаза сверкнули злобным астральным пламенем — Ты не слушаешь, что я тебе говорю! Ты совсем с ума сошел здесь среди этих живых придурков вокруг!

Оглянись и посмотри в этот дурацкий их танцевальный зал! За соперничество между нами! За нашу с тобой любовь мой любимый Миленхирим! Простил всех нас, там на Небесах! И просит тебя о помощи! Он хочет положить конец вражде ангелов, и просит вернуть Элоима в обитель Божью! Только ты можешь это сделать! Только ты любимый мой Миленхирим! Ему или тебе Умбриэль?

Ты тогда проявил трусость по отношению ко мне — немного прервав диалог и посмотрев в девичьи обворожительные глаза Умбриэля, Миленхирим продолжил — Из-за тебя я уже чуть ли не тысячу лет здесь в этой земной дыре, мой любимый Умбриэль — и подколол едко — Или любимая? Прекрасные девичьи глаза в черной оправе тонких изогнутых бровей Умбриэля засветились неистовым гневом, но тут же, они снова стали прежними — Ты обвиняешь меня в трусости Миленхирим, но сам пал до уровня человека!

Ты Ангел Божий стал почти как вот эти все дергающиеся на той площадке! И получить вот это твое такое гниющее стареющее год от года тело! Миленхирим повернулся к нему и прижался плечом к обворожительной молодой особе, обняв за тонкую гибкую женскую талию.

Умбриэль посмотрел на бармена красивым взглядом очаровательных женских наполненных теперь непотребной страстной гипнотической любовью глаз и произнес с придыханием — Я не буду, налейте вот ему моему соседу.

Он так долго на этой земле, что забыл, что такое моя к нему любовь. Бармен, ошарашенный видом этих женских потрясающе красивых сексуальных синих глаз, чуть не выронив сам тот бокал из рук, качнул одобрительно головой в ответ и наполнил быстро и виртуозно по профессиональному бокал соседу тридцатилетней красотки.

Миленхирим увидев это усмехнулся увиденному, и убрал руку с талии Умбриэля. Я действительно засиделся в изгнании на этой земле. Пора домой к своим. Прости меня Умбриэль, произнес он еще раз — он тихо произнес своей прелестной и обиженной на него соседке. Она ничего здесь не ответила ему, а только сказала — Он простит тебя Миленхирим. Аксель всегда был неизменно внимателен к ней, всегда тщательно мылся и брился, всегда, возвращаясь из рейса, привозил ей маленькие подарочки: Они были знакомы два года, когда он сделал ей предложение.

Как, вероятно, в душе он смеялся над ней, когда увидел у нее на глазах слезы, как он корил себя за столь излишнюю скромность и неуверенность в себе.

О, это был не человек, а дьявол. Всю свою жизнь он, как паук, плел сети интриг и заговоров. Может, думала она, со временем полюбит его. Аксель был довольно привлекательным молодым человеком с черной, как у индейца, копной волос, со спокойным, говорящим о его усердии, тонким и ясным лицом, карими глазами, становящимися мягкими и доброжелательными, когда он смотрел на нее.

Он прикасался к ней с нежностью, осторожно, словно она была фарфоровой. Когда она призналась, что она — внебрачное дитя так она выразилась , он ответил, что давно знает об этом, ему сказали Мюллеры, и для него это не имеет значения, так даже лучше, еще неизвестно, как у него сложились бы отношения с ее родней.

Сам он давно обрубил все семейные корни. Отец Акселя погиб в году на русском фронте, а мать год спустя вышла замуж и переехала из Берлина в Кельн. У Акселя был еще младший брат, которого он никогда не любил. Брат женился на девушке-богачке американо-немецкого происхождения, приехавшей после войны в Берлин навестить родственников.

Он теперь жил в штате Огайо, но Аксель никогда с ним не встречался. Он был одинок, так же как и она. Мэри согласилась выйти за него замуж, но выдвинула свои условия: Ей не нужен муж, которого подолгу не бывает дома и который трудится как простой работяга. Они должны уехать из Буффало, где все знали, что она внебрачный ребенок и воспитанница сиротского приюта, кроме того, она постоянно сталкивалась с людьми, которые посещали ресторан Мюллера и знали, что она работает простой официанткой.

И последнее — бракосочетание должно состояться в церкви. Аксель согласился со всеми условиями. Ах, какой он дьявол! Он накопил немного денег и с помощью мистера Мюллера договорился о покупке пекарни с человеком из Порт-Филипа. Она заставила его купить соломенную шляпу, когда он поехал в Порт-Филип для заключения сделки.

Он должен выглядеть как респектабельный американский бизнесмен. И она не позволит ему носить свою обычную матерчатую кепку — эту отрыжку старых европейских пристрастий. Через две недели после бракосочетания он привез ее осмотреть лавку, в которой ей предстояло провести всю свою жизнь, квартирку над ней, в которой ей будет суждено зачать троих детей.

Был солнечный майский день, лавку только что побелили. Над стеклянной витриной с разложенными за ней пирожными и пирожками красовался большой, из зеленой ткани навес, защищавший сладости от лучей жаркого солнца. Торговая улица со множеством маленьких магазинчиков — скобяная лавка, галантерейная, аптека на углу, шляпная мастерская с выставленными в витрине дамскими шляпками с искусственными цветами — в тихом жилом квартале, расположенном на берегу реки.

За зелеными лужайками — большие комфортабельные дома. Они с Акселем сидели на скамье под деревом и смотрели, как по реке мелькают парусные лодки, пыхтит, взбираясь вверх против течения, небольшой пароходик из Нью-Йорка. До них долетали веселые звуки вальса, на палубе играл оркестр.

Мэри никогда не танцевала с мужем — какие танцы с хромым? Ах, о чем она только не мечтала в тот майский день под звуки вальса на берегу реки! Как только они устроятся, она купит новые столы, переделает интерьер лавки, повесит на окнах шторы, поставит несколько подсвечников, будет подавать посетителям чай и горячий шоколад. Со временем они купят магазинчик рядом с пекарней он в то время пустовал и откроют ресторанчик, только не такой, как у Мюллеров, для работяг, а для состоятельных людей. Она представляла, как ее муж в черном костюме и в галстуке провожает посетителей к столикам, видела официанток в хрустящих муслиновых фартуках, выносящих из кухни подносы с едой, представляла, как сама она сидит за кассой, с мелодичным звоном пробивая чеки, улыбается и обращается к посетителю: Откуда ей тогда было знать, что их квартал придет в запустение, что люди, с которыми она хотела подружиться, будут избегать ее общества, а тех, кто хотел с ней подружиться, она считала недостойными дружбы с ней, что магазинчик, в котором она намеревалась открыть ресторан, будет снесен, а на его месте появится большой гараж, что шляпная мастерская тоже закроется, а дома вдоль реки превратятся в грязные трущобы с мастерскими по обработке металла либо будут вообще снесены и на их месте будет свалка.

Нет у нее ни столиков для кофе и пирожных, ни штор, ни тяжелых подсвечников, нет у нее никаких официанток, ей самой приходится стоять на ногах по двенадцать часов в день, в любую погоду, и летом, и зимой, и продавать черствые буханки хлеба механикам в замасленных комбинезонах, неряшливым домохозяйкам и замызганным детишкам, родители которых, напившись, по вечерам в субботу устраивали драки прямо на улице.

Ее муки начались в первую брачную ночь. Во второразрядном отеле на Ниагарском водопаде. Все хрупкие радужные надежды юной девушки на свадебной фотографии, такой улыбчивой красавицы в белоснежной фате, со стоящим рядом со своим неулыбчивым, мрачным, красивым женихом, рухнули всего через восемь часов после брачной церемонии.

Она лежала на скрипучей гостиничной кровати, грубо распростертая громадным, ненасытным мужским телом, она лежала и плакала, поняв, что ей вынесен приговор о пожизненном заключении. Днем они ничем не отличались от других новобрачных.

Аксель водил ее в кафе-мороженое, заказывал громадные порции взбитого пломбира с сиропом и со снисходительной улыбкой заботливого дядюшки глядел, как она уничтожала все эти горы мороженого. Он прокатил ее по реке до Ниагарского водопада и, как настоящий влюбленный, нежно держал ее за руку, когда они бродили около водопада. На людях Аксель всегда был вежлив с ней: Очень скоро она убедилась, что вышла замуж за фантастического скупердяя. Они никогда не обсуждали то, что происходило по ночам.

Когда Аксель закрывал за собой двери номера и они оставались вдвоем, то казалось, что в его тело вселялся дьявол и в комнате оказывались другие люди, чужие по духу. Нет слов, чтобы обсудить эти чудовищные половые бои, которые шли на скрипучей, готовой вот-вот развалиться кровати. Суровое воспитание сестер в приюте, полное неведение в вопросах секса, стыдливость и робость привели к дисгармонии их сексуальных отношений.

Аксель получил свое половое воспитание от проституток и, наверное, искренне считал, что все замужние женщины должны лежать в супружеской постели безропотно, испытывая непреодолимый ужас. А может быть, так ведут себя вообще все американские женщины. Спустя несколько месяцев Аксель осознал, что ей никогда не преодолеть ее отвращение к сексу, ее безжизненную инертность в кровати, и это приводило его в ярость и появлялось желание еще активнее заниматься сексом, поэтому его атаки на нее становились все яростнее и жестче.

Женившись, он больше никогда не ходил к другим женщинам. Он на них даже не смотрел. Его безудержное сексуальное неистовство проявлялось только в ее кровати.

Мэри ужасно не повезло, что этот человек постоянно, страстно желал обладать только одним женским телом — ее телом, и оно всегда было рядом, в полном его распоряжении вот уже в течение двадцати лет. Он непрерывно ведет осаду, безнадежно и с ненавистью, как полководец большой армии, который оказался перед оградой маленького хлипкого коттеджа и с ходу не смог взять его приступом.

Они ссорились не только из-за секса. И из-за денег тоже. Она и не подозревала, что она очень изобретательна и у нее острый язычок. На какие только хитрости ей не приходилось идти, что только она не придумывала, чтобы выманить у мужа хотя бы несколько центов. Для того чтобы получить от него десять долларов на покупку новых ботинок или, позже, приличного платья для Гретхен, чтобы она в школе не позорилась в старом, ей приходилось месяцами вести постоянные баталии. Он постоянно попрекал ее куском хлеба.

Аксель экономил на всем, на любой мелочи, был похож на чокнувшегося мамонта, почувствовавшего наступление нового ледникового периода. Он жил в Германии, где было уничтожено почти все ее население, и он был уверен, что такое вполне возможно и здесь, в Америке. Его характер и взгляды сформировало поражение в войне его страны, и теперь он хорошо понимал, что от подобной участи не избавлен ни один континент на земном шаре. Несколько лет их лавка приходила в упадок.

Только после того как стены здания облупились, штукатурка осыпалась, Аксель купил пять банок белой краски и покрасил стены. Однажды из Огайо приехал его брат, владелец гаража. У него дело процветало. Он предложил Акселю долю в новом агентстве по продаже автомобилей, которое только что купил за несколько тысяч долларов. Аксель мог взять ссуду под его поручительство в банке и стать партнером, но Аксель выгнал брата из дома, обругал и назвал его вором и обманщиком, пекущимся только о собственной выгоде.

Его брат, веселый, круглолицый, пышущий здоровьем мужчина, каждое лето приезжал на две недели в Саратогу, несколько раз в год водил в театр жену, полную, словоохотливую даму.

Он всегда был одет в отличный шерстяной костюм, и от него приятно пахло лавровишневой водой. Если бы Аксель тогда взял ссуду, как советовал ему брат, то они сейчас были бы обеспечены, навсегда сбросили бы это невыносимое ярмо пекарни, уехали бы из района трущоб, в которые все больше и больше превращался их квартал. Но Аксель ни за что не захотел последовать совету брата и не взял ссуду, он никогда не подписывал ни одной официальной бумаги.

Нищие его страны с пачками обесцененных денег с благоговением и жадным блеском в глазах взирали на каждый доллар, проходивший через их руки. Когда Гретхен закончила школу, где она, как и ее брат Рудольф, была лучшей ученицей в классе, не было и речи о продолжении учебы в колледже.

Она сразу же пошла работать и каждую пятницу половину своего жалованья отдавала отцу. А Мэри была уверена, что Гретхен выскочит замуж за первого встречного и уедет из дома, только чтобы больше не видеть отца.

Еще одна разбитая жизнь в длинной печальной цепи неудачников. Аксель бывал щедрым, только когда дело касалось Рудольфа. Рудольф был надеждой семьи. Обаятельный, ласковый, с хорошими манерами, — им восхищались все учителя. Он единственный целовал мать, уходя рано утром и возвращаясь поздно вечером домой. В своем старшем сыне и Мэри и Аксель видели компенсацию за свои жизненные неудачи. У Рудольфа был музыкальный талант, он играл на трубе в школьном джазе.

В конце последнего учебного года Аксель купил ему сверкающую, точно золотую, трубу. Единственный сделанный Акселем подарок членам своей семьи. Все остальные получали деньги только после серии скандалов. Странно было слышать возвышенные, красивые мелодии, доносившиеся из мрачной, покрытой густым слоем пыли квартиры, когда Рудольф играл на своей трубе.

Рудольф играл на собраниях в клубе, на танцах. Аксель дал ему на смокинг тридцать пять долларов — неслыханная по своей щедрости сумма! И Рудольф мог распоряжаться по своему усмотрению заработанными на вечерах деньгами. С самого начала всем в семье было ясно, что Рудольф продолжит свою учебу в колледже. Мэри чувствует свою вину перед другими детьми.

Она отдает всю свою любовь старшему сыну. Она так измучена, что не хватает сил любить Томаса и Гретхен. При любой возможности она старается прикоснуться к Рудольфу, она заходит к нему в комнату, когда он спит, нежно целует его в лоб, стирает и гладит его белье, даже когда не чувствует ног от усталости, чтобы опрятность и аккуратность сына всегда бросалась в глаза окружающим. Ее младший сын Томас и ее дочь Гретхен просто живут в одном доме с ней.

А Рудольф — ее плоть и кровь. Когда она смотрит на него, перед глазами возникает расплывчатый образ никогда не виденного ею отца. С Томасом она не связывает никаких надежд.

Он — законченный хулиган, этот блондин с хитроватым, насмешливым лицом: Где-то на невидимом календаре судеб кровавыми письменами выведен его удел, его позор, словно кроваво-красное число дьявольского праздника. И ничего тут не поделаешь. Она его не любит. И она никогда не протянет ему руку помощи. Итак, мать стоит на распухших ногах у окна в уснувшем доме, окруженная своей семьей. Страдающая бессонницей, больная, уставшая, неряшливая, давно избегающая смотреться в зеркало женщина, много раз писавшая и рвавшая предсмертные записочки, решая покончить жизнь самоубийством, седая женщина сорока двух лет, в своем засаленном халате, усыпанном пеплом от выкуренных сигарет.

Издалека доносится паровозный гудок — по рельсам постукивают вагоны, в которых везут в далекие порты солдат. На поле боя, туда, где гремят пушки. Рудольфу еще нет семнадцати. Если его заберут на войну, она умрет. Мэри закуривает последнюю сигарету, сбрасывает халат, ложится в кровать.

Прилипшая к нижней губе сигарета свисает с подбородка. Несколько часов тяжелого сна. Она знает, что проснется, как только заслышит на лестнице топот тяжелых башмаков мужа, провонявшего потом и виски. На часах в офисе — без пяти двенадцать, но Гретхен продолжала печатать на машинке. Суббота, остальные девушки уже закончили рабочий день и прихорашивались, собираясь идти домой. Ее подружки Луэлла Девлин и Пат Хаузер звали ее пройтись по улице, съесть по пицце, но сегодня у нее не было настроения слушать их глупый треп.

Когда она училась в школе, у нее были другие близкие подружки: Это были самые яркие девушки во всей школе, и они трое были школьной элитой. Как ей хотелось, чтобы вся троица, или хотя бы одна из них, очутилась сегодня в городе. Но девушки были из состоятельных семей и продолжили учебу в колледже, а Гретхен до сих пор не нашла никого, достойного ее дружбы.

Ей сейчас так недостает работы, чтобы был предлог подольше посидеть за рабочим столом, задержаться, побыть одной. К сожалению, она уже допечатывала последний листок работы, которую принес ее начальник мистер Хатченс, придется идти домой. Последние два вечера Гретхен не ходила на дежурства в госпиталь.

Теперь сразу после работы шла домой и сидела у себя в комнате. Она не находила себе места, чтение не лезло ей в голову, поэтому занялась своим гардеробом: В пятницу поздно ночью она никак не могла уснуть. Гретхен спустилась в подвал, где, как обычно, работал у печи отец.

Он с удивлением посмотрел на нее, но ничего не сказал, даже тогда, когда она, сев на стул, позвала кошку: Но кошка только шарахнулась от нее. Она знала, что люди — ее враги. Жалованья мне не прибавят, меня не повысят и другой работы нет.

А как только закончится война, не будет армейских заказов, начнутся сокращения, и я останусь без работы. У меня есть опыт, в нью-йоркских газетах часто дают объявления с предложениями о разнообразной работе, и зарплата вдвое выше, чем у меня сейчас. Придется потерпеть отцовское гостеприимство еще пару годиков. Так что терпи и улыбайся. Он вытащил пробку из бутылки и сделал большой глоток виски. Намеренно грубо вытер тыльной стороной руки губы, оставив длинный мучной след на лице. На часах — пять минут первого.

Гретхен аккуратно сложила напечатанные листочки в ящик стола. Все служащие уже ушли. Закрыв чехлом пишущую машинку, она пошла в туалет. Долго разглядывала себя в зеркало. Лицо горело, словно у нее температура. Она плеснула холодную воду на лоб, потом вытащила из сумочки флакончик с духами и пальчиком мазнула ароматной жидкостью за ушами. Выйдя из здания, Гретхен прошла под аркой ворот, над которой висела большая вывеска: Завод и вывеска в завитушках с большими буквами находились вот на этом месте с года.

Она на всякий случай оглянулась по сторонам, не ожидает ли ее случайно Руди. Иногда он приходил к фабрике, встречая ее, а потом они вместе шли домой. Если Руди сейчас здесь, то они могли бы пойти на ланч в ресторан или в кинотеатр… Но тут же она вспомнила, что Руди уехал с командой легкоатлетов на спортивные соревнования в соседний город. Гретхен пошла к конечной остановке автобуса. Шла медленно, часто останавливаясь, рассматривала товары в витринах.

Разумеется, она не собирается никуда ехать, сейчас день, все ночные фантазии давно от нее отступили и больше не терзали ее. Хотя, конечно, почему бы немного не прогуляться, не прокатиться в автобусе по берегу реки, выйти где-нибудь за городом, подышать свежим воздухом. На улице тепло, на голубом небе — редкие облака. Уходя из дома, Гретхен предупредила мать, что сегодня будет дежурить в госпитале.

Она не могла объяснить, почему придумала всю эту историю. Она очень редко лгала родителям. Не было никакой нужды. Но, сказав, что вечером будет дежурить в госпитале, она освобождала себя от необходимости поработать в субботу в лавке — обычно она помогала матери справиться с наплывом покупателей в выходные дни. Такой приятный солнечный день!

Она не может торчать целый день в душной лавке! За квартал до конечной остановки около аптеки она увидела Томаса. Он, окруженный толпой парней хулиганского вида, бросал монетки. Она рассказала обо всем Гретхен. Ну прямо-таки маленький змееныш! Не хотелось бы мне иметь такого братца! А он лишь ухмыльнулся, по-видимому, очень довольный собой. Если бы он ее заметил, она пошла бы домой. Она не села бы в автобус. Но он ее не заметил.

Он был слишком увлечен игрой. Гретхен не спеша подошла к остановке автобуса. Автобус в верховье реки должен был отъехать пять минут назад, и она, конечно, ни за что не будет здесь слоняться еще двадцать пять минут в ожидании следующего рейса.

Но оказалось, отправление почему-то задерживалось, и автобус стоял на остановке. Она подошла к кассе. Гретхен вошла в автобус, села на переднее сиденье, сразу за водителем. В салоне сидело много солдат, но был день, они еще не успели напиться и вели себя пристойно, не приставая к ней.

Она дремала, посматривая в окно. Мелькали деревья с набухшими почками на ветвях, дома, голубая лента реки, мелькали стертые лица прохожих. В салоне за спиной распевали солдаты, их звонкие молодые жизнерадостные голоса сливались в унисон: Среди хора голосов выбивался виргинский голосок, неторопливый, с южным акцентом, и он подслащивал горький плач спиричуэла.

Что могло случиться с ней? Никто не знал, где она и что будет делать. Сейчас Гретхен стояла на пороге новых волнующих событий, у нее не было выбора, но она и не выбирала, ей казалось, что она и сама куда-то плывет вместе с этой трепетной воздушной мелодией, под хор тоскующих мужских голосов.

Гретхен осторожно ступила на тротуар. Солдаты стучали в стекло окон и посылали ей воздушные поцелуи. Улыбаясь, она помахала им в ответ рукой. Они никогда больше не встретятся. Она никогда их снова не увидит. Они не знали ее, она — их, и они ни за что не могли догадаться, куда она идет.

Хор поющих голосов становился все тише и тише, и вот уже автобус скрылся из виду. Она стояла на обочине дороги. С годами грудь стала провисать, но это именно и делала ее роскошной. Так продолжалось несколько секунд. Макс даже восхищённо зацокал языком. Скорее для урока, чем для боли, — а вот это зря Иначе, мне придётся тебя немного поучить. А это будет больно, Лизонька! Ведь ты же не хочешь, чтобы тебе было больно, Лизонька, а?! Вот тут меня, словно, окатило ледяным душем.

Я ещё колебался пару секунд. Не, не колебался даже, а прикидывал кого из этих троих ударить первым. Понятное дело, надо того, что держал мою мать. Я молча ринулся на него, одним прыжком, прямо через костёр. Он и понять ничего не успел, как мой кулак врезался ему в голову, сбоку. Я в ухо целил, но промахнулся. Понятное, естественно, дело, — что куда мне, пацану, против троих взрослых горилл.

Но так-то, я боксом уже три года занимался. Скорее от неожиданности, но он отпустил маму, замотал головой. Наверное, это был единственный шанс. Пока эти будут дубасить меня. Ну, хотя бы с полминуты. Я так и не понял, как это случилось. И я лежу на спине, в башке гудит, а в глазах аж потемнело.

Какое-то время я вообще не мог врубиться, что вокруг меня вообще происходит. Вместо того, чтобы убежать, — бросилась ко мне. Эти трое опять ржут. Тот, который Коля, поставил мне ногу на грудь и сильно давил. Эт он мне, походу, и звезданул так.. Ёпта, прикинь, он только момента ждал Значит, третьего, которого я сейчас ударил, его Андреем зовут, отстранённо подумал я. Мама стояла рядом со мной на коленях. Макс схватил её косу в охапку и рывком поставил на ноги. Ласковой будь и нежной. А то порежем твоего сынишку на ремни.

Укурен он что ли был? Или по жизни такой, ударенный об асфальт? Мама не в силах, сквозь рыдания что-то сказать, только торопливо закивала головой. Но этот самый Макс, одной рукой всё так же сжимая мать за косу, второй рукой схватил её за подбородок и резко поднял её лицо к себе.

И не дожидаясь, пока мама послушается его или не послушается, он сложил пальцы свободной руки вместе, кроме большого, и бесцеремонно стал засовать их маме в рот. Рукой, что держала маму за волосы, он буквально насаживал маму на свои пальцы. На какое-то время мамины глаза стали прямо-таки безумными!

Мама, пожалуй, просто охренела от такого обращения. Незнакомый мужик пытался засунуть, в прямом смысле этого слова, свою ладонь ей в рот. Его пальцы, уже почти целиком исчезли в мамином насильно широком разверзнутом ротике.

Мама давилась, с шумом втягивала воздух, а из глаз аж брызнули слёзы. Какое-то время он так и держал свои пальцы и полладони вот так вот, глубоко, чуть ли не в горле у мамы. Маму, по видимому, от этого страшно мутило. Бедняжке маме, пришлось запрокинуть голову назад, словно цапле, глотающей большую лягушку, чтобы окончательно не подавиться. Макс милостиво разрешил ей это сделать. Так, что теперь его рука входила в рот матери, едва ли не верикально. Но затем Макс стал медленно, водить пальцами туда-сюда, имитируя Но в любом случае, маме стало хоть немного полегче, когда он на коротенькое мгновение вытаскивал из её рта свои пальцы.

И даже не блеванула! Но тут дело больше в глотке, — авторитетно поправил его со знанием дела Колян, — но в любом случае, с таким ртом, Елизавета Николаевна, тебе бы миньетчицей трудиться в Москве. Уже бы миллионы заработала.. И все трое опять с готовностью громко заражали. Кроме меня и мамы. Мне, в общем-то, было не до смеха. А мама, если бы и хотела посмеяться их кретинскими шуточкам, то никак не смогла бы это сделать физически.

Макс продолжала, крепко держа её за волосы, медленно вгонять до самого горла в мамин рот и высовывать обратно свои пальцы. Ну, на секунду Вас оставить нельзя! Ну, что тут у Вас опять?

Тот, который Коля, всё давил мне тяжёлой подошвой на грудь и я только и мог, что повернуть на этот голос свою голову. Это была очень красивая девушка. Лет двадцать пять не больше.

Я повторюсь, — очень красивая девушка. Как с обложки глянцевого журнала. Высокая, стройная, скорее даже миниатюрная. В коротком лёгком платье, она плыла с грацией пантеры, умудряясь дефилировать даже по пляжной гальке. А может быть, она просто не умела ходить по-другому. Высокие груди мячики, как у порномоделей, длинные изящные ноги, крутые атласные бёдра, чёрные, как крыло ворона, волосы, причёска под каре.

Она остановилась и, уперев в руки в боки, нахмурилась. Её слишком правильное, как будто кукольное личико нахмурилось, капризные пухлые губки недовольно изогнулись.

Она ни капельки не боялась, ни Макса, ни Коли, ни Дрона, — и запросто себя вела с ними на равных. Это было сразу видно. Так что, в моей душе шевельнулся лучик надежды. У мамы, видимо, тоже. Потому, как сквозь всхлипы, она вдруг принялась несвязно лепетать и жаловаться этой девушке. Но Макс вдруг рывком притянул мою маму к себе, развернул её к себе спиной и так и прижал. Какое-то мгновение Света изучала мать, приподняв бровь.

Она подплыла к моей маме, нежно погладила ей по щеке: Ох, уж эти неотёсанные мужланы И вдруг обхватил мамину голову своими тонкими с длинным маникюром пальцами, прильнула своим ртом к губам мамы! Мама, по-моему, так и обомлела. Во всяком случае, впав в ступор он неожиданности, она даже не попыталась отвернуть в сторону голову.

Но Макс всё-равно крепко держал её за плечи. А мама и эта девка целовались, наверное, секунд двадцать! Мне показалось, что я даже вижу длинный розовый язычок, что бойко и стремительно вторгался в рот моей матери.

Мужики все как один, молча, улыбались и лицезрели это фантастическое действо. В конце концов, моя мама, надо пологать, опомнилась и резко рванула голову в сторону, прерывая этот бесстыдный затянувшийся поцелуй..

На этот раз от Светы. Девушка схватила мою мать за подбородок и повернула её лицо к себе. Тяжело и возбуждённо дыша, она ласково проговорила: И мужики, все как один, вновь в голос весело заржали. Пусть прекращают охоту и едут в дом. Обожаю, мамочек в теле.. Света потянулВот тут меня, словно, окатило ледяным душем. Освободившиеся мамины груди заколыхались и повисли, представ на всеобщее обозрение. Я так и офигел. Безусловно, была не самая подходящая ситуация, чтобы глазеть на мамкины титьки.

Но не помня себя, я без зазрения совести уставился на покачивающиеся большие мамины сиськи с незагорелыми полосками молочной кожи, там куда купальник не давал падать солнцу. На её большие тёмные соски. А девушка беззастенчиво и вульгарно тут же принялась мять эту грудь. Долго, что называется на совесть, пока соски моей матери не стали торчать.

Мама постанывала, всхлипывала, но, в общем-то, никак не мешала своей поработительнице. Потом левая рука Светы нахально скользнула под подол маминого сарафана Мама задрожала, дёрнулась, застонала тихо. Но Макс её крепко держал. А ты, моя девочка И кого ты тут хотела соблазнить, моя извращеночка? Не уж то своего родного сына? Просто так женщины не ходят в таких платьях и без трусиков, моя маленькая шлюшка.. Довольно много времени рука Светы кропотливо что-то изучала, теребила между ног матери.

Мама тихонько вскрикнула, а Света зацокала язычком.. Кажется, у нашей мамочки девственная попка.. Света отступила и снова ласково погладила маму по щеке. Он поедет с нами. В этом самый смак. Помнишь, как год назад, — с той парикмахершей и её дочкой. Этот мальчик нам нужен.

Вяжите ему руки и тоже в машину Дрон рывком поставил меня на ноги. Света подошла ко мне, положила руку на мою грудь: А потом она поцеловала меня. И это был очень страстный пылкий поцелуй.

Меня так ещё никто не целовал. Её язычок скользнул мне в рот. Я так и обомлел, немного ошарашенный таким поворотом дел. Да, походу, эта девушка совсем безбашенная. Когда Света оторвалась от меня, я был совершенно сбит с толку. Уже и не знал, что думать. Она мило мне улыбнулось: Скорее всего, тебе даже понравится.. Она повела плечиками, снова улыбнулась: Твою маму ожидает много много много много любви И мужской и лесбийской, — она как-то с искоркой посмотрела на меня, — кстати, если захочешь, то ты будешь у неё первым, милый.

А потом, если хочешь, то трахнешь меня А можешь, если захочешь, отомстить Коляну за то, что он тебя ударил, то грубо трахнуть и его жену. Она стрельнула в меня глазками и отвернулась.

Дрон рассмеялся, перехватывая мои запястья мягкими матерчатыми наручниками. Никто Вас с матерью не съест. Кстати, Светка эт Максова жена. Мы тут все свои, короче, мля Маме сковали руки точно такими же наручниками, как и у меня, только почему-то за спиной, а не спереди, как мне.

Теперь уже Света намотала её многострадальную косу на свой кулачок и так, словно, на поводке, быстрыми шашками уводила маму за собой куда-то в темноту.

Мамина грудь обнажённая, болталась и подпрыгивала на ходу. В машине Света снова принялась за маму. Они сидели на заднем сидении. Полунавалившись на маму, прижимая её своим весом к двери, Света снова мяла и тискала обнажённую грудь мамы.

А потом, раздвинув ноги матери в стороны, опять запустила свою руку промеж её ног. Это был тот самый БМВ, который я видел и раньше. Макс сидел за рулём.

Дрон рядом с ним. Коля сидел рядом со мной у двери. Все трое пили пиво и нет-нет да поглядывали с интересом на Свету и мою маму. Макс-то просто бросал взгляды через зеркало, а Колян просто полуобернулся назад на своём сидение и внимательно пялился на Свету и маму.

Какое-то время все молчали. Слушали возбуждённое дыхание Светы, её возню с моей матерью, и тихое хныканье мамы. Я — то сидел в самом центре заднего сидения. Коля, на всякий случай, крепко сжимал меня за руку.

Но я вообще, не обращал на него сейчас никакого внимания. Как и на всех прочих. На их солённые шуточки, комментарии и смешки в адрес мамы и происходящего между ней и Светой. Я не должен был смотреть. Но я просто не мог оторвать глаз от Светы и моей мамы. Тем паче, что у меня из всех был самый лучший обзор. Упругая аккуратная попка Светы упиралась мне в бедро. Всё происходящее, было подобно безумию. Света уже буквально навалилась на маму, прижав её к сиденью и к двери машины. И зажав ей рот правой рукой, чтобы не слушать её причитания, левую руку запустила ей промеж ног под платье.

Мама напряжённо сопротивлялась, изгибалась, пыталась свести вместе колени. Но Света быстро вставила свою ножку между её колен, не давая матери сжать их. Да, хозякой маминой киски сейчас явно была Светкина рука. Мама была беспомощна, её силой спокойно и настойчиво заставляли принимать эту аморальную ласку, терпеливо и умело обрабатывая её киску, демонстрируя власть над её телом. Мама ещё пыталась барахтаться, но всё её сопротивление таяло в тщетных попытках бороться с решительностью Светки, разбивалось о твёрдое намерение девушки сделать из мамы шлюху.

Я чувствовал невероятное дикое возбуждение. Член буквально разрывало от возбуждения. То, что сейчас Света делала с моей матерью. Но я был готов смотреть на это и смотрел, не отрываясь, широко распахнув глаза, ошарашенный и ошеломлённый. Несколько раз я ловил жалобный умоляющий взгляд моей матери. Наверное, ей было бы гораздо легче в душе, если бы я не видел этого насилия над ней, этого её унижения.

Но ничего не мог с собой поделать. Впрочем, и не пытался. Мужики тоже заметили мою реакцию. Кто-то, из них, вроде Дрон, даже скабрезно пошутил по этому поводу.

Но я пропустил мимо ушей, бесконечно увлечённый разворачивающимся прямо передо мной бесстыдным развратным действом. А Света активно и уверенно орудовала своей рукой у мамы между ног, во всю хозяйничая в её киске, властно и умело заставляя её тело извиваться и трепетать. Мужики по этому поводу весело заулюкали, чокнулись меж собой пивом. Света легко и весело рассмеялась и чмокнула маму в раскрасневшуюся щёку: А я уж думала, ты фригидная Ты у меня очень пылкая и страстная штучка..

Бедная мама чуть не плакала. Побеждённая, уставшая, она попросту сдалась. Губы Светы снова накрыли её рот на долгое время мокрым агрессивным поцелуем. Нет, мама не отвечала на этот поцелуй, но безропотно позволяла целовать себя.

Рука Светы была глубоко под ней. Длинные тонкие пальцы уже наверняка были глубоко внутри мамы, яростно задрачивали несчастную мамину киску, подчиняя её всю, пленяя её женскую сущность. Мама уже даже не пыталась свети вместе колени. Да и что она могла поделать? Света силой сосредоточенно и настойчиво завоёвывала её, терпеливо и настойчиво обрабатывая рукой её бедную киску, совсем, наверное, не привыкшую к такому хамскому и грубому обращению.

Света дьявольски изощрённо и чертовски долго, орудовала своей рукой у матери между ног, вдохновенно и уверенно хозяйничая в её киске, то оглаживая нежные трепещущие губки, то яростно массируя клитор, то сразу несколькими пальцами с чмокающим звуком вторгаясь в самую глубину её женского естества, заставляя маму вздрагивать и издавать тонкие пронзительные стоны. Надо только помнить, что после быстрых танцев женщина трезвеет, так что следует сразу восстановить в ней надлежащую кондицию.

Думаю, ничего нового по части регламента свадьба, где вы гуляете, внести в мировое свадебное движение не может. Все свадьбы похожи одна на другую, как невесты в своих белых платьях.

Поэтому за время застолья у вас будет возможность протанцевать с вашей женщиной хотя бы один "горячий" танец, в котором поцелуи в шею и щеку сопровождаются возбуждающими блужданиями рук по спине и талии, если получится, по ягодицам и бедрам, ваши ноги тесно прижимаются к ее ляжкам, а "восставший из ада" трется о ее живот, намекая ей, что у вас все готово.

Бывают женщины, которые позволяют трогать их ягодицы и вместе с тем не дают губы для поцелуя. В этом нет ничего страшного: У некоторых губы — это вершина их возбуждения, поэтому они сдаются на милость победителя только в последний момент.

Но если вы достигли того, что танцуете "горячий" танец, слитые в поцелуе и со всеми вышеописанными действиями, вам решительно надлежит покинуть с ней хмельную компанию и выйти подышать на улицу. Конечно, ваша цель — привезти ее к себе домой, к ней, к другу — одним словом, туда, где есть свободное место:.

Но об этом лучше сразу не говорить, чтобы действия в данном случае опережали слова, а не наоборот. Слова должны быть скромными: Если женщина ломается, я в таких случаях говорю: Если не поймаю такси, — тогда не едем". Обычно проходит одна, вторая, третья Надо сказать, что как бы поздно ни было на дворе, возможно убедить женщину которая вообще не чувствует времени, отчего ее вечные опоздания не только на свидания, на работу, но и вообще всюду заехать на полчасика куда-либо, попить кофе, послушать музыку; "буквально на полчаса".

Обязательно нужно пообещать ей, что обратно вы ее проводите на такси или довезете на машине, ибо этот вопрос, связанный со страхом поздно возвращаться одной, ее волнует.

В такси на заднем сидении хорошо продолжать прикосновения к ее коленям, груди. Руку ее желательно держать в своей руке. Когда я везу женщину к себе, я боюсь молчания, которое воцаряется в салоне такси. Разговаривать с женщиной не всегда удается, ибо она стесняется, находится в состоянии тревоги, так как едет к почти незнакомому человеку домой, не зная, что ее впереди, несчастную, ожидает. Поэтому, сидя рядом с вами и держа свою руку в вашей, "они еще сильно сумлеваются", и разговор может не клеиться.

Лучше всего, чтобы нарушить молчание, обратиться к таксисту, который не преминет возможностью в присутствии молодой женщины рассказать что-нибудь из своей практики; если таксист угрюмый, сами ему что-нибудь рассказывайте, пусть хоть кивает.

Словом, не молчите, не давайте женщине сосредоточиться на мрачных вечных своих предчувствиях, отвлеките ее праздной веселой болтовней от мыслей о неизвестности, что же с ней, бедолагой, будет дальше. Это не лишний совет, ибо бывают случаи, когда женщина вдруг просит таксиста остановить у какого-нибудь метро и неожиданно выходит, а это значит, что ее опасения насчет вас или нежелание объясняться с истеричной матерью, запрещающей ей поздно возвращаться, возобладали, и по одной из этих причин, а может быть, просто из-за вашего мрачного поведения в такси она передумала.

Поэтому лучше считайте дело сделанным после того, как вы его сделаете, и до наступления сексуального катарсиса в этой маленькой мыльной опере не расслабляйтесь. Бывают случаи, когда, уже находясь у вас дома в час ночи, женщина неожиданно вдруг начинает ломаться и просить отвезти ее домой. На это не нужно обижаться, ибо в глубине души каждый мужчина правильно оценивает женщин и что вытекает из его оценки не ждет от них ничего хорошего или достойного. Поэтому приберегите ваши вопросы: Предложите ей остаться у вас на отдельной кровати, а сами перейдите на диван.

Она ведь и сама не горит желанием ехать в ночь, но, черт знает почему, устраивает сцену. Объясните ей, что вы спокойный, хладнокровный человек и никогда не действуете против воли женщины; если этого недостаточно, скажите ей, что вы ее не хотите. Нередко под утро женщина ведет себя иначе, и первый раз многие из них отдаются именно на рассвете в полусонном состоянии. Автор видит свою задачу в том, чтобы говорить о неприятностях, встречающихся на пути мужчины в достижении его цели, но есть, конечно, женщины ведущие себя нормально, вернее, следовало бы сказать так: К описанию знакомства на свадьбе следует добавить несколько слов.

Во-первых, не всегда вам удастся сесть рядом с незнакомкой. И тогда придется знакомиться во время танца и после танца выходить с ней подышать и поговорить. Попробуйте пересесть к ней, если удастся. Во-вторых, не всегда незнакомка, сидящая рядом с вами, ответит взаимностью или наоборот, присмотревшись к ней вблизи, не всегда вы захотите продолжить знакомство.

И в первом и во втором случаях надо приглашать другую приглянувшуюся вам женщину, так сказать, "пилота-дублера", если перейти на язык астронавтов. В случае, когда сидящая напротив женщина не благоволит к вам, надо проанализировать ситуацию и убедиться, не показалось ли вам, что она холодна, может это ее манера поведения.

Не спешите, уделите ей небольшое время. Как только вы это поняли, не вздумайте упрашивать ее, унижаться. Приглашайте другую женщину и, танцуя с ней, осматривайте остальных: После танца сразу приводите другую женщину к своему месту, туда, где сидит первая претендентка.

Не знакомьте их, чтобы им труднее было вступить в беседу. Пусть они посмотрят друг на друга, словно гвельфы и гибеллины. Если вы как мужчина придерживаетесь определенного вкуса к женщинам, то эти две должны быть чем-то внешне похожи. Словом, и для той, и для другой это будет неприятно, а, значит, для вас полезно. Вообще всегда и везде создавайте между женщинами конкуренцию. Мужчина — это, конечно, не женщина. Но и он подвержен многим слабостям.

Для того, чтобы понять, что испытают эти женщины друг к другу, представьте себе, как вы после танца провожаете какую-нибудь из них к ее месту за столом и видите, что сосед ее — одинокий мужчина, "опасного" возраста и "опасной" для женщины внешности. Вряд ли вы, мужчина, этим обстоятельством будете обрадованы, вы удивитесь: А что если танцует?

И вас может охватить уныние. Между тем, при простейшем рассуждении становится ясно: Во-первых, она ему должна нравиться. Во-вторых, он ей должен быть не противен, в-третьих, он должен не быть отчаянным семьянином, который вовремя приезжает домой к любимой жене таких в первые годы брака немало , в-четвертых, все же шумит свадьба, и он уже может быть не слишком трезв и так далее. Это у вас, у мужчины, возникают неприятные ощущения. Каковы же они должны быть у женщин, гораздо более собственников и ревнивцев, чем мы!

По этому поводу Шопенгауэр писал: Значит, все эти неприятные ощущения, только в большей степени, должны испытывать эти две женщины, когда вы одну подвели к другой. Скорее всего, что та первая с большим интересом посмотрит на вас, чем до того. Вы это заметите по ее лицу. Не обращайте на нее внимания, не разговаривайте с ней. Пусть немного приведет в порядок свои мозги. Любезничайте со второй, пока не увидите досаду первой.

Вторая же, скорее всего, постарается увести вас на танец, чтобы вы не отвлекались на первую. Занимайтесь ею, не выпуская другую из виду.

В дальнейшем, преисполнившись дерзости, вы можете подойти, улучив момент, к недотроге и ничтоже сумняшеся, спросить у нее телефон. Не могу поручиться, что она вам его не даст: Как-то раз мы с приятелем привезли к себе двух подруг, одна из которых была когда-то любовницей приятеля.

И именно эта девушка приглянулась мне. Характер у нее был заносчивый, как всегда это бывает у женщин просто так, без особых на то оснований. Во время просмотра какой-то кассеты общество пробавлялось "Салютом" автор незаметно написал на чистом листе бумаги следующее: Имена и телефоны были вымышленными. Однако, когда одна из девушек заметила этот листок на столе и прочла его, она тут же со смехом обратилась к подруге: Вот и весь эпизод.

Однако он не бессмыслен, как может показаться. Более того, он бьет в самую больную женскую точку — желание быть единственной, ревность к соперницам. А также подсознательный женский интерес к мужчинам, у которых много женщин.

Этот интерес прямым образам, как Ангара из Байкала, вытекает из женского подражания черта также свойственная детям , ведь они друг у друга перерисовывают выкройки, переписывают рецепты печенья, делают себе понравившиеся по телевизору прически Если одна вышла замуж — другая стремится за ней, если одна заимела ребенка другой тоже хочется.

Существует феномен массовых менструаций, когда женщины, живущие в одной комнате, даже менструируют приблизительно в одно и то же время.

Словом, вся их жизнь — это подражание друг другу или мужчинам. Вот что писал Э. Эйлер по этому поводу в книге "Женщина XX века" еще в году: Сама эмансипация, которой мы коснемся в теоретической части, возможность следствие сильнейшего инстинкта подражания, который заложен в женщине и толкает эмансипэ делать все, что делает мужчина, даже не свойственное женской природе.

На наш взгляд, кроме врожденного обезьянства, существует еще одна причина такого интереса у женщины. Представьте себе, что вам говорят: Перед вами показывается тщедушная дурнушка с длинным носом, которая Вам сразу не нравится, но вам говорят авторитетно, что она первая величина в Голливуде, а гонорары ее измеряются десятками миллионов долларов.

Может, чего-то вы не заметили или не поняли? Не могут же миллионы совсем не глупых американцев так заблуждаться? Одним словом, мы зависимы от общественного мнения, взгляды наши не совсем самостоятельны.

Зато уж как зависимы от общепринятого взгляды женщин! Если у вас много женщин достаточно и нескольких , будьте уверены, что женщина любая подумает одно и то же: Поэтому не скрывайте от нее свой богатый опыт: Герой повести Тургенева "Первая любовь", рассказывая, как он ухаживал за своей будущей женой, утверждал, что хотя делал он это вообще впервые, вел он себя как человек, которому женщины успели уже наскучить.

Я понимаю, что мужчине трудно сразу заявить о себе, не прибегая к хвастовству, которое пагубно во всех отношениях, так как женщину трудно в чем-либо убедить: Поэтому напишите подобную моей бумажку или случайно забудьте на столе блокнот с телефонами девиц, и вы сразу дадите пищу ее воображению.

Помните, что отношение женщины к донжуану, как это называется у нас, или к Казанове, как у них, — это отношение кролика к удаву. Пусть даже вы "без драки попадете в большие забияки"!

Надо полагать, женщину просто тянет отдаться любовнику-профессионалу, победителю женщин, причем не думаю, что только из тщеславия или в поиске неведомого наслаждения, но и из любопытства. Вообще считается, что Казанова и донжуан — синонимы. Но это только на первый взгляд. В самом деле, между ними мало общего, не считая того, что они коллеги. Казанова — это племенной жеребец, соблазняющий ради собственного удовольствия любую понравившуюся ему женщину. Он любит устраивать афинские вечера, как в прежнее время культурно называли пьяные оргии, шум, веселье, легких женщин.

К слабому полу сравнительно снисходителен. Донжуан — враг женского рода, хладнокровный обольститель-эгоцентрик, высшим наслаждением считающий унижение женщины, срывание с нее маски добродетели и лицемерия. С жестоким смехом наутро рассказывает он отдавшейся ему пассии, что женщины — ангелы лишь в церкви и похотливы, словно макаки, в постели, что для усталого мужчины женщина — не награда, что она всего лишь злая бесхвостая обезьяна на этом празднике жизни.

Чем недоступней женщина, тем сильнее в донжуане азарт, тем яростнее желание. Казанова теплее и беспринципнее, донжуан свирепей, но справедливей. Вероятно, донжуан и Казанова в какой-то мере противоположные типы развратников. Но обоих этих инферналов с полным основанием можно назвать Homo eroticus. Говоря о разных разностях, мы не сказали, что делать, если вашей избраннице вы понравились, "горячий" танец проведен успешно, но в такси она не садится и ехать никуда не желает.

Не надо чрезмерно настаивать: Конечно, проще всего проводить ее домой и взять телефон. Но зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня? Женщины любят гулять, так как это занятие не требует напряжения ума.

Старайтесь выбирать места потемнее, чтобы можно было, останавливаясь, подолгу обнимать и целовать ее. С каждой последующей такой остановкой возбуждение ее будет неуклонно нарастать. Если она отстраняет свои губы и вас, чувствуя, что не в силах держать себя в руках, или думая, что вы себя не держите в руках, не применяйте силу, лучше погуляйте еще, пока не найдете в темном укромном месте скамейку. Совокупление на природе привлекательно для женщины, поскольку у нее возникает чувство опасности, волнения из-за боязни быть увиденной, что в известной мере обостряет ощущения.

Это связано с воспитанием женщины из девочки. А сношение под открытым небом в шумном многонаселенном городе и воспринимается женщиной как запрет. Мне известно, что некоторые циники ведут даму на детскую площадку, там часто бывают качели.

Качели — дополнительное средство эротического возбуждения, которое действует безотказно. У многих девочек первый оргазм произошел при раскачивании на качелях, потому что ничто не создает такого давления на органы таза, как ускорение. Конечно, это можно сделать, если дама не испугается или не сорвется с них. Но тогда ей уже будет не до оргазмов. Если вы со стола на свадьбе захватили бутылку, здесь ее можно достать.

Посадите даму к себе на колени лицом в правую сторону. Эта поза удобна, чтобы левой рукой расстегнуть ей лиф, а ваши губы как раз будут находиться на уровне ее сосков. К тому же правой свободной рукой вы можете касаться ее ног и внутренней стороны ее бедер, которая особенно нежна и чувствительна к прикосновениям, пока не достигнете лобка. Но бойтесь своих холодных рук: В такой ситуации очень трудно расстегнуть брюки, да и женщина, как правило, этому препятствует, поэтому, посидев и выпив в такой позе, поднимите ее, и, развернув к себе спиной, сжимая ее грудь обеими руками, совершайте через одежду в область ягодиц телодвижения, как во время полового акта.

Наклоните ее немного вперед, сами при этом присядьте, чтобы она сквозь одежду чувствовала ваше напряжение. Совершая фрикции, целуйте шею, мочку уха. Длительное половое сношение в одежде может вызвать у мужчины болезненные ощущения, но многие женщины достигают оргазма при таком коитусе.

Если возможно, поверните ее голову к себе и целуйте ее в губы — это лучше всего. Через короткое время попробуйте поставить ее на колени на скамейку, быстро снимите с нее трусы, если желаете, запечатлейте поцелуй на ее голой попе это им нравится и приступайте к делу. Очень часто женщина не приемлет такой позиции, поскольку визуальный обзор местности для нее ограничен, и она боится, что кто-то заметит ее в таком положении и может подсматривать некоторые женщины стесняются даже в присутствии кошки.

Поэтому madame может предпочесть сесть сверху лицом к Вам. Поза удобная для нее и весьма скрытная, и хотя тяжелая для Вас, но позволяющая руками держать ее за голые ягодицы и грудь, что способствует эрекции. Возможно, что от полового акта женщина откажется, заявив, что и так слишком много вам позволила.

Тогда попробуйте посадить ее на скамейку и, дать ей в руку для ощупывания. Стоя перед ней, старайтесь направить член ей в лицо. Не исключено, что она захочет "взять", так как немало женщин руководствуются принципом "дал взяла", но для этого обязательно надо "дать".

Многие мужчины стесняются предложить этот способ женщине, что называется, "на вкус". Это происходит из-за боязни скандала и вселяет в мужчину неуверенность в своих действиях. Между тем, некоторые женщины готовы "брать" уже после первого страстного поцелуя.

Одна знакомая блондинка рассказывала: После этого она пыталась сделать минет, даже не допив чашечку кофе. Но для этого необходимо решительно предложить даме "взять", и если она действует по принципу "дал-взяла", то мужчиной должно руководить правило "спрошено-отвечено".

Ни в коем случае нельзя робеть, ибо женщина всегда сможет тактично отказаться, отвернув голову и не поднимая при этом скандала. Более того, часть женщин предпочтет мгновенно "взять", только бы не создавать шума.

Когда автор спросил одну маленькую шалунью, зачем она "брала" у соседа, последовал ответ: Решительность и еще раз решительность — это все, что требуется. Agere, agere et agere действовать, действовать и действовать — лат. Итак, мы рассмотрели знакомство с женщиной на свадьбе. То же самое можно отнести к ресторану, за исключением того, что там вам предоставляется возможность купить даме по баснословной цене цветы, роскошно накрыть стол и сфотографироваться у мазурика на поляроиде.

Впрочем, какой только кунштюк не проделает мужчина ради любимой женщины! Сейчас мы опишем схему знакомства с женщиной на пляже, где она предстает перед нами во всей своей красе, какой бы смысл, позитивный или ироничный, не имело бы в данном контексте это слово. Пляж — место откровенное. На пляже можно выбрать женщину, полностью соответствующую вашим представлениям о женской красоте. Здесь ей не удастся скрыть свои недостатки под одеждой. Пляж — это не осенний парк, где под ласковым холодноватым солнцем женщина, одетая в плащ, искусно нанесшая на лицо макияж, без труда может ввести вас в заблуждение.

Существуют женщины, особенно хорошо выглядевшие зимой, поздней осенью, ранней весной, когда открытым для лицезрения остается одно "зерцало грешного". Как часто встречаются женщины с миловидными лицами и никудышной фигурой. Знакомясь с ними в холодное время года, мужчина, пришпорив свое воображение, несется навстречу охватившей его страсти, и как часто в результате он разочаровывается:. Существуют женщины, гораздо лучше выглядевшие летом.

Это женщины с красивыми ногами, руками, женственной фигурой и не столь миловидными лицами. Их не замечаешь на улице.

На них обращаешь внимание именно на пляже. Так или иначе, пляж — это рентген для женской привлекательности. Для успешного знакомства на пляже вам следует запастись небольшой величины, но достаточной силы моноклем хватит восьмикратного , колодой карт, сигаретами, возможно, бутылкой сухого вина хотя последнее не обязательно.

На отдыхе люди время свое проводят в праздности, и единственным их развлечением является глазение друг на друга, особенно на тех, кто двигается по пляжу. Поэтому для того, чтобы на вас не обращали внимания, ибо ваши "прочесывания" пляжа в разных направлениях вызывают однозначные подозрения и характерные улыбки, которые могут вас смущать, лучше всего передвигаться по берегу у кромки воды и из-под солнцезащитных очков незаметно оглядывать пляж, его обитателей, а также воду и купающихся.

Продвигаясь вдоль воды, вы не привлекаете ничье внимание потому, что это как бы пляжный Бродвей, где обычно происходит самое оживленное движение.

Ваши карты, сигареты, монокль и т. Человек, двигающийся по пляжу с пакетом, производит впечатление не искателя приключений, а идущего по какому-либо делу или собирателя ракушек, и на вас меньше обращают внимания.

К тому же, наткнувшись на заинтересовавшую вас женщину, вы можете остановиться, с деловым видом раскрыть пакет и порыться там, незаметно рассматривая "предмет" Вашего интереса из-под темных очков. Пройдя пляж вдоль кромки воды в одном направлении и не найдя ничего подходящего, обратно вы двигаетесь уже по песку вдоль верхней границы пляжа, осматривая его с другой стороны.

Кроме всего прочего, это способствует равномерному загару, так как каждый раз под солнечные лучи вы подставляете противоположные участки тела. Итак, вы прошли туда и обратно и ничего достойного внимания не нашли. Вернитесь на место вашего расположения, быть может, за время вояжа невдалеке расположилась хорошенькая женщина.

Достаньте монокль и, направив его на воду, осмотрите купающихся. Постепенно поворачивая монокль, осмотрите пляж, хотя за раскоряченными телами безобразных старух чаще всего ничего не видно. Многие мужчины жаловались мне на поразительное бесстыдство полуголых старух, своим видом портящих аппетит на целый день. Упорно гуляйте вдоль пляжа лучше с приятелем, так веселее , пока не набредете на какую-нибудь очаровашку. Обычно она готовила в подсобке сэндвичи с ветчиной и сыром и ела их за мясным прилавком, а потом запивала эту еду молоком.

По-моему, я поступаю неправильно. Отныне мы будем продавать их по пять центов за фунт. Их приходится отдавать бесплатно, не то вспыхнет революция.

Но из куриных потрохов можно готовить отличные блюда. Почему мы должны отдавать их даром? Мы же не коммунисты. И все же я должен признать, что вы, миссис М, как всегда, правы.

Хотите, чтобы я изготовил объявление? Мы можем повесить его в пятницу, когда снимем объявление о распродаже. И, пожалуйста, нарисуйте его черной краской, а не красной. Жители Пилгрим-Лейк отнесутся к новости с пониманием, узнав, что я овдовела. Вам теперь надо зарабатывать больше денег. Денниса внезапно посетила безумная мысль в ирландском духе. Что, если он напишет:. Деннис вовремя прикусил язык. Миссис М, мягко говоря, не обладала избытком чувства юмора.

Невольно усомнишься в бережливости людей, верно? Луиза ушла на встречу со свекровью в кафе Чарли. Она давно не устраивала себе такого ленча, и эта перспектива почти опьянила её. С помощью дополнительных усилий она придала лицу обычное хмурое выражение.

Однако предвидеть реакцию Джулианы было невозможно. Она была совершенно непредсказуемой женщиной. Состояние, потраченное на можжевеловые ягоды! Джулиане это преувеличение показалось забавным. Лишь один столик из шести был занят. Управляющий банка и кассир ели нечто похожее на крокеты С ветчиной? Они оба вежливо кивнули Луизе. Местный почтальон пил кофе у прилавка. Он почтительно прикоснулся рукой к шляпе. Все блюда стоят сорок пять центов вместе с гарниром из риса или тапиоки. Луиза знала, что куриные крокеты готовятся из объедков, спагетти было слишком дешевым блюдом, поэтому наилучшим вариантом являлся бифштекс по-швейцарски.

Она восхитилась Чарли, бравшего за кофе дополнительные пять центов. Да, он был хорошим бизнесменом. Она должна оставить десять центов чаевых. Ваш сын должен появиться здесь с минуты на минуту. Ручаюсь, он удивится, увидев вас. Луиза не сочла нужным реагировать на дерзкую реплику, поэтому она промолчала, а Чарли отправился на кухню отдать распоряжения повару.

Луиза заметила идущую по улице Джулиану. Она была невысокой полной женщиной в длинном сером бархатном платье, купленном в тридцатые года.

Темно-серый кардиган, надетый поверх платья, когда-то принадлежал её покойному мужу. Аккуратно постриженные волосы Луизы также были серыми. Единство цвета нарушали лишь висевшие на шее жемчужные бусы. Женщины поцеловали друг друга в щеки, и Джулиана села за кленовый стол напротив своей невестки. Я спала после смерти Фрэнка. Спала после смерти Кей. Сегодня я тоже буду спать.

А если я не смогу работать, мне будет не на что жить. Кей была дочерью Джулианы, младшей сестрой Марка, настоящей матерью Харри. Луиза помнила её смутно, потому что Кей была младше её на три года. В семнадцать лет Кей убежала из Пилгрим-Лейка с парнем по имени Уилфред, слесарем из соседнего города. Никто в Пилгрим-Лейке, кроме ближайших родственников Кей, не знал о том, что она забеременела от Уилфреда. Девушка из-за чувства стыда не посмела родить ребенка в родном городе. Уилфред обещал жениться на ней, но не сделал этого.

Однако он подыскал им жилье в Рочестере, удаленность которого не позволяла сплетням о состоянии Кей просочиться в Пилгрим-Лейк. В году Кей умерла во время родов, и Уилфред поместил своего внебрачного сына Харри в дом малютки, отказавшись взять на себя отцовские обязанности. В письме Джулиане он лишь сообщил, что, к сожалению, не может сам позаботиться о ребенке и отправляется в поисках лучшей работы на Средний Запад.

Больше Джулиана о нем не слышала. Чтобы сохранить лицо, Джулиана пустила в Пилгрим-Лейке слух о том, что Кей вышла замуж за порядочного молодого слесаря из Рочестера. Семейная пара по словам Джулианы была очень счастлива и впоследствии перебралась в Детройт, где Уилфред нашел лучшую работу. В ту пору в Америке свирепствовала экономическая депрессия, и любой человек, имевший работу, вызывал восхищение и зависть. Этим солнечным октябрьским днем года, когда Луиза сидела в кафе Чарли, воспоминания, которые она подавляла столько лет, внезапно вырвались из тайников души, чтобы в последний раз обрушиться на женщину.

Несчастья Луизы начались в году, когда она училась в колледже. Наивная, неопытная девушка отдалась Марку Маринго и вскоре забеременела.

Позволив Марку соблазнить её, она совершила самую большую ошибку в своей жизни, но что она тогда знала? Она была молодой незащищенной дурнушкой. А он — дерзким самоуверенным красавцем. Луиза изумилась, когда однажды во время уик-энда он явился без приглашения в маленький колледж, где она училась.

Он сказал, что захотел увидеть её. Они пили чай в гостиной для посетителей. Она навсегда запомнила глубокие старые кресла, обои с розочками, но в первую очередь — завистливые взгляды других девушек. Хочу сегодня пригласить тебя на обед. И не говори, что ты не можешь. Луиза с трудом верила в реальность происходящего… Она не один год видела этого нахала в Пилгрим-Лейке, но никогда не разговаривала с ним.

Он преодолел автостопом такое большое расстояние, снял жилье и пригласил её на обед. Все это было, как гром средь ясного неба. Еще никто не приглашал Луизу на обед. Несомненно, она только что услышала самое чудесное и романтическое предложение в своей жизни. Могла ли она догадываться о его истинных намерениях? О том, что он решил улучшить свое социальное и финансовое положение, женившись на девушке, чей отец владел самым преуспевающим бизнесом в Пилгрим-Лейке — в отличие от его отца, городского пьяницы, служившего для всех объектом насмешек?

Могла ли она подозревать, что у него был и другой мотив, не менее важный и значительно более коварный? Они пообедали, отправились в его комнату и легли в постель. Несмотря на то, что во время неистовой любовной схватки он не снимал носков, а изо рта у него разило перегаром, Луиза влюбилась в него. Она не могла понять природы этого чувства. Она любила Марка и испытывала к нему отвращение. В их отношениях было что-то вульгарное, потрясающее и страшное. Луиза не могла ничего сказать.

Через два месяца девушка обнаружила, что она беременна. К счастью, родители Луизы были слишком заняты своим магазином, чтобы выкроить время для поездки к дочери. Они довольствовались еженедельными письмами.

Поэтому ей удавалось скрывать все от них до того хмурого, дождливого вечера, когда она и Марк тайно поженились в конторе мирового судьи. Лишь после церемонии, уже в их арендованной комнате, Марк сообщил ей, что им придется усыновить Харри, ребенка его умершей сестры, и делать вид, будто это их сын. О чем ты говоришь? Кей живет в Детройте со своим мужем. Мать пишет мне каждую неделю.

Она умерла во время родов в Рочестере, так и не выйдя замуж. Этот негодяй Уилфред отказался жениться на ней. Это означает, что их сын — незаконнорожденный. Но я, черт возьми, это исправлю. Луиза не могла переварить этот поток шокирующей информации. Она опустилась в единственное кресло, которое тотчас заскрипело. За окном усилился дождь. Он безжалостно хлестал по стеклу. Не сказал об этом ни слова до женитьбы. Ты дожидался этого момента, чтобы раскрыть рот. К тому же ты сама кое-что скрывала.

Я хотела жениться, потому что забеременела и влюбилась в тебя. Ты же стремился к этому, чтобы мы усыновили твоего незаконнорожденного племянника, и вовсе не любишь меня. Она пришла в ужас, поняв, что он не шутит. Ей пришлось быстро пошевелить мозгами.

Как мы сможем изображать, что он — наш сын, ведь мы только что поженились? Как это будет выглядеть? Мы скажем, что поженились год тому назад и держали это в тайне. Я должен позаботиться о добром имени моей несчастной умершей сестры и намерен сделать это во что бы то ни стало. Ты — моя жена и должна помочь мне. С них достаточно и того, что я забеременела до свадьбы, но эту проблему я улажу. Вернуться домой беременной, да ещё с месячным сыном — это уже другое дело.

Мои родители откажутся от меня. То, о чем ты просишь — кощунство. Их нам не провести. Они не посмеют оскорбить недоверием таких добропорядочных и влиятельных горожан, как твои родители. Неужели тебе это не ясно? Все пройдет без сучка и задоринки. Такое не случается в реальной жизни. А почему Уилфред не может усыновить Харри? Он — его настоящий отец. Даже если бы он остался на месте, я бы не позволил такому подонку воспитывать моего родного племянника. Мы усыновляем Харри, но он никогда не узнает об этом.

И твои родители — тоже. Никто в Пилгрим-Лейке не узнает правду. Ты, я и Джулиана. Когда ты родишь, новый ребенок ничего не узнает, потому что Харри уже будет с нами. Все будут относиться к обоим детям одинаково. Ребенок, появившийся вне брака и остающийся незаконнорожденным, всю жизнь несет на себе эту печать. Такая судьба не постигнет малыша моей сестры. Ни он сам, ни кто-то другой не заподозрят правду, и Харри будет чувствовать себя равным другим детям. Хотя индейские предки Марка по отцовской линии обосновались в районе Пилгрим-Лейка пятнадцать тысяч лет тому назад, а его голландские предки по материнской линии появились здесь двести лет тому назад, все равно его семья имела более низкий социальный статус, чем родные Луизы с их чисто английскими корнями.

Именно английская королева в начале восемнадцатого века заключила бесчестный земельный договор с простодушными индейцами из племени немси, которому принадлежали прародичи Марка. Немси стали медленно, с горечью, отступать в дальние горные равнины, чтобы начать там новую жизнь. Остались лишь немногие — например, прапрапрапрадед Марка. Он влюбился в голландскую девушку Маргит, и, пренебрегая традициями своего гордого народа, женился на ней. Потом, чтобы обрести свое место в белой общине, сменил фамилию Маринготоп, которой прежде гордился, на Маринго, и начал отрицать свое благородное индейское происхождение….

Чарли предстал перед Луизой и Джулианой с ароматными бифштексами по-швейцарски на подносе. Тебе пришлось усыновить Харри. Потом твои родители погибли в том ужасном пожаре. Моего мужа погубило спиртное. Моя дочь умерла при родах. Однако к удивлению Луизы её свекровь оставалась спокойной, её глаза были сухими.

Луиза подумала, что она сама вряд ли смогла бы сохранять такое самообладание, если бы с Харри что-то случилось. Конечно, не смогла бы. Она только сейчас осознала, что уже половина первого, а Харри ещё не появился. Ее кольнуло недоброе предчувствие. Через мгновение Чарли принес блюдца с хлебом и маслом.

Взяв вилки, женщины принялись медленно и молча поглощать дымящиеся сорокапятицентовые блюда. За три минуты до полудня я взяла книгу об Испании, отправилась вниз, набрала телефон нашей школы и попросила позвать Харри Маринго.

Я волновалась так сильно, что мое сердце отбивало чечетку. Однако моя решимость не ослабевала — я знала, что день познания наступил.

Я провалялась в моей проклятой кровати все утро, обдумывая, как мне лучше соблазнить брата. Кажется, я разработала хороший план. Вряд ли Харри осмелится отступить, даже если будет готов умереть от чувства вины. Я тоже испытывала его, ну и что? Мы будем чувствовать себя виноватыми вместе. Любой глупец знает, что это лучше, нежели испытывать чувство вины в одиночестве. Голос Харри показался мне незнакомым, странным, далеким, и тогда я поняла, чем это объясняется: Мы с Харри перестали быть детьми.

Может быть, мне стоит заглянуть в магазин и сказать маме. Если ты действительно разболелась. Меньше всего на свете я хотела, чтобы Харри приближался к магазину или аптеке Чарли, где мать могла заметить его. Если я знаю мою мать, то она скоро увидит Харри, но это произойдет в месте, не имеющем отношения к торговле. Это произойдет прямо здесь, в нашем славном доме. На полу в гостиной лежит медвежья шкура. Я сразу же положила трубку, боясь произнести ещё одно слово. Я знала, что мисс Галант прослушивала всю беседу.

Она — старая дева, возможно, её нездоровый интерес к чужой жизни связан с этим, с отсутствием собственного мужчины, с необходимостью ухаживать за умирающей от рака матерью. Я скажу кое-что о Пилгрим-Лейке. Или, как выражается моя мать, спрятанных в шкафу скелетов.

Сейчас я ясно вижу её готовящей на ленч ежедневный сэндвич с сыром и ветчиной, который она запивала молоком. Я не хочу быть похожей на нее: Я скорее убью себя. Не понимаю, почему мой отец когда-то женился на ней.

Он, должно быть, потерял тогда рассудок. Он был таким красивым. По-моему, ему приходилось топить ошибку своей молодости в спиртном. Несчастливый брак подтолкнул его к бутылке. Люди смеются за нашими спинами. Они не смеют делать это у нас на глазах, потому что мы владеем магазином, вовремя оплачиваем счета, являемся уважаемой семьей. Я не хочу только выглядеть респектабельно, этого мне недостаточно. Мы оба хотим большего и добьемся этого. Знаете, чего хотим мы с Харри?

Мы хотим быть летними людьми. Мы часто говорим об этом. Мы не хотим жить здесь, как бы любезно ни держались с нами каждое лето богатые туристы. Мы хотим стать этими летними туристами и сорить деньгами, словно это обыкновенный мусор. Прошлым летом здесь была одна девочка, я никогда её не забуду. Ее родители ездили в длинном черном авто. Она произнесла это слово с восхищением, нет, с жадностью, потому что знала, что такие люди полезны для бизнеса. Во всяком случае, она надеялась на это.

Но девочка была моей ровесницей, ей исполнилось двенадцать лет. Она носила белую плиссированную юбку из акульей кожи и белую безрукавку из такого же материала.

Она была загорелой, с покрытыми бесцветным лаком ногтями на ногах.

Молодой спортсмен и очаровательная блондинка с большой грудью занимаются страстным сексом на полу см

Анальный Секс Как Избежать Боли

Порно Пизда Анал Фото

Сняли Двух Блондинок Порно

Частное Порно С Грудастой Блондинкой

Порно Молоденькие Мамки Секс

Пассив Орет От Огромного Члена В Анале

Страстная Блондинка С Большими Сиськами Deena Daniels Трахается С Парнем Перед Фотокамерами Порно Фо

Эта блондинистая блудница умеет по-настоящему радовать хуи

Чернокожая Горничная Убрала В Доме, После Чего Отсосала Толстый Член Белого Крепыша Смотреть

Маленького Мальчика Огромным Членом В Анал!

Японское Сиськи Онлайн Видео

Танцующие большие сиськи зрелой кобылки

Дерзкая Куколка Впускает Член В Свою Киску

Две Няшные Лесби С Больими Сиськами В Татушках Перепихнулись В Машине Carley Maliboo, Roxi Keogh

Страшные, Волосатые Шлюхи Затрахали Зрелого Ебаря Начо Видал (Nacho Vidal)

Порно Клипы Русский Анал

Парень по вызову ублажает толстожопую, латинскую мамочку с большими сиськами, пока подружка играет с

Домашнее Любительское Порно Со Зрелыми

Деревенский Член Порно

Сучка по-дрочила себе клитор и взялась за член партнера - смотреть порно онлайн

Порно Сквирт Зрелых

Порно Видео Анал Кончина

Порно Фото Канал Пятница

Молодой Парень Соблазняет Сиськастую Блондинку И Показывает Той, Что Такое Жестокий Трах

После Глубокого Минета Парень Вставил Своего Члена В Попку Брюнетки И Жестко Ее От Трахал Смотреть

Блондинка Черри Торн любит поесть свежую сперму

Милашка Хочет Ощутить Горячий Член Внутри Своей Попки

Популярное на сайте:

Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Vorisar 19.06.2019
Голые Девушки И Мушины
Juzahn 15.11.2019
Актуальное Членение
Gotilar 14.09.2019
Порно Геи Оргазм Мульт
Moogura 09.01.2019
2 Пальца Во Влагалище
Goltigami 22.12.2018
Просмотр Порно Видео Кожевниковой
Mazuzil 15.05.2019
Волосатые Влагалища Зрелых Женщин
Ditaur 17.01.2019
Мозайки Эротические
Сперма В Мамочках - Парень Доводит Зрелую Любовницу До Безумного Оргазма Язычком И Большим Хуем Барр

monolit-zao.ru